Анализ факторов риска травм в качестве методической основы профилактики травматизма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ
Н.Л. Денисов
ФГУЗ Центр гигиены и эпидемиологии в Томской области,
г. Томск
АНАЛИЗ ФАКТОРОВ РИСКА ТРАВМ В КАЧЕСТВЕ МЕТОДИЧЕСКОЙ ОСНОВЫ ПРОФИЛАКТИКИ ТРАВМАТИЗМА
Одной из основных причин низкой эффективности мер по снижению уровня травматизма является отсутствие системного подхода к решению этой проблемы. Как представляется, в большинстве случаев травма обусловлена одной причиной — несоответствием «человеческого фактора» степени сложности той задачи, при решении которой и произошла травма. При таком понимании проблемы выискивать причины травм с целью их профилактики не имеет смысла. Изучать и анализировать следует не причины, а факторы риска травм.
Однако, к сожалению, именно поиску причин травмирования уделяется основное внимание в работе, как отдельных должностных лиц, так и многочисленных комиссий (по охране труда, профсоюзных и др.).
Ключевые слова: травматизм, факторы риска, профилактика.
One of the main reasons of low effectiveness of means aimed at reducing traumatism level is a lack of a system approach to solving this problem. It seems that in most cases a trauma is caused by disparity of a «human element» to the complexity of a task to be solved. In such cases there is no need to find out trauma reasons with the aim of their prophylaxis, but it is necessary to study and analyze factors of trauma risks.
Unfortunately, both some officials and numerous commissions (trade union, protection of labor) devote main attention exactly to the search of trauma reasons.
Key words: traumatism, factors of trauma risks, prophylaxis.
Очевидно, ни у кого не вызовет сомнения то обстоятельство, что одним из важнейших социальных аспектов при добыче угля является сохранение здоровья лиц, непосредственно участвующих в этой добыче. Известно также, что одним из важнейших показателей здоровья шахтеров является уровень производственного травматизма.
Состояние дел с травматизмом, как одной из основных причин инвалидизации и преждевременной смерти шахтеров, диктует необходимость коренного улучшения качества профилактической работы. В то же время, из-за отсутствия единой стратегии обеспечения безопасности труда, в том числе и шахтерского, а также отсутствия системного понимания причинно-следственных связей между его условиями и здоровьем людей, в нашей стране в разряд инвалидов попадает более миллиона человек, а около 6 тысяч погибают в результате несчастных случаев на производстве. Кроме того, диагноз «профзаболевание» на протяжении последних 10 лет поставлен 120 тысячам больных [1].
Актуальность проблем, связанных с производственным травматизмом, возрастает в промышленных регионах, где уровень травматизма намного выше среднестатистических показателей. Так, например, в
угольной промышленности производственный травматизм занимает ведущее место, как по частоте, так и по тяжести повреждений. Достаточно отметить, что у 52−70% пострадавших шахтеров отмечается развитие травматического шока различной степени тяжести [2].
Травматизм актуален не только для нашей страны. Практически во всех странах происходит увеличение числа аварий и катастроф, приводящих к росту уровня травматизма, который, как свидетельствует международная статистика, может быть приравнен к эпидемии. Только в результате неблагоприятных условий труда в мире на рабочем месте, по данным МОТ и ВОЗ, ежегодно происходит 120 млн. травм, из них более 200 000 — со смертельным исходом [3].
По мнению некоторых ученых, одной из главных причин создавшегося положения является отсутствие механизма экономической заинтересованности работника, работодателя и государства в создании требуемых нормативных условий [1]. Видимо, из-за отсутствия единой стратегии обеспечения безопасности труда, системного понимания причинно-следственных связей, в нашей стране по-прежнему сначала проектируются и создаются машины, механизмы, тех-
4 2006
9
нологии, а уже затем лихорадочно подбираются средства коллективной и индивидуальной защиты.
Решение задачи снижения числа травм, как представляется, лежит на путях использования подхода к профилактике травматизма, основанного на концепции определения рисков. Суть его заключается не столько в изучении конкретных причин травмирования, сколько в учете факторов риска травм с ориентацией на снижение степени их воздействия. В основу предлагаемого подхода положен не анализ явления, а его прогноз, что качественно отличает его от еще широко используемых в настоящее время стереотипных методик профилактики травматизма вообще и производственного травматизма в угольной промышленности в частности.
В настоящее время анализ травматизма зачастую сводится к фиксации и сравнению числа травм в различных трудовых коллективах. Очевидно, однако, что для сравнения травматизма как явления следует сопоставлять не количество травм само по себе, а соотносить их число с показателями той или иной деятельности. Ведь совершенно очевидно, что число травм, связанных с угледобычей, будет больше там, где при прочих равных условиях больше добывают угля. Статистика свидетельствует, что на один миллион тонн добытого угля приходится один случай травмирования со смертельным исходом.
Однако учета только этого фактора явно недостаточно. Работа шахтеров в настоящее время в той или иной степени механизирована. Поэтому, при условии одинаковой выработки, в одном случае в забое может находиться 20 человек (например, использование угольных комбайнов), в другом — 200 человек (если условия залегания пласта и другие особенности не позволяют использовать высокопроизводительную технику). Поэтому уровень травматизма в разных коллективах целесообразно рассматривать не только через отношения к количеству добываемого угля (за смену, месяц, год и т. д.), но и с учетом количества людей, работавших под землей за этот период времени. Такой подход позволит провести ретроспективный анализ уровня и характера травматизма за прошедший период и ответить на вопрос, каково положение с травматизмом в действительности, на основании чего и определить вектор этих изменений.
Пример. Допустим, что в двух одинаковых по численности и однотипных угольных коллективах количество производственных травм в расчете на тысячу человек составило, соответственно, 12 и 20 случаев за год. При этом, в первом коллективе добыча угля составила 50 тыс. тонн, а во втором — 0,3 млн. тонн.
В этом случае показатель травматизма в расчете на одну тонну угля в первом коллективе составит 0,24, а во втором — 0,066 случаев на 1000 человек работающих, то есть более чем в 3 раза. Вместе с тем, на первой шахте непосредственно на угледобыче работают 300 человек, а на второй (в силу более высокой степени механизации и автоматизации производственного процесса) — 200 человек. В этом случае разница в показателях уровня травматизма
будет выглядеть еще более впечатляюще — 72 против 13,2 (почти 6 раз!).
Однако анализ не должен касаться только количественных показателей травматизма (на которых такой анализ зачастую и ограничивается). При этом недостаточно строго учитываются травмы с благоприятными исходами, а до анализа так называемого микротравматизма дело зачастую вообще не доходит, хотя, как представляется, степень тяжести травмы — величина еще более случайная, чем факт самого травмирования.
Очевидно, уровень травматизма должен оцениваться комплексно и включать в себя данные об относительном числе травм, количестве дней нетрудоспособности, связанных с травмами, показатели инвалидизации и смертности. При этом все эти показатели должны рассчитываться с учетом весовых коэффициентов (степени важности) вышеперечисленных величин, которые можно установить на основе экспертных оценок. В качестве иллюстрации можно привести следующие весовые коэффициенты, использовавшиеся авторами при анализе травматизма в организованных коллективах: для числа травм — 0,15- для числа дней нетрудоспособности — 0,05- для показателя инвалидизации — 0,35- для показателя смертности по причине травм — 0,45.
Пример. Пусть в шахтерском коллективе за определенный период в перерасчете на 1000 человек работающих случилось 16 травм, нетрудоспособность по которым составила 274 дня. При этом два человека в результате травмы стали инвалидами, а один, кроме того, умер. Тогда итоговый показатель травматизма (Тр) составит:
Тр = (16×0,15) + (274×0,05) +
(2×0,35) + (1×0,45) = 17,25.
Таким образом, комплексный показатель травматизма в этом коллективе равен 17,25 баллов.
Важнейшим разделом работы системы профилактики травматизма является его прогноз. Вместе с тем, до сегодняшнего дня весь прогноз, зачастую, сводится к качественным предположениям типа «больше — меньше». Профилактика травматизма, основанная на учете факторов риска, дает математический фундамент для количественного прогнозирования уровня травматизма в трудовых коллективах. Поскольку риски характеризуют вероятность наступления во времени событий, ведущих к изменению равновесной устойчивости систем.
Следовательно, если опасность — это угроза людям и всему тому, что представляет для них ценность, то, очевидно, риск Ш) может быть определен как произведение вероятности (Р) опасности рассматриваемого события или процесса на меру ожидаемых последствий или ущерба (О), то есть:
R = Р х О
Принципиально такой подход можно проиллюстрировать на следующем рассуждении.
Пусть: Т — среднегодовой многолетний уровень травматизма на каком-либо угольном предприятии
I
10
№ 4 2006
Ьйдицж
в Кузбассе
ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ
(уровень травматизма предшествующего года). Тогда прогнозный показатель травматизма на следующий год можно рассчитать по формуле:
Тпр = К х Т,
где Тпр — прогнозируемый уровень травматизма на этом предприятии на год- К — индекс риска, представляющий собой частное от деления числа факторов риска того или иного вида травм в текущем году на число факторов риска этого же вида травм в предшествующем.
Пример. Предположим, что количество производственных травм на шахте в предшествующем году составило сто пятнадцать. Число факторов риска для этого вида травм (например, число лиц, не допущенных к работе из-за нетрезвого состояния и т. п.) в предшествующем году составляло десять. Однако, в результате проведенной работы, количество факторов риска уменьшилось, и на начало текущего года уже равнялось восьми, тогда индекс риска будет равняться частному от деления 8 на 10, то есть Р = 0,8.
Следовательно, производственный травматизм на начало анализируемого периода можно прогнозировать на уровне девяносто двух случаев (0,8×115 = 92).
Предлагаемая формула не является рабочей. Она только обозначает подход к решению проблемы количественного прогноза, что важно при сопоставлении полученных результатов с прогнозом, и, следовательно, для оценки профилактической деятельности в интересах снижения производственного травматизма в угольной промышленности. Кроме чисто технических аспектов, она должна включать в себя и риски, связанные с так называемым человеческим фактором, учитывать значимость каждого фактора (весовой коэффициент), а также многие другие аспекты этой большой и сложной проблемы.
Как известно, прогноз любого явления строится на основе анализа уже случившихся событий. Поэтому для качественного анализа травматизма важно обладать как можно большей информацией, связанной с каждым конкретным случаем травмирования. Особое значение при этом имеет своевременность, достоверность, а также объективность заключений служебных расследований, разбирательств и т. п.
Выводы из приведенных примеров можно делать различные, например, что механизация и автоматизация приводят к резкому снижению уровня травматизма и др. (что не всегда очевидно!). Но, что очевидно точно, это то, что такой подход позволяет более детально выявлять факторы риска травм, а также то, что он более справедлив при оценке «цены угля» на разных шахтах.
В жизни человека всегда существуют опасности, в том числе в отношении травмирования. Добиться полностью безопасных условий жизнедеятельности практически невозможно. Задача состоит в доведения его показателей до приемлемого уровня, что можно решить путем снижения риска травм.
Представляется, что для решения этой задачи необходимы как иной взгляд на проблему травматизма
в целом, так и другие подходы к способам его профилактики, в частности. К настоящему времени установлено, что человеческий фактор в вопросах безопасности играет более значительную роль, чем это было принято считать до сих пор, а, следовательно, заслуживает и более пристального внимания. Более того, анализ данных статистики свидетельствует о том, что при установившемся к настоящему времени уровне организации производственно-трудовой деятельности, быта, общепринятых технологических подходах, а также степени надежности техники, можно говорить о доминирующей роли человеческого фактора в формировании первичных условий для возникновения травм. Проведенные исследования показывают, что во всем мире, из всех происходящих на промышленных объектах аварий, 90% являются результатом неудовлетворительной организации производства и разного рода ошибок обслуживающего персонала. Выявлены три уровня, на которых формируются человеческие ошибки: первый из них основан на умении и приобретенных навыках- второй — на применении правил и инструкций- третий — на знаниях человека [4]. Прецеденты такого рода чаще всего возникают в тех случаях, когда человек выполняет разовое задание или случайное поручение при дефиците времени. Следовательно, уменьшение прессинга только одного этого фактора позволяет более чем в 90% случаев опасных ситуаций снизить возможность получения травмы, а в ряде случаев — избежать их вообще.
Иными словами, в основе абсолютного большинства травм лежат ошибки и просчеты самого человека, которые могут совершаться на разных, в том числе подготовительных, этапах: либо при проектировании и строительстве сооружений и объектов, либо при разработке различных технологических процессов, либо при создании техники и т. п. С человеческим фактором связано и основное количество травм в процессе самой трудовой деятельности (эксплуатации потенциально опасных объектов). Предупредить появление подобных событий можно, если выявить конкретные факторы риска травм и специальным комплексом мер уменьшить степень их воздействия на человека.
Таким образом, большинство травм в своей основе имеют практически единственную причину. Суть ее заключается в несоответствии профессиональной подготовленности человека, его психологического и физического состояния (в том числе и состояния здоровья) требованиям задач, которые перед ним поставлены в реальных условиях их решения. Это — универсальная причина, которая лежит в основе как производственных, транспортных, так и абсолютного большинства других травм.
Кроме того, травма возникает, как правило, при сочетании множества условий, сочетание которых в каждом конкретном случае носит во многом случайный характер. Поэтому на практике выделить главные из них (причины) и второстепенные (сопутствующие факторы) очень трудно, и не всегда бесспорно.
Нам представляется, что сама методология профилактической работы, основанная только на ана-
ОУШщит. .
вКуэбассе N2 4 2006 11
лизе причин уже свершившегося события, представляется как минимум бесперспективной. Видимо поэтому многочисленные планы и программы по снижению травматизма, построенные на анализе случайных явлений, как правило, малоэффективны и безуспешны.
Поэтому, при таком понимании обусловленности травматизма для профилактических целей (но никак не для социальной защиты или других целей), поиск причин конкретной травмы практически теряет всякий смысл. Однако, к сожалению, именно этому направлению уделяется основное внимание в работе как многочисленных комиссий по технике безопасности, так и отдельных должностных лиц.
ЛИТЕРАТУРА
1. Моторин, В. Б. Профессиональный травматизм в современном обществе. Социальные аспекты /Моторин В.Б., Алексеев А. А. //Вестник С-Петербургского института государственной противопожарной службы. — 2004. — № 2. — С. 22−26.
2. Неотложная медицинская помощь пострадавшим при авариях и катастрофах /Г.А. Можаев, В. Н. Заболотный, В. П. Дьяконов, Р. И. Малыш. — Киев, 1995. — 285 с.
3. Михеев, М. И. Здоровье и реформы 90-х годов /Михеев М.И. /Медицина труда на пороге 21 века: Матер. науч. конф. — СПб., 2000. -С. 112−113.
4. Ваганов, П. А. Человек. Риск. Безопасность /Ваганов П.А. — СПб., 2002. — 160 с.
ОТКРЫТИЕ МЕХАНИЗМА ДЕЛЕНИЯ КЛЕТОК ПОЗВОЛИТ СОЗДАТЬ НОВЫЕ ЛЕКАРСТВА ОТ РАКА Ученые из Калифорнийского университета в Сан Диего и Института онкологических исследований Людвига сделали двойное открытие, позволившее понять причины правильного расхождения хромосом в ходе деления соматических клеток и, соответственно, причины равномерного распределения наследственного материала между дочерними клетками.
Деление соматических клеток животного и растительного происхождения, или митоз, было описан еще в конце XIX столетия. Ученым было известно, что хромосомы — носители наследственной информации, удваиваются непосредственно перед митозом. Дочерние хромосомы выстраиваются по экватору делящейся клетки и растаскиваются к противоположным полюсам таким образом, что обеспечивается их строгое распределение между дочерними клетками.
Клеточная структура, которая обеспечивает расхождение хромосом, называется веретеном деления и представляет собой систему микротрубочек. Однако до сих пор не было известно, каким образом хромосомы крепятся к микротрубочкам веретена деления, и какой механизм обеспечивает правильное присоединение хромосом.
Яну Чизману (Iain Cheeseman) из группы профессора Аршада Диза (Arshad Desai) удалось выделить и идентифицировать группу белков, участвующих в создании комплекса, который и осуществляет прикрепление хромосом к микротрубочкам веретена деления. Наличие этого белкового комплекса даже у примитивных одноклеточных организмов свидетельствует о древности его происхождения и широком распространении.
Другой исследователь из группы профессора Диза, Шарсти Сандал (Sharsti Sandall), выделил вторую группу белков, работа которых состоит в определении правильности присоединения веретена деления к конкретной хромосоме. В случае неправильного присоединения, белки второго комплекса активируют белок Aurora, который химически модифицирует первый белковый комплекс. В результате соединение неправильно прикрепленной хромосомы с веретеном деления нарушается.
Эти открытия, кроме фундаментального, имеют огромное практическое значение. Известно, что в раковых опухолях происходит неконтролируемое митотическое деление клеток, поэтому химиотерапевтическое лечение раковых заболеваний основано на неспецифическом воздействии лекарств на микротрубочки веретена деления. В результате правильный ход митоза нарушается во всех клетках организма, а не только в раковых, что приводит к нежелательным побочным эффектам лечения — сильным болям и потере зрения, слуха, обоняния и других видов чувствительности.
Наличие специфических мишеней — белков, входящих в состав только что открытых комплексов, позволит разработать новые лекарства со значительно более узким спектром действия, а, следовательно, и значительно более слабыми побочными эффектами.
Источник: Svobodanews. ru
Мп /I оппс СууШтна
12 № - 4 2006 В Кузбассе

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой