Иммунологические аспекты эндометриоидной болезни

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Иммунологические аспекты эндометриоидной болезни
Слободянюк Б. А.Попов А. А.Чантурия Т. З.Мананникова Т. Н.Мачанските О. В.Федоров А. А.Будыкина Т. С.
Слободянюк Борис Александрович —
канд. мед. наук, науч. сотр. отделения эндоскопической хирургии1 Попов Александр Анатольевич — д-р мед. наук, профессор, руководитель отделения эндоскопической хирургии1 Чантурия Теона Зурабовна -аспирант1
* 101 000, г. Москва, ул. Покровка, 22а, Российская Федерация. Тел.: +7 (916) 563 32 33. Е-таИ: dr-teona@mail. ru Мананникова Татьяна Николаевна -канд. мед. наук, ст. науч. сотр. отделения эндоскопической хирургии1
Мачанските Ольга Витовтовна —
канд. мед. наук, науч. сотр. отделения эндоскопической хирургии1 Федоров Антон Андреевич — канд. мед. наук, науч. сотр. отделения эндоскопической хирургии1 Будыкина Татьяна Сергеевна -д-р мед. наук, руководитель клинико-диагностической лаборатории1
Актуальность. Иммунологические процессы с участием макрофагов, возможно, играют ключевую роль в развитии и прогрессировании наружного генитального эндометриоза.
Цель — исследовать содержание MCP-1, RANTES и С-реактивного белка и выявить корреляционные взаимоотношения с выраженностью эндо-метриоза.
Материал и методы. Обследованы 72 пациентки — 26 здоровых и 46 с эндометриозом. Пациентки были разделены на группы: 17 с поверхностным эндометриозом, 18 с эндометрио-мами и 11 с инфильтративным эндометриозом. Всем произведена лапароскопия в 1-ю фазу менструального цикла и определены уровни MCP-1, RANTES и С-реактивного белка методом
иммуноферментного анализа в крови и перито-неальной жидкости.
Результаты. Выявлена положительная корреляция сывороточного МСР-1 (р = 0,03) и С-реактивного белка (р = 0,45) с выраженностью эндометриоидной болезни, что может свидетельствовать о дефективной функции перито-неальных макрофагов при распространенных формах эндометриоза.
Заключение. Показатели уровня МСР-1 и С-реактивного белка в периферической крови могут быть использованы в качестве маркера активности эндометриоза.
Ключевые слова: эндометриоз, хемокины, перитонеальная жидкость, периферическая кровь, макрофаги, моноциты.
1 ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии" — 101 000, г. Москва, ул. Покровка, 22а, Российская Федерация
Зндометриоз относится к числу наиболее распространенных гинекологических заболеваний. Он сопровождается нарушением менструальной и репродуктивной функции, стойким болевым синдромом, снижением трудоспособности [1, 2]. Среди женщин репродуктивного возраста частота встречаемости эндометриоза составляет от 5 до 15% [1]. При этом у женщин с бесплодием неясной этиологии он диагностируется в 40−60% случаев [3, 4]. В последние годы отмечен значительный рост заболеваемости эндометриозом [1].
Сегодня эндометриоз рассматривается как патологический процесс, при котором в миометрии,
других органах половой системы или вне ее возникают включения (очаги), по морфологическим и функциональным свойствам подобные эндометрию. В эндометриоидной ткани происходят циклические изменения, соответствующие фазам менструального цикла. Согласно одной из распространенных теорий патогенеза этого заболевания, оно является следствием заброса менструальной крови с частичками слизистой матки через маточные трубы в брюшную полость во время менструации [5]. Хотя ретроградная менструация — обычное явление у всех женщин с проходимыми трубами, только у немногих из них эндометрий может имплантироваться в брюшную полость [5, 6, 7, 8].
Иммунологическая дисфункция, наблюдаемая у женщин с эндометриозом, может быть как его причиной, так и следствием [9, 10]. Эндометриоз считается одним из этиологических факторов бесплодия. При эндометриозе наблюдается непроходимость маточных труб, связанная со спаечным процессом в малом тазу. Кроме того, провоспалительные цитокины, образованные макрофагами и эндометрием, активизируют и другие факторы, отрицательно влияющие на подвижность сперматозоидов и на способность к зачатию [5, 8, 11].
Известно, что хемокины (хемотаксические цитокины) участвуют в развитии и прогрессии эндометриоза путем регулирования функции лейкоцитов. Особое место здесь занимают два представителя семейства в-хемокинов: моно-цитарный хемоаттрактантный белок-1 (МСР-1) и хемокин, экспрессируемый и секретируемый Т-клетками при активации (ЯАМТЕ8). МСР-1, который наряду с активацией моноцитов и макрофагов взаимодействует с Т-лимфоцитами, естественными киллерами и тучными клетками, был обнаружен в клетках эндометрия, причем при эндометриозе его экспрессия становится бесконтрольной [5, 12]. Хемокин К. АМТЕ8 играет важную роль в иммунном воспалительном ответе, способствуя привлечению лейкоцитов из кровотока и изменению их функции. Он является сильным хемоаттрактантом для различного типа клеток, включая моноциты, Т-лимфоциты, эозинофилы и базофилы. К. АМТЕ8 также синтезируется в стромальных клетках нормального эндометрия. У женщин с эндометриозом хемокин К. АМТЕ8 в 70% случаев вызывал миграцию моноцитов в перитонеальную жидкость из кровяного русла [5]. Наличие связи между хемоки-нами МСР-1 и К. АМТЕ8 и возникновением эндо-метриоза было выявлено рядом исследователей [13, 14, 15].
Большое значение при воспалении, некрозе, защите от чужеродных агентов и, что существенно, при аутоиммунных процессах имеет С-реактивный белок (СРБ). Этот многофункциональный белок считается одним из самых чувствительных и ранних индикаторов воспаления, вызванного бактериальными инфекциями и иммунопатологическими заболеваниями, в том числе при эндометриозе [16, 17].
Целью нашей работы было определение уровней МСР-1, К. АМТЕ8 и СРБ в перитонеальной жидкости и периферической крови, а также выявление связи этих уровней с возникновением эндометриоза и его разными формами.
Материал и методы
В эндоскопическом отделении МОНИИАГ обследованы 72 женщины, обратившиеся по поводу гинекологической патологии или бесплодия. Всем пациенткам в 1-ю фазу менструального цикла проведена лапароскопия. По результатам обследования были сформированы 2 группы: в 1-ю — контрольную — включены 26 женщин без признаков эндометриоидной болезни, во 2-ю — 46 пациенток с диагнозом наружного генитального эндометриоза, подтвержденного гистологически. Для верификации формы эндо-метриоза использовались критерии C. Chapron. Согласно этим критериям, в частности, глубокий инфильтративный эндометриоз определяется как форма, при которой глубина инвазии превышает 5 мм и обнаруживается вовлечение гладких мышечных волокон смежных органов [18]. Пациентки 2-й группы составили 3 подгруппы: 2а (n = 17) — с поверхностными формами наружного генитального эндометриоза, 2б (n = 18) — с эндометриоидными кистами и 2 В (n = 11) — с глубоким инфильтративным эндоме-триозом.
Забор перитонеальной жидкости осуществлялся стерильным шприцем из малого таза на начальном этапе лапароскопии. Периферическую кровь получали в асептических условиях из локтевой вены в пробирки, содержавшие 0,5 мл раствора гепарина в среде 199 (25 ЕД гепарина на 1 мл крови). Жидкость и кровь центрифугировали со скоростью 1700 об/мин в течение 5−7 минут и до проведения анализа замораживали при температуре -30 °C. Уровень хемокинов в пери-тонеальной жидкости и периферической крови определяли с помощью иммуноферментного анализа, используя иммуноферментный анализатор Sunrise фирмы Tecan (Австрия) и наборы Human MCP-1 (eBioscience/Affymetrix, Австрия) и Human RANTES (RayBiotech, США) — при определении CРБ использовали набор реагентов Olympus System CRP (Latex, Франция).
Статистический анализ проводили при помощи пакета программ Statistica 6.0. При оценке результатов применяли непараметрические статистические методы: U-критерий Манна -Уитни, критерий Колмогорова — Смирнова, точный критерий Фишера.
Результаты
Клиническая характеристика обследованных представлена в табл. 1. Анализ жалоб пациенток позволил выявить следующие закономерности. Дисменорею регистрировали у подавляющего
Таблица 1. Клиническая характеристика обследованных
Показатель 1-я группа 2-я группа р
2а 2б 2в
Возраст, годы+ 29,64 ± 4,134 30,63 ± 5,427 27 ± 4,153 34 ± 2,264 & lt- 0,1
Рост, м+ 1,66 ± 0,0634 1,67 ± 0,062 1,68 ± 0,94 1,69 ± 0,622 & lt- 0,1
Индекс массы тела+ 23,59 ± 1,98 20,26 ± 2,194 21 ± 1,64 21,56 ± 1,134 & lt- 0,1
Менархе, годы+ 13,05 ± 1,64 13,19 ± 1,974 12 ± 1,322 12,82 ± 0,987 & lt- 0,1
Нециклические боли в области таза, ВАШ+ 1,14 ± 0,37 1 ± 2,28 3,35 ± 4,23* 3,82 ± 4,19* 0,001*
Дисменорея, п (%) 2 (8,3) 1 (5,8) 2 (11) 9 (81)* 0,025*
Дисменорея, ВАШ+ 0 1,69 ± 0,85 3,24 ± 2,44* 6,36 ± 2,16* 0,001*
Диспареуния, п (%) 0 2 (11,7) 5 (27,7)* 6 (54,5)* 0,025*
Диспареуния, ВАШ+ 0 2,06 ± 1,01 3,81 ± 2,34 4,91 ± 3,23 0,001*
Боли при овуляции, п (%) 0 1 (5,8) 2 (11)* 2 (18)* 0,04
Бесплодие, п (%) первичное вторичное 20 (83) 2 (8,3) 10 (58,8) 4 (23,5) 10 (55,5) 1 (5,5) 5 (20,8) 2 (18) & lt- 0,1 & lt- 0,1
Симптомы со стороны ЖКТ, п (%) 1 (4) 0 (0) 1 (5) 5 (45) & lt- 0,1
Ректоррагия, п (%) 0 0 0 1 (9) & lt- 0,1
Симптомы со стороны мочевыводящей системы, п (%) 0 0 4 (22) 5 (45) & lt- 0,1
Гематурия, п (%) 0 0 0 1 (9) & lt- 0,1
ВАШ — 10-балльная визуальная аналоговая шкала, ЖКТ — желудочно-кишечный тракт + Данные представлены как средние значения (М) и стандартное отклонение (± а) * Статистически значимые различия при сравнении с контрольной группой
большинства (81%, р = 0,025) больных с глубоким инфильтративным эндометриозом. При оценке болевого синдрома по 10-балльной визуальной аналоговой шкале установлено, что пациентки с эндометриозом испытывают более сильные боли, связанные с менструацией, чем женщины из контрольной группы (р = 0,001).
У больных из 2б и 2 В подгрупп чаще по сравнению с контролем выявлялась диспареуния (р = 0,025), причем пациентки с глубоким ин-фильтративным эндометриозом испытывали боли при коитусе в 2 раза чаще, чем больные с эндометриоидными кистами (54,5 и 27,7% соответственно). При более глубоких формах эн-дометриоза нециклические боли в области таза (р = 0,001) и боли при овуляции (р = 0,04) более выражены, чем в контроле. Частота бесплодия была выше в контрольной группе. Это связано
с тем, что в группу контроля часто включались женщины, направленные на диагностическую лапароскопию по поводу бесплодия.
Жалобы на симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта во время менструации (диарея, запор, проктит, резкая боль в прямой кишке, тенезмы) и со стороны мочевыводящей системы (гематурия, боль при мочеиспускании) преобладали в группе пациенток с инфильтра-тивным эндометриозом и с эндометриоидными кистами. При этом мочевые симптомы были выражены только при тотальном поражении стенки мочевого пузыря.
Как видно из данных табл. 2, у пациенток с наружным генитальным эндометриозом по сравнению с больными без эндометриоза статистически значимое (р = 0,02) повышение зарегистрировано только в отношении уровня МСР-1
Слободянюк Б. А., Попов А. А., Чантурия Т. З., Мананникова Т. Н., Мачанските О. В., Федоров А. А., Будыкина Т. С. Иммунологические аспекты эндометриоидной болезни
Таблица 2. Содержание MCP-1, RANTES и СРБ в периферической крови и перитонеальной жидкости у больных наружным генитальным эндометриозом в сравнении с контролем
Белки 1-я группа (п = 26) 2-я группа (п = 46) р
МСР-1 ПК, пг/мл 481±219 624 ± 272 0,02*
МСР-1 ПЖ, пг/мл 1217±839 1330 ± 869 0,6
ВДЫТЕБ ПК, пг/мл 22 217 ± 2148 29 536± 1930 0,14
ВДЫТЕБ ПЖ, пг/мл 1824 ± 1187 1364 ± 854 0,34
СРБ ПК, мг/л 2,12 ± 1,35 5,61 ± 3,2 0,28
СРБ ПЖ, мг/л 0,69 ± 0,32 0,61 ± 0,33 0,24
ПК — периферическая кровь, ПЖ — перитонеальная жидкость, СРБ — С-реактивный белок Данные представлены как средние значения (М) и стандартное отклонение (± а) * Статистически значимые различия
в периферической крови. Причем это произошло исключительно за счет подгруппы 2 В (больные с глубоким инфильтративным эндометриозом, р = 0,03) (рис. 1). У больных эндометриозом отмечено также повышение содержания К. АМТЕ8 и СРБ в периферической крови по сравнению с контролем, но разница не достигла уровня статистической значимости (р = 0,14 и р = 0,28 соответственно).
Анализ уровней белков по подгруппам показал, что у больных с эндометриоидными кистами уровень МСР-1 в перитонеальной жидкости значительно превышает аналогичный показатель у пациенток из остальных групп (р = 0,24), а у женщин с легкой формой заболевания значение этого
показателя приближено к таковому контрольной группы. В целом у пациенток с эндометриозом содержание МСР-1 в перитонеальной жидкости выше, чем в контроле, хотя и статистически незначимо (р = 0,6). Этим, предположительно, можно объяснить имплантацию эндометриальных клеток в брюшную полость и прогрессирование болезни. Однако для проверки гипотезы о том, может ли уровень МСР-1 служить маркером тяжести или усугубления болезни, необходимо провести дополнительные исследования.
Что касается значений К. АМТЕ8 и СРБ в пе-ритонеальной жидкости, межгрупповых различий по этим показателям не выявлено (рис. 2, 3). В периферической крови обнаружено повышение уровней К. АМТЕ8 по сравнению с контролем у пациенток с поверхностным и глубоким инфильтративным эндометриозом (р = 0,23 и р = 0,11 соответственно), а также уровней СРБ у пациенток с эндометриоидными кистами и глубоким инфильтративным эндометриозом (р = 0,09 и р = 0,045 соответственно).
Обсуждение
В основе сегодняшнего понимания патогенеза эндометриоза лежит восприятие его как пери-тонеального воспалительного процесса. Предполагается, что во время менструаций при эндометриозе в брюшной полости возникает воспалительная реакция. Возможной причиной попадания клеток эндометрия в брюшную полость служит ретроградная менструация. Факторы, приводящие к адгезии и росту этих клеток, мало изучены [13, 19, 20].
2200 2000 1800 1600 1400 § 1200 ^ 1000 800 600 400 200 0
1 2а 2б 2в
Группы ¦ МСР-1 ПЖ ¦ МСР-1 ПК
Рис. 1. Содержание МСР-1 в перитонеальной жидкости (ПЖ) и периферической крови (ПК) у больных наружным генитальным эндометриозом в зависимости от стадии болезни в сравнении с контролем
60 000 50 000 40 000 с 30 000 с 20 000 10 000 0
-10 000
1 2а 2б 2в
Группы
¦ ВДЫТЕБ ПЖ ¦ ВДЫТЕБ ПК
Рис. 2. Содержание RANTES в перитонеальной жидкости (ПЖ) и периферической крови (ПК) у больных наружным генитальным эндометриозом в зависимости от стадии болезни в сравнении с контролем
40 30 20
€ 10 0 -10 -20
1 2а 2б 2в
Группы ¦ СРБ ПЖ ¦ СРБ ПК
Рис. 3. Уровень С-реактивного белка ^РБ) в перитонеальной жидкости (ПЖ) и периферической крови (ПК) у больных наружным генитальным эндометриозом в зависимости от стадии болезни в сравнении с контролем
Считается, что у здоровых женщин клетки и строма эндометрия, достигающие брюшной полости, эффективно удаляются перитонеальными макрофагами. У женщин, страдающих эндоме-триозом, перитонеальные макрофаги хуже прикрепляются в брюшной полости и неэффективно уничтожают клетки эндометрия, за счет чего происходит персистенция и прогрессирование эндометриоза [9]. Описанный механизм предполагает в качестве центрального фактора патогенеза эндометриоза активность перитонеальных макрофагов. Эти макрофаги дифференцируются из мигрировавших в брюшную полость моноцитов [13]. У здоровых женщин они, как правило, малочисленны и находятся в состоянии покоя, но могут активно притягиваться хемокинами в зону воспаления. В момент активации макрофаги се-кретируют каскад цитокинов, которые усиливают локальное воспаление [18, 21]. Существует гипотеза о том, что у больных эндометриозом моноциты из кровяного русла мигрируют в брюшную полость в связи с местной секрецией хемокинов.
В нашем исследовании установлено, что у пациенток с эндометриозом в отличие от здоровых перитонеальная жидкость обладает высокой ан-гиогенной активностью. Это подтверждается данными литературы. Так, А. Апа и соавт. выявили в образцах перитонеальной жидкости здоровых женщин снижение уровня МСР-1 по сравнению с больными эндометриозом [13]. Авторы наблюдали ту же тенденцию, что и мы: при легкой форме заболевания значение МСР-1 в перитонеаль-ной жидкости приближено к уровню контрольной группы, а самые высокие значения зарегистрированы у пациенток с эндометриоидными кистами. В то же время уровень МСР-1 периферической крови четко коррелирует с распространенностью процесса.
Ряд исследователей отметили наличие различий показателей хемокина ЯАМТБ8 в перито-неальной жидкости у больных легкой и тяжелой формами эндометриоза [14, 22]. В нашей работе таких закономерностей не обнаружено. Тем не менее мы наблюдали повышенный уровень К. АМТБ8 в периферической крови по сравнению с контролем (р = 0,14), при этом самые высокие значения регистрировались в подгруппах 2а и 2 В. Нам также не удалось выявить положительную корреляцию
между уровнем КАМТБ8 и стадией заболевания. Мы пытались проанализировать соотношение КАМТБ8 и МСР-1, но оказалось, что группы не различались в зависимости от значений этого коэффициента.
Выявленное в нашей работе статистически значимое повышение содержания СРБ в периферической крови у больных с тяжелыми формами эндометриоза (особенно в группе с глубоким ин-фильтративным эндометриозом) может указывать на выраженность воспалительного процесса в брюшной полости. Предположительно, СРБ можно использовать как маркер активности эн-дометриоза, однако эта гипотеза нуждается в проверке.
Заключение
Результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что изменения в иммунной системе при наружном генитальном эндометриозе характеризуются увеличением уровня провоспалительных хемокинов. Как показано в работе N. 8ап1апаш и соавт., при эндометриозе нарушаются процессы прикрепления моноцитов к элементам внеклеточного матрикса- как следствие, они не могут выполнять функции удаления чужеродных объектов (клетки-старьевщики, или скавенджеры) [9]. Логично предположить: в связи с этим происходит увеличение синтеза хемокинов для привлечения новых моноцитов и прогрессирование заболевания. В нашей работе у женщин с эндоме-триозом уровни МСР-1 и СРБ в периферической крови были статистически значимо повышены по сравнению с показателями контрольной группы. При этом получена прямая корреляция уровней данных белков и тяжести заболевания (максимальные концентрации при инфильтративных формах эндометриоза), что также может служить маркером тяжести при прогрессировании эндометриоза. Полученные данные могут косвенно указывать на количество и адекватность функционирования перитонеальных макрофагов, которые влияют на воспалительный ответ и играют важную роль в развитии и прогресси-ровании наружного генитального эндометриоза. Дальнейшие исследования будут направлены на уточнение иммунных механизмов в патогенезе эндометриоза. Ф
Литература (References)
1. Адамян Л В, Кулаков В И, Андреева Е Н. Эндо-метриозы: Руководство для врачей. М.: Медицина- 2006. 411 с.
(Adamyan LV, Kulakov VI, Andreeva EN. Endometrioses: a guidebook for physicians. Moscow: Meditsina- 2006. 411 p. Russian).
2. Кудрина Е А, Станоевич И В, Коган Е А. Комплексная терапия больных наружным генитальным эндометриозом. В: Новые
СлободянюкБ.А., Попов А. А., Чантурия Т. З., Мананникова Т. Н., Мачанските О. В., Федоров А. А., Будыкина Т. С. Иммунологические аспекты эндометриоидной болезни
технологии в диагностике и лечении гинекологических заболеваний. Материалы XXIII международного конгресса с курсом эндоскопии. Москва, 7−10 июня 2010 г. М.- 2010. с. 159.
(Kudrina EA, Stanoevich IV, Kogan EA. Complex therapy of patients with external genital endometriosis. In: New technologies in diagnostics and treatment of gynecological disorders. Abstracts of XXIII International Congress with a Course on Endoscopy. 2010 Jun 7−10- Moscow, Russia. Moscow- 2010. p. 159. Russian).
3. Ozkan S, Murk W, Arici A. Endometriosis and infertility: epidemiology and evidence-based treatments. Ann N Y Acad Sci. 2008−1127: 92−100.
4. Rogers PA, D'-Hooghe TM, Fazleabas A, Gar-gett CE, Giudice LC, Montgomery GW, Rom-bauts L, Salamonsen LA, Zondervan KT. Priorities for endometriosis research: recommendations from an international consensus workshop. Reprod Sci. 2009−16(4): 335−46.
5. Sampson JA. Peritoneal endometriosis is due to the menstrual dissemination of endometrial tissue into the peritoneal cavity. Am J Obstet Gynecol. 1927−14: 422−69.
6. Berkkanoglu M, Arici A. Immunology and endometriosis. Am J Reprod Immunol. 2003−50(1): 48−59.
7. Nishida M, Nasu K, Narahara H. Role of chemo-kines in the pathogenesis of endometriosis. Front Biosci (Schol Ed). 2011−3: 1196−204.
Background: Immunological processes involving peritoneal macrophages could play a critical role in pathophysiology of external genital endometriosis.
Aim: To assess levels of MCP-1, RANTES, and C-reactive protein and to identify their correlations with endometriosis.
Materials and methods: Seventy two patients were evaluated: 26 healthy controls and 46 with endometriosis. Patients were divided into groups as follows: 17 with superficial endometriosis, 18 with endome-triomas and 11 with deep infiltrative endometriosis. All patients underwent a laparoscopy during the proliferative phase of the cycle- levels of peritoneal
8. Olovsson M. Immunological aspects of endometriosis: an update. Am J Reprod Immunol. 2011−66 Suppl 1: 101−4.
9. Santanam N, Murphy AA, Parthasarathy S. Macrophages, oxidation, and endometriosis. Ann N Y Acad Sci. 2002−955: 183−98.
10. Agic A, Xu H, Finas D, Banz C, Diedrich K, Hor-nung D. Is endometriosis associated with systemic subclinical inflammation? Gynecol Obstet Invest. 2006−62(3): 139−47.
11. Wu MY, Ho HN. The role of cytokines in endometriosis. Am J Reprod Immunol. 2003−49(5): 285−96.
12. Yadav A, Saini V, Arora S. MCP-1: chemoattrac-tant with a role beyond immunity: a review. Clin Chim Acta. 2010−411(21−22): 1570−9.
13. Arici A, Oral E, Attar E, Tazuke SI, Olive DL. Mono-cytechemotactic protein-1 concentration in peritoneal fluid of women with endometriosis and its modulation of expression in mesotheli-al cells. Fertil Steril. 1997−67(6): 1065−72.
14. Laudanski P, Szamatowicz J, Oniszczuk M. Profiling of peritoneal fluid of women with en-dometriosis by chemokine protein array. Adv Med Sci. 2006−51: 148−52.
15. Zeyneloglu HB, Senturk LM, Seli E, Oral E, Olive DL, Arici A. The role of monocyte chemo-tactic protein-1 in intraperitoneal adhesion formation. Hum Reprod. 1998−13(5): 1194−9.
16. Lermann J, Mueller A, Korber F, Oppelt P, Beckmann MW, Dittrich R, Renner SP. Evaluation of
and serum MCP-1, RANTES and C-reactive protein were measured using standard ELISA assays.
Results: There were positive correlations between serum MCP-1 (p=0. 03) and C-reactive protein (p=0. 045) and severity of endometriosis, that could indicate malfunctioning of peritoneal macrophages in advanced stages of endometriosis.
Conclusion: MCP-1 and C-reactive protein levels in peripheral blood can be used as markers of endo-metriosis activity.
Key words: endometriosis, chemokine, peritoneal fluid, peripheral blood, macrophages, monocytes.
high-sensitivity C-reactive protein in comparison with C-reactive protein as biochemical serum markers in women with endometriosis. Fertil Steril. 2010−93(7): 2125−9.
17. Kianpour M, Nematbakhsh M, Ahmadi SM. C-reactive protein of serum and peritoneal fluid in endometriosis. Iran J Nurs Midwifery Res. 2012−17(2 Suppl 1): S115−9.
18. Chapron C, Fauconnier A, Dubuisson JB, Barakat H, Vieira M, Breart G. Deep infiltrating endometriosis: relation between severity of dysmenorrhoea and extent of disease. Hum Reprod. 2003−18(4): 760−6.
19. Adamson GD, Pasta DJ. Surgical treatment of endometriosis-associated infertility: me-ta-analysis compared with survival analysis. Am J Obstet Gynecol. 1994−1 71 (6): 1488−504.
20. Oral E, Olive DL, Arici A. The peritoneal environment in endometriosis. Hum Reprod Update. 1996−2(5): 385−98.
21. Halme J, Becker S, Wing R. Accentuated cyclic activation of peritoneal macrophages in patients with endometriosis. Am J Obstet Gyne-col. 1984−1-148(1): 85−90.
22. Bersinger NA, von Roten S, Wunder DM, Raio L, Dreher E, Mueller MD. PAPP-A and osteoprote-gerin, together with interleukin-8 and RANTES, are elevated in the peritoneal fluid of women with endometriosis. Am J Obstet Gynecol. 2006−195(1): 103−8.
Slobodyanyuk Boris Aleksandrovich — PhD, Research Fellow, Endoscopic Surgery Department1 Popov Aleksandr Anatol'-evich — MD, PhD, Professor, Head of Endoscopic Surgery Department1 Chanturia Teona Zurabovna — Postgraduate Student1
* 22a Pokrovka ul., Moscow, 101 000, Russian Federation.
Tel.: +7 (916) 563 32 33. E-mail: dr-teona@mail. ru
Manannikova Tat'-yana Nikolaevna — PhD, Senior Research Fellow, Endoscopic Surgery Department1
Machanskite Ol'-ga Vitovtovna — PhD, Research Fellow, Endoscopic Surgery Department1 Fedorov Anton Andreevich — PhD, Research Fellow, Endoscopic Surgery Department1 Budykina Tat'-yana Sergeevna — MD, PhD, Head of Clinical Diagnostic Laboratory1
1 Moscow Regional Scientific Research Institute for Obstetrics and Gynecology- 22a Pokrovka ul., Moscow, 101 000, Russian Federation
Immunological aspects of endometrial disease
Slobodyanyuk B.A. • Popov A.A. • Chanturia T.Z. • Manannikova T.N. • Machanskite O.V. • Fedorov A.A. • Budykina T.S.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой