Первая мировая война в поэзии В. А. Сумбатова: освоение батальных традиций стихотворения М. Ю. Лермонтова «Бородино» (к 200-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова, 120-й годовщине со дня рождения В. А. Сумбатова и 100-летию начала первой мировой войны)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 161. 1−1 Сумбатов
Титова Н. С.
Первая мировая война в поэзии В. А. Сумбатова: освоение батальных традиций стихотворения М. Ю. Лермонтова «Бородино» (к 200-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова, 120-й годовщине со дня рождения В. А. Сумбатова и 100-летию начала Первой мировой войны)
Титова Наталья Станиславовна, старший преподаватель кафедры русского языка и литературы АНОО ВО «Одинцовский гуманитарный университет»
E-mail: ns_titova@mail. ru
Статья посвящена важнейшим аспектам изображения Первой мировой войны в творчестве поэта первой волны русской эмиграции В. А. Сумбатова в соотнесении с традициями стихотворения М. Ю. Лермонтова «Бородино». Привлекаются архивные материалы и публикации из малотиражных изданий периодики русского зарубежья.
Ключевые слова: поэзия первой волны русской эмиграции, Василий Александрович Сумбатов, Михаил Юрьевич Лермонтов, традиции русской литературы, Первая мировая война.
Сущность феномена традиции как явления, протекающего во времени (передача от поколения к поколению) и распространяющегося в пространстве (способность усваиваться разными странами и народами), исключающего рассмотрение художественного произведения вне исторического контекста, привлекает пристальное внимание литературоведов. Защита Отечества для русского человека искони была священным долгом, поэтому и в советском литературоведении, и в русском зарубежье героико-патриотическая тема, тесно связанная с батальной1, изучалась наиболее активно и неоднократно становилась предметом специальных исследований2.
Сумбатов открыл новую страницу в развитии традиций русской поэзии, и его диалог с предшественниками, в своих произведениях воссоздававшими батальные сцены и поднимавшими проблемы патриотизма и героизма, строился на почве глубоких религиозных чувств и убеждений, поскольку «народное мировоззрение и духовный уклад», по словам И. А. Есаулова, «определяются христианской верой».
В работах А. В. Моторина сформулированы и обобщены современные подходы к изучению и преподаванию словесности- в частности, в статье «Методологические задачи православного слововедения"4 ученый пишет: «В основе всякой научной методологии лежит целостное системное мировоззрение, а всякое подлинное мировоззрение стремится к постижению бесконечности бытия и потому питается определённой верой, которая служит необходимым способом познания бесконечной Истины. & lt-.. >- Научный метод — это путь следования за целеполагающей ве-
1 Интересна этимология слова «батальный», образованное от существительного «баталия» [фр. bataile, польск. batalja, нем. Bataille или прямо из итал. battaglia]: в современных словарях слово означает «изображающий войну», «сражения, битвы», «военные сюжеты». Слово «баталия» впервые зафиксировано на рубеже XVII—XVIII вв.: в словаре Фасмера указан 1704 г., а в Словаре русского языка XVIII века — 1697 г. В словарях И. И. Срезневского и протоиерея Г. Дьяченко слово «баталия» отсутствует, но в древнерусском языке отмечено слово «батати — колотить. & quot-Батающе и клопчюще избиша все еже видЬша& quot- Житие Памф. XIV—XV вв.». Кроме того, в Полном церковно-славянском словаре Дьяченко есть слово «батогъ = бич- батог Божш — наказание (Ипат. л)». Значит, заимствованные слова «баталия», «батальный» были восприняты русским языком, поскольку в нем с древности существовала близкая по смыслу корневая основа. (см.: Большой академический словарь русского языка. Т. 1 / Гл. ред. К. С. Горбачевич. М. -СПб.: Наука, 2004. С. 413- Большой иллюстрированный словарь иностранных слов. М.: АСТ- Астрель- Русские словари, 2002. С. 112.- Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. Свыше 25 тысяч слов и словосочетаний. М.: Эксмо, 2007. С. 119).
2 Героическое прошлое русского народа в художественной литературе. М. — Л.: АН СССР, 1941. 77 с.- Кузьмин А. И. Героическая тема в русской литературе. М.: Просвещение, 1974. 304 с.- Леонов Б. А. Утверждение: Героико-патриот. тема в русской и советской литературе. М.: Худож. лит., 1988. 381 с.- Нечкина М. В. Исторические традиции русского военного героизма. М.: Воениздат, 1941. 22 с.- Нечкина М. В. Мужественный образ наших великих предков. М.: Воениздат, 1942. 23 с.- Пропп В. Я. Русский героический эпос. М.: Лабиринт, 1999. 636 с.
3 Есаулов И. А. Пасхальность русской словесности. М.: Круг, 2004. С. 60.
4 Моторин А. В. Методологические задачи православного слововедения // Духовные начала русского искусства и образования: Материалы XI Международной научной конференции «Духовные начала русского искусства и просвещения» («Никитские чтения») / Сост. А.В. Моторин- НовГУ им. Ярослава Мудрого. Великий Новгород, 2011. С. 268−278, прим. 311−315.
Василий Александрович Сумбатов
рой, за её удостоверяющими предположениями"1. Поэтому проблемы, связанные с коренными устоями Святой Руси, в последние десятилетия выдвигаются в центр литературоведческих исследований. Об этом свидетельствуют конференции, проводящиеся во многих городах России: в Москве и Санкт-Петербурге, Великом Новгороде, Петрозаводске, Калининграде, Ижевске, Ельце и др. Вводимые современными учеными литературоведческие понятия -христианский универсум (В.Н. Сузи), иконичность (В.В. Лепахин), соборность, пасхальность (И.А. Есаулов) — позволяют наиболее полно охарактеризовать доминантные черты русской литературы, ее духовную составляющую.
Подобный подход к изучению наследия Михаила Юрьевича Лермонтова реализуется в работах В.Н. Аношкиной-Касаткиной М. М. Дунаева, О. П. Евчук, И. А. Киселевой, Ю. В. Лебедева, А. В. Моторина, Т. И. Радомской, В. Ю. Троицкого, И.П. Щеблыки-на и др. Такого подхода требует и изучение творчества Василия Александровича Сум-батова (25 декабря 1893 / 7 января 1894 — 8 июля 1977) — поэта первой волны эмиграции, прожившего в Италии более полувека.
Интерес к жизни и творчеству русского итальянца, который был «глашатаем рус-скости в вечном городе Риме"2, обусловлен важностью всестороннего изучения истории и культуры русской эмиграции (как части отечественной истории и культуры), мотивирован современными процессами духовного обновления, высоким уровнем поэтического совершенства стихов Сумбатова, мощным потенциалом их воспитательного воздействия, необходимостью включения наследия поэта в контекст истории русской литературы. Анализ поэтического творчества Сумбатова как целостного явления в контексте русской классической литературы дает возможность глубже понять творческую индивидуальность поэта, его отношение к культурным и духовным традициям, позволяет расширить представление о поэзии русской эмиграции в Италии как наименее исследованном феномене. Специального полномасштабного исследования, характеризующего творчество поэта в контексте традиций классической литературы, до сих пор не издано.
В стихотворении «Старовер», вошедшем в первый сборник стихотворений (1922), Сумбатов, декларируя свое поэтическое кредо, объявил себя продолжателем традиций русской классической литературы:
Я современных чужд химер, И не влечет меня их танец, Между певцов я старовер И в новом мире чужестранец. 3
Поэт-эмигрант признавался, что любит «лермонтовский стих» и не гонится «за новизной / Пустой, надуманной и хилой». Действительно, новаторство Сумбатова проявляется в области поэтики и стиховедения, а духовное, философское мироощущение возвращает читателя к былым временам, когда вечные ценности являлись смыслом бытия: «Бесславье видя новых дней, / Былую славу вижу четко… «4.
Следует отметить, что в год начала Первой мировой войны исполнилось сто лет со дня рождения М. Ю. Лермонтова, а в семье Сумбатовых отношение к поэту-романтику было особенное: прадед В. А. Сологуба погиб на Бородинском поле, и отец, и мать, и сестра Оля любили лермонтовскую поэзию5. С нею были знакомы и старшие члены семьи двоюродной бабушки В. А. Сумбатова по материнской линии — Натальи Михайловны Соллогуб (урожденной Боде-Колычёвой, 1851−1915), в доме которой Василий Александрович воспитывался после гибели отца6. Кроме того, Н. М. Соллогуб переводила стихи Лермонтова на французский и английский языки7.
Лермонтов оказался близок русской эмиграции. Об этом писали Г. В. Адамович8 и П.М. Бицилли9, Б.К. Зайцев10 и Вяч.И. Иванов11, В.В. Зеньковский12, П.Б. Стру-
Усадьба Боде-Колычёвых-Соллогуб в Москве на Поварской ул. («дом Ростовых»), в которой вырос В. А. Сумбатов. Фото из архива архитектора Е. В. Шеринского.
1 Там же. С. 269.
2 Штейн Э. Скорбный листок поэзии Зарубежья // Литературный курьер. Нью-Йорк, 1982. № 3. С. 4.
3 Сумбатов В. А. Прозрачная тьма: Собрание стихотворений. Pisa — М.: Водолей Publishers, 2006. С. 59. (Русская Италия).
4 Там же. С 60.
5 Подробнее см.: Сумбатов В. А. Ковёр над бездной. [Ч. I] Детство / Публ. Л. Ф. Алексеевой // Роман-журнал XXI век: Путеводитель русской литературы. 2004. № 11−12 (71−72). С. 65−101- Сумбатов В. А. Ковёр над бездной. [Ч. II] Отрочество / Подготовлено к публикации Л. Ф. Алексеевой. [Из семейного архива Сумбатовых].
6 Полковник Александр Владимирович Сумбатов-Соколов погиб 4 (17) февраля 1905 г. во время покушения на Вел. кн. Сергея Александровича. (Прим. ред.).
7 РГАЛИ. Ф. 453. Соллогубы.
8 Георгий Викторович Адамович (1892−1972) — поэт, литературный критик, переводчик. В эмиграции с 1923. (Прим. ред.).
9 Петр Михайлович Бицилли (1879−1953) — историк и литературовед, профессор Новороссийского и Софийского университетов. В эмиграции с 1920. (Прим. ред.).
10 Борис Константинович Зайцев (1881−1972) — писатель и переводчик, одна из последних крупных фигур Серебряного века. В эмиграции с 1922 г. (Прим. ред.).
11 Вячеслав Иванович Иванов (1866−1949) — яркий представитель «Серебряного века», поэт-символист, философ, переводчик, драматург, литературный критик, доктор филологических наук. В эмиграции с 1924. (Прим. ред.).
12 Василий Васильевич Зеньковский (1881−1962) — религиозный философ, богослов, культуролог и педагог, белоэмигрант (с 1920). Протопресвитер Западноевропейского экзархат русских приходов Константинопольского патриархата. (Прим. ред.).
ве1 и др. В статье «Лермонтовский интертекст в творчестве Ю. Фельзена2» Н.В. Летаева3 предприняла попытку исследования влияния, какое оказал «гонимый миром странник & lt-… >- с русскою душой» на творчество эмигрантов. В антологию «Фаталист. Зарубежная Россия и Лермонтов: Из наследия первой эмиграции», составленную М. Д. Филиным, включено и «Стихотворение» В. Сумбатова, наряду со стихотворениями И. Северянина, Г. Иванова4, Н. Туроверова5, В. Смоленского6, историко-культурными, публицистическими, философскими, критическими работами П. Б. Струве, Ю. Фельзена, Б. Зайцева, Г. Адамовича, К. Мочульского7, Вяч. Иванова, А. Ремизова8, В. Перелешина9, Н. Белавиной10, Ю. Анненкова1 и др. 12 Литературовед Л. Ф. Алексеева во многих своих работах о Сумбатове неоднократно писала о его связи с предшественником, отмечая, что «присутствие Лермонтова обозначилось ритмом и интонациями Бородина"13.
О необходимости глубокого изучения многоаспектной социально-эстетической проблемы «Первая мировая война и поэзия», включающей «в себя вопросы об отношении того или иного поэта к войне», о ее воздействии на творчество поэтов и писателей обозначенной эпохи, отражение ее в последующем, особенностей восприятия ее в литературных направлениях начала ХХ века и др. «, было заявлено А. И. Ивановым в начале XXI в. Исследователь не мог примириться, во-первых, с тем, что в России нет памятников жертвам Первой мировой, несмотря на то что страна потеряла более трёх миллионов человек- во-вторых, с тем бытующим мнением, что в период 1914—1918 гг. «не было создано ничего значительного ни в музыке, ни в живописи, ни в поэзии" — в-третьих, с определениями, сопровождающими в литературоведении эту войну в течение почти всего ХХ в.: «ура-барабанная», «милитаристская», «казённо-патриотическая», «пропитанная националистическим или шовинистическим угаром». Литературовед утверждает, что творчество А. А. Ахматовой, А. А. Блока, М. А. Волошина, Н. С. Гумилева, Вяч.И. Иванова, Н. А. Клюева, В. В. Маяковского, В. Хлебникова, М. И. Цветаевой, И. Г. Эренбурга служит свидетельством яркого отражения Первой мировой в русской поэзии той эпохи14.
Будучи непосредственным участником трагических событий 1914−1918 гг., В. А. Сумбатов внёс свою лепту в изображение войны, которую современники Первой мировой именовали не иначе, как Второй Отечественной. Поэтическая история важнейших событий 1914−1918 гг. воссоздается поэтом в романе в стихах «Русская Держава"15, подготовленном к печати Л. Ф. Алексеевой и впервые опубликованном в 2006 г. В статье, предваряющей публикацию высокохудожественного произведения, литературовед обращает внимание читателя на своеобразие хронотопа романа, охватывающего «довольно объемный период времени и широкую географию», как-то: «экскурсы в середину 1900-х годов», жизнь в родной княжеской усадьбе, Москве и Петербурге, обучение в военном училище (возможно, в Пажеском корпусе, где ранее учились старшие братья) — эпоху накануне Первой мировой войны, знакомство и дружбу с членами царской семьи, «Петербург в момент объявления войны, военные действия за пределами России, трагические поражения на фронте, госпиталь в Царском Селе, кровопролитие внутри русских военных частей, солдатское дезертирство и озлобление» — все это, благодаря наличию подробностей, «приближают историю к читателю, делают его наблюдателем, помещенным внутрь изображаемого пространства и действия"16.
Живописность, кинематографичность (весь роман словно чередующиеся сцены в кино или в театре), музыкаль-
1 Пётр Бернгардович Струве (1870−1944) — общественный и политический деятель, экономист, публицист, историк, философ. Член Особого совещания при генерале А. И. Деникине. В эмиграции с 1920. (Прим. ред.).
2 Юрий Фельзен (настоящее имя Николай Бернардович Фрейденштейн, 1894 (1895?) — не позднее 1943) — писатель, литературный критик, представитель «литературной молодежи» в русской эмиграции. (Прим. ред).
3 Летаева Н. В. Лермонтовский интертекст в творчестве Ю. Фельзена // Слово — образ — текст — контекст: Материалы Всероссийской научно-методической конференции. Одинцово: АНОО ВПО «Одинцовский гуманитарный институт», 2012. С. 21−33.
4 Георгий Владимирович Иванов (1894−1958) — поэт, прозаик, публицист, переводчик- один из крупнейших поэтов русского зарубежья. В эмиграции с 1922. (Прим. ред.).
5 Николай Николаевич Туроверов (1899−1972) — поэт, донской казак, белый офицер, участник Первой мировой, Гражданской, Второй мировой войн. В эмиграции с 1920. (Прим. ред.).
6 Константин Васильевич Мочульский (1892−1948) — критик и литературовед первой волны эмиграции (с 1919), профессор Свято-Сергиевского богословского православного института, один из руководителей Русского студенческого христианского движения. (Прим. ред.).
7 Владимир Алексеевич Смоленский (1901−1961) — поэт «первой волны» эмиграции. С 1919 в Добровольческой армии. В эмиграции с 1920. (Прим. ред.).
8 Алексей Михайлович Ремизов (1877−1957) — писатель, один из наиболее ярких стилистов в русской литературе. В эмиграции с 1921. (Прим. ред.).
9 Валерий Перелешин (настоящие имя и фамилия Валерий Францевич Салатко-Петрище, в монашестве Герман, 1913−1992) -поэт, переводчик, журналист, мемуарист «первой волны» эмиграции (с 1920). В 1938—1946 в монашеском сане. (Прим. ред.).
10 Нонна Белавина (Нонна Сергеевна Миклашевская, 1915−2004) — поэт, переводчик, драматург, критик первой волны эмиграции (с 1920). (Прим. ред.).
1 Юрий Павлович Анненков (1889−1974) — русский и французский живописец и график, художник театра и кино, предста-
витель русского авангарда, литератор (литературный псевдоним Борис Темирязев). В эмиграции с 1924. (Прим. ред.).
12 Фаталист. Зарубежная Россия и Лермонтов: Из наследия первой эмиграции / Сост., вступ. ст. и комм. М. Д. Филина. М. :
Русскш мiрь, 1999. 288 с.
13 Алексеева Л. Ф. Поэзия В.А. Сумбатова в контексте литературного процесса ХХ века // Малоизвестные страницы и новые
концепции истории русской литературы ХХ века: Материалы Международной научной конференции: Москва, МГОУ, 24-
25 июня 2003 г. Вып. 1: Русская литература конца XIX — начала XX в. Литература Русского зарубежья 1920−1930-х годов.
Междунар. сборник научных трудов / Ред. -сост. Л. Ф. Алексеева и В. А. Скрипкина. М.: Каталог, 2003. С. 90.
14 Иванов А. И. Первая мировая война и русская поэзия 1914−1918 годов: социокультурные и эстетические аспекты пробле-
мы // Малоизвестные страницы и новые концепции истории русской литературы ХХ века… С. 23−24.
15 Алексеева Л. Ф. «Русская Держава» В. А. Сумбатова как роман в стихах: освоение пушкинской традиции // Малоизвест-
ные страницы и новые концепции истории русской литературы ХХ века: Материалы Международной научной конферен-
ции: Москва, МГОУ, 27−28 июня 2005 г. Вып. 3. Ч. 1: Литература Русского зарубежья / Ред. -сост. Л. Ф. Алексеева. М.: Во-
долей Publishers, 2006. С. 8−16.
Там же.
ность (мелодика, смена ритма, рифмовка, звукопись), полифонизм — эти особенности помогают автору отразить подлинные трагические события эпохи. Поэту-эмигранту пригодился и талант художника, и опыт работы в кино.
«Два юбилейных года рядом…» — первая строка романа. По-видимому, Сумбатов вспоминает празднование трёхсотлетия Дома Романовых и столетия войны с Наполеоном. Начало Первой мировой описано Сумба-товым в торжественных интонациях и сопряжено с ожиданиями «новой славы»:
Яснее блещут храмов главы, Прозрачней неба синева, Нарядней кажется Нева И величавее Исакий… Вот по Гороховой казаки Проходят рысью, им «Ура!» Кричит народ. Пришла пора Гордиться армией народу, Забыть маньчжурскую невзгоду, Забыть злосчастный пятый год, -На подвиг Родина зовет!.. 1
Контрастом первым дням августа 1914 служат строки, с пронзительной правдивостью воссоздающие картины, которые поражают чудовищной жестокостью. Сумбатов вспоминает тяжелые будни, ранения, лазареты, смерти («скорбны, тягостны, кровавы / Войной великой были дни. «2), отсылая к батальным сценам 1812 года, воссозданным поэтами XIX в. Описывая кровопролитный бой, в котором принимал участие Володя Беков — один из центральных героев романа, — Сумбатов использует и цитацию3, и аллюзию4. Как и Лермонтов в стихотворении «Бородино», поэт-эмигрант подробно воссоздает ход одного из многих сражений «Второй Отечественной»:
Повсюду фронт, без перерывов, Везде — немолчный гром разрывов, Враги, огонь и смерть — кругом!.. Давно иссяк запас патронов, -Прикладом, шашкой и штыком Упорно бились у заслонов… Но строй героев всё редел- Застлав свой путь рядами тел, Они подмоги страстно ждали И ей друг друга подбодряли. Подмога медлила, не шла!.. Уже сменилась ночи мгла Лучами яркими рассвета, Но оставался без ответа Предсмертный безнадёжный зов Вконец измученных бойцов… Герои кровью исходили, А пушки ближе, чаще били, Не прерывался дробный стук Неутомимых пулемётов, И крылья вражьих самолётов Чертили в небе узкий круг., 5
Сумбатов, видимо, разделял взгляды старшего друга — историка Евгения Францевича Шмурло6, убеждённого в том, что только в первое мгновение война, навязанная России, «вызвала горячий взрыв патриотизма" — только в первые минуты «весь народ, без различия партий, все слои общества, с Думой во главе, восторженно сплотились вокруг своего государя». Уже в 1915 г., несмотря на колоссальные потери, были сведены «на нет» успехи боевых действий начала Первой мировой.
И днём, и ночью, в дождь, в туманы Рвались без счёта «чемоданы», -Гвоздили немцы арьергард.
1 Сумбатов В. А. Русская Держава (Роман в стихах) // Там же. С. 122.
2 Там же.
3 Цитация (citation f. & lt-лат. citation) — 1. Приведение, упоминание какой-л. цитаты- 2. Цитаты, извлечения из какого-либо текста (собирательное). (Прим. ред.).
4 Аллюзия (лат. allusio «намёк, шутка») — стилистическая фигура, содержащая указание, аналогию или намёк на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт, закреплённый в текстовой культуре или в разговорной речи. Материалом при формулировке аналогии или намёка, образующего аллюзию, часто служит общеизвестное историческое высказывание или какая-либо крылатая фраза. (Прим. ред.).
Сумбатов В. А. Русская Держава… С. 134.
6 Шмурло Евгений Францевич (1853−1934) — выдающийся историк России, преподавал в Петербургском и Дерптском университетах- в 1903—1924 — в научной командировке в Италии, представляя Российскую императорскую академию наук в Риме- с 1924 -в Праге, основатель и первый председатель Русского исторического общества в Праге. Книга Е. Ф. Шмурло была учебником по истории для российского юношества за рубежом, пользовалась большой популярностью и неоднократно переиздавалась. В 19 981 999 гг. в издательстве «Алетейя» (СПб.) вышел в свет трехтомный «Курс русской истории» Е. Ф. Шмурло.
7 Шмурло Е. Ф. Мир русской истории. ГХ-ХХ вв. М.: Вече, 2009. С. 340.
Мы отходили. Грустно было. Опять снарядов не хватило У артиллерии, опять Пришлось позорно отступать, -Страдать за чьё-то небреженье. Полк, прикрывая отступленье, Немало в нём понёс потерь. 1
Перед угрозой завоевания соборное единение народа в Бородинском сражении сыграло решающую роль, заставив врага в полной мере изведать, «что значит русский бой удалый, / Наш рукопашный бой.». Защита Отечества, охрана рубежей родной земли — священная традиция с древнейших времён, поэтому Лермонтов аллюзией «Богатыри — не вы. «, отсылая читателя к героических событиям русской истории, запечатленным в фольклорных и литературно-художественных творениях, возрождал в памяти подвиги не только былинных богатырей Ильи Муромца, Добрыни Никитича, Алёши Поповича, но и всех русских воинов, способных в трудную для Державы годину сплотиться в едином порыве и противостоять врагу на поле Куликовом, в Смутное время, в Полтавском бою.
В романе «Русская Держава» Сумбатов также использует прием аллюзии.
В. А. Сумбатов:
О тех героях без венца, Бесстрашных, гордых до конца, До смерти преданных и честных, Володя часто вспоминал. Он в думах вновь переживал Всё, что в бою изведал: снова И снова видел лес кругом, Деревьев жалкие верхушки, Свинцовым сбитые дождём, И исковерканные пушки, И птичьи гнёзда по стволам И веткам, срезанным снарядом, И кровь, и клочья мяса — рядом С цветами в розовых цветах. 2
М.Ю. Лермонтов
Вам не видать таких сражений!.. Носились знамена, как тени, В дыму огонь блестел, Звучал булат, картечь визжала, Рука бойцов колоть устала, И ядрам пролетать мешала Гора кровавых тел.
Изведал враг в тот день немало, Что значит русский бой удалый, Наш рукопашный бой!.. Земля тряслась — как наши груди, Смешались в кучу кони, люди, И залпы тысячи орудий Слились в протяжный вой… 3
Отсылая к описанию Бородинского сражения, Сумбатов объединил лермонтовские слова «изведал» и «бой» в словосочетание «в бою изведал». Важно прояснить причину смысловой трансформации. У поэта XIX в. -«изведал враг», в романе в стихах поэта первой волны эмиграции — «изведал» русский офицер, бесстрашный и гордый, преданный и честный. «Громадные размеры» Первой мировой, «недостаток в вооружении», «боевых снарядах» и продовольствии, «преступные действия в руководящих сферах», «измена"4, отсутствие сплочения — вот вероятные причины того, почему герою Сумбатова пришлось изведать самому «всё», — не врагу, как у Лермонтова, а простому русскому человеку, доблестному защитнику Отечества.
Эпизод Бородинского сражения. Иллюстрация к стихотворению М. Ю. Лермонтова «Бородино». Хромолитография Н. Богатова. 1912
Гибель русской гвардии в окопах Стохода. Фото 1916 г.
С сайта http: //maxpark. com/community/14/content/2 964 801
Вместе с тем, даже «в дыму пороховом» Сумбатов, как и Лермонтов, способен видеть красоту Богом созданного мира, осквернённую взрывами пушек, дробным стуком «неутомимых пулемётов». Война губит творения рук человеческих, но страдания природы, неразрывно связанной с человеком, безмерны, как и страдания людей.
1 Сумбатов В. А. Русская Держава. С. 143−144.
2 Там же. С. 134.
3 Лермонтов М. Ю. Бородино // Лермонтов М. Ю. Собр. соч.: В 4 т. / АН СССР. Ин-т русск. лит. (Пушкинский дом). Изд. 2, испр. и доп. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1979−1981. Т. 1. Стихотворения, 1828−1841. 1979. С. 371.
4 Шмурло Е. Ф. Указ. соч. С. 340.
Божий мир противопоставлен кровавой бойне. Антитеза усиливает впечатление жестокости, подчеркивает бессмысленность кровопролития. Израненные ветки и деревья, «исковерканные пушки», «и кровь, и клочья мяса» -«рядом с цветами в розовых цветах». Об иконичности мира свидетельствует в романе «вечный» союз «и», отсылая посвящённого читателя не только к Библии, святоотеческому наследию1, но и к русской классической литературе. В отличие от стихотворения «Бородино», в котором о сражении повествовал воин-«дядя», старший современник Лермонтова, в романе «Русская держава» описываются события, в которых Сумбатов сам принимал активное участие. Стихотворение «После обстрела», написанное в самый разгар войны, словно служит прологом к батальным сценам романа «Русская держава», созданного в зрелые годы в эмиграции:
Кучи сбитых, сожжённых, расщепленных веток, Груды сломанных, вырванных с корнем берёз… Да, огонь артиллерии вражьей был меток, -Эту рощу вчера он безжалостно снёс. Разлетелись все птицы, зверьки разбежались, Муравьиные кучи сгорели дотла, Только люди в окопе упрямо остались, -Даже смерть их оттуда прогнать не смогла.
(1915 г.)2
По традиции, и в творчестве Лермонтова, и в поэзии Сумбатова война предстает как «противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие» (Л.Н. Толстой), в первую очередь, потому, что люди, созданные по образу и подобию Божиему, вынуждены убивать друг друга, совершать один из тягчайших смертных грехов.
Многие мотивы и образы стихотворения «Бородино» органично вплетаются в творчество Сумбатова: соборное «мы», мотивы памяти, преемственности, смены поколений, ожидания. Главное — Сумбатов воспринял завет Лермонтова, всех православных предков: все совершается по Господней, Божьей воле, что подтверждается даже кольцевой композицией стихотворения «Бородино».
«Могучее, лихое племя» спасло Россию в XIX в., потому что сдержало «клятву верности». «За Веру, Царя и Отечество!» — эта клятва, символизирующая Святую, Живоначальную, Единосущную и Нераздельную Троицу, в начале ХХ в. была нарушена — в итоге в родном Отечестве установилась власть и без Царя, и без Бога…
Когда в Ватикане, где Сумбатов работал художником, воспроизводя орнаменты и миниатюры на пергаменте с оригиналов папских булл и посланий, потребовали принять католичество, поэт отказался и остался вместе с семьей без средств к существованию. «За Веру меня ещё в детстве учили полагать живот, и положу. Пусть моя & quot-Вера"- & quot-flatte l'-orielle& quot-, пусть даже она заставит многих в недоумении почесать за ухом, из неё я & quot-ничего не имею уступить& quot-, как говорят знатоки русского языка"3, — вот жизненное и творческое кредо поэта-изгнанника, выраженное лаконично в письме И.А. Персиани4.
Честный летописец, свидетель грозовой эпохи, Сумбатов доблестно защищал Веру, Царя и Отечество, был награжден Георгиевским крестом- во время Второй мировой войны участвовал в Сопротивлении фашизму, в Италии помогал партизанам, многие из которых были советскими гражданами. Сумбатов — поэт-воин, гражданин, пламенный патриот, глубоко верующий православный человек, и все эти ипостаси, взаимодействуя, реализовались в его творчестве. Как и М. Ю. Лермонтов, поэт первой волны эмиграции никогда не сомневался в истинности православного вероучения — шел «к цели», не меняя направления, спеша «к Предвечной Истине».
Как и наследие Лермонтова, все творчество Сумбатова, устремленное в Горний мир, считаем, нужно рассматривать как целостное явление (иконосферу, иконический мир) и анализировать единичное, конкретное произведение в контексте целостности всего созданного поэтом. По нашему глубокому убеждению, целостность личности и творчества, а также каждого отдельного произведения обоих поэтов обусловлена, в первую очередь, иконичностью созданного Творцом мира, а война — это явление, разрушающее целостность этого гармонично устроенного Создателем мира.
Таким образом, важнейшие этапы жизни Сумбатова, как и горячо любимого им Лермонтова, тесно связаны с судьбой России. Поэт-эмигрант, воссоздавая картины Первой мировой войны и с глубокой болью достоверно описывая перерастание «Второй Отечественной» в гражданскую войну, вёл диалог с Лермонтовым, словно призывал перечитать хрестоматийно известные строки поэта-предшественника, а также посмотреть на литературу, культуру, историю России в контексте вечности, соизмеряя секундное, мгновенное дольнего мира c категориями мира Горнего — ценностями непреходящими, доставшимися как величайшее достояние от православных предков. Сила и величие России всегда заключались в сохранении и укреплении веры, в соборном подвиге, утверждает своим творчеством Сумбатов вслед за автором «Слова о полку Игореве», писателями и поэтами XVTII-XIX вв. и, ведя диалог с поэтами-предшественниками, расширяет художественное пространство и время своих произведений до вечности и бесконечности.
ЛИТЕРАТУРА
1. РГАЛИ. Ф. 453. Соллогубы.
2. Алексеева Л. Ф. Поэзия В.А. Сумбатова в контексте литературного процесса ХХ века // Малоизвестные страницы и но-
1 Традиции Святой Руси впитали многие эмигранты первой волны, вера помогала выжить, давала надежду на возвращение, на Спасение: «Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10: 19−22).
2 Сумбатов В. А. После обстрела // Ежемесячная военно-национальная газета «Вестник». Париж. 1966, 1 июня. № 143. С. 2.
3 Сумбатов В. А. Письма к И. А. Персиани. Письмо 16. 22 апреля (5 мая) 1928 г. // РГАЛИ. Ф. 2294. Оп. 1. Ед. хр. 84. Л. 33 об.
4 Персиани Иван Александрович (1872−1930) — русский дипломат и музыкант, статский советник. Служил в Первом Департаменте Министерства Иностранных дел Российской империи (в Среднеазиатском отделе) — советник посольства в Риме (1916) — член различных музыкальных обществ. В период революции был уполномоченным итальянского представительства Российского Общества Красного Креста- давал уроки музыки. В 1927 переехал в Белград. Служил переводчиком в Министерстве Иностранных дел Соединенного королевства сербов и хорватов, продолжая принимать активное участие в музыкальной жизни. (Прим. ред.).
вые концепции истории русской литературы ХХ века: Материалы Международной научной конференции: Москва, МГОУ, 24−25 июня 2003 г. Вып. 1: Русская литература конца XIX — начала XX в. Литература Русского зарубежья 1920−1930-х годов. Международный сборник научных трудов / Ред. -сост. Л. Ф. Алексеева и В. А. Скрипкина. М.: Каталог, 2003. С. 90−98.
3. Алексеева Л. Ф. «Русская Держава» В. А. Сумбатова как роман в стихах: освоение пушкинской традиции // Малоизвест-
ные страницы и новые концепции истории русской литературы ХХ века: Материалы Международной научной конференции: Москва, МГОУ, 27−28 июня 2005 г. Вып. 3. Ч. 1: Литература Русского зарубежья / Ред. -сост. Л. Ф. Алексеева. М.: Водолей Publishers, 2006. С. 8−16.
4. Алексеева Л. Ф. В. А. Сумбатов — православный русский поэт // Преподобный Серафим Саровский и русская литература
/ Сост., ред. Т. К. Батурова, В. П. Зверев. М.: МГОУ, 2004. С. 254−264.
5. Большой академический словарь русского языка / Гл. ред. К. С. Горбачевич. Т. 1.М.- СПб.: Наука, 2004.
6. Большой иллюстрированный словарь иностранных слов. М.: АСТ- Астрель- Русские словари, 2002.
7. Героическое прошлое русского народа в художественной литературе. М. — Л.: АН СССР, 1941.
8. Есаулов И. А. Пасхальность русской словесности. М.: Круг, 2004.
9. Иванов А. И. Первая мировая война и русская поэзия 1914−1918 годов: социокультурные и эстетические аспекты проблемы
// Малоизвестные страницы и новые концепции истории русской литературы ХХ века: Материалы Международной научной конференции: Москва, МГОУ, 24−25 июня 2003 г. Вып. 1: Русская литература конца XIX — начала XX в. Литература Русского зарубежья 1920−1930-х годов. Международный сборник научных трудов / Ред. -сост. Л. Ф. Алексеева и В. А. Скрипкина. М.: Каталог, 2003. С. 23−24.
10. Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. М.: Эксмо, 2007.
11. Кузьмин А. И. Героическая тема в русской литературе. М.: Просвещение, 1974.
12. Леонов Б. А. Утверждение: Героико-патриотическая тема в русской и советской литературе. М.: Худож. лит., 1988.
13. Лермонтов М. Ю. Бородино // Лермонтов М. Ю. Собр. соч.: В 4 т. / АН СССР. Ин-т русск. лит. (Пушкинский дом). Изд.
2, испр. и доп. Л.: Наука, 1979−1981. Т. 1: Стихотворения, 1828−1841. 1979. С. 408−411.
14. Летаева Н. В. Лермонтовский интертекст в творчестве Ю. Фельзена // Слово — образ — текст — контекст: Материалы Все-
российской научно-методической конференции Одинцово: Одинцовский гуманитарный институт, 2012. С. 21−33.
15. Моторин А. В. Методологические задачи православного слововедения // Духовные начала русского искусства и образования:
Материалы XI Международной научной конференции «Духовные начала русского искусства и просвещения» («Никитские чтения») / Сост. А.В. Моторин- НовГУ им. Ярослава Мудрого. Великий Новгород, 2011. С. 268−278, прим. С. 311−315.
16. Нечкина М. В. Исторические традиции русского военного героизма. М.: Воениздат, 1941.
17. Нечкина М. В. Мужественный образ наших великих предков. М.: Воениздат, 1942.
18. Полный церковно-славянский словарь / Сост. Г. Дьяченко. М.: Тип. Вильде, 1900.
19. Пропп В. Я. Русский героический эпос. М.: Лабиринт, 1999. 636 с.
20. Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам: В 3 т. Т. 1. СПб.: Издание
Отд-ния русск. яз. и словесности Имп. акад. наук, 1893. IX, 1420 стб., 49 с.
21. Сумбатов В. А. Ковёр над бездной. [Часть I] Детство / Публикация Л. Ф. Алексеевой // Роман-журнал XXI век: Путево-
дитель русской литературы. 2004. № 11−12 (71−72). С. 65−101.
22. Сумбатов В. А. Ковёр над бездной. [Часть II] Отрочество / Подготовлено к публикации Л. Ф. Алексеевой. [Из семейного
архива Сумбатовых].
23. Сумбатов В. А. Письма к И. А. Персиани // РГАЛИ. Фонд № 2294. Опись 1. Ед. хр. 84.
24. Сумбатов В. А. После обстрела // Ежемесячная военно-национальная газета «Вестник». Париж. 1966, 1 июня. № 143. С. 2.
25. Сумбатов В. А. Прозрачная тьма: Собрание стихотворений. Pisa- М.: Водолей Publishers, 2006. (Русская Италия).
26. Сумбатов В. А. Русская Держава (Роман в стихах) // Малоизвестные страницы и новые концепции истории русской ли-
тературы XX века: Материалы Международной научной конференции: Москва, МГОУ, 27−28 июня 2005 г. Выпуск
3. Часть 1. Литература Русского зарубежья / Ред. -сост. Л. Ф. Алексеева. М.: Водолей Publishers, 2006. С. 107−151.
27. Титова Н. С. Традиции батальной литературы в творчестве В. А. Сумбатова // Духовные начала искусства и просвеще-
ния: Материалы X Международной научной конференции «Никитские чтения» / Сост. А. В. Моторин. Великий Новгород, 2010. С. 165−172.
28. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. М.: Прогресс, 1986.
29. Фаталист. Зарубежная Россия и Лермонтов: Из наследия первой эмиграции / Сост., вступ. ст. и комм. М. Д. Филина. М. :
Русскш мiрь, 1999.
30. Шмурло Е. Ф. Мир русской истории. IX—XX вв. М.: Вече, 2009.
31. Штейн Э. Скорбный листок поэзии Зарубежья // Литературный курьер. Нью-Йорк, 1982. № 3. С. 4.
32. Glad J., ed. Conversations in Exile: Russian Writers Abroad. Durham: Duke University Press, 1993.
33. Schlafly Jr, D.L. & quot-The Great White Bear and the Cradle of Culture: Italian Images of Russia and Russian Images of Italy. "- Kriti-
ka: Explorations in Russian and Eurasian History 9.2 (2008): 389−406.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0. 11−2011:
Титова, Н. С. Первая мировая война в поэзии В. А. Сумбатова: освоение батальных традиций стихотворения М. Ю. Лермонтова «Бородино» (к 200-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова, 120-й годовщине со дня рождения В. А. Сумбатова и 100-летию начала Первой мировой войны) / Н. С. Титова // Пространство и Время. — 2014. — № 4(18). — С. 183- 189. Стационарный сетевой адрес 2226—7271provr_st4−18. 2014. 84

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой