Иммуногенные и протективные свойства липополисахаридов Shigella flexnery 2a с химически модифицированным липидом а

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

иммунология № 2, 2015
инфекционная иммунология
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2015 УДК 615. 371:579. 842. 15]. 012. 074
Лёдов В. А., Головина М. Э., Лучина Н. Н., Львов В. Л., Апарин П. Г.
иммуногенные и протективные свойства липополисахаридов
SHIGELLA FLEXNERI2А с хИМИЧЕсКИ МОДИфИцИРОВАннЫМ ЛИПИДОМ A
ФГБУ «ГНЦ — Институт иммунологии» ФМБА России, 115 478, г. Москва
Липополисахарид (ЛПС) Shigella flexneri 2а служит основной мишенью для формирования адаптивного иммунного ответа у людей. Однако использование ЛПС S. flexneri 2а для профилактической вакцинации против дизентерии Флекснера ограничено из-за его выраженного эндотоксического влияния на организм. Оптимизация условий химической обработки ЛПС S. flexneri 2a позволила получить первые модифицированные ЛПС (мЛПС), пирогенность которых оказалась ниже, чем у нативного ЛПС.
В данной работе представлены результаты исследований антителопродуцирующей активности и протективной эффективности полученных таким образом мЛПС на лабораторных животных.
Ключевые слова: модифицированный липополисахарид- Shigella flexneri 2a- пирогенность- протективность- антительный ответ.
Для цитирования: Иммунология. 2015- 36(2): 99−104.
Ledov V.A., GolovinaM.E., Luchina N.N., L'-vov V.L., Aparin P.G.
IMMUNOGENICS AND PROTECTIVE EFFICACY OF LIPOPOLYSACCHARIDES SHIGELLA FLEXNERI 2A WITH CHEMICALLY MODIFIED LIPID A
National Research Center Institute of Immunology Federal Medical-Biological Agency (FMBA of Russia), 115 478, Moscow Lipopolysaccharide (LPS) of S. flexneri 2a is the main target for the formation of human adaptive immune response. However, the use of S. flexneri 2a LPS for preventive vaccination against dysentery, due to its limited express endotoxin effects in humans. Optimization of conditions for chemical treatment of S. flexneri 2a LPS provided the first modified LPS (mLPS), pyrogenicity, which was lower than the native LPS.
This paper presents the results of research antibody response and protective efficacy of mLPS in laboratory animals.
Keywords: modified lipopolysaccharide- Shigella flexneri 2a- pyrogenicity- protective efficacy- antibody response.
Citation: Immunologiya. 2015- 36(2): 99−104.
Введение. Дизентерия является одной из самых распространенных бактериальных кишечных инфекций. Ежегодно повсеместно в мире регистрируют 164,7 млн случаев дизентерии, из них 163,2 млн приходится на развивающиеся страны (1,1 млн смертельных исходов) и 1,5 млн — на индустриальные. Доминирующим возбудителем дизентерии Флекснера как в развивающихся, так и в индустриальных странах является Shigella flexneri 2 а [1].
Однако, несмотря на то что попытки создания вакцин против дизентерии Флекснера предпринимались неоднократно, лицензированного вакцинного препарата так и не разработано [2].
На данный момент перспективными направлениями по разработке профилактических противошигеллезных препаратов является создание живых, химерных и химических вакцин, некоторые из которых доведены до клинических исследований.
Живые инвазивные, неинвазивные и химерные вакцинные штаммы S. flexneri 2а при испытаниях с участием добровольцев оказались весьма реактогенными. При понижении вакцинирующей дозы до безопасной для достижения достаточного для защиты уровня антител (АТ) необходима частая реиммунизация [3−9].
Антигенные шигеллезные вакцинные кандидаты построены из полисахарид (ПС) и/или белоксодержащих био-
молекул, извлекаемых из бактериальной клетки, которые получены с помощью химических подходов [10−12]. Основными антигенами, определяющими иммуногенные характеристики _Аехпеп, являются бактериальный эндотоксин липополисахарид (ЛПС) и эффекторные 1ра-протеины [13].
В последние годы с участием добровольцев были исследованы конъюгированные с белками О-ПС (5. /Аехпеп 2а-rEPAsucc, Х _Аехпеп 2а-гЕРА, Б. flexneri 2a-CRM9succ) и комплексная ЛПС- протеосомальная (Proteosome- 5. flexneri 2а) шигеллезные кандидат-вакцины. Эти препараты способны индуцировать у добровольцев специфический гуморальный иммунный ответ к серогруппе 5. flexneri 2а. Однако оказалось, что при иммунизации ЛПС-протеосомальным вакцинным кандидатом частота и интенсивность нежелательных эффектов многократно выше, чем у конъюгированных О-ПС вакцинных кандидатов [14−16]. Таким образом, создание им-муногенов, индуцирующих иммунный ответ к главному антигену 5. flexneri — О-ПС, рассматривается сегодня как один из самых перспективных подходов в разработке вакцин против 5. flexneri [2].
В рамках этого направления в последние годы мы занимаемся разработкой антибактериальных вакцин, в основе которого лежит детоксификация липидного компонента ЛПС липида, А с помощью химических методов. Модифицированные таким образом ЛПС (мЛПС) с уменьшенным
Для корреспонденции: Лёдов Владимир Алексеевич, vldov@mail. ru For correspondence: Ledov Vladimir Alekseevich, vldov@mail. ru
по сравнению с природным содержанием в липиде, А высших жирных кислот (ВШК) могут расцениваться как существенно более безопасные при сохранении способности к индукции специфических протективных АТ.
В данной работе представлены наши первые данные по иммунологическому исследованию мЛПС из бактерий S. flexneri 2a.
Материал и методы. Штамм S. flexneri 2a и культивирование биомассы. Штамм S. flexneri 2a 1605 использовали для получения ЛПС. В качестве посевного материала взяли культуру, полученную на плотной питательной среде после инкубации при 37 °C в течение 16−18 ч. Культивирование осуществляли на синтетической питательной среде.
Получение мЛПС. Полученный по методу О. Вестфа-ля и соавт. [17] ЛПС липид А, который по данным масс-спектрометрии традиционно содержит от 4 до 6 остатков ВШК, подвергали обработке водным аммиаком в мягких условиях с целью избирательного омыления части остатков ВШК.
Определение пирогенности. Пирогенный тест ставили на кроликах породы шиншилла массой 2,8−3,05 кг Препарат разводили апирогенным стерильным 0,9% раствором натрия хлорида так, чтобы 1 мл раствора содержал 0,025 или 0,05 мкг ЛПС, и вводили трем кроликам из расчета 1 мл раствора вакцины на 1 кг массы животного. После введения препарата трижды измеряли ректальную температуру кроликов с интервалом не более 30 мин на протяжении 3 ч.
Иммунизация мышей. Использовали мышей самок или самцов линии (CBA x С57 B1/6) Fj массой 16−18 г Животным вводили образцы мЛПС в дозе 10 или 50 мкг на мышь, растворенные в 0,5 мл физиологического раствора. Контрольную сыворотку крови получали от интактных мышей.
Непрямой ТИФА. Нативный ЛПС S. flexneri 2а сорбировали на полистироловых планшетах (Greiner) в 0,05 М растворе карбонантно-бикарбонантного буфера, рН 9,5, внося по 100 мкл раствора антигена в лунку. Готовили двукратные разведения исследуемых сывороток, начиная с разведения 1: 50. В качестве детектирующего реагента использовали меченные пероксидазой хрена АТ козы к IgA-, IgG-, IgM-антителам мыши (Sigma-Aldrich). Учет реакции проводили с помощью спектрофотометра «iMark» (Bio-Rad) при длине основной/возвратной волн 492/630 нм.
Реакция пассивной гемагглютинации (РПГА). Для постановки РПГА готовили двукратные разведения сывороток в 0,9% растворе NaCl в объеме 100 мкл, начиная с разведения сывороток 1:4 в полистироловых круглодонных планшетах. В каждую лунку добавляли по 25 мкл эритроцитарного диа-гностикума против шигелл Флекснера 1−5 (ГУП им. Г.Н. Габричевского).
Кератоконъюнктивальный тест. Для оценки протектив-ных свойств мЛПС использоли кератоконъюнктивальный тест — модифицированный тест Sereny [18]. Иммунизацию морских свинок осуществляли дозами 25 и 50 мкг подкожно в область спины двукратно с интервалом в 10 дней. На 10-е сутки после повторной иммунизации проводили заражение в конъюнктиву глаза штаммом S. flexneri 2a 1605 в дозе 5407 микробных клеток (ИД100). Эффективность препарата оценивали на 3-и сутки по количеству непораженных инфекцией глаз и вычисляли процент защиты.
Результаты. Оценка пирогенности мЛПС S. flexneri 2a. Получили пять образцов, содержащих мЛПС S. flexneri 2a, которые отличались между собой степенью химической обработки. Данные электрофореза свидетельствуют о том, что все полученные образцы являются S-ЛПС-содержащими как длинно- так и короткоцепные фракции ЛПС (рис. 1).
Определение пирогенности является одним из основных методов для оценки эндотоксичности in vivo. Пирогенность изучали при внутривенном введении кроликам 25 нг на 1 кг массы кролика каждого из исследуемых образцов мЛПС S. flexneri 2a. Результаты измерений пирогенности представлены на рис. 2.
Согласно рекомендациям Государственной фармакопеи
1 2 3 4 5 6
Рис. 1. Электрофорез образцов ЛПС S. flexneri 2a. 1 — нативный- 2 — SF-1- 5 — SF-2- 4 — SF-3- 5 — SF-4- 6 — SF-5.
РФ XII, апирогенными принято считать вещества, суммарная пирогенность которых на трех кроликах не превышает 1,2°С, при этом ни у одного из кроликов не регистрируется повышения температуры выше 0,5°С [19]. Нативный ЛПС S. flexneri 2а является классическим эндотоксином и демонстрирует высокую пирогенную реакцию на кроликах, егоД I на двух кроликах составила 3,2°С (см. рис. 2). Из исследуемых образцов апирогенными оказались образцы SF-4, SF-5. Образцы SF-1, SF-2, SF-3 были пирогенными, но показатели их пирогенности значительно меньше (^Д I & lt- 2°С), чем у нативного ЛПС, поэтому мы их определили как низкопирогенные образцы мЛПС.
Данные наших исследований свидетельствуют, что после химической обработки пирогенность мЛПС существенно снижается по сравнению с таковой нативных ЛПС и возможно достижение полной апирогенной реакции кроликов на образцы SF-4 и SF-5.
Оценка первичного и вторичного антительного ответа у мышей (СВАхС57 В1/6) F1, иммунизированных модифицированными ЛПС S. flexneri 2а. Для исследования профиля антительного ответа у мышей после первичной и вторичной иммунизаций мЛПС X _Аехпеп 2а определяли содержание сывороточных АТ основных классовА, IgG,М, а также
3,6−1
'- Нативный SF-1 SF-2 SF-3 SF-4 SF-5
ЛПС
Рис. 2. Пирогенность образцов ЛПС S. flexneri 2a.
Таблица 1
Первичный иммунный ответ мышей (CBAxC57B1/6)F1, иммунизированных мЛПС S. flexneri 2a
Образец Доза, мкг/ мышь Титр АТ
агглютинин IgG IgM
СГ ± о СГ ± о СГ ± о
SF-1 10 4,6 ± 2,7 1600,0 ± 876,4 6400,0 ± 3505,4
50 16,0 ± 8,8 1055,6 ± 438,2 6400,0 ± 3505,4
SF-2 10 3,5 ± 2,4 800,0 ± 438,2 12 800,0 ± 25 156,2
50 2,3 ± 0,9 4222,4 ± 5878,8 7610,9 ± 3200,0
SF-3 10 3,5 ± 3,3 2111,2 ± 1131,4 7351,7 ± 4293,3
50 2,6 ± 1,1 696,4 ± 178,9 6400,0 ± 9863,1
SF-4 10 3,5 ± 3,3 2111,2 ± 2234,3 4222,4 ± 4293,3
50 2,3 ± 0,9 2111,2 ± 876,4 6400,0 ± 3505,4
SF-5 10 3,5 ± 2,4 1055,6 ± 438,2 5571,5 ± 2431,1
50 4,6 ± 2,7 1837,9 ± 715,5 8143,0 ± 7838,4
Контроль 2,3 ± 0,9 400,0 ± 0 1055,6 ± 438,2
Примечание. Здесь и в табл. 2: о — среднее квадратичное отклонение- жирным шрифтом выделены статистически достоверные изменения титров по сравнению с контрольными значениями при р & lt- 0,05.
оценивали уровень агглютинирующих сывороточных АТ с поливалентным 5. flexneri специфичности 1−5 диагностику-мом, широко используемым в клинической практике.
Полученные данные свидетельствуют о том, что все образцы мЛПС как низкопирогенные, так и апирогенные им-муногенны при однократном введении и вызывают появление в сыворотке крови мышей специфических АТ к О-ПС 5. _Аетеп 2а (табл. 1).
После первичной иммунизации низкопирогенными образцами SF-1, SF-2, SF-3 кратность прироста среднего геометрического (СГ) титров IgG- и IgM-АТ по сравнению с таковой в контрольной группе составила 1,5−5 и 6−7 раз соответственно. ТитрыМ-АТ у мышей, иммунизированных разными дозами низкопирогенных образцов, существенно не отличались. Наиболее высокие СГ-показатели титров IgG-АТ зарегистрировали у мышей, иммунизированных SF-1 и SF-3 в дозе 10 мкг, что составило 1600 ± 876,4 и 2111,2 ± 1131,4 соответственно (р & lt- 0,05).
Первичная иммунизация апирогенными мЛПС SF-4, SF-5 способствует повышению титра специфических АТ-IgG в 2,5−5 раз, а АТ-^М в 4−6 раз. Высокие СГ-показатели титров АТ-IgG и АТ-^М зарегистрировали у мышей, иммунизированных образцом SF-4 в дозе 50 мкг, что составило 2111,2 ± 876,4 и 6400 ± 3505,4 соответственно.
Прирост титра специфических агглютининов, определяемых в РПГА, после первичной иммунизации мышей низко-
пирогенными и апирогенными образцами мЛПС не выражен. Только у мышей, иммунизированных образцом SF-1 в дозе 50 мкг СГ, титр агглютининов составил 16 ± 8,8, что примерно в 7 раз выше, чем в контрольной группе.
В результате вторичной иммунизации высокие СГ-показатели титра АТ-IgG определили у мышей, иммунизированных каждым из трех низкопирогенных мЛПС. У мышей, иммунизированных дозой 50 мкг образцов SF-1 и SF-3, СГ-показатели титра IgG-АТ составили 6889,7 ± 3010,8 и
7351.7 ± 2862,2 соответственно. А у мышей, иммунизированных образцом SF-2 в дозе 10 мкг, титр IgG-АТ составил 8444,9 ± 3505,4.
Титр АТ-^М после вторичной иммунизации низкопиро-генными образцами повысился в 3,5−12 раз. Высокие СГ-показатели титраМ-АТ зафиксировали у мышей, иммунизированным образцами SF-2 и SF-3 в дозе 50 мкг: 19 401,2 ±
7010.8 и 8444,9 ± 4525,5 соответственно.
У мышей, двукратно иммунизированных апирогенными образцами мЛПС, наблюдали 3−6-кратный прирост титра АТ-IgG. Следует отметить отсутствие существенных изменений титра АТ-^М по сравнению с таковым в контрольной группе. Высокие СГ-показатели титра АТ-IgG выявили при иммунизации мышей образцом SF-4 в дозах 10 и 50 мкг, что составило 6400,0 ± 2863,1 и 9700,6 ± 6586,5 соответственно, а также, у мышей, иммунизированных дозой 10 мкг образца SF-5, — 7351,7 ± 4438,6.
Таблица 2
Вторичный иммунный ответ мышей (CBAxC57B1/6) F1, иммунизированных мЛПС S. flexneri 2a
Титр АТ
Образец Доза, мкг/ мышь агглютинин IgG IgM
СГ ± о СГ ± о СГ ± о
SF-1 10 12,1 ± 10,4 4222,4 ± 1752,7 3200,0 ± 0,0
50 21,1 ± 8,8 6889,7 ± 3010,8 3200,0 ± 1752,7
SF-2 10 16,0 ± 8,8 8444,9 ± 3505,4 11 143,0 ± 2862,2
50 18,4 ± 10,7 4222,4 ± 4468,6 19 401,2 ± 7010,8
SF-3 10 147,0 ± 85,9 7351,7 ± 4293,3 5571,5 ± 1431,1
50 36,8 ± 14,3 7351,7 ± 2862,2 8444,9 ± 4525,5
SF-4 10 26,9 ± 24,3 6400,0 ± 2863,1 1837,9 ± 715,5
50 18,2 ± 54,4 9700,6 ± 6586,5 2785,8 ± 1959,6
SF-5 10 10,3 ± 7,2 7351,7 ± 4438,6 2571,5 ± 1919,2
50 10,3 ± 13,2 4850,3 ± 1172,3 3700,6 ± 2344,6
Контроль 2 ± 0 1600,0 ± 2759,2 1600 ± 1006,645
60 50 40 30 20 10 0
35,7
SF-1 SF-2 SF-4
Доза введения §§§§ 25 мкг [Щ^ 50 мкг
Контроль
Рис. 3. ПЭ (в %) мЛПС S. flexneri 2a при заражении вирулентным штаммом S. flexneri 2a.
После вторичной иммунизации наблюдали рост уровня специфических анти-О-ЛПС-агглютининов. Причем независимо от степени пирогенности образцов регистрировали высокие СГ-показатели титров. Наиболее высокий титр отметили при иммунизации образцом SF-3 в дозе 10 мкг, что составило 147 ± 85,9, это примерно 70 раз выше, чем в контрольной группе.
Достоверного прироста содержания АТ-IgA в ответ на исследуемые образцы мЛПС у мышей (СВАХС57В1/61 мы не выявили, что коррелирует с ранее опубликованными данными о низкой продукции АТ-IgA в ответ на экспериментальное инфицирование мышей инфекцией S. flexneri 2а [20].
Исследование протективной активности мЛПС & amp- _Аехпеп 2а на модели экспериментального заражения морских свинок. Для исследования протективной активности образцов мЛПС & amp- _Аехпеп 2а использовали метод керато-конъюнктивального заражения вирулентным штаммом & amp- _Аехпеп 2а (модифицированный тест Sereny). Подкожная иммунизация морских свинок с последующим заражением конъюнктивы глаза позволяет оценить протективную эффективность (ПЭ) образцов. А подсчет результата по количеству в процентах непораженных глаз делает оценку эффективности объективной.
ПЭ образцов изучали после иммунизации низкопироген-ными образцами мЛПС S. flexneri 2а SF-1 и SF-2 и апироген-ным образцом мЛПС — SF-4 (рис. 3).
Как показано на рис. 3, ПЭ исследуемых образцов мЛПС X _Аехпеп 2а существенно отличается. ПЭ образца SF-1 при использовании дозы 25 мкг составила 14,3%. При увеличении дозы иммунизации до 50 мкг ПЭ возрастала до 35,7%.
Иммунизация образцом SF-2 не обеспечила достаточной защиты от заражения ИД100 вирулентного штамма X _Аехпеп 2а. ПЭ при использовании данного образца на модели экспериментального X _Аехпеп 2а кератоконъюнктивита не зарегистрировали.
Наиболее высокие показатели защиты наблюдали при иммунизации апирогенным образцом SF-4. При введении 25 мкг ПЭ образца составила 40%, а при введении 50 мкг она повысилась до 60%.
Следует отметить факт прямой корреляции между используемыми дозами иммунизации образцами SF-1 и SF-4 и уровнем защиты конъюнктив глаз морских свинок от инфекции S. flexneri 2а.
Обсуждение. Полученные нами первые данные о существенном снижении пирогенности мЛПС S. flexneri 2а свидетельствуют о возможности проведения химической детокси-кации, существенно понижающей эндотоксический эффект липид, А домена молекулы ЛПС. Однако не меньшее значение имеет факт иммуногенности не только низкопирогенных, но
и апирогенных образцов мЛПС и их способности к индукции первичного и вторичного антительного иммунного ответа у мышей. Химическая модификация ЛПС, по-видимому, не отразилась на антигенной активности его О-антигенных детерминант специфичности S. flexneri 2a.
Вместе с тем отметили зависимость от степени пироген-ности образцов серологического профиля иммунного ответа. У мышей, иммунизированных низкопирогенными образцами мЛПС, в сыворотке крови наблюдали преимущественно продукцию анти-ЛПС S. flexneri 2a IgM-АТ, а у иммунизированных апирогенными образцами — IgG-АТ. Эта тенденция прослеживается и при изучении вторичного иммунного ответа (табл. 2).
Исследование протективной активности субстанций, способных предотвратить развитие дизентерии, имеет известные трудности, поскольку животные, за исключением нескольких видов обезьян, не болеют дизентерией [21]. Наибольшее признание в экспериментальных исследованиях шигеллезов получила модель дизентерийного керато-конъюнктивита на морских свинках — тест Sereny. Однако тест Sereny чаще всего применяют для контроля авиру-лентности разрабатываемых вакцинных штаммов, которые должны быть неинфекционными при инокуляции [18]. Как тест активной защиты его адаптировали для оценки имму-ногенности пероральных живых вакцин. При этом вакцинный штамм вводили per os [22]. Из-за частых неудач при такой схеме иммунизации M. Levine и соавт., принимая во внимание концепцию корпатментализации MALT, сблизили сайты индуктивной и продуктивной фаз иммунного ответа, предложив модификацию теста с интраназальной вакцинацией живыми вакцинам [7, 23].
В предложенном нами варианте постановки теста сайты запуска иммунного ответа и продукции протективных АТ разнесены кардинальным образом. Иммунизация морских свинок происходит в область спины, подкожно и, таким образом, принципиально отличается от общепринятой муко-зальной [24].
Результаты исследования протективной активности апи-рогенного образца мЛПС SF-4 на разработанной модели кератоконъюнктивального теста неожиданно продемонстрировали его высокую эффективность. При двукратной иммунизации дозой 50 мкг образца SF-4 уровень защиты глаз морских свинок при заражении дозой ИД100 вирулентного штамма S. flexneri 2a составил 60%. Низкопирогенный мЛПС SF-2, напротив, не обеспечивал защиту морских свинок.
Несмотря на многочисленные попытки, задача получения безопасных и одновременно биологически эффективных вариантов ЛПС еще отнюдь не решена [25]. Существенная атте-нуация эндотоксичности, зарегистрированная в тесте пироген-ности на кроликах для вновь полученных препаратов мЛПС из бактерий S. flexneri 2a, демонстрирует возможность нового варианта подхода к решению этой актуальной задачи.
Совокупность исследованных иммуногенных и протек-тивных характеристик новых вариантов мЛПС позволяет рассматривать их как новые интересные иммуногены, которые должны быть подробно изучены и оценены в качестве потенциальных вакцинных кандидатов против дизентерии Флекснера.
литература
1. Kotloff K.L., Winickoff J.P., Ivanoff B., Clemens J.D., Swerd-low D.L., Sansonetti P.J. et al. Global burden of Shigella infections: implications for vaccine development and implementation of control strategies. Bulletin of the World Health Organization. 1999- 77 (8): 651−66.
2. Лёдов В. А., Апарин, П.Г., Каира, А.Н. К вопросу о разработке вакцины против дизентерии Флекснера. Санитарный врач. 2012- 10: 013−020.
3. Meitert T., Pencu E., Ciudin L., Tonciu M. Vaccine strain Sh. flexneri T32-Istrati. Studies in animals and in volunteers. Anti-dysentery immunoprophylaxis and immunotherapy by live vac-
cine Vadizen (Sh. flexneri T32-Istrati). Archives roumaines de pathologie experimentales et de microbiologie. 1984- 43 (3−4): 251−78.
4. Venkatesan M., Fernandez-Prada C., Buysse J.M., Formal S.B., Hale T.L. Virulence phenotype and genetic characteristics of the T32-ISTRATI Shigella flexneri 2a vaccine strain. Vaccine. 1991- 9 (5): 358−63.
5. Noriega F.R., Losonsky G., Wang J.Y., Formal S.B., Levine M.M. Further characterization of delta aroA delta virG Shigella flexneri 2a strain CVD 1203 as a mucosal Shigella vaccine and as a live-vector vaccine for delivering antigens of enterotoxi-genic Escherichia coli. Infection and immunity. 1996- 64 (1): 23−7.
6. Kotloff K.L., Noriega F.R., Samandari T., Sztein M.B., Losonsky G.A., Nataro J.P. et al. Shigella flexneri 2a strain CVD 1207, with specific deletions in virG, sen, set, and guaBA, is highly attenuated in humans. Infection and immunity. 2000- 68 (3): 1034−9.
7. Noriega F.R., Liao F.M., Maneval D.R., Ren S., Formal S.B., Levine M.M. Strategy for cross-protection among Shigella flexneri serotypes. Infection and immunity. 1999- 67 (2): 782−8.
8. Coster T.S., Hoge C.W., VanDeVerg L.L., Hartman A.B., Oaks E.V., Venkatesan M.M. et al. Vaccination against shigellosis with attenuated Shigella flexneri 2a strain SC602. Infection and immunity. 1999- 67 (7): 3437−43.
9. Kotloff K.L., Losonsky G.A., Nataro J.P., Wasserman S.S., Hale T.L., Taylor D.N. et al. Evaluation of the safety, immu-nogenicity, and efficacy in healthy adults of four doses of live oral hybrid Escherichia coli-Shigella flexneri 2a vaccine strain EcSf2a-2. Vaccine. 1995- 13 (5): 495−502.
10. Ferreccio C., Prado V., Ojeda A., Cayyazo M., Abrego P., Guers L. et al. Epidemiologic patterns of acute diarrhea and endemic Shigella infections in children in a poor periurban setting in Santiago, Chile. American journal of epidemiology. 1991- 134
(6): 614−27.
11. Formal S.B., Hale T.L., Kapfer C., Cogan J.P., Snoy P.J., Chung R. et al. Oral vaccination of monkeys with an invasive Escherichia coli K-12 hybrid expressing Shigella flexneri 2a somatic antigen. Infection and immunity. 1984- 46 (2): 465−9.
12. Robbins J.B., Chu C., Schneerson R. Hypothesis for vaccine development: protective immunity to enteric diseases caused by nontyphoidal salmonellae and shigellae may be conferred by serum IgG antibodies to the O-specific polysaccharide of their lipopolysaccharides. Clinical infectious diseases: an official publication of the Infectious Diseases Society of America. 1992- 15 (2): 346−61.
13. DuPont H.L., Hornick R.B., Snyder M.J., Libonati J.P., Formal S.B., Gangarosa E.J. Immunity in shigellosis. II. Protection induced by oral live vaccine or primary infection. The Journal of infectious diseases. 1972- 125 (1): 12−6.
14. Fries L.F., Montemarano A.D., Mallett C.P., Taylor D.N., Hale T.L., Lowell G.H. Safety and immunogenicity of a proteosome-Shigella flexneri 2a lipopolysaccharide vaccine administered intranasally to healthy adults. Infection and immunity. 2001- 69
(7): 4545−53.
15. Passwell J.H., Harlev E., Ashkenazi S., Chu C., Miron D., Ramon R. et al. Safety and immunogenicity of improved Shigella O-specific polysaccharide-protein conjugate vaccines in adults in Israel. Infection and immunity. 2001- 69 (3): 1351−7.
16. Passwell J.H., Ashkenzi S., Banet-Levi Y., Ramon-Saraf R., Farzam N., Lerner-Geva L. et al. Age-related efficacy of Shigella O-specific polysaccharide conjugates in 1−4-year-old Israeli children. Vaccine. 2010- 28 (10): 2231−5.
17. Westphal О., Luderitz, О., Bister, F. Uber die Extraktion von Bakterien mit Phenol- Wasser Z. Naturforsch. 1952- 7 (Teil B): 148−55.
18. Сергеев В. В., Солодовников, Ю.П., Елкина, С.И., Шустер, Б. Ю. Эффективность энтеральной иммунизации живой дизентерийной вакциной в полевых опытах. Acta. Microbiol. Acad. Sci. Hung. 1976- 22: 6−9.
19. Государственная фармакопея Российской Федерации. Издательство «Научный центр экспертизы средств медицинского применения». 2008- XII.
20. Way S.S., Borczuk A.C., Goldberg M.B. Adaptive immune response to Shigella flexneri 2a cydC in immunocompetent mice and mice lacking immunoglobulin A. Infection and immunity. 1999- 67 (4): 2001−4-.
21. Харрисон Т. Р. Внутренние болезни. М., «Медицина». 2002: 1165−8.
22. Hale T.L., Keren D.F. Pathogenesis and immunology in shigellosis: applications for vaccine development. Current topics in microbiology and immunology. 1992- 180: 117−37.
23. Noriega F.R., Losonsky G., Lauderbaugh C., Liao F.M., Wang J.Y., Levine M.M. Engineered deltaguaB-A deltavirG Shigella flexneri 2a strain CVD 1205: construction, safety, immunogenicity, and potential efficacy as a mucosal vaccine. Infection and immunity. 1996- 64 (8): 3055−61.
24. Апарин П. Г. Полисахаридные вакцины против бактериальных кишечных инфекций. Монография. 2004.
25. Brade H., Opal S.M., Vogel S.N., Morrison D.C. Endotoxin in Helth and Disease. Marcel Dekker, Inc.- 1999.
Поступила 20. 05. 14
references
1. Kotloff K.L., Winickoff J.P., Ivanoff B., Clemens J.D., Swerd-low D.L., Sansonetti P. J. et al. Global burden of Shigella infections: implications for vaccine development and implementation of control strategies. Bulletin of the World Health Organization. 1999- 77 (8): 651−66.
2. Ledov V.A., Aparin P.G., Kaira A.N. Progress in vaccine development against Shigella flexneri. Sanitarnyy vrach. 2012- 10: 013−020. (in Russian)
3. Meitert T., Pencu E., Ciudin L., Tonciu M. Vaccine strain Sh. flexneri T32-Istrati. Studies in animals and in volunteers. Anti-dysentery immunoprophylaxis and immunotherapy by live vaccine Vadizen (Sh. flexneri T32-Istrati). Archives roumaines de pathologie experimentales et de microbiologie. 1984- 43 (3−4): 251−78.
4. Venkatesan M., Fernandez-Prada C., Buysse J.M., Formal S.B., Hale T.L. Virulence phenotype and genetic characteristics of the T32-ISTRATI Shigella flexneri 2a vaccine strain. Vaccine. 1991- 9 (5): 358−63.
5. Noriega F.R., Losonsky G., Wang J.Y., Formal S.B., Levine M.M. Further characterization of delta aroA delta virG Shigella flexneri 2a strain CVD 1203 as a mucosal Shigella vaccine and as a live-vector vaccine for delivering antigens of entero-toxigenic Escherichia coli. Infection and immunity. 1996- 64 (1): 23−7.
6. Kotloff K.L., Noriega F.R., Samandari T., Sztein M.B., Losonsky G.A., Nataro J.P. et al. Shigella flexneri 2a strain CVD 1207, with specific deletions in virG, sen, set, and guaBA, is highly attenuated in humans. Infection and immunity. 2000- 68 (3): 1034−9.
7. Noriega F.R., Liao F.M., Maneval D.R., Ren S., Formal S.B., Levine M.M. Strategy for cross-protection among Shigella flexneri serotypes. Infection and immunity. 1999- 67 (2): 782−8.
8. Coster T.S., Hoge C.W., VanDeVerg L.L., Hartman A.B., Oaks E.V., Venkatesan M.M. et al. Vaccination against shigellosis with attenuated Shigella flexneri 2a strain SC602. Infection and immunity. 1999- 67 (7): 3437−43.
9. Kotloff K.L., Losonsky G.A., Nataro J.P., Wasserman S.S., Hale T.L., Taylor D.N. et al. Evaluation of the safety, immu-nogenicity, and efficacy in healthy adults of four doses of live oral hybrid Escherichia coli-Shigella flexneri 2a vaccine strain EcSf2a-2. Vaccine. 1995- 13 (5): 495−502.
10. Ferreccio C., Prado V., Ojeda A., Cayyazo M., Abrego P., Guers L. et al. Epidemiologic patterns of acute diarrhea and endemic Shigella infections in children in a poor periurban setting in Santiago, Chile. American journal of epidemiology. 1991- 134 (6): 614−27.
11. Formal S.B., Hale T.L., Kapfer C., Cogan J.P., Snoy P. J., Chung
R. et al. Oral vaccination of monkeys with an invasive Escherichia coli K-12 hybrid expressing Shigella flexneri 2a somatic antigen. Infection and immunity. 1984- 46 (2): 465−9.
12. Robbins J.B., Chu C., Schneerson R. Hypothesis for vaccine development: protective immunity to enteric diseases caused by nontyphoidal salmonellae and shigellae may be conferred by serum IgG antibodies to the O-specific polysaccharide of their lipopolysaccharides. Clinical infectious diseases: an official publication of the Infectious Diseases Society of America. 1992- 15 (2): 346−61.
13. DuPont H.L., Hornick R.B., Snyder M.J., Libonati J.P., Formal S.B., Gangarosa E.J. Immunity in shigellosis. II. Protection induced by oral live vaccine or primary infection. The Journal of infectious diseases. 1972- 125 (1): 12−6.
14. Fries L.F., Montemarano A.D., Mallett C.P., Taylor D.N., Hale T.L., Lowell G.H. Safety and immunogenicity of a proteosome-Shigella flexneri 2a lipopolysaccharide vaccine administered intranasally to healthy adults. Infection and immunity. 2001- 69 (7): 4545−53.
15. Passwell J.H., Harlev E., Ashkenazi S., Chu C., Miron D., Ramon R. et al. Safety and immunogenicity of improved Shigella O-specific polysaccharide-protein conjugate vaccines in adults in Israel. Infection and immunity. 2001- 69 (3): 1351−7.
16. Passwell J.H., Ashkenzi S., Banet-Levi Y., Ramon-Saraf R., Farzam N., Lerner-Geva L. et al. Age-related efficacy of Shi-gella O-specific polysaccharide conjugates in 1−4-year-old Israeli children. Vaccine. 2010- 28 (10): 2231−5.
17. Westphal O., Luderitz, O., Bister, F. Uber die Extraktion von
Bakterien mit Phenol- Wasser Z. Naturforsch. 1952- 7 (Teil B): 148−55.
18. Sergeev V.V., Solodovnikov Yu.P., Elkina S.I., Shuster B. Yu. Effectiveness of enteric immunization live dysentery vaccine in field experiments. Acta. Microbiol. Acad. Sci. Hung. 1976- 22: 6−9. (in Russian)
19. Pharmacopoeia of the Russian Federation. «Nauchnyy tsentr Ekspertisy sredstv meditsinskogo primeneniya». 2008- XII.
20. Way S.S., Borczuk A.C., Goldberg M.B. Adaptive immune response to Shigella flexneri 2a cydC in immunocompetent mice and mice lacking immunoglobulin A. Infection and immunity. 1999- 67 (4): 2001−4.
21. Kharrison T.R. Internal Diseases. Moscow: «Meditsina». 2002- 1165−68. (in Russian)
22. Hale T.L., Keren D.F. Pathogenesis and immunology in shigellosis: applications for vaccine development. Current topics in microbiology and immunology. 1992- 180: 117−37.
23. Noriega F.R., Losonsky G., Lauderbaugh C., Liao F.M., Wang J.Y., Levine M.M. Engineered deltaguaB-A deltavirG Shigella flexneri 2a strain CVD 1205: construction, safety, immunoge-nicity, and potential efficacy as a mucosal vaccine. Infection and immunity. 1996- 64 (8): 3055−61.
24. Aparin P.G. Polysaccharide vaccines against bacterial intestinal infections. 2004.
25. Brade H., Opal S.M., Vogel S.N., Morrison D.C. Endotoxin in Helth and Disease. Marcel Dekker, Inc.- 1999.
Received 20. 05. 14
экспериментальная и клиническая аллергология
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2015 УДК 616−056. 43−078. 33
Резников Ю. П. 1, Масленников В. В. 1, Полякова В. И. 1, Игнатьева Г. А. 2
АЛЛЕРГОМОНИТОРИРОВАНИЕ IN VITRO: К ОЦЕНКЕ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ МЕТОДОВ
1ФГБУ «Центральная клиническая больница с поликлиникой» Управления делами Президента Р Ф, 121 359, г Москва- 2"ГНЦ — Институт иммунологии" ФМБА России, г. Москва
Вынужденный отказ от радиоаллегосорбентного теста (РАСТ) в in vitro аллергодиагностике неизбежно приводит к ослаблению лабораторных позиций в этом разделе диагностики, даже если он будет базироваться на иммуно-хемилюминесценции. Это открывает горизонты для поиска альтернативы, сопоставимой по чувствительности с РАСТ, но лишенной недостатков радиоизотопного метода исследования.
Ключевые слова: аллергодиагностика- альтернативы.
Для цитирования: Иммунология. 2015- 36(2):
Reznikov Yu.P. 1, Maslennikov V.V. 1, Polyakova V.I. 1, Ignat'-eva G.A. 2
IN VITRO ALLEGROMONITORING: TO ASSESS THE SENSITIVITY OF THE METHODS
'-«Central clinical hospital with polyclinic» Management Department of the President of the Russian Federation, 121 359, Moscow- 2State research center «Institute of immunology» FMBA of Russia, Moscow
Forced failure from radioallergosorbent test (RAST) in the in vitro allergodiagnostic inevitably leads to the weakening of laboratory items in this section diagnosis, even if it will be based on immunochemiluminescence. This opens the horizons to search for alternatives that are comparable in sensitivity with Age, but devoid of the shortcomings of the radioisotope research method.
Keywords: allergodiganostic- alternative.
citation: Immunologiya. 2015- 36(2):
Для корреспонденции: резников Юрий Петрович, immlab@yandex. ru For correspondence: Reznikov Yuriy Petrovich, immlab@yandex. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой