«Удрость» природы против социальных установок

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

удрость" природы против
СОЦИАЛЬНЫХ УСТАНОВОК
УДК 17. 023. 3
Г. В. Сорокин
Ростовский государственный строительный университет (г. Ростов-на-Дону)
Современная наука, опираясь на представление об иерархии форм движения материи, считает социум качественно отличной от биологического мира частью Универсума. Законы биологического мира в социуме признаются атавизмом. Однако социум существует тысячелетия, а жизнь — миллиарды лет. Жизнь — намного более древний феномен, чем социум, и в процессе эволюции были выработаны весьма эффективные механизмы приспособления. В статье приводятся примеры прогрессивного действия биологических законов в обществе, когда социальные установки становятся тормозом. Так, в условиях жёсткой стратификации механизм передачи наследственной информации деградирует, что приводит зачастую к вырождению правящих династий. Сакрализация власти — тоже факт попытки «заморозить» социальную и биологическую эволюцию. В статье делается вывод, что социальные законы должны опираться на биологические закономерности, но качественно превосходить их.
Ключевые слова: социум, естественный отбор, наследственная информация, сакрализация, прогресс, эволюция.
G. V. Sorokin
Rostov State University of Civil Engineering (RSUCE), The Ministry of Education and Science of the Russian Federation, Sotsialisticheskaia str., 162, Rostov-on-Don, Russian Federation, 344 022
& quot-WISDOM"- OF NATURE AS OPPOSED TO SOCIAL ATTITUDES
On the basis of the idea of the hierarchy of matter movement forms, modern science believes society is a part of universe which is qualitatively different from the biological world. The laws of biological world are viewed as atavism by society. However, society has existed for thousands of years, while life is millions and billions of years old. Life is a much older phenomenon than society and has developed quite efficient adaptation mechanisms in the process of evolution. The article points out the examples of progressive operation of biological laws in society, in which social attitudes become a hindrance. Thus, in the conditions of strict stratification the mechanism of hereditary information transfer degrades, often leading to the degeneration of ruling dynasties. Sacralization of power is also evident of an attempt to freeze social and biological evolution. The article comes to the conclusion that social laws must be based on biological regularities, but be qualitatively superior to them.
Keywords: society, natural selection, hereditary information, sacralization, progress, evolution.
СОрОКИН ГЕННАДИЙ ВЕНИАМИНОВИЧ — кандидат философских наук, ассистент кафедры истории и философии ростовского государственного строительного университета (г. ростов-на-ДонУ)
SOROKIN GENNADII VENIAMINOVICH — Ph.D. (Philosophy), Assistant Professor of Department of history and philosophy, Rostov State University of Civil Engineering (RSUCE, Rostov-on-Don)
e-mail: Gennadi-sorokin@yandex. ru © Сорокин Г. В., 2014
В свете последних событий в странах Запада активно высказывается мнение о том, что националистическими настроениями молено управлять в своих интересах, но не только вопрос о соотношении цели и средств можно рассматривать здесь. нам интересно соотношение биологических и социальных механизмов прогресса.
В качестве основного привлечём сравнительно-исторический метод, в качестве вспомогательных — диалектический и логический.
Проблематика: жизнь — намного более древний феномен, чем социум, и в процессе эволюции были выработаны весьма эффективные механизмы приспособления,. Если социум существует тысячелетия, то жизнь — миллиарды лет. например, в приспособлении видов передача генетической информации является показателем успешности того или иного индивидуума. В то же время стратифицированные общества значительно затрудняют подобный обмен и даже фальсифицируют его (ведь успешность с точки зрения генетического материала индивида не тождественна признанию его успешным в том или ином социуме). Есть и ещё моменты, говорящие о том, что биологические закономерности иногда оказываются необходимыми и исправляют неэффективные социальные законы.
Идея прогресса является одной из центральных в системе представлений современной доминирующей культуры. Но процесс улучшения возможен только при допущении несовершенства или отдельных сторон культуры, или социума в целом. Практически ни один здравомыслящий человек не будет сейчас утверждать противоположное. Но для истории подобная точка зрения не характерна. Большая часть истории человечества прошла в так называемых традиционных обществах.
Социум может быть порочен. Это одна из основных мыслей в истории философии и социальной науки. Однако зачастую социум выводят, в соответствии с формами движе-
ния материи, на качественно инои, независимый от законов эволюции уровень.
Некоторые условия функционирования традиционных обществ отмечены значительным редукционизмом. Возникновение социума есть процесс вытеснения биологических связей связями, как считается, более высокого порядка. В то лее время основополагающие условия существования биологического мира предполагают естественный отбор — передачу вылсившими особями своего генома последующим поколениям. Информация, содерлсащаяся в генетическом коде, услолсняется и оптимизируется. Считается, что естественный отбор в обществе либо отменяется совсем, либо существенно корректируется. На наш взгляд, подобная тенденция существует, но в некоторых установках социума молено говорить о сведении её не к более сложным, а к более примитивным механизмам.
Самый тривиальный пример — это сакрализация в древних обществах. На основе достаточно простых и понятных социальных установок производится регулирование жизнедеятельности сообщества, при этом эти правила не являются биологическими закономерностями и защищаются социальным табуированием. На основе этого механизма держалась власть в восточных деспотиях.
Но также известен факт ослабления биологической наследственности в результате близкородственных браков. Это молено сказать и о фараонах, и о более поздних династиях. Здесь мы видим наиболее характерное, лежащее на поверхности явление. Безусловно, вырождение богоподобных правителей едва ли входило в их планы, однако стало своеобразной местью со стороны попираемой биологической природы. Так социальные нормы стали тормозом более эффективных законов природы, стали редуцировать те закономерности, которые на основании диалектических форм движения материи должны были развиваться до более высокой стадии.
Собственно, подобная форма проявления социальных редукций не сильно изменилась и сегодня. Тому подтверждение — неприятие браков между определёнными социальными слоями.
Далее отражение социальных феноменов в науке допускает досадное недоразумение. Так, Г. Спенсер оправдывал идеологию либерализма законом всеобщего эволюционизма, присущего и биологическим, и социальным закономерностям. Однако для биологического отбора важным является не только факт выживания индивида, но и факт выработки им более ценного генетического материала, являющегося основой для выживания последующих поколений. Иными словами, главным является не индивидуализм, а выживание вида. В связи с этим животным свойственна далее некоторая жертвенность.
Собственно, большая лсестокость социальных законов в сравнении далее с обычаями звериного мира обращала на себя внимание мыслящих людей издревле. И сейчас различные мыслители отмечают отсутствие рабства и войн у животных и т. п.
В истории человечества явно прослелси-вается линия особой роли власти, отношений господства. Эту тенденцию можно проследить где угодно — вплоть до гербов государств (считается, что часто в их основе лелсат родовые гербы правящих династий), где присутствуют такие символы, как щиты, мечи, хищные лсивотные. Правда, за последний век часто стала использоваться другая символика, обычно трудовая.
Итак, установка на доминирование, эксплуатацию одних другими посредством насилия или угрозы его применения пронизывает всемирную историю с момента образования первых классовых государств. Существующие сейчас системы ценностей постепенно отходят от этих принципов, хотя сохраняется ещё мнолсество латентно выралсенных форм и символов этого отношения.
В истории принцип легитимизированно-
го насилия, или, точнее, самолегитимизированного насилия, иногда проявлялся настолько сильно, что единственной привилегией правящего класса считалось военное искусство. Такими государственными образованиями были Спарта, Рим в период республики, рыцарские ордены средневековой Европы и т. п. Ксенофонт и другие выразили эту идеологию в своих произведениях. Собственно, только контроль с позиции силы за обществом играл роль этакого универсального рычага Архимеда, когда контроль за одной сферой предопределял обладание благами из других областей лсизнедеятель-ности общества.
Так реализовался принцип лсивотного мира, в то же время более сложные виды деятельности не могли как освободится от этого контроля, так и получить условия своего развития (например, наука).
Подобным образом построенные социальные связи тормозились — более развитые менее развитыми. Здесь нельзя сказать о том, что общество находится на более низком уровне, чем биологический вид, но можно констатировать, что и не на более высоком. И подобное пололсение дел выгодно, в принципе, только доминирующему классу, и то до поры до времени.
Общественные связи не могут быть калькой биологических. В связи с этим новые возмолсности человеческого общества, такие как бессмертие, предполагают и более высокую организацию. Фёдоров называл её психократией. Если анализировать роль смерти в биологическом мире, нельзя не отметить ряд пололсительных моментов, связанных с ней, — собственно, сам закон естественного отбора. Смерть индивида приносит виду всё-таки нечто ценное.
Если с подобных позиций подойти к законам функционирования общества, молено отметить несомненную пололсительную отдачу от подобного пололсения дел. Казалось бы, трансляция человеческой культуры последующим поколениям, социализация занимают значительную часть человеческой
жизни, но человек — достаточно большой долгожитель по сравнению с подобными ему живыми существами. Кроме того, смена культурных установок, прогресс для некоторых индивидов весьма затруднён, приобретение новых качеств культуры идёт более успешно у новых поколений. Иначе говоря, проще учить, а не переучивать.
Если лее мы отметим специфику властных отношений, то бессмертие какого-либо тирана (например, Чингисхана) замедлило бы прогресс общества на столетия, а то и на тысячелетия. Правда, возмолена ли диктатура в обществе бессмертных — открытый вопрос. Собственно зачастую только смертность являлась единственным демократическим принципом, равнявшим подданных с правителями.
Известно учение Н. Ф. Фёдорова о необходимости воскрешения всех предыдущих поколений. Интересно отметить, что возмолс-ность такого акта он допускал для сообщества людей, достигших «совершеннолетия». Основатель русского космизма сравнивал развитие общества со стадиями взросления личности.
Современное ему состояние общества Фёдоров определял как «отрочество». А основным двилсущим механизмом такого общества он называл половой инстинкт. Для подобного общества характерны возведение в высшую ценность сексуального насла-лсдения и элиминация всех моментов человеческого бытия, которые могут принести отрицательные эмоции. Такими моментами, по мнению Н. Ф. Фёдорова, являются, прелс-де всего, ряд примыкающих к человеческой смертности впечатлений.
Интересно, что независимо от Фёдорова к подобной точке зрения пришёл з. фрейд. у него ни один человек не свободен от биологических инстинктов, поначалу это — либидо, половое влечение, позднее — стремление к смерти, танатос. В подсознательном детерминировании биологическими мотивами человека необходимо отметить у Фрейда два момента:
1. Вся человеческая культура — это реализация сексуальных влечений в извращённом виде — сублимация, таким образом, молено говорить о положительном влиянии биологических инстинктов на общество.
2. Реализация сексуального влечения в животном мире служит выживанию, прежде всего, вида, а не индивида. к этому же направлено стремление к смерти — как устранение особей, уже выполнивших свой «долг» или уже оказавшихся бесполезными для этой миссии. Таким образом, действие биологических законов опять оказывает положительное воздействие на общество.
Существует целое направление в философской мысли — иррациональная философия. Ключевые положения для различных вариантов этого ответвления философии следующие:
• рациональное познание мира или слабо по отношению к инстинктивно-интуитивному постижению, или «провокационно» (обещает много, но приводит только к разочарованию) —
• существует только единичное, индивидуальность. Только уникальное бытие непосредственно бытует, а значит, всеобщие законы невозможны. Понятия «общественное благо», «прогресс» теряют смысл-
• именно биологические или далее более глубоко расположенные силы играют главную роль в мировом движении и т. д.
Наша статья лежит в контексте рационализма. тем не менее, стоило отметить подобные подходы ввиду наличия схожей проблематики.
в то же время, если расширять контекстуальный фон исследования, оставаясь при этом в рамках мировоззрения современной науки, возникает проблема возникновения жизни. Собственно, непонятно и как возникает социум. К сожалению, сейчас научные теории построены на одном примере — биологическая и социальная эволюция на планете Земля. Поэтому как любые обобщения, так и следование научным концепциям, построенным исключительно на об-
работке земного примера, будут тривиально не полны.
Для Фёдорова современное ему общество, впрочем, не сильно отличавшееся в своих целях и ценностях от современного нам, находится в значительной зависимости от биологических инстинктов. Мало того, оно возводит эти животные влечения в разряд рациональных и в значительной степени обоснованных высших ценностей общества. У Фрейда подобный механизм назван рационализацией — инстинктивные влечения, вытесненные желания обрастают оправданиями и мнимыми логическими схемами.
Для Фёдорова очевидно, что значительная часть современной ему культуры не является культурой как таковой, так как не является культурой христианской. В ней закрываются глаза на такого всеобщего врага человеческого рода, как смерть. Напротив, ещё Гераклит говорил, что Дионис — тот же Аид, то есть стремление к жизни, воспевание эротических удовольствий есть направление новых поколений к смерти. Большая часть гедонистической культуры буржуазного мира нацелена на поиск удовольствий, главное из которых — сексуально-эротическое наслаждение. Таким образом, получается, что биологическая природа берёт определённый «реванш» и подспудно управляет подобным социумом.
Интересно, что некоторые положения Фрейда были использованы во времена сексуальной революции на Западе. Правда, их вектор аргументации зачастую был развёрнут в противоположном направлении, и выше ставилась не рациональная культура, но биологический сексуальный инстинкт. То есть опять лее интерпретированная бурлсу-азно-мещанская «свобода».
Ещё не существовало ни одного общества без определённых социальных практик, при которых в социализированной форме воспроизводились некие предкультурные феномены, биологические закономерности. В сказочно-мифологическом постилсении мира человек ощущает своё единство со
всей природой, общаясь с представителями флоры и фауны. Он как производит своё существование от лсивотных и растений, так и объясняет их происхолсдение и судьбу, интересуясь ею. Собственно, до сих пор в воспитании детей это необходимый этап.
К числу таких практик можно ещё, например, отнести традицию употребления алкоголя и подобных средств. Алкоголь, хотя его свойства до конца не выяснены, сопро-волсдает человеческую культуру с незапамятных времён. По крайне мере, можно точно отметить такое действие алкоголя (и его менее универсальных культурных аналогов), как сокращение мотивационно-оцени-вающих цепочек до осознания рациональным познанием, прямое взаимодействие с инстинктивными центрами удовольствий. Таким образом, человек может, выключая высшую деятельность мозга, временно опуститься до более биологически примитивного состояния. Чаще в истории философии и культуры подобная практика подвергалась осуждению, однако находились и те, кто отмечал положительной эффект от подобного культурного феномена. Не отказывали себе в подобной культурной традиции Гегель, Маркс и Энгельс. Для Дюркгейма человек может иногда опускаться нилсе некоторого уровня культуры, это тоже свобода.
Далее для современной высокотехнологичной цивилизации не характерен полный разрыв со своим биологическим основанием. Так, для массового сознания ценностями являются как дорогие дома и шикарные автомобили, так и девственные курорты, холёные собаки и кошки и т. д. Представители элитарного мышления выдвигают положения об особом положении жизни (об иррациональной философии и философии жизни мы уже говорили, можно сказать о А. Швейцере с его благоговением перед жизнью).
Нельзя не упомянуть и такое мощное и многоплановое движение, как «зелёные». В целом, основная направленность их деятельности лежит во вполне внятных осно-
ваниях борьбы за экологию. в то же время существуют достаточно радикальные направления «зелёных», которые, например, защищая лабораторных мышей, не останавливаются перед терактами. Ценность биологического мира стоит явно выше культуры и далее лсизни людей. Возникают серьёзные дискуссии о необходимости восстановления девственной природы до начала культурной преобразовательной деятельности человека [2]. Впрочем, здесь возмолены аргументированные возралеения. Ведь тогда необходимо будет восстановить мнолсество биологических видов, непосредственно уг-ролсающих человеку, например возбудителя оспы [2, р. 117].
наиболее, на наш взгляд, близок к правильной постановке и решению подобных проблем русский космизм. Учение Вернадского о ноосфере стоит в ряду тех необходимых теорий, мимо которых человечеству не пройти.
Правда, позиции в современности у русского космизма оказались несколько утеряны. Идеи Фёдорова и Циолковского (а также прочих представителей), с одной стороны, были реализованы в возникновении и развитии космонавтики. Второй (а, вернее, главный) аспект русского космизма, который постулировал Фёдоров, — воскрешение всех предшествующих поколений и наделение их вечной жизнью, далёк от воплощения и далее мало пропагандируется. Дело в том, что здесь достаточно сильно восприятие идей Фёдорова и других космистов как утопических и далее религиозно-мистических.
Если лее взять общую тенденцию европейской истории мысли, то излишняя «сциен-тизация» литературно-философского поля к XX веку в СССР была дополнена жёстким запретом на мистически-духовную литературу. Та «демифологизация», о которой с солеалением писал Юнг, была в Республике Советов особенно радикальна. Безусловно, что для мнолеества людей, выросших в старом смысловом поле, такой резкий разрыв был тяжёл.
В то лее время многие аспекты «современной» культуры, такие как наука, техника, прогресс и т. д., были своеобразно мистифицированы и далее сакрализованы. А некоторые пололеения конкурирующих идеологий практически отвергаются сразу. Например, пололеение о достилеении индивидуального бессмертия в проблематике русского космизма, потому что оно предполагает изменение не окрулеающей среды человека, а собственного сформированного биологической эволюцией тела, что, как оказалось, принять слоленее всего. В истреблении редких видов человек преуспел, но отношение к собственной природе до сих пор у него мистически-сакральное.
Евгеника является для европейской цивилизации определённой болевой точкой, хотя и до опытов нацистов в Европе и США принимались евгенические законы. Более того, способы улучшения человеческого потомства описаны в различных древних источниках (и весьма авторитетных для европейской традиции), например — Платоном в «Государстве»: «лучшие мулечины долле-ны большей частью соединяться с лучшими леенщинами, а худшие, напротив, с самыми худшими и что потомство лучших мужчин и леенщин следует воспитывать, а потомство худших — нет…» (Платон. Государство 469 d-e) [1, с. 235].
Недавно возникло двилеение трансгуманизма, задачами которого ставятся преобразование природы человека на основе завоеваний науки и достилеение бессмертия. Здесь совмещены и идеи Фёдорова, и религиозные каноны. Необходимо только отметить, что трансгуманизм содержит различные направления и некоторые его течения, несомненно, подверглись бы жёсткой критике со стороны родоначальника — Н. Ф. Фёдорова. Там хотят бессмертия для себя, а Фёдоров — для отцов, для отцов их отцов, а в конечном счёте — для всех и никак иначе. Фёдоров примиряет точку зрения светского, научного мировоззрения и религии. Однако возникает всё-таки вопрос о том,
что же такое сознание? Как человек осознаёт себя как нечто уникальное, как личность? Как отмечал Воланд: человек смертен внезапно. но он и рождён, в каком-то смысле, внезапно. Никто не выбирал, где ему родиться. «Человек есть сумма общественных отношений» — превосходно, намного лучше, чем: «Жизни как способы существования белковых тел». Но всё-таки какая-то глубина пропадает. Часто в истории человечества оказывались правы те, кто просто мечтал, верил, что должно быть именно так, вне зависимости от зримой возможности этого. Скептики и логики, наоборот, веря в невозможность воплощения утопических мечтаний, в то же время и производят необходимую «инженерно-технологическую» работу по строительству моста из мечты в реальность с помощью пропагандистских и технических технологий. Каждый из нас, из жителей Истории — Прошлого, Настоя-
щего, Будущего, — транслятор моральных принципов, мировоззрения и, в различной степени, творец духовной культуры. Как и в какой степени мы имеем на это право, и в какой степени должны быть творцами или трансляторами мировоззрения?
На наш взгляд, необходимо прослеживать всеобщую взаимосвязь природных отношений и всегда помнить о том, что главенствующее положение в биологической иерархии предполагает не тиранию и потребительское отношение к «братьям нашим меньшим», а скорее особую ответственность и жертвенность. Необходимо новое мировоззрение, органически связывающее неорганическую природу, органическую природу и человеческую культуру. В то лее время необходимо помнить о правильной иерархии в ней. И здесь огромную роль может сыграть такое своеобразное течение мысли, как русский космизм.
Примечания
1. Платон, филеб, Государство, Тимей, Критий / общ. ред., вступ. ст. А. ф. Лосев — пер. С. С. Аверин-цев- под общ. рук. А. Н. Егунов — пер. Н. В. Самсонов — общ. ред. В. Асмус — под общ. ред. Аза Алибековна Тахо-Годи. Москва: Мысль, 1999. — 656 с. — (Классическая философская мысль).
2. Hourdequin M. Restoration and history in a changing world. Ethics & amp- the Environment. Fall, 2013, vol. 18, issue 2, pp. 115−134.
References
1. Platon. Fileb, Gosudarstvo, Timei, Kritii. [Plato. Philebus, State, Timaeus, Crito]. Moscow, Mysl'- Publ. [Thought Publ. ], 1999. 656 p.
2. Hourdequin M. Restoration and history in a changing world. Ethics & amp- the Environment. Fall, 2013, vol. 18, issue 2, pp. 115−134.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой