Императив в разноструктурных языках в контрастивно-типологическом плане

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81
раздел ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИМПЕРАТИВ В РАЗНОСТРУКТУРНЫХ ЯЗЫКАХ В КОНТРАСТИВНО-ТИПОЛОГИЧЕСКОМ ПЛАНЕ
© Р. З. Мурясов
Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (34 7) 273 6 7 78.
E-mail: murasov@yandex. ru
Прототипическим значением императива в разных языках является «побуждение кого-либо к выполнению какого-либо действия». Универсальным свойством императива в разных языках является его особая синтаксическая роль в организации текста. В плане содержания категория побуждения представляет собой многоступенчатую шкалу семантических признаков с разной степенью категоричности или интенсивности волеизъявления говорящего: от категорического приказания, не допускающего невыполнения до вежливой просьбы, просьбы-пожелания и мольбы. В морфологическом плане общим для индоевропейских и тюркских языков в оппозиции форм числа является слабая маркированность единственного и сильная маркированность множественного числа.
Ключевые слова: императив, прототипическое значение, приказание, просьба, мольба,
маркированность.
Императив (повелительное наклонение) образует грамматическое (глагольное) ядро поля модальности побуждения. В морфологическом отношении в отличие от индикатива и конъюнктива императив представлен относительно бедным набором грамматических форм.
Общим для поля побуждения является семантический инвариант «побуждение адресата речи к совершению действия, выраженного глаголом» (при прямом императиве) или «какого-либо другого действия, соответствующего волеизъявлению говорящего, но которое может быть осуществлено 3-им лицом, не-адресатом речи» (при косвенном, или опосредованном императиве). По определению
А. Вежбицкой, императивные конструкции семантически могут описываться как прототипически заключающие в себе следующее ядерное значение: «Я хочу, чтобы ты нечто сделал» [1, с. 49].
Сравнивая категорию императива в разных языках следует различать его прототипическое значение, которое должно быть тождественным в сопоставляемых языках, и второстепенные, дополнительные семантические наслоения, которые в разных языках могут и не совпадать. В этом смысле мы солидарны с А. Вежбицкой, которая пишет: «Императивная конструкция — это особая конструкция, используемая в некотором данном языке для выражения значения „я хочу, чтобы ты нечто сделал“ с возможными распространениями на некоторые другие смежные значения» [1, с. 49].
Универсальным свойством императива в разных языках является его особая синтаксическая роль, особый синтаксический ранг в синтаксической парадигматике и организации текста. Как известно, предложения с императивом играют значительную роль в их традиционной классификации по коммуникативной установке. Текстообразующая специфика императивных предложений заключается в следующем. Если повествовательные предложения не предпола-
гают облигаторной речевой или иной деятельностной реакции со стороны адресата речи, а вопросительное предложение влечет за собой речевую реакцию слушателя, то, по словам
В. С. Храковского, «назначение повелительного предложения заключается в том, чтобы вызвать какое-либо конкретное действие, которое в частном случае может быть и речевым» [2, с. 186]. Адресат подтверждает, либо будет способствовать его выполнению или «адресат отказывается выполнить действие или способствовать его выполнению» [2, с. 186].
Многообразие формальных средств семантической категории побуждения обусловливает также многообразие ее семантических оттенков. Грамматический императив, т. е. императивное наклонение, представляет собой более или менее нейтральный способ выражения инвариантного семантического признака побуждения. Диапазон данной семантической категории охватывает богатый спектр более конкретных семантических признаков от грубого окрика-приказа до мольбы и деликатной, мягкой просьбы, переходящей в пожелание в мягкой и дипломатической форме. Эти дробные семантические подтипы категории побуждения находят свое разграничение и языковое оформление в специальных формах.
В русском языке повелительное наклонение образуется путем присоединения к основе настоящего времени флексии -и или нулевой флексии (с соответствующими морфонологическими модификациями финала основы): смотреть — смотри, говорить — говори, писать/пишу — пиши и т. д.- в том случае, «если основа настоящего времени оканчивается на парно-твердую согласную, форма повелительного наклонения оканчивается на парномягкую согласную: будут — будь, тронут — тронь… в том случае, если основа настоящего времени оканчивается на парно-мягкую согласную, шипящую,. в форме повелительного наклонения чере-
дования в конце основы отсутствуют: бросят — брось, режут — режь» [3, с. 620−621].
В немецком языке индикатив имеет лишь одну собственную форму — 2-е лицо единственного числа с флексией -е, которая присоединяется к основе глагола, или голую основу. Если основа глагола сильного спряжения с корневым гласным -е-, то императив единственного числа сохраняет преломление 2-го лица индикатива, ср.: bitten — bitte, ach-ten — achte, arbeiten — arbeite- kommen — komm, sin-gen — sing- siehst — sieh, sprichst — sprich, helfen — hilf.
В отдельных случаях наличие флексии является факультативным: Geh, ich bitte dich, gehe_und quale mich nicht langer (W. Raabe) [4, с. 445].
Форма императива множественного числа совпадает с формой 2-го лица множественного числа индикатива: schreiben — Schreibt!, sich setzen — Setzt euch! Третья форма императива, так называемая вежливая форма (Hoflichkeitsform) совпадает с формой 3-го лица множественного числа индикатива. Однако императив вежливости отличается от форм индикатива тем, что, во-первых, он встречается только в сочетании с местоимением и, во-вторых, графически: lesen — Lesen Sie!
Если в русском языке формы императива употребляются как в сочетании с личными местоимениями, так и без них, то в немецком языке формы 1 -го лица единственного и множественного числа, как правило, употребляются без личных местоимений, а вежливая форма — только с местоимениями. Императив с местоимениями du и ihr употребляется иногда для подчеркивания коммуникативной значимости данного лица или группы лиц -именно они побуждаются к действию («Steht bei diesen Formen ein Personalpronomen (nach der Impe-rativform!), wird damit die Person von anderen hervor-gehoben») [5, с. 207]:
Komm du wenigstens! «По крайней мере, приходи ты!»
Macht ihr das bitte! «Сделайте это, пожалуйста,
вы!»
В английском языке императив омонимичен форме инфинитива (без частицы to): to come — Come! Иногда встречаются побудительные предложения с местоимением you. Такого рода предложения носят эмфатический характер [6, с. 283]: You try and get scats.
Во французском языке «императив не имеет собственных форм- он заимствует формы у индикатива (Parle! Marchons! Faites!), в немногих случаях у сюбжонктива (Sois! Ayez labonte!)» [7, с. 306]. Императив во французском языке имеет три личных формы: Parle! (2-е лицо ед.ч.) Parlous! (1-е лицо мн.ч.) Parlez! (2-е лицо мн.ч.).
Доминанту поля побуждения в тюркских языках образует грамматическое наклонение императива в виде глагольных форм 2-го лица ед. и мн. числа (иногда) в сочетании с соответствующим личным местоимением. Форма 2-го лица ед.
числа равна основе глагола, которая рассматривается как ее основная (исходная) форма (ср. бар, кит, кил, укы, яди т.п.). Форма 2-го лица мн. числа образуется путем присоединения к форме ед. числа окончаний -гыд / -гед, -год / -гед в определенных позициях с расширением препозитивными гласными -ы / -е, -о / 0: кет «жди» — кетегед «ждите», бар «иди» — барыгыд «идите», тотон «держись» — тотоногод «держитесь», кил «приходи» — килегед «приходите» и т. п.
К периферийным морфологическим средствам выражения императива в башкирском и татарском языках относятся расширенные варианты обычных форм императива, образующихся путем присоединения к ним модальных частиц -сы / -се, -со / -се и эле. Эти формы отличаются от основных тем, что они выражают побуждение в виде просьбы-призыва: килсе, килегедсе, кил эле, килегед эле. В структурации поля побуждения участвуют также глагольные аналитические конструкции -а / -й кур (ед.ч.) и -а / -й курегед (мн.ч.), -п кал (ед.ч.) и -п кал (мн.ч.), -ны / -не булма (ед.ч.) и -ны / -не булмагыд (мн.ч.), целевой инфинитив на -(ы)рга / -(е)ргэ, форма 3-го лица с помощью аффикса -нын / -нен (ед.ч.) и -нындар /-нендэр (мн.ч.).
По степени убывания категоричности семантического инварианта «побуждение» структуры башкирского языка располагаются следующим образом:
1. а) целевой инфинитив на -(ы)рга / -(е)ргэ, б) настоящее время индикатива, б) аналитическая прохибитивная форма (т.е. повеление-запрет) на -ны / -не булма (ед.ч.) и -ны / -не булмагыд (мн.ч.), при этом глагол употребляется в составе данной аналитической конструкции только в отрицательной форме императива-
2. а) формы императива 2-го лица ед. и мн. числа и 3-го лица ед. и мн. числа на -нын / -нен и -нындар / -нендэр (мн.ч.), б) безглагольные повелительные предложения, нередко соседствующие с императивными формами глагола.
3. Формы императива + частица эле (бар эле).
4. Прошедшее определенное (редко).
Чрезвычайно богаты модальными значениями
грамматические формы 2-го лица ед. и мн. числа и форма на -нын / -нен. Императивная персональночисловая оппозиция «2 л. ед. ч. — 2 л. мн. ч.» в зависимости от коммуникативно-грамматических характеристик текста может выражать в сочетании с соответствующей интонацией богатый спектр значений:
1) категорический приказ в командах, невыполнение которого предполагает угрозу, опасность для жизни- напр.: Башлыктары шунда ук халыкка карап акырды- - Таралыгыд! (Р. Байымов) («Обращаясь к людям, их начальник закричал: — Расходитесь!») — Коралыцды ергэ ташла! Кулдарыцды ^тэр! ЮгиЬэ атам (М. Кэрим) («Брось оружие! Руки вверх! Не то стреляю!») — 2) нейтральный при-
каз, указание: Тирмэ эсендэ тынсыу булыр, аш-Ьыуды бында гына эдерлэгед, — тине, — сэхрэлэ, саф Ьауала ултырайык эле бер… (Р. Байымов) («В юрте будет душно, поэтому накройте стол здесь, давайте посидим на свежем воздухе, — сказал он») — Бына кунакты оло юлга саклы одатып куй, — тип бойордо капитан. (М. Кэрим). («Проводи гостя до большака, — приказал капитан») — 3) просьба-приглашение: Yрелегез, эйдэ урел, кымыды ла тэм югалтмагандыр, яцы гына бешелгэн… (Р. Байымов) («Угощайтесь, давайте, угощайтесь и кумыс свежий, только что созрел… «) — 4) просьба-мольба, особенно при обращении к Всевышнему: Йэ ходай, миллэттэрецэ фатиха бир, бедгэ лэ ирек алыр кендэрде килтер! (Р. Байымов) («Господи, благослови все народы! Да настанет по твоему велению день свободы и для нас!») — 5) значение возможности в сочетании с внутренним императивом: Хэдер уныц кулында Русияныц башткорттар йэшэгэн бетэ тебэк Иэм вилайэттэре хакында бай мэглумэт тупланган. Теркестанга гилми сэйэхэт быларга йэнэ яцыларын да естэне. Ултыр да яд. («Он собрал богатые сведения о районах и областях, где проживают башкиры. Научная экспедиция в Туркестан добавила новые сведения. Остается только сесть и написать») (букв.: «Садись и пиши»).
Все перечисленные выше значения форм 2-го лица ед. и мн. числа характерны также для формы косвенного, опосредованного императива на -Нын / -нен (ед.ч.) и -нындар/-нендэр (мн.ч.):
(1) «Боласылардыц береЬе лэ эсир алынмаИын, кулга тешкэндэрдец, ЬэммэЬе, хатта яралылар да атып Yлтерелhен» тигэн фарман биреп, генерал Кауфман Кокандка … ецеYсе булып бэреп килеп инэ… ««Отдав приказ: «Никого из бунтовщиков в плен не брать, всех схваченных, даже раненых расстрелять», — генерал Кауфман как победитель ворвался в Коканд… «(категорический приказ).
(2) Мырдаш, бар эле, йэЬэт агайыца хэбэр ит. Тид эйлэнЪ. ен (Р. Байымов). «Браток, иди-ка, быстренько сообщи брату. Пусть скорее возвращается…» (нейтральное приказание).
(3) Ьэр миллэт Yg ядмышын Yде хэл итерлек булЪын. «Пусть каждый народ сам решает свою судьбу» (нейтральное требование).
Кроме того, формы на -нын / -нен имеют кон-цессивно-пермиссивное, т. е. уступительно-разрешительное, значение:
(4) Местэкил дэYлэттэр тедейэсэктэр, имеш. ТедеЬендэр (Р. Байымов). «Якобы, они хотят построить суверенные государства. Пусть построят».
Нередко в фирме на -нын / -нен значение просьбы и пожелания слиты воедино: БирЬ_ен ходай! FYмер бакый дуд булып йэшэйбед. Инде эйдэ, туганлашыргала ядИын! (Р. Байымов). «Дай бог! Всю жизнь прожили в дружбе. Дай бог, чтобы мы породнились" — Фэрештэлэр Ьедгэ юл
KYрhэтhен… — тип бышылданы Исмаил (М. Кэрим) «Пусть ангелы летят перед вами, показывая путь,-прошептал он».
Как отмечают авторы татарской грамматики, «совет, выраженный в очень мягкой форме, приобретает характер пожелания» [8, с. 139]. Такого рода пожелание может быть выражено формой
2-го лица, но оно особенно характерно для форм
3-го лица:
Туган илем, Yксеg ульщ булып, Yлэм инде читтэ тилмереп, Яшем барсын сица елга булып, Каным шытсын кызыл гел булып (М. Дэлил). «Родина моя, я сын твой, как сирота. Умираю, измученный на чужбине. Пусть мои слезы рекой дойдут до тебя, Пусть моя кровь расцветет красным цветом» [8, с. 139].
Императив на -нын / -нен встречается также в предложениях с ингерентно отрицательной побудительной целеустановкой, выражая как бы «зло-желание» [9]: КадалЬын донъяЪы, балалар гына ас (Р. Байымов). «Да сринет весь мир, дети голодные" — Батшалык демекЬен «Смерть царизму!»
И наконец, форма на -нын / -нен перестает выражать какой-либо подтип побудительности и становится средством поля ирреальной модальности: Гэрэсэттец тагы ла куркыныслы алда икэнен кайдан гына белЬендэр инде улар? «Откуда же им знать, что их ожидают еще более страшные события?" — Бынауынлай тулкындар аша утрауга Башман бей нисек Yтh. ен?! (Р. Байымов) «Разве Башманбею пройти к острову через такие волны?!» По степени убывания категоричности волеизъявления, выраженного формами и структурами поля модальности, например, в немецком языке их можно расположить в следующей последовательности: 1) шаеЬеп + псевдопридаточное
предложение с dass, 2) инфинитив и причастие II в командах- 3) презенс и футурум с соответствующей, т. е. безапелляционной интонацией.
4) безличный пассив, 5) псевдопридаточное
предложение с dass, 6) модальный глагол шtis-sen + 1пИшиу, 7) модальный глагол dtirfen + отрицание, 8) императив (наклонение), 9) модальный глагол sollen + 1пАшйу, 10) конструкция с грамматической направленностью ЬаЪеп + 1п-АпШу, 11) модальный глагол коппеп, 12) модальный глагол в 1-м лице мн. числа.
Характеризуя место императива в качестве доминанты, т. е. основного грамматического средства, поля побуждения, Т. И. Шендельс указывает, что императив «значительно реже используется для выражения высшей степени приказа», и, по словам автора, это объясняется тем, что «императив обращен к определенному лицу, а сила приказа как бы прямо пропорциональна безличности» [11, с. 96].
Таблица 1
Императив в башкирском языке______________________________________________
Языковые структуры Семантическая характеристика Примеры
1. а) целевой инфинитив на -(ы)рга /-(е)ргэ Приказы, команды — КуJFалырFа! — тине комиссар (М. Кэрим). «Трогай! — сказал комиссар»
б) настоящее время индикатива Приказание «- Сержант Зух, встать!- тип батсырзы ул. Ьицэ тыш бер наряд! КухняFа бараЪыц. Картуф эрсергэ» (М. Кэрим). «- Сержант Зух, встать! — вдруг заорал Хомичук. — Наряд вне очереди. На кухню. Картошку чистить».
в) аналитическая форма на -ны / -не булма (ед.ч.) и -ны / -не булмагы$ (мн.ч.) Прохибитив [Храковский В. С., Володин А. П. 1986] - Ьин Ъецелкэшенде ташлап китэЪе булма! «Не смей оставить сестренку одну!»
г) безглагольные структуры Призыв, решительное требование, приказание — Долой Батша! Кан эсеYселэргэ Yлем! (Р. Байымов). «Долой царя» Смерть кровопийцам» «- Любомир! Машинага! (М. Кэрим) «- Любомир! Сержант Зух! В машину!» Ирек! Икмэк! Барьшьвда Нева проспектына! (Р. Байымов). «Свободу! Хлеб! Все на Невский проспект!»
2. Формы императива: 2-е л. ед. и мн. числа и формы на -нын / -нен (ед.ч.) и -нындар /-нендэр (мн.ч.). См. описание многообразия семантических типов в тексте.
3. Формы императива + частица Просьба Тороп тор эле а^ыратс, — тине Ефимий Лукич тыныс тсына. (М. Кэрим). «Подожди-ка, — тихо сказал Ефимий Лукич».
4. Прошедшее определенное + эй$э Призыв 0с кен Ъагалап тороп, бер Ьынытс икмэк алFан ютс. Киттек эйрэ. «Простояв три дня в очереди, не смогли купить куска хлеба. Пошли!»
Таблица 2
№ Языковые структуры Семантические признаки Примеры
1. Глагол шаеЬеп + предложение с союзом dass Требование (иногда грубое) Mach, dass du fortkommst! «Исчезни!» «Чтобы ноги твоей здесь не было!», «Убирайся!»
2. Инфинитив и прич. II в командах, наречия Команда, подлежащая беспрекословному исполнению Der Neue drei Schritte vortreten! Marsch, marsch (E. Strittmatter). «Новичок, три шага вперед! Раз, два!» «Смирно!». Auf! Hinlegen! Auf! Hinlegen! (E. Strittmatter). «Подняться! Лечь! Подняться! Лечь!» Stillgestanden! «Смирно!»
3. Презенс и футурум индикатива Безапелля-ционность указания, не допускающая к. -л. возражения Jetzt gehst du aber ins Bett! «Сейчас ты пойдешь спать».
4. Безличный пассив Безапелля-ционность указания, не допускающая какие-либо возражения Jetzt wird aber geschlafen! «А сейчас спать!».
5. Псевдопридаточное предложение с dass Строгое предупреждение Dass ihr euch ja vorseht! [4, с. 170] «Будьте осторожны!», «Берегитесь!», «Чтобы были осторожны!» Dass du ja sofort nach Hause kommst! [10. с. 774]. «Немедленно домой!»
6. Модальный глагол mtissen + ШшШу Приказание Du mйsst jetzt antworten [іі, с. 97]. «Теперь тебе отвечать!»
7. Модальный глагол dtirfen + отрицание Прохибитивное значение Du darfst nicht rauchen! «Тебе нельзя курить! Не смей курить!»
8. Императив Нейтральное приказание, указание «Steh auf, sonst verschlafst du dein GMck!» «Вставай, иначе проспишь свое счастье!» Du sollst endlich ruhig sein! [10, с. 773]. «Успокойся, наконец!»
9. Модальный глагол sollen + !пйпШу Нейтральное приказание, допущение «Soll er sich freuen». (E. Strittmatter) «Пусть радуется» «So sollst du nicht von mir denken» (E. Strittmatter) «He думай обо мне так».
10 Устойчивое словосочетание haben + + !пйпШу Приказание «Du hast jetzt zu antworten!» «Теперь тебе держать ответ!» («Теперь отвечай I ответь ты!»)
11 Модальный глагол копмп Смягченное приказание, разрешение Setz dich. Ja, du kannst dich setzten. Hierher (L. Feuchtwanger). (Цитируется по работе [іі, с. 981]).
Модальное значение одной и той же формы императива может иметь различные модификации, обусловленные в императивном предложении различными модальными наречиями и частицами, например doch, mal, endlich [10, с. 536]:
Gib mir doch mal das Buch her! (желание).
Gib mir doch endlich das Buch her! (требование).
Gib das Buch her! (приказание).
Максимальное число форм императива в немецкоязычной литературе приводится в работе Х. Бринкмана:
1. Anruf an einen Einzelnen: komm! — kommen Sie! (Sing.)
2. Anruf an eine Gruppe: kommt! — kommen Sie! (Plur.)
3. Anruf an eine Gruppe, in die sich der Sprecher einschlieBt: gehen wir! — lasst uns gehen (auch: wir wollen gehen!).
4. Allgemeine Anweisung, die an einen bestimm-ten Ort gebunden ist und sich an jeden wendet, der an diese Stelle tritt: Einsteigen! Turen schlieBen! [12, с. 348−349].
Императивное значение в английском языке может быть выражено также многообразием средств.
1. Разными интонационными моделями по грамматической форме повествовательных предложений, ср. :
You wait here for a moment.
Если местоимение you произносится без ударения, то это повествовательное предложение, а если you выделяется с помощью особого ударения, то это побудительное предложение и оно является синонимом фразе «This is what I want you to do». Кроме того фраза с ударным you может выражать грубость, враждебность:
You mind your own business! [12, с. 186].
Категорический запрет выражается с помощью глагола do в отрицательной форме:
Don’t you speak to me like that!
При обращении к группе людей императив сочетается с местоимениями everybody, someone:
Everybody keep quiet! Keep still everybody!
Nobody say a word! Somebody answer the phone please! [12, с. 186].
Модель do + основа глагола выражает настойчивое желание, нетерпение, при этом глагол do всегда несет эмфатическое ударение:
Do stop talking! Do help me with this maths problem.
В исследованиях по глаголу в русском языке делается попытка определить степень категоричности волеизъявления и наличие экспрессивных оттенков в зависимости от видовых форм глагола. Так, согласно Русской грамматике «формы повелительного наклонения глаго-
лов несовершенного вида обычно выражают более категорическое побуждение, чем формы глагола совершенного вида». Здесь же авторы пишут, что «формы повелительного наклонения глаголов совершенного вида в определенных ситуациях могут выражать большую, чем формы несовершенного вида, категоричность побуждения» [3, с. 623]. Справедливым представляется положение авторов Русской грамматики о том, что «характер побуждения определяется не только видовым значением глагола, но также лексическим значением слова и ситуацией» (разрядка моя — Р.М.). Так, при описании ситуации подписания акта капитуляции представителями Верховного командования Германии перед делегациями союзных армий разыгрывается такая сцена.
Жуков велел пригласить в зал представителей немецкого главнокомандования.
Их ввели. Кейтель старался быть спокойным. Картинно вскинул руку с маршальским жезлом, приветствуя присутствующих. Но Жуков тут же поставил его на место, коротко приказав:
— Сядьте!
В стенограмме так и зафиксировано, не «Прошу садиться!» или просто «Садитесь!», а именно: «Сядьте!» (В. Карпов).
Побуждение к совместному действию в немецком, русском и французском языках может быть выражено формой 1-го лица мн. числа. В немецком языке в подобных случаях глагольная форма сопровождается постпозитивным местоимением wir, если говорящий обращается к собеседнику и к самому себе:
нем. Gehen wir! Lassen wir einfach alles lie-
gen-
фр. Allons!
Значение совместного действия повелительного наклонения выражается следующими способами: 1) при помощи постфикса -те, присоединяемого к форме 1-го лица мн. числа глаголов СВ (пойдем — пойдемте, поедем — поедемте) — 2) путем присоединения постфикса -те к частице давай в сочетании с 1-м лицом мн. числа в индикативе глаголов НСВ (давайте печь, давайте играть) — 3) формы императива совпадают с формами индикатива (Поедем! Бежим!) — 4) сочетанием частицы давай с инфинитивом, при этом глагол выражает совместное действие только двух лиц — говорящего и собеседника (Давай спать) [3, с. 662].
Побуждение, выражаемое в русском языке формой 3-го лица ед. и мн. числа, обычно в сочетании с частицами пусть и пускай, представляет собой в германских и романских языках значение конъюнктива.
В русском, английском, немецком и французском языках императивная конструкция мо-
жет выражать условия, ср. :
англ. Touch them & lt-tuning knobs& gt- and the telly goes wrong (if you touch them, the telly goes wrong) «Коснись их, кнопок, и телевизор выходит из строя».
Go to the Third Eye Centre tomorrow, and you’ll find bed mattresses bolted to the wall, tarred and feathered, and covered in discarded clothes (if you go to… you’ll find …) «Пойдите завтра в центр «Третий глаз» (если вы пойдете завтра в.), и вы найдете постельные матрасы прибитыми к стене, вымаранными в дегте и обвалянными в перьях и покрытыми выброшенной за ненадобностью одеждой».
нем. Sag es mir noch einmal (~ wenn du es mir noch einmal sagst…), und ich helfe dir unver-zuglich. «Скажи ты мне об этом еще раз, и я тебе непременно помогу». Fass mich noch einmal an (~ wenn du mich noch einmal anfasst…), und ich klebe dir eine. «Тронь меня еще раз (~ если ты меня еще раз тронешь), то я влеплю тебе пощечину».
фр. Donnez-moi ce livre, je vous dirai s’il est interessant (Si vous me donnez…) «Дайте мне эту книгу (если вы мне дадите эту книгу.), я вам скажу, интересна ли она» [14, с. 199].
В русском языке помимо прямого, директивного значения (Приди сюда!) повелительное наклонение имеет непрямые функции. «Такие типы употребления императива отличаются от директивных случаев, прежде всего тем, что в них возможен субъект первого и третьего лица» [15, с. 3]. К непрямым функциям относятся:
1) долженствовательное значение (Вы будете бездельничать и дрыхнуть, а я иди на передовую) —
2) повествовательное значение (А он возьми и приди!) —
3) желательное значение (Приди-ка он к нам!) —
4) условное значение (Приди он вовремя, ничего бы не случилось) —
5) уступительное значение (Куда я ни приди, везде знакомые) [15, с. 3].
Итак, функционально-семантическое поле побуждения в разных языках имеет сложную формально-языковую и семантическую структуру. Оно располагает грамматической доминантой.
Помимо морфологических средств анализируемое поле структурировано рядом языковых средств, прежде всего синтаксических в виде специальных моделей, часто безглагольных предложений, которые могут состоять из существительного, наречия, предложной группы, междометия.
В плане содержания категория побуждения представляет собой многоступенчатую шкалу семантических признаков с разной степенью категоричности или интенсивности волеизъяв-
ления говорящего: от категорического приказания, не допускающего невыполнения, до вежливой просьбы, просьбы-пожелания и мольбы.
В морфологическом плане общим для всех языков в оппозиции форм числа является слабая маркированность единственного числа и сильная маркированность множественного числа. Во всех языках форма ед. числа равна основе (с некоторыми ее морфонологическими модификациями), в то время как форма мн. числа имеет специальные морфологические показатели, правда совпадающие с формами индикатива. Исключение в этом отношении составляет императив английского языка, в котором центральная форма императива не имеет формальных различий.
Во всех языках императив является основной формой образования побудительных предложений.
Синтаксическая особенность императива состоит в том, что он образует, как правило, односоставные предложения, так как «субъект действия, выраженного императивом, всегда один и тот же и ясен из самой глагольной формы (2-е лицо, собеседник)» [6, с. 283].
Парадигматические ограничения в косвенных наклонениях проявляются в разных языках по-разному. Так, прототипической морфологической моделью императива, свойственной всем шести языкам, является двухчленная парадигма: 2-е лицо ед. числа и 2-е лицо мн. числа. В отличие от других языков императив в немецком языке образует четырехчленную парадигму — так называемую вежливую форму, совпадающую с 3-м лицом мн. числа, которая употребляется только с местоимением Sie и форму 1-го лица мн. числа.
В русском языке в некоторых случаях императив может употребляться в сочетании с местоимением 3-го лица, например, долженст-вовательный императив: Взялся учить, так он и учи [16, с. 117].
Типичный для разговорной речи повествовательный императив в русском языке также может сочетаться с местоимениями 1-го и 3-го лица ед. и мн. числа для выражения значения неожиданности проявления действия в прошлом. При этом глагол всегда имеет форму СВ: Я ему возьми и скажи [3, с. 625].
В башкирском языке императив представлен в виде оппозиции 2-е лицо ед. и мн. числа —
3-е лицо ед. и мн. числа (с помощью аффиксов
— 3ын/-3ен в ед. числе и -3ындар/-3енд2р во мн. числе). Таким образом, если характерным для русского языка можно считать употребление императива с подлежащими 1-го или 3-го лица, то для тюркских (башкирского и татарского) языков типично сочетание со 2-м и 3-м лицом.
Характерным для условного императива в русском языке является сочетание глагола с местоимениями всех трех лиц, ср.: Сумей я вовремя позвонить, и всё было бы иначе. Бунин, не эмигрируй он, никогда бы не написал «Жизнь Арсеньева». [15, с. 14]. Такая же картина наблюдается в употреблении уступительного императива: Куда я ни приди, везде знакомые. Доктор говорил по-французски прекрасно, как не говорит ни один англичанин, хоть он живи сто лет во Франции [16, с. 20].
Парадигматическая асимметрия может существовать также в системе индикатива. Так,
Э. Бенвенист различал во французском языке две группы временных форм — речевые и исторические. К речевым относятся futur, present, passe compose, imparfait, plus-que-parfait. К историческим относятся passe simple, imparfait, plus-que-parfait, conditionnel, которые закреплены за письменным языком. Между двумя группами времен имеются парадигматические различия — времена первой группы используются в 1-м и 2-м лицах, а вторые — с 3-м лицом [17].
ЛИТЕРАТУРА
1. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание
языков. М., 1999. 776 с.
2. Храковский В. С. Повелительность // Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. Л.: Наука, 1990.
3. Русская грамматика. Ч. I. М., 1980. 783 с.
4. Der GroBe Duden. Bd. 4. Die Grammatik, Mannheim-Leipzig-Wien-ZUrich, 2005. 1343 S.
5. Helbig G., Buscha J. Deutsche Grammatik. Leipzig, 1996. 736 S.
6. Бархударов Л. С., Штелинг Д. А. Грамматика английского языка. М., 1973. 423 с.
7. Гак В. Г. Теоретическая грамматика французского языка. М., 1999. 831 с.
8. Татарская грамматика. В 3-х частях. Ч. II. Казань, 1997. 396 с.
9. Грамматика современного башкирского литературного языка. М., 1981. 495 с.
10. GrundzUge einer deutschen Grammatik. Akademie-Verlag. Berlin, 1981. 1028 S.
11. Шендельс Е. И. Грамматико-лексические поля в немецком языке. М., 1969.
12. Brinkmann H. Die deutsche Sprache. Gestalt und Leistung. DUsseldorf, 1962. 654 S.
13. Alexander L. G. Longman English Grammar. London, 1999. 374 p.
14. Nikolskaia E. K., Goldenberg T. Y. Grammaire Franjaise. Moscow, 1982. 366 с.
15. Фортейн Э. Полисемия императива в русском языке // Вопросы языкознания. М., 2008, № 1.С. 3−24.
16. Шведова Н. Ю. Парадигматика простого предложения в современном русском языке (опыт типологии) // Русский язык. Грамматические исследования. М., 1967.
17. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974. 446 c.
Поступила в редакцию 01. 03. 2011 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой