Первые характеристики Томаса Джефферсона в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. Ю. Талья
ПЕРВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТОМАСА ДЖЕФФЕРСОНА В РОССИИ
Шкала приоритетов в исторической науке за рубежом, недостаточная источнико-вая база, языковые и другие трудности обусловливали относительное невнимание иностранных исследователей к истории знакомства российских читателей с помещенными в периодике сведениями о жизни и деятельности выдающихся американцев. Российские (советские) исследователи приступили к разработке этой проблемы еще в предвоенные годы. Тогда историк и филолог А. И. Старцев описал первое упоминание в газете «Санкт-Петербургские ведомости» за 1752 г. о Б. Франклине и сконструированном им громоотводе [1]. Современный автор Т. А. Худякова уже более полно охарактеризовала появившиеся на русском языке материалы об изобретательской и просветительской деятельности выдающегося американца и его участии в борьбе за независимость США[2]. А в последнее десятилетие ученые обнаружили и первые упоминания о Дж. Вашингтоне в газетах за 1754 и 1756 гг. и в опубликованной в 1765 г. книге [3], а также в издаваемых с 1776 г. в России журналах [4, с. 32−36,56].
Историки высказали и развернутые оценки найденных материалов [5]. Согласно их положениям, в трактовке американской темы в России происходили важные перемены: от первоначально навеянного сообщениями европейской печати настороженного или даже негативного восприятия революционных событий в Северной Америке часть россиян отходила и все более демонстрировала позитивный настрой по отношению к руководителям США. Рубежом здесь стала емкая статья журнального формата о Дж. Вашингтоне, опубликованная Н. И. Новиковым в «Прибавлениях к „Московским ведомостям“» за 1784 г. [6]. Однако процесс переориентации общественного мнения в России был длительным, и формировавшие позитивный настрой у читателей сообщения об уже известных им Франклине и Вашингтоне были дополнены характеристиками других выдающихся американцев [7].
Третий в истории США президент Т. Джефферсон был моложе своих знаменитых соотечественников, и известность в России он приобрел позднее. Правда, сразу же оговоримся, что российские читатели еще в начале американской революции узнали о наиболее важном деянии тогда молодого Т. Джефферсона. Газета «Санкт-Петербургские ведомости» [8] и за ней «Московские ведомости» [9] сообщали о провозглашении Конгрессом независимости восставших колоний от Великобритании. Эти заметки не упоминали ни инициаторов принятия «Декларации независимости» США, ни имен ее основного автора (Джефферсона) и членов комитета Конгресса, созданного для подготовки судьбоносного документа. В подобном же ключе эту новость подавали и прочие печатные органы. Например, близкий к академическим кругам журнал «Собрание разных сочинений и новостей» [10, с. 147−148] сначала почти иносказательно, а затем более отчетливо известил о провозглашении американскими патриотами независимости своей родины [11]. А непосредственно текст «Декларации независимости» США в переводе на русский язык стал доступен читателям только в середине XIX в., когда профессор А. В. Лохвицкий опубликовал его с пояснениями в работе «Обзор современных конституций» [12, с. 113−118].
© А. Ю. Талья, 2011
Исследователям еще предстоят тщательные поиск и оценка ранних упоминаний о Т. Джефферсоне в русскоязычной прессе и литературе, возможна и углубленная характеристика тех суждений, которые высказывали о нем его российские современники. Первая же результативная попытка в указанном направлении была предпринята в начале ХХ в., когда приступили к публикации и изучению переписки за 1804−1806 гг. между императором Александром I и президентом США Т. Джефферсоном. Автор этой насыщенной публикации В. М. Козловский представил тогда еще мало известные тексты посланий, которыми обменивались император и президент, а также материалы, раскрывавшие роль организаторов контактов на высшем уровне [13]. В ХХ в. письма царя и президента и связанные с ними материалы переиздавали. Они были включены в публикацию документов по истории внешней политики Российской империи [14, т. 2, с. 244−255, 672- т. 3, с. 260−261, 701- т. 4, с. 327, 336- т. 5, с. 27−28, 108, 341] и в сборник документов по истории становления отношений между Россией и США [15, с. 235−236, 239, 247−250, 253−261, 267, 287, 293−298]. Оценка названных публикаций и характеристика отображенной в них темы Джефферсона представлены в российской историографии [16].
Эти публикации также показали, что к началу XIX в. общественность в России уже имела представление о третьем в истории США президенте, поскольку краткую информацию о нем помещали газеты по мере того, как в Новом Свете и в Европе росла его известность. И одной из таких отправных точек стало избрание Джефферсона весной 1784 г. на пост полномочного посланника США во Францию. Активность дипломата эпизодически освещалась на страницах газет, а о его деятельности на важных государственных постах сообщали отдельно: в 1797 г. писали о новом президенте «Соединенных Областей» г. Адамсе и вице-президенте г. Джефферсоне [9, 1797, № 43] и в 1800 г. — об успешном продвижении последнего на президентских выборах или, как тогда говорили, «в достоинство перваго Начальника Соединенной Америки» [9, 1800, № 64]. А в начале XIX в. в издаваемом Н. М. Карамзиным в Москве и быстро приобретавшем в обществе популярность и вес журнале «Вестник Европы» [17, с. 101−105] появился ряд материалов по американской тематике. В их числе было и «Письмо из Соединенных Американских Областей» [18], содержавшее весьма развернутые положительные характеристики «американской демократии», личности и политики ее поборника и попечителя Томаса Джефферсона.
Указанная статья и некоторые другие материалы в журнале Н. М. Карамзина попали в поле зрения ученых-американистов [10, с. 249−252]. Однако и характеристику «Письма», и перечень сообщений об Америке, равно как и их оценку и трактовку следует существенно дополнить. В отношении не названного Карамзиным автора этой статьи можно высказать предположение о его американском гражданстве, поскольку статью открывали слова «Наше отечество» (т. е. США), и она была написана в заметном хвалебно-пропагандистском тоне. Подготовленную в виде «письма» работу адресовали американской и европейской общественности. Статья выступала не как сиюминутный отклик на текущие события, а имела законченный журнальный формат. Ее автор подводил итоги работы администрации президента Джефферсона за первые два года. В этот период потерпевшая поражение на президентских выборах партия федералистов оказывала сильное противодействие, поэтому сторонникам Джефферсона было важно окончательно переломить в свою пользу общественное мнение в США и в выгодном свете представить развитие событий в глазах европейцев. Последнюю задачу облегчало то обстоятельство, что после установления Наполеоном Бонапартом своей власти только США являли «теперь
редкий феномен в Истории народов: феномен Правления, обращенного единственно к общему верховному благу» [18, с. 75].
Иначе говоря, автор статьи пышной фразой характеризовал американскую республику и установленную там «демократию». Ее важными чертами объявлялись «независимость частных мнений», ограничиваемых «здесь одним мнением общества», и стремление не преступать «границы благоразумной свободы», следовать «уставам» и избегать «необдуманности, всегда пагубной». А «одной» или главной целью американцев провозглашалось их стремление «к истинному благоденствию». Изменения к лучшему в Америке протекали «неприметно», и хотя устремлениям прореспубликански настроенных граждан сопротивление оказывала партия федералистов, все же «беззастенчивые честолюбцы, введенные в Правление Адамсом и Английском золотом, исчезли один за другим». А «аристократы, которые за три или четыре года перед сим управляли, по желанию иностранцев, всеми выборами», согласно выводам статьи, не имели «теперь никакой власти, никакого влияния». Неизвестный сторонник Джефферсона кратко подвел и осязаемые для его сограждан первые результаты правительственной политики. «Два года Джефферсонова правления, — утверждал он, — имели благодетельное влияние на все части Республики [США. — А. Г. ], на все общественные учреждения, и налоги уменьшились целою наполовину» [18, янв., часть I, с. 76−77].
Для американцев такие изменения были весьма значимы. Но кому же они были обязаны за все благотворные перемены, за то «общее» благо, которого в столь краткий срок достигла страна? Естественно, статья указывала на нового главу государства Т. Джефферсона, не допустившего перерождения общества и государства. И, соответственно, статья содержала подробную хвалебную характеристику третьего по счету президента США. «Джефферсон, — заявлял автор этого опуса, — имеет все то, что может заслужить любовь сограждан и уважение потомства (без чего нет истинно великих людей (выделено в тексте статьи. -А. Г.) — он ласковый непритворно, знающ, тверд и пламенный республиканец. Таков Начальник [президент. — А. Г.] Соединенных Областей: человек, который имея возможность делать добро, делает его с усердием"[18, янв., часть I, № 2, с. 76].
Не ограничиваясь этими проникновенными строками, автор указал и на другие важные и интересные качества президента «Соединенных Американских Областей». Очевидно, что этот явный сторонник Джефферсона хорошо знал не только своего кумира, но и его научные достижения и печатные труды. Итак, согласно приведенным материалам, Джефферсон выступал как «философ, известный в Европе своими творениями о земледелии и ботанике», он знал «столь же хорошо и человеческое сердце, умея избе-рать в орудие государственнаго блага не хитрых, а добрых». Ибо, гласила статья, он был «уверен, что разум и самые истинные таланты должны быть удаляемы от Правления, как скоро они не соединены с хорошею нравственностью и душею твердою» [18, янв., часть I, № 2, с. 76].
Таким образом, Т. Джефферсон представал перед читателями весьма опытным и мудрым политиком и руководителем, тонким психологом и глубоко порядочным и совестливым человеком, обратившим свои таланты на служение республике, на защиту демократии и достижение блага сограждан. Ведь сохранению «редкого» феномена правления, «обращенного единственно к общему, верховному благу», американцы были «обязаны… Джефферсону (Президенту Конгресса), верному исполнителю законов». Добродетели этого лидера способствовали и тому, что он смог сформировать из своих
сторонников и единомышленников работоспособную команду, приступившую к управлению страной. И «потому, — записал автор, — все его выборы заслужили одобрения граждан, хотя аристократические газеты злословили на счет некоторых». Джефферсон, утверждалось в статье, «все важные должности поручает людям, удостоенным общаго почтения- людям, которых способность изведана опытом в нижних должностях и которые в республиканском патриотизме своем никогда не искали личных для себя выгод» [18, янв., часть I, № 2, с. 75−76].
Восторженная оценка образа правления в США и собственно личности и деятельности Т. Джефферсона на посту президента, сохранявшего дух демократии и республиканские традиции вопреки проискам «аристократов» (федералистов) и их зарубежных союзников или патронов («английское золото»), по суждению Н. Н. Болховитинова, выглядела как «панегирик». Однако известный американист не пояснил, почему Н. М. Карамзин в журнале поместил «этот панегирик Т. Джефферсону, свободе и демократии, да еще с «дозволения» благосклонной к нему московской цензуры» [10, с. 250−251]. Отчасти ответ на этот непростой вопрос можно получить после обзора и анализа публикаций по американской тематике в журнале «Вестник Европы» и в других печатных изданиях за первые годы XIX столетия. Так, если рассмотренная статья о Джефферсоне в журнале Н. М. Карамзина появилась в № 2 за январь 1802 г., то уже в феврале в № 4 этого журнала вновь была затронута тема американской республики и ее президента. В разделе «Известия и замечания» сообщалось, как «при открытии Конгресса Американских Соединенных Областей Джефферсон, глава его, представил картину внутреннего состояния Республики и внешних связей ея». Длинная речь президента США в цитатах и пересказе свидетельствовала о его стремлении к прекращению войны среди народов, восстановлении их «дружескаго» союза и благоденствия. Джефферсон, утверждалось в обзоре, заботился о мире и дружбе с индейцами и процветании аборигенов Америки. Ведь по сообщению журнала президент «входит во все подробности внутреннего правления, и видит везде счастливые плоды мудрой гражданской системы» [18, февр., часть I, с. 97−98].
Очевидно, что обзорная статья о росте численности населения США, о впечатляющем развитии экономики и увеличении внешней торговли с 1791 по 1801 г. более чем в четыре раза (в том числе за первый год правления Джефферсона с 70 до 93 млн долл.), также подтверждала успехи заокеанской республики, совершавшей очередной рывок под руководством ее третьего президента [18, июль, часть IV, № 14, с. 155−156]. В свою очередь и отдельные заметки в «Вестнике Европы» дополнительно информировали читателей о торговой экспансии американцев [18, июль, часть IV, № 13, с. 81], либо о благородстве и самоотверженности американских моряков, спасших от гибели экипаж и пассажиров корабля у берегов Кубы [18, февр., часть I, № 3, с. 33−35], и о намерении властей «Соединенных Американских Областей [т. е. администрации Джефферсона. — А. Т.]… уничтожить смертную казнь и заменить ее вечным заключением» при том, что в Северной Америке «иногда в целый год не бывает. ни одного злодеяния, достойного казни». Подобные публикации только подчеркивали достоинства «тамошних нравов» и приводились явно в «пример для Европы» [18, апр., часть I, № 8, с. 393]. На фоне же многочисленных сообщений о сложных международных событиях, о напряженном положении во Франции и политике ее властей, о совсем не вызывавших благоговения «консуле Бонапарте и госпоже Бонапарт», такие благостные отзывы в адрес США и американцев, в их числе и о Джефферсоне, не только звучали диссонансом, но и приобрели особое
значение. И осознать его в полной мере можно лишь при учете событий российской истории, тех вызревавших устремлений и отдельных шагов к реформам, которые и отличали «дней Александровых прекрасное начало».
Критические отзывы о жизни заокеанской республики и о ее лидерах в российской прессе той поры не исчезли полностью, но благожелательные к американцам сообщения, заметки и статьи множились. В печати завершалась «канонизация» Дж. Вашингтона, и посвященные ему публикации появились в московских журналах «Вестник Европы» [18, авг., часть IV, № 16, с. 309−310] и «Патриот"[19]. В России в 1802 и 1804 гг. насчитывалось всего 8−9 журналов, и из них лишь два, выходивших во второй столице издания, славивших «отца-основателя» США № 1, влияли на формирование вкусов и мнений в обществе. В этих условиях статьи о Т. Джефферсоне и другие материалы были призваны закрепить положительную тенденцию в восприятии россиянами Америки и ее руководителей. Все эти публикации завершали почти двадцатилетний этап (начавшийся в 1784 г. со статьи о Вашингтоне в «Приложении к «Московским ведомостям»») переориентации общественного мнения в России.
«Панегирик» о Т. Джефферсоне занял вполне обоснованное место в череде материалов об Америке, дополнив и расширив список выдающихся американцев, с которых россиянам и советовали брать пример. Об изменении общественного мнения в стране свидетельствовали следующие факты: если летом 1782 г. самодержица Екатерина II через секретаря А. А. Безбородко отчитала российских дипломатов в Европе за контакты с американцами и пересылку в Россию портрета генерала Вашингтона, то ее внук — император Александр I — в письме к генеральному консулу США Л. Гаррису благодарил за присланные в подарок от Джефферсона первые тома биографии героя Войны за независимость США и первого президента Дж. Вашингтона [15, с. 108−109, 293]. Более того, в изменившихся условиях пресса осмеливалась давать советы российской власти, побуждая и поощряя царя и его окружение, российских либералов к более значимым шагам по пути реформ. На американских материалах основные журналы подсказывали и направления будущих преобразований, а решения и достижения администраций Вашингтона и Джефферсона высвечивали те первоочередные шаги, которые, возможно, следовало бы предпринять властителю России в столь сложные времена. Вероятно, полный ответ на вопрос об истоках реформаторских устремлений россиян нельзя получить без учета и возраставшего влияния американского фактора, тех образцов, которые рождала история и политика заокеанской республики.
Источники и литература
1. Старцев А. Вениамин Франклин и русское общество XVIII века // Интернациональная литература. 1940. № 3−4. С. 208−211.
2. Худякова Т. А. Бенджамин Франклин в оценках его современников из России // Вестн. С. -Петерб. ун-та. Сер. 2. История. 2009. Вып. 2. С. 238−243.
3. Ишутин В. В. Первое упоминание о Дж. Вашингтоне в российской печати // Вопросы истории. 2006. № 4. С. 174−175.
4. Бродская К. М., Ушаков В. А. Джордж Вашингтон в российской историографии (17 541 917 гг.). СПб.: Нестор, 2006. 178 с.
5. Ишутин В. В., Бродская К. М., Ушаков В. А. Дж. Вашингтон в оценках современников в России // Человек в условиях мировых природных и социальных катаклизмов. Материалы XXVII между-нар. науч. конференции. Санкт-Петербург, 17−18 мая 2010 г. СПб.: «Полторак», 2010. С. 77−79.
6. Краткое описание жизни и характера Генерала Васгингтона // Прибавление к «Московским ведомостям». 1784. № 47−48. С. 362−368, 369−372.
7. Бродская К. М., Талья А. Ю., Ушаков В. А., Худякова Т. А. Республиканские примеры для императорской России: просветитель и дипломат Бенджамин Франклин, «отец страны» Джордж Вашингтон и наставник императора Томас Джефферсон // Империи и империализм нового и новейшего времени: сб. статей. СПб.: Изд-во исторического факультета СПбГУ, 2009. С. 268−276.
8. Санкт-Петербургские ведомости.
9. Московские ведомости.
10. Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений. 1775−1815. М.: Наука, 1966. 638 [1] с.
11. Собрание разных сочинений и новостей. [СПб.: Изд. И. Ф. Богданович]. Сентябрь 1776. С. 41- Октябрь 1776. С. 28.
12. Лохвицкий А. А. Обзор современных конституций. В 3 ч. СПб.: Типография «Общественная польза», 1862. Ч. 2. 146 [1] с.
13. Козловский В. М. Император Александр I и Джефферсон // Русская мысль. 1910. Кн. 10. С. 75−95.
14. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского Министерства иностранных дел. Сер. 1. 1801−1815 гг.: в 8 т. М.: Госполитиздат, 1960−1972.
15. Россия и США: становление отношений 1765−1815: сб. документов / ред. кол. С. Л. Тихвинский, Л. И. Панин, Н. Н. Болховитинов и др. М.: Наука, 1980. 751 [1] с.
16. Талья А. Ю., Ушаков В. А. «Роман» в письмах императора России и президента США, или послесловие к публикации документов по истории внешней политики Российской империи в начале XIX века // Империи и империализм нового и новейшего времени: сб. статей. СПб.: Изд-во историческогой факультета СПбГУ, 2009. С. 336−339.
17. История русской журналистики XVШ-XIX веков / под ред. А. В. Западова. 3-е изд. М.: Высшая школа, 1973. 517[1] с.
18. Письмо из Соединенных Американских Областей // Вестник Европы, издаваемый Николаем Карамзиным. [Январь 1802. Часть I. № 2.] С. 75−77.
19. Фонтан. Портрет Вашингтона // Патриот. 1804. Т. 4. Октябрь. Ноябрь. Декабрь. С. 41−47.
Статья поступила в редакцию 23 декабря 2010 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой