Мультикультурализм вызов для Европы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ставителем которого явился Л. фон Триер). Сегодня подобный прием усиления впечатления документальности отснятого материала взят на вооружение многими зарубежными и отечественными режиссерами. Даже в фильмах о сверхъестественных явлениях («Мертвые дочери», Россия, 2007, «Монстро», США, 2008) съемка с рук плюс изображение невысокого технического качества используются для придания наибольшей убедительности и полной достоверности происходящему на экране.
Мистификация все чаще становится одним из популярных приемов усиления воздействия игровых картин. Так, трехчасовой фильм П. Гринуэя «Фолз» состоит из восьмидесяти эпизодов, описывающих в жанре документального кино ННС (неизвестные насильственные события), которые происходят с разными людьми, имеющими фамилию Фолз. И хотя биографии этих людей являются авторским вымыслом, в фильме их жизнь выглядит совершенно реальной.
Цифровые технологии сегодня достигли такого совершенства, что на основе реального изображения уже сегодня можно создавать убедительное виртуальное изображение, практически ничем не отличающееся от настоящего (эта тема обыгрывается в американских фильмах «Плутовство (Хвост виляет собакой)» и «Симона»), и возможность выпускать виртуальные новости, описанная в романе В. Пелевина «Generation „П“», — не такая уж фантастика.
Сегодня восприятие информации по телевидению или событий, происходящих в компьютерной игре, все чаще становится подменой реальной жизни, или, используя термин Ж. Бодрияра, «симулякром». Вместо раздумий над прочитанным зрители воспринимают как откровение банальности ведущих и участников телешоу- вместо того, чтобы строить свою личную жизнь, наблюдают за паноптикумом, именуемым «Дом-2" — вместо путешествий смотрят на мир чужими глазами через телеокно, все более отчуждаясь от реального мира либо воспринимая реальный мир как компьютерную игру. Но это отдельная проблема, требующая исследовательских усилий социальных психологов.
Литература
1. Козловский П. Современность постмодерна / П. Козловский // Вопр. философии. 1995. № 10. С. 89.
2. Уэллс О. Статьи, свидетельства, интервью /
О. Уэллс. М., 1975. С. 169.
3. Дробашенко С. В. Феномен достоверности / С. В. Дробашенко. М., 1972. С. 4.
4. Райнов Б. Массовая культура / Б. Райнов. М., 1979. С. 90 — 91.
Virtualization and mystification as components of screen postmodern
The problem of virtualization of reality in audiovisual means of information and communication in its different demonstrations — from frank mystification and disinformation to imparting of illusion of documentary filming to production scenes in movies and television broadcast is discussed.
Key words: postmodern, mystification, audio-visual art, virtualization, mass media.
Е.В. ХЛЫЩЕВА (Астрахань)
МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ -ГЛОБАЛЬНЫЙ ВЫЗОВ ДЛЯ ЕВРОПЫ
Рассматривается мулътикулътурализм как алътернатива процессу глобализаци, проблема современного мира. Ратуя за кулътурное разнообразие, он вызывает неоднозначные изменения в политике иммигрантских обществ. Особенно остро такие изменения проявляются в европейских странах, где мулътикулътурализм соотносится прежде всего с задачей интеграции иммигрантов.
Ключевые слова: мулътикулътурализм, интеграция, толерантностъ, реактивный мулътикулътурализм, взаимодействие кулътур.
Мультикультурализм возник как один из альтернативных ответов на вызов глобализации по вопросу о судьбе национальных культур. На уровне обыденного сознания он чаще всего трактуется как «политика для иммигрантов» [7: 321]. Однако
© Хлыщева Е. В., 2009
это слишком узкое понимание. Мультикультурализм «приветствует и стремится защищать культурное разнообразие, как, например, языки меньшинств, и в то же самое время обращает внимание на часто неравные отношения меньшинства с доминирующими культурами» [12]. Здесь на первый план выносится проблема взаимодействия носителей различных культур, а также определение принципов их сосуществования в едином правовом, экономическом и социальном поле. А потому мультикультурализм — это прежде всего «практическая толерантность, компетентность в культурном и ином достоянии живущих рядом людей» [6: 19].
Мультикультурализм — явление достаточно разнородное, структура и соотношение его компонентов определяются позицией государства, конкретным состоянием этнической среды, межэтнических отношений, правовых и политических притязаний этнических групп, коммуникационных стратегий, избираемых ими в отношениях между собой и институтами национальных государств. В идеале — это поиск в русле демократической политики принципов этнокультурного разнообразия, когда провозглашается идея примиряющего уважения к многообразию культур и продвигаются универсальные ценности и нормы. Иными словами, мультикультурализм — своего рода компромисс между государством, представляющим культуру доминирующего этноса (нации), и меньшинствами при соблюдении последними определенных условий, в первую очередь, это признание национально-государственного устройства страны.
С одной стороны, принимающее общество должно показать свое расположение к новым гражданам и изменить, приспособить свои институты к включению иных социокультурных практик. С другой стороны, сами мигранты должны показать приверженность новому обществу, изучить его историю, язык и традиции, а главное — предпринять усилия для вхождения в это общество полноправными гражданами.
Принятие мультикультурной интеграционной модели означает, что государство открыто для иноэтничных мигрантов и берет на себя создание условий для их интеграции. По-новому формулируется проблема «другого», «чужого» и открыва-
ются новые перспективы ее исследования через призму разнообразных культурных, политических, социальных механизмов и технологий инкорпорации. Процессы принятия обществом «чужого» как «своего» становятся в рамках проблематики мульт-культурализма важнейшими в культурологических исследованиях.
Современное национальное государство является слишком крупным объединением, чтобы сохранять целостность идентичности гомогенного общества. Желаемой ассимиляции, как правило, не происходит и, более того, процесс социальной и культурной интеграции сильно замедляется, а то и обращается вспять. В западном обществе, как правило, критерием оценки той или иной культурной модели является соответствие демократическим нормам (или, что правильнее, ценностям евро-американской цивилизации). Демократия и мультикультурализм в таком контексте являются взаимодополняющими чертами справедливого общества, покоящегося на реализации всевозможных «свобод» и удовлетворении растущих, прежде всего, материальных потребностей.
Однако, что бы ни говорилось о равенстве культур, на практике признается наличие как минимум двух составляющих: доминирующей культуры и культуры «меньшинства». И здесь возникает сразу множество вопросов: какую культуру считать доминирующей и почему- какими должны быть отношения между доминирующей культурой и культурой меньшинства- кто к кому должен приспосабливаться и т. п.
Адаптивность, т. е., с точки зрения теории мультикультурализма, умение различных культур существовать совместно без конфликтов и столкновений, приравнивается к ценности. Баланс между доминирующей культурой и меньшинствами открывает каждой культуре возможность свободного выбора в реализации своего культурного потенциала (здесь подразумевается идеал американской мечты — «люди делают, что хотят, и становятся теми, кем хотят быть, стоит им только пожелать этого» [11]).
Первые результаты политики мультикультурализма были далеко не однозначными. С одной стороны, страны, принявшие мультикультурную политику, доби-
лись немалых успехов в демократизации собственных обществ. Идеал сосуществования различных культур способствовал изменению общественного климата и утверждению толерантного отношения к «другому», осознанию равнозначимости различных образов жизни, не умаляя при этом ничьих прав. Не следует, однако, забывать, что критерии, по которым в культуре оценивается «другой», больше говорят о самой культуре и ее изначальных представлениях, чем действительно о «другом».
С другой стороны, мультикультурализм обнаружил явные изъяны, ставящие под сомнение совместимость его основоположений с идеалами гражданского общества: в реальности он часто приводил не к гражданской консолидации, а к расслоению общества по этнокультурному признаку. В результате слово «мультикультурализм» утратило свой созидательный потенциал и превратилось в лозунг откровенных сторонников этноцентристского сепаратизма. В самой «мультикультурной» стране мира — США по мере укрепления диаспор исчезает согласие среди иммигрантов и возникает устойчивое мнение, что «нет общей американской культуры: есть лишь гегемонистская культура, насаждаемая под видом общей» [4: 44].
Тенденция к ассимиляции заменяется стремлением иммигрантов к самовыражению в качестве членов тех или иных культурных сообществ. Иногда восстановление в правах одних приводит к ущемлению прав других. И потому страна, провозгласившая себя оплотом мультикультурализма, вновь вынуждена решать проблему собственной культурной идентичности и утверждать собственную систему ценностей.
Как обстоит дело в странах Западной Европы? У Европы всегда были характерные признаки, отличающие ее от других цивилизаций. Само понятие «Европа» нередко выражает отмежевание от других держав, даже вопреки определенному сходству в религиозных, расовых и культурных отношениях. Опыт Европы уникален, «народы Европы — семья культур, сообща владеющая историко-культурным наследием» [2: 17]. Можно даже говорить о существовании «европейской традиции», если под ней понимать конкретный набор исторического опыта и культурного наследия го-
сударств и наций, на которые Европа наложила определенный отпечаток.
Европа — центр белых народов, создателей специфической культуры, научнотехнической цивилизации. Традиционно «Запад» является культурным феноменом европейского происхождения, для которого характерно некоторое самодовольство в плане осознания себя окончательно сложившейся цивилизацией — в определенном мере образца для подражания. Однако универсалистские глобальные тенденции привели к разрушению устоявшихся национальных идентичностей. Кроме того, внутри Европы наличествуют колоссальные вкрапления, представляющие собой иные цивилизационно-культурные общности, что само по себе уже является мощным вызовом. Иммигранты активно способствуют растворению европейской культурной самобытности, а потому современные демократические стратегии толерантности ставят под вопрос само будущее традиционной Европы. В результате у европейцев складывается соответствующее отношение к большинству людей неевропейского происхождения, эмигрирующих в Европу из Северной Африки, Турции, Южной Азии.
Мультикультурализм в странах Европы соотносится прежде всего с проблемой интеграции иммигрантов, поэтому муль-тикультурная политика, как признают европейские исследователи и политики, -«тема в высшей степени дискуссионная» [9: 175]. В Европе предлагается политика признания иммигрантов без учета этнических и расовых критериев. Чужие общества оцениваются как традиционные, которые в результате мультикультурного контакта должны приспособиться к индустриальному обществу, т. е., ассимилироваться. Интеграция иммигрантов в «лоно господствующей культуры» [6: 11] является важнейшей частью иммиграционной политики государства. Но ассимиляции, как правило, не происходит, возникают проблемы социального характера, остающиеся пока без решения. Все это, естественно, не находит поддержки у местного населения.
Более того, мигранты несут для исконных жителей разрушение их среды, а потому чаще воспринимаются последними как угроза своему миру и социально-
му статусу. Конфликты в данной ситуации затрагивают уже не только межличностные отношения, но и отношения между социальными группами. Чужак определяется как тот, «кто сегодня приходит и завтра остается» [3: 181]. Но социальное пространство, в котором он обосновался, не принадлежит ему изначально. Чужой не знает обычаев, а потому даже пространственная близость «чужих» не гарантирует их полного принятия в группу или сообщество, не является показателем «внутреннего статуса, гражданства или членства в культуре» [10: 248].
Европейцы считают, что «чужак близок нам в той мере, насколько мы чувствуем с ним сходство национальных или социальных, профессиональных или общечеловеческих черт. Он далек нам, поскольку те же черты присущи очень многим» [3: 185]. Союз людей, чужих друг другу, возможен лишь как «некое мимолетное объединение, созданное в качестве оппозиции существующему сообществу. Не будь его, не появился бы и этот союз» [5: 21]. Иммигранты в основном способны заниматься неквалифицированным трудом, а значит, заинтересованы в сохранении той модели экономики, которая предполагает большие затраты труда и ресурсов. Часть иммигрантов и вовсе не занимаются никаким трудом, предпочитая жить на пособие и пользоваться социальными благами, полагающимися по статусу беженца. При этом они не только не стремятся вписаться в общество, где живут, но и проявляют к нему откровенную идеологическую враждебность. Ослабление единства, отсутствие умения и желания действовать сообща в обществе вызывают массу отрицательных явлений.
Видимо, в осуществлении мультикуль-турной политики ведущая роль все-таки должна принадлежать государству. Мультикультурализм при этом становится особой идеологией, политической программой, системой специальных мероприятий, осуществляемых государством по отношению к этническим, культурным, языковым и иным меньшинствам, а также по отношению к культуре и языку национального большинства.
Сегодня европейскими исследователями предлагаются концепты «транснационального», «культурного», «неореспубли-канского», «постнационального» граждан-
ства, где «определяется общий свод правил, обязанностей, различных видов деятельности индивидов и групп, посредством которых они выражают свои интересы и оказывают влияние на процесс принятия решений, касающихся их жизненных условий и взаимоотношений с окружающим обществом. Возможно, в будущем ментальные и языковые барьеры исчезнут» [1: 14]. Но пока это лишь проекты. А в действительности получить гражданство в странах Западной Европы иммигрантам очень трудно, и даже гражданство отнюдь не избавляет иммигрантов от проблем дискриминации в самых разнообразных формах. На родину им вернуться уже невозможно — там нет жилья и их никто не ждет. Но и здесь они — чужие. Их дети оказываются в ситуации культурного разлома, когда теряют смысл ценности, по инерции исповедуемые их родителями. Эти дети живут в другом мире и не уважают, а порой просто презирают своих родителей, видя, как те плохо вписываются в окружающую жизнь, надрываясь и калечась на работе за мизерную плату. Большинство только что прибывших иммигрантов оказываются в сфере своих общинных блоков (групп), обособленных в том числе и от других мигрантов. Поиски самоидентификации начинаются именно внутри этих слабо интегрированных групп, что далеко не всегда способствует восприятию культуры принимающей страны.
В странах ЕС существует еще одна трудность: это «пришельцы», которых некоторые общества принимать не согласны. По закону, любой иммигрант, натурализованный в одном из государств ЕС, имеет право переехать в любое из этих государств, неся при этом свою культуру и религию. «Чем больше людей будет свободно переезжать с места на место, тем больше Сообщество в целом будет походить на иммигрантское общество с большим числом географически рассеянных меньшинств, не особо связанных с какой-либо определенной территорией» [8: 66].
Мультикультурная модель отражает постмодернистские тенденции развития общества, предполагающие фрагментацию политики, культуры и идентичности. В русле именно этой тенденции просматривается стремление стран ЕС решить проблемы интеграции иммигрантов на наднациональном уровне ввиду неспособнос-
ти национальных государств адекватно реагировать на существование разнообразия культур и идентичностей. Но следует иметь в виду, что до сегодняшнего времени статус гражданина ЕС еще не является наднациональным, более того, он прямо основан на гражданстве национального государства: иммигрант, не имеющий национального гражданства, не является и гражданином Союза, будучи лишен при этом всех прав, которыми пользуются граждане ЕС.
Дискурс мультикультурализма выступил в новом качестве. Общество столкнулось с «феноменом реактивного мультикультурализма» [13], носителем которого являются как раз этнические и культурные меньшинства. Если раньше они стремились к слиянию с большинством, то теперь, наоборот, подчеркивают собственную инаковость, что еще больше осложняет межкультурную коммуникацию. Поэтому мультикультурализм сегодня рассматривается как «вызов», требующий немедленного ответа на многие вопросы, связанные со взаимоотношениями людей внутри страны.
Литература
1. Гайслер X. Национальное государство или мультикультурное общество? / X. Гайслер // Рус. журн. 2002. № 5(25).
2. Единая Европа: идея и реальность. Концепции культурной идентичности / РАН ИНИ-ОН. М., 1997.
3. Зиммель Г. Эссе о Чужаке / Социальное пространство: междисциплинарные исследования / Г. Зиммель- отв. ред. Л. В. Гирко. М.: ИНИОН, 2003.
4. Иноземцев В. Л. Иммиграция: новая проблема нового столетия. Исторический очерк /
В. Л. Иноземцев // Социс. 2003. № 4.
5. Кристева Ю. Чуждые самим себе: мечта об исключительности / Ю. Кристева- Р. Керни // Диалоги о Европе. М.: Изд-во «Весь Мир», 2002.
6. Куропятник А. И. Мультикультурализм: проблемы социальной стабильности полиэтнических обществ / А. И. Куропятник. СПб., 2000.
7. Петриковская А. С. Австралийский мультикультурализм: опыт этнической политики / А. С. Петриковская // Полиэтнические общества: проблемы культурных различий. М.: ИВ РАН, 2004. Т. 2.
8. Уолцер М. О терпимости / М. Уолцер. М.: Идея-Пресс: Дом интеллект. книги, 2000.
9. Banks M. Ethnicity: Anthropolpgical Constructions / M. Banks. London- N.Y., 1997.
10. Ilcan S. Social spaces and micropolitics of differentiation: an example from Northwestern Turkey / S. Ilcan // Ethnology. Pittsburgh, 1999. Vol. 38. № 3.
11. Multiculturalism: New policy Responses to Diversity [Electronic resource]. Режим доступа: por-tal. unesco. org.
12. The Harper Collins Dictionary of Sociology. London, 1991.
13. Малахов В. С. Мультикультурализм и идеология «инаковости» / В. С. Малахов [Электронный ресурс]. Режим доступа: www. carnegie. ru. 2003.
С. 4.
Multiculturalism as a global defiance to Europe
There is described multiculturalism as an alternative to globalization and as a modern world issue. Standing for cultural diversity multiculturalism causes important changes in the politics of immigrant societies. These changes are extremely obvious in European countries where multiculturalism and the problem of immirgants ' intergration are connected.
Key words: multiculturalism, intergration, tolerance, reactive multiculturalism, culture interaction.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой