Перцептивные и пространственные метафоры в российском внешнеполитическом дискурсе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 11 (192).
Филология. Искусствоведение. Вып. 42. С. 12−15.
Е. С. Белов
ПЕРЦЕПТИВНЫЕ И ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ МЕТАФОРЫ В РОССИЙСКОМ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
В статье анализируется фреймово-слотовая структура метафоры со сферой-источником 'процессы телесного восприятия', функционирующей в российском внешнеполитическом дискурсе. Выделяются основные составляющие метафорическую модель фреймы и слоты, доказывается взаимосвязь когнитивных механизмов мышления и актуальных дискурсивных факторов.
Ключевые слова: внешнеполитический дискурс, концептуальная метафора, метафорическая модель, перцептивный опыт, архетипичная метафора.
Данная статья посвящена анализу наиболее глубоко укорененных когнитивных моделей, механизмы которых столь привычны, что практически не осознаются и не требуют дополнительных умственных усилий ни при порождении, ни при восприятии соответствующего текста. Таковыми, на наш взгляд, являются системы пространственных и перцептивных метафор.
Согласно одному из центральных догматов когнитологии, перцептивный и моторный опыт первичен для человеческого сознания и, как пишет Т. Г. Скребцова, играет огромную роль в осмыслении человеком мира в целом, осуществляя концептуализацию нематериального в терминах привычного физического взаимодействия1. Опору и подтверждение данный постулат находит в психологических обоснованиях познавательных процессов, относящихся к образным формам психического отражения: сенсорики, перцепции и представления, а также в теории концептуальной метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона2. Лакофф исследует метафорическую системность, иллюстрируя когерентность ориентационных метафор и их детерминированность физическим и культурным опытом индивидуума, отмечая при этом, что хотя полярные оппозиции «верх — низ», «внутри — снаружи» и т. п. имеют физическую природу, основанные на них ориентационные метафоры могут варьировать от культуры к культуре. Например, в одних культурах будущее находится впереди нас, а в других — позади нас3. Таким образом, апперцепция, то есть восприятие, опосредованное прошлым субъективным опытом индивидуума, соотносится с метафоризацией, обусловленной наличием у метафоры эмпирического основания.
В 60-х годах XX века выдающийся специалист по политической метафорологии Майкл Осборн выдвинул теорию архетипич-ных метафор, в которой описал их свойства и функции в риторике политических деятелей. По мнению М. Осборна, предпочтения оратора в выборе именно архетипичных метафор объясняются такими их свойствами, как побуждающая способность, эффективность в процессе межкультурной коммуникации и долговечность4.
Рассмотрев сферу образов «свет — тьма», М. Осборн пришел к выводу, что, воплощая усиленные оценочные суждения, метафоры данной сферы способны вызывать устойчивые позитивные и негативные ассоциации, а также значительную оценочную реакцию аудитории5.
В 1967 году М. Осборн указывал на то обстоятельство, что человек склонен метафорически ассоциировать власть с верхом, а все нежелательные символы помещать внизу пространственной оси, что соответствует классу ориентационных метафор в теории концептуальной метафоры Дж. Лакоффа.
В данной статье мы предпринимаем попытку классифицировать пространственные и перцептивные метафорические модели, используемые в российском внешнеполитическом дискурсе. Материалом для исследования послужили публикации СМИ общенациональных изданий России за 2007−2009 годы. Ввиду специфики сферы-источника фреймовая структура рассматриваемой в настоящем параграфе метафорической модели будет представлять систему параметров, по которым СМИ характеризуют международные отношения в российском политическом дискурсе.
1. Фрейм 'дистанция'.
Слот 1. 1. 'близкий — далекий'. Данный фрейм представлен традиционно используемой для писания международных отношений оппозицией — близкий — далекий. Антонимич-ность членов данной оппозиции коррелирует с разнонаправленностью концептуальных векторов составляющих метафорической модели «близко — хорошо, далеко — плохо». Данные прагматические смыслы находят выражение в метафорах: тесное сотрудничество, сближение, плотно взаимодействовать, сблизить позиции, отчужденность. К этому же фрейму мы относим метафоры пространственной ориентации и расположения: симметрия / асимметрия отношений, перекрестная симметрия, в разных плоскостях, в одной плоскости. Об изменении дистанции между двумя объектами говорят и такие метафоры, как разрыв отношений, раскол, связывать. Ср.: Мы хотим максимально плотно взаимодействовать (Известия. 07. 03. 07). Впрочем, на итоговой пресс-конференции оба президента объяснили логику процессов, а заодно и рассказали, как можно сблизить позиции (Российская газета. 07. 07. 09). Отсутствие посла на Украине не означает разрыв отношений между двумя странами (КП. 11. 08. 2009).
Слот 1. 2. 'центр — периферия'. Концептуальные смыслы исходной понятийной сферы 'центр — периферия' близки идеям философии универсализма (от лат. ишуегеит — «мир, Вселенная»), возникшего в У1-У веках до н. э. как установка мышления древнегреческих философов-досократиков Анаксимандра, Гераклита, Анаксагора и других, учивших, что мир представляет собой единое упорядоченное целое, любая часть которого является микромиром. Таким образом, философы искали пути объяснения и определения земных вещей как частей (элементов) космического целого, которое их порождает и определяет.
По мнению В. Гарпушкина, философский универсализм при этом сыграл особо заметную роль, послужив методологической опорой двух ведущих форм социального универсализма в XX веке — тоталитаризма и глобализма6.
Для российских медийных текстов, посвященных внешней политике, характерно представление о субъектах международных отношений как о космических телах. Наиболее развитые лидирующие страны, например
США, Россия, Китай, занимают центральное положение, являясь центрами силы, центрами принятия решений, геополитическими полюсами, в то время как менее развитые страны составляют периферию мировой политики, исполняя роль стран-сателлитов. Ср.: Завершившееся разделение Запада на государства, обладающие суверенной внешней политикой, и государства — сателлиты США (Известия.
18. 08. 08).
Геополитические полюса, как полюса магнитные, отталкивают друг друга. Центры силы за счет своего большего стратегического веса, по сравнению с телами на периферии, имеют большую силу притяжения и оказывают влияние на все тела, которые находятся в их орбите. Геополитическое превосходство одних государств над другими определяется широтой распространения сферы или орбиты их влияния. Представление о субъектах мировой политики как о движущихся сферах определяет наличие центробежных сил, символизирующих направленность внешнеполитической активности государств. Ср.: Таким образом, мы не только соседям помогаем. Мы «продвигаем» межгосударственное образование, в котором заинтересованы, и создаем новый геополитический центр притяжения (Известия. 13. 07. 09). В самом деле, успешная экспансия часто вела к политическим переменам в землях, попавших в новую орбиту влияния, но считать именно желание политических перемен первичным — переворачивать всю логику (Известия. 11. 09. 08).
Оценивая существующую систему международных отношений и ее функционирование на фоне событий текущего десятилетия, авторы публикаций СМИ и политические деятели высказываются о преимуществах и недостатках однополярности, биполярности и многополярности мира, прибегая тем самым к метафорическим образам «центра — периферии». Стоит отметить, что рассуждения на тему количества всевозможных полюсов в мировой политике особенно характерны для российского внешнеполитического дискурса, что объясняется убежденностью политического руководства России в том, что ни одно даже самое сильное государство не способно в одиночку решать глобальные проблемы. Именно таков прагматический смысл метафорических выражений: один из полюсов многополярного мира, постоднополярный мир. Ср.: В своей предыдущей колонке я постарался
доказать, что современный мир — уже не однополярный. Мы вступили в постодно-полярный мир (Известия. 29. 11. 08). В США уже говорят о двухполярном мире. Однополярного не получилось, так вот теперь, мол, давайте разделим бремя ответственности с Поднебесной (Известия. 04. 10. 09).
Вместе с тем метафоры данного слота также содержат оценочный компонент и отражают динамику международных отношений, эксплицируя взаимное расположение акторов и их «дистанционные» колебания.
2. Фрейм 'температура'.
Оппозиция холодный — горячий в российском дискурсе представлена метафорами: температура отношений, точка замерзания, холодная дружба, холодная отчужденность, охлаждение отношений, прохладный, потепление, оттепель, теплеть, разморозка отношений, теплый, дружеская теплота. Ср .: Также не последнюю роль в «потеплении» восприятия россиянами Америки сыграл финансовый кризис (Коммерсант.
08. 07. 09). Не станет ли оглашение результатов вашей работы причиной охлаждения украино-российских отношений? (Известия. 17. 10. 08).
Таким образом, температурная метафора позволяет отслеживать динамику развития международных отношений по «шкале Цельсия», в основе которой заложена метафорическая модель 'теплее — лучше, холоднее -хуже'.
3. Фрейм 'объем'.
Исходная концептуальная сфера для метафор данного фрейма включает такие параметры, как ширина, высота, глубина. С помощью оппозиций типа низкий — высокий, широкий — узкий, глубокий — поверхностный авторы медийных текстов описывают состояние и характер изменений международных отношений. Такие метафоры российского внешнеполитического дискурса, как углубление связей, расширение и углубление деятельности, углубленный диалог, низкая приоритетность, низшая точка взаимоотношений, высокий уровень отношений, отражают динамику и степень взаимодействия между субъектами мировой политики. Ср.: Очевидно, что Россия и США находятся на низшей точке своих взаимоотношений с начала 1980-х годов… (Финансовые известия. 01. 10. 08). ВШИРЬ И ВГЛУБЬ. Наконец, чтобы отношения между США и Россией развивались на качественно
ином уровне & lt-… >- администрации Барака Обамы необходимо как можно раньше начать углубленный и далеко идущий диалог с Москвой (Россия в глобальной политике.
17. 09. 09).
Прагматика метафор данного слота символизирует наличие или отсутствие динамики, прогресса во внешнеполитической сфере, в отношениях между субъектами мировой политики.
4. Фрейм 'образы тактильного восприятия'.
Данный фрейм составляют метафоры онтологического свойства, переосмысляющие и оценивающие международные отношения в терминах физических свойств материальных объектов: жесткий/ твердый/ шероховатый — гибкий/ мягкий/ гладкий, резкий — мягкий, а также острый, натянутый, напряженный. От данных оппозиций в российском внешнеполитическом дискурсе происходят такие метафоры, как обходить острые углы в отношениях, обострение двусторонних отношений, натянутые и напряженные отношения, сглаживать острые углы в отношениях, смягчение позиции, прочные связи, острейший кризис, шероховатости в отношениях, трения в отношениях, ужесточение/смягчение риторики. Ср.: Закрепление претензий России на значительную часть арктического шельфа может повлечь за собой не только обострение двусторонних отношений. & lt-… >- Не случайно именно эти четыре приоритетные области составляют контекст наибольших трений между Соединенными Штатами и Россией (Россия в глобальной политике. 07. 09). Одним из благоприобретений эпохи явилось отсутствие стратегического соперничества между великими державами. Если оно вернется, то, скорее всего, из-за натянутых и напряженных отношений между США, Россией и Китаем (Россия в глобальной политике. 17. 09. 09). У нас было, мягко говоря, немало шероховатостей в отношениях, но сегодня ситуация такая, когда надо забыть об этом и смотреть вперед (Известия. 09. 09. 08). Западу не стоит реагировать на возможное ужесточение риторики официального Тегерана… (Ведомости.
28. 10. 09).
5. Фрейм 'образы света — тьмы'.
Во внешнеполитическом дискурсе России отмечается употребление архетипичных образов света — тьмы. Как известно, свет дает
возможность видеть. Будучи весьма важным чувственным инструментом связи с окружающим миром, зрение определяет жизнедеятельность человека, позволяет получать информацию об окружающей среде, избегать опасности и извлекать пользу. Свет подразумевает тепло и порождающую силу солнца, как прямо, так и косвенно способствующую развитию человека. В то время как тьма порождает страх перед неизвестностью, лишает человека возможности видеть.
Отчетливо передавая позитивные и негативные ассоциации, образы света и тьмы создают упрощенное двузначное черно-белое отношение. Способные вызывать устойчивые позитивные и негативные ассоциации с основополагающими человеческими стимулами к выживанию и развитию, метафорические образы света — тьмы, воплощают усиленные оценочные суждения с целью вызвать значительную оценочную реакцию аудитории. Ср.: Могут ли все мафиозные скандалы омрачить чешско-российские отношения? (Известия.
29. 10. 09). Казалось, в туннеле забрезжил свет и дело идет к образованию палестинского государства, но начавшаяся в 2000-м интифада похоронила эти надежды… (Россия в глобальной политике. 07−08. 07).
Так перцептивный и моторный опыт, категории которого составляют сферу-источник 'телесные процессы восприятия', становится средством концептуализации внешней политики.
В российских СМИ наблюдается более частое обращение к метафорическим образам «близкий — далекий», «центр — периферия», а также к метафорам фрейма 'температура', что связано с активной спекуляцией на тему
геополитического положения России, окруженной значительным числом государств, отношения с которыми являются постоянным предметом обсуждений и оценок. Сближения и отдаления, потепления и охлаждения в отношениях с соседними странами рассматриваются параллельно с изменениями мирового порядка — глобального распределения сил, перехода от однополярного к постоднополяр-ному и многополярному мировосприятию.
Таким образом, мы отмечаем высокую востребованность метафоры концептуальной сферы 'телесные процессы восприятия', актуализированной российскими СМИ для описания внешней политики, что объясняется как глубокой укорененностью в сознании людей рассмотренных метафорических моделей, так и актуальной дискурсивной ситуацией их употребления.
Примечания
1 Скребцова, Т. Г. Метафоры современного российского внешнеполитического дискурса // Respectus philologicus. 2002. № 1.
2 Lakoff, G. Metaphors We Live by. М.: Johnson — Chicago: Univ. of Chicago Press, 1980.
3 Ibid. P. 23.
4 Osborn, M. Archetypal Metaphor in Rhetoric: The Light-Dark Family // Quarterly Journ. of Speech. 1967a. Vol. 53. Р 116.
5 Ibid. P. 118.
6 См.: Гарпушкин, В. Универсализм в философии и человек // Обществ. науки и современность. 1991. № 5. С. 118−123.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой