Анализ инновационных программ нефтегазовых госкомпаний

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АНАЛИЗ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОГРАММ НЕФТЕГАЗОВЫХ ГОСКОМПАНИЙ
Анатолий Николаевич Токарев
Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, 630 090, Россия, г. Новосибирск, пр. Ак. Лаврентьева — 17, доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник, тел. (383) 3 000 962, e-mail: Anatoli-3@ngs. ru
В России одним из инструментов запуска инновационных процессов является разработка и реализация программ инновационного развития госкомпаний (в том числе нефтегазовых). Успешному осуществлению инновационной политики будут способствовать меры по снятию препятствий — по снижению барьеров и по сужению поля ловушек на пути инновационного развития.
Ключевые слова: инновации, нефтегазовый сектор, госкомпания, институциональные ловушки.
ANALYSIS OF INNOVATIVE PROGRAMS OF OIL AND GAS STATE COMPANIES
Anatoli N. Tokarev
Institute of Economics and Industrial Engineering, 17, Ac. Lavrentiev Av., 630 090, Russia, Novosibirsk, doctor of science in Economics, senior researcher, tel. (383) 3 000 962, e-mail: Anatoli-3@ngs. ru
In Russia, one of the tools for starting the innovation process is the development and implementation of innovative programs of state companies (including oil and gas companies). The successful implementation of innovation policy will promote measures to overcome obstacles — to reduce barriers and traps narrowing for innovations.
Key words: innovation, oil and gas sector, state company, institutional trap.
Новый инструмент запуска инновационных процессов
Практически во всех инновационно успешных странах государство играло и играет важную роль в запуске и сопровождении инновационных процессов, в том числе в нефтегазовом секторе. При этом политика в каждой конкретной стране зависит от целого ряда специфических условий.
Россия не является исключением: имеются особые условия, делаются попытки разработки и применения своих специфических инструментов. Один из них — разработка и реализация программ инновационного развития (ПИР) госкомпаний [6]. Таким образом, государство особый акцент в развитии инновационной деятельности сделало на крупные госкомпании. Есть ряд аргументов в пользу такого подхода.
• Компании с госучастием обычно применяют больший временной горизонт для планирования (в том числе инновационной деятельности).
• Крупные компании обладают большим объемом финансовых ресурсов для реализации инновационных проектов.
• По отношению к госкомпаниям кроме общих мер экономического стимулирования инноваций государство может использовать и административные рычаги.
Г оскомпании занимают ключевые позиции в целом ряде базовых отраслей России, включая нефтегазовый сектор (НГС). Запуск инновационных процессов в этих компаниях может дать импульс соответствующим преобразованиям в базовых отраслях. Спрос госкомпаний может быть использован для развития российских НИИ, ВУЗовской и отраслевой науки, малого и среднего бизнеса, новых форм организации инновационной деятельности. В результате крупные госкомпании могут стать главными заказчиками и основными потребителями научно-технической продукции и услуг.
Прежде чем разрабатывать и реализовывать ПИР госкомпаний, было бы логично сформировать государственную инновационную политику в отдельных отраслях, ее ясные цели и задачи. В некоторой степени эти вопросы отражены в отраслевых стратегиях, например в Энергетической стратегии России, но инновационные разделы этих документов требуют уточнения и конкретизации, а также обновления. Разработка отраслевой научно -технической политики способствовала бы координации инновационной деятельности различных компаний (а не только государственных) и широкого круга потенциальных участников инновационных процессов [2].
При реализуемом в России подходе (даже если ПИР госкомпаний разрабатываются во взаимодействии с отраслевыми ведомствами) фактически формирование отраслевой инновационной и научно-технической политики может быть отдано в руки крупных госкомпаний. При этом следует учитывать, что поведение госкомпаний не всегда отвечает интересам государства, поскольку они являются коммерческими структурами, деятельность которых направлена на увеличение прибыли и рост капитализации.
Каков уровень технологического развития российских нефтегазовых госкомпаний?
Разработка ПИР является важным мероприятием для самих компаний, поскольку позволяет понять свое место среди мировых лидеров, оценить вызовы, выстроить долгосрочную динамику своей модернизации и инновационного развития. Отправной точкой для разработки программ является оценка технологического уровня нефтегазовых компаний-конкурентов. В соответствии с оценкой, представленной в ПИР «Газпрома» и «Роснефти», российские компании отстают от мировых лидеров в нефтяном бизнесе, а «Газпром» является одним из лидеров в газовом сегменте [4].
Согласно ПИР «Роснефти» в технологическом блоке «Добыча» по степени освоенности инновационных технологий компания отстает от отраслевых лидеров — компаний BP, ExxonMobill, Statoil, Shell, Chevron, находясь на одном уровне с крупными компаниями «второго инновационного эшелона» (Eni, PetroChina, Si-nopec). Отставание не только от лидеров, но и компаний «второго эшелона» наблюдается в технологиях геологоразведки. «Роснефть» также далека от конкурен-тов-лидеров в технологиях бурения на шельфе, горизонтального бурения на малых глубинах, гидроразрыва с применением поверхностно-активных веществ. Но набольший отрыв имеет место в блоке «Переработка», прежде всего в таких технологиях как гидрокрекинг, производство ароматики, полимеризация, пиролиз [5].
В ПИР «Газпрома» особый интерес вызывает оценка показателя «восприимчивость к перспективным технологиям». По данному показателю «Газпром» (наряду с BP, ExxonMobill, Shell) является лидером в газовом бизнесе, а в нефтяном секторе он заметно отстает от своих основных конкурентов. Причем «Газпром нефть» получила самую низкую агрегированную оценку по сравнению с рассмотренными зарубежными конкурентами [Программа, «Газпром», 2011]. Практически все ее технологии были отнесены к категории «находящиеся в разработке». При этом только одна (!) из 24 перспективных технологий -гидроразрыв пластов в сложных геологических условиях — была оценена у «Газпром нефти» как «разработанная и используемая».
В газовом бизнесе «Газпром» получил высшую оценку в таких технологиях как производство сжиженного природного газа (СПГ), производство чистого гелия, добыча угольного метана. Данная оценка, например по СПГ, вызывает вопросы, если обратиться к истории создания первого и пока единственного в России завода СПГ: все основные соглашения о купле-продаже СПГ были заключены, технические решения приняты, а основные работы начаты еще до вхождения «Г азпрома» в этот проект.
В результате технологического аудита «Г азпрома» были получены выводы о том, что его развитие находится на высоком уровне. Деятельность компании характеризуется высокими показателями надежности, энергоэффективности и степени использования прогрессивных технологий. Вероятно, более объективную агрегированную оценку инновационной деятельности «Г азпрома» дает тот факт, что компания выступает в роле экспортера технологий в проектах, осуществляемых только в развивающихся странах.
Будут ли созданы прорывные технологии?
По мнению «Газпрома», существует ряд факторов, которые предопределяют невозможность обеспечения прорывных результатов. К таким факторам относятся: наличие масштабной инфраструктуры, ограниченные возможности продуктовых инноваций, ориентация на долгосрочные контракты с потребителями. Этим компания объясняет то, что внедрение инноваций в «Газпроме» связано в первую очередь с реализацией проектов создания и модернизации объектов добычи, транспорта и переработки углеводородов. Высокая инерционность и масштаб инфраструктуры компании, конечно, влияют на динамику и характер инноваций. Но успешные прорывные инновации в разведке и добыче углеводородного сырья (в том числе газа) реализуют зарубежные конкуренты «Газпрома».
Инновационные проекты «Роснефти» призваны ответить на стоящие перед компанией вызовы, среди которых разработка нефтегазовых ресурсов в Восточной Сибири, освоение арктического шельфа, повышение рентабельности разработки низкопродуктивных пластов, освоение залежей высоковязких нефтей, комплексная модернизация действующих и строительство новых мощностей по переработке нефти и производству нефтехимической продукции.
Многие из предлагаемых направлений и проектов «Газпрома» и «Роснефти» точнее назвать модернизационными, а не инновационными. Большинство из них призваны усилить существующие конкурентные преимущества или со-
кратить технологическое отставание от зарубежных конкурентов. При этом часть проектов, которые позиционируются компаниями как инновационные, по сути являются внедрением уже используемых технологических решений в ком-паниях-лидерах.
Заработает ли инновационный мультипликатор?
Одно из ожиданий от реализации ПИР крупных госкомпаний — это мультипликативные эффекты через вовлечение в инновационные процессы отраслей и производств, поставляющих материалы и оборудование для этих компаний, а также привлечение широкого круга российских НИИ, ВУЗов, малых и средних, а также сервисных компаний.
Освоение перспективных, сложных нефтегазовых объектов ставит новые задачи для целого ряда отраслей, подрядчиков, поставщиков оборудования и услуг. Остается открытым вопрос: в какой степени эти потребности будут удовлетворены за счет развития российских поставщиков, а в какой по более простому (но менее рациональному с позиций развития отечественной экономики) пути — закупок за рубежом?
Значительный акцент в инновационной политике «Г азпром» и «Роснефть» делают на взаимодействие с зарубежными партнерами. Например, в соответствии с ПИР «Г азпрома» количество технических диалогов и проектов, осуществляемых в рамках программ научно-технического сотрудничества с зарубежными компаниями, возрастет со 139 в 2010 г. до 175 в 2020 г.
Также малому и среднему инновационному бизнесу не следует ждать взрывного роста спроса на его продукцию и услуги со стороны «Газпрома». Об этом косвенно свидетельствует прогноз показателя «количество согласованных технических условий на продукцию предприятий малого и среднего бизнеса, допущенную на рынок ОАО «Газпром». За 10 лет этот показатель возрастет с 46 до 59 согласованных технических условий.
«Роснефть» также в целом ряде перспективных инновационных направлений и проектов планирует использовать результаты разработки и применения подобных технологий зарубежными сервисными компаниями — Weatherford, Schlumberger, Baker Hughes, Halliburton. Другой формат взаимодействия с зарубежными высокотехнологичными компаниями — создание научно-проектных центров. Так «Роснефть» совместно с ExxonMobil создает Арктический центр шельфовых разработок в г. Санкт-Петербург, в котором будут работать специалисты обеих компаний.
Привлечение зарубежных партнеров — лидеров в инновационных процессах — к разработке новых технологий является вполне эффективным и довольно часто используется в мировой нефтегазовой практике. При этом важно, чтобы происходило развитие компетенций российских компаний, и были локализованы эффекты, связанные с проведением исследований, выпуском нового оборудования и реализацией инновационных проектов.
Другая проблема инновационного развития НГС связана с тем, смогут ли российские ВУЗы и НИИ адекватно ответить на вызовы, стоящие перед нефтегазовым бизнесом? Отечественные исследовательские институты, работающие в рамках нефтегазовых компаний или выполняющие разработки по их заказу,
далеко не всегда готовы решать действительно инновационные вопросы — долгосрочные задачи, которые требуют значительных затрат и сопровождаются высоким риском. Также следует учитывать, что число исследовательских центров, специализирующихся на нефтегазовых НИОКР, значительно сократилось за период новейшей истории России
Барьеры и ловушки для инновационного развития НГС России
Инновационные процессы на своем пути встречают целый ряд препятствий, которые условно могут быть разделены на две группы — «барьеры» и «ловушки». Такие препятствия часто делают активное инновационное поведение не рациональным. Основные цели компаний связаны с увеличением прибыли и капитализации. Их рост может достигаться в результате действия достаточно широкого круга факторов. Сейчас для российских нефтегазовых компаний инновации не являются приоритетом. Есть другие направления, которые, по крайней мере, в краткосрочной перспективе позволяют решать поставленные задачи [1].
Среди барьеров важнейшее значение имеют следующие условия и факторы.
• Важнейшим барьером может быть ограниченность ресурсов на инновационную деятельность, для которой характерен значительный рост затрат при переходе от научных исследований к последующим стадиям, включая создание и внедрение технологий на производственных объектах.
• Проектные решения в НГС регламентируются правовой и нормативной базой, которая может оказывать сдерживающее влияние на внедрение инноваций, увеличивая сроки их практической реализации.
• Отсутствие оборота прав на пользование недрами не позволяет передавать зрелые и истощенные участки недр малым добывающим компаниям. Такие компании в мировой практике разрабатывают и внедряют широкий спектр точечных инноваций, направленных на снижение издержек, увеличение коэффициента извлечения нефти.
К барьерам можно отнести и ряд неработающих механизмов стимулирования инноваций, когда на бумаге они существуют, но на практике не применяются. Это касается, в том числе вопросов налогового стимулирования НИОКР.
Но наиболее важные препятствия инновационному развитию представляют собой т.н. институциональные ловушки [3]. Под ловушками здесь понимаются нормы и правила (формальные и неформальные), которые создают такие условия, когда инновационное поведение (в данном случае компаний НГС) не является рациональным.
К наиболее значимым ловушкам могут быть отнесены:
• возможности получения налоговых льгот (без гарантий их обоснованности) —
• возможности получения без конкурса прав на пользование участками недр (в том числе на шельфе) —
• слабость системы мониторинга и контроля освоения недр.
• Копирование технологий, догоняющее развитие может быть более эффективным, чем создание новых технологий. В НГС России масштабное привлечение зарубежного сервиса (в том числе крупнейших компаний уровня
Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes) также создает предпосылки для «успешного» догоняющего развития в области новых технологий-
• рост капитализации на основе слияний и поглощений.
Важнейшей ловушкой для выхода на траекторию инновационного развития является отсутствие реальной конкуренции в НГС России [7]. В рыночной экономике в качестве основного стимула инноваций выступает конкуренция. Конкуренция побуждает компании снижать затраты, разрабатывать технологии, позволяющие вовлечь в хозяйственный оборот новые ресурсы и запасы. К сожалению, в России сейчас наблюдается тенденция к снижению уровня конкуренции в НГС: крупные компании поглощают более мелких игроков, сужается круг независимых малых и средних компаний.
Несмотря на проблемы формирования и реализации ПИР нефтегазовых госкомпаний, вполне вероятно, что такой инструмент запуска инноваций, как подготовка и последующая реализация ПИР, окажется вполне адекватным сложившимся в России условиям. Способствовать успешной реализации этой модели может сбалансированная политика, включающая практическую реализацию стимулирующих механизмов, а также мер по снятию препятствий на пути инновационного развития.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Как заставить «Газпром» и нефтяников инвестировать в инновации. 2009. 30 ноября. — URL: Http: //www. cnews. ru.
2. Крюков В. А., Токарев А. Н. Нефтегазовые ресурсы в трансформируемой экономике: о соотношении реализованной и потенциальной общественной ценности недр (теория, практика, анализ и оценка) / отв. ред. В.В. Кулешов- ИЭОПП СО РАН. — Новосибирск: Наука-Центр, 2007. — 588 с.
3. Полтерович В. М. Институциональные ловушки и экономические реформы // Экономика и математические методы. 1999. Т. 35. Вып. 2.
4. Программа инновационного развития ОАО «Газпром» до 2020 года. — М.: ОАО «Газпром», 2011. — 409 с.
5. Программа инновационного развития ОАО «НК «Роснефть». Паспорт. — М.: «Роснефть», 2011. — 16 с.
6. Рейтинг программ инновационного развития госкорпораций и компаний с государственным участием. Сборник аналитических материалов. — Эксперт Р А. М., 2012. — 26 с.
7. «Эксперт» — инновации: сборник аналитических материалов. — Эксперт: Форум русских инноваций. М., 2011. — 46 с.
© А. Н. Токарев, 2013

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой