Император Клавдий: взгляд с позиций психоанализа

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 28 (166).
История. Вып. 34. С. 154−159.
НАУЧНАЯ РЕФЛЕКСИЯ
н. в. Болдинова
император кллвдий: взгляд с позиций психоанализа
Статья посвящена психологическим особенностям личности римского императора Клавдия в контексте психоаналитической концепции, представленной в работах О. Ранка. Император Клавдий, получив неоднозначные и противоречивые оценки современников и историков, является интересным объектом для изучения с позиций исторической психологии, помогая понять эпоху ранней Римской империи в I в. н. э.
Ключевые слова: историческая психология, Клавдий, психоанализ, Римская империя, Юлии-Клавдии, Ранк.
Антропологический подход к изучению истории, ставящий в центр внимания жизнь отдельного человека в рамках определенной культуры, характерен для современных историков-антиковедов1. Одним из направлений данного подхода является историческая психология — наука, занимающаяся изучением психологического склада отдельных эпох, а также изменением психики и личности человека в «специальном макровремени, именуемом историей"2. Историческая психология соединяет психологию развития человека и историческую науку, поскольку вводит отдельного человека в историческое время человечества, а также обнаруживает размерности индивидуальной жизни в социальных процессах и свидетельствах культуры3. История отдельного человека — важная и неотъемлемая часть современной ему эпохи. Поэтому думается, что сквозь призму понимания психологии отдельной личности возможна реконструкция исторических связей жизни в контексте исторического времени. Человек не только социальный, но и биохимический организм, поэтому без обращения к психологии нельзя полностью понять поведенческие мотивы, влияющие на исторический процесс.
Антропологический подход имеет место и в изучении античного общества. Объектом исследования становится личность отдельного человека эпохи ранней Римской империи. Оценивая его деятельность в структуре римского государства и его мировоззрение в контексте аутентичной культуры, возможно взглянуть на историю ранней Римской империи сквозь призму исторической психологии.
I в. н. э. в истории Римской империи — время противоречивое, двойственное, характе-
ризующееся дуализмом экономических, социальных и культурных процессов в обществе. Вместе с положительными явлениями роста и развития можно наблюдать и «симптомы упадка"4, которые скрываются за внешней картиной процветания. Относительный гражданский мир, ослабление внешней агрессии, изменение провинциальной политики, поощрение императорами городского строительства и забота о развитии культурной жизни провинций, значительное уменьшение пиратства, развитие системы дорог и введение единой имперской монеты отразились благоприятным образом на развитии экономики империи. С. И. Ковалев5, К. В. Паневин6, Н. А. Машкин7 отмечают подъем экономической жизни многих провинций, развитие в них местного производства (например, арретинское керамическое производство, капуинская бронзовая промышленность) и местной торговли, увеличение благосостояния провинциальной знати.
Вместе с положительными явлениями роста и развития в Римской империи можно заметить и явления упаднического характера, основными из которых можно считать хронический аграрный кризис Италии, важнейшего центра империи, сокращение количества рабов, обнищание широких масс населения Италии и провинций, истощение военных ресурсов империи и невозможность возврата к политике завоеваний. В обществе наблюдалась огромная пропасть между роскошью на одном полюсе и крайней нищетой на другом, что, соответственно, отражалось и в общественной психологии. «Труд деятельного и искусного работника непрестанно уподобляется в разнообразных видах на удовлетворение нужд богачей», — замечает Гиббон8.
Те двойственность и противоречивость, которые можно наблюдать в экономике и социальных отношениях, выступают и в области духовной культуры. Заимствуя и перерабатывая различные художественные традиции населявших империю народов, римская литература отражала господствующие общественные настроения, выражала религиозные искания.
Это время является ярким примером соответствия личности правителя эпохе: римские императоры династии Юлиев-Клавдиев (1468 гг.) отличались не только непоследовательной внешней и внутренней политикой, но и девиационным поведением. Отдельного внимания среди императоров династии Юлиев-Клавдиев заслуживает личность императора Клавдия (41−54 гг.), человека, получившего неоднозначную оценку в глазах, как современников, так и историков9.
Светоний, характеризуя Клавдия в кругу семьи, сообщает: «Мать его Антония говорила, что он урод среди людей, что природа начала его и не кончила и, желая укорить кого-нибудь в тупоумии, говорила: «глупей моего Клавдия» (Suet., Claud., 3, 2)10. Вместе с тем, он замечает, что «люди ни отказывали ему ни в знаках внимания, ни государство в уважении"11. Тацит, повествуя о речи императора Нерона на похоронах Клавдия, сообщает: «Упоминание о научных занятиях Клавдия и о том, что в его правление Римское государство не претерпело никаких неприятностей от иноземцев, было выслушано с сочувствием- но когда он перешел к предусмотрительности и мудрости Клавдия, никто не мог побороть усмешку…» (Tac., Ann., 13, 3)12 Император Август, время правления которого пришлось на детские и юношеские годы Клавдия, считал его неспособным к государственным делам, отстранив при этом от всех должностей и оставив наследником только в третью очередь13. Отношение к Клавдию в семье нашло отражение в литературном жанре. Так, Сенека, выдающийся философ и активный политик, весьма своеобразно откликнулся на смерть императора Клавдия, написав пародию на апофеоз императора и назвав ее «Отыквление», где говорилось о том, что император Клавдий после смерти превращается не в бога, а в тыкву — символ глупости14.
Клавдий стал императором уже в зрелом возрасте, когда ему был уже 51 год. Политика, проводимая императором, была продолжением традиций, начатых его предшественниками15.
Главное внимание нового императора было направлено на организацию государственного аппарата, суда, фискальной системы и возобновление завоевательной политики.
Со времени императора Клавдия началось создание четкой структуры императорской канцелярии с различными отделами и иерархией должностей. Особое место в императорской канцелярии занимали вольноотпущенники, что также демонстрировало преемственность политического курса у предшественников. Светоний отмечает, что Клавдий не только позволял сенату награждать их большими деньгами, но и знаками квестор-ского и преторианского достоинства, «а сам при этом допускал такие хищения и грабежи, что однажды, когда он жаловался на безденежье в казне, ему остроумно было сказано, что у него будет денег вдоволь, стоит ему войти в долю с двумя вольноотпущенниками"16.
В правление императора Клавдия была возобновлена завоевательная политика, и римскими провинциями стали Мавретания, Британия, Фракия, а в Малой Азии — Ликия и Памфилия. Впервые в истории римляне допустили варваров-неиталийцев в свой сенат. Е. В. Федорова отмечает размах внешней и внутренней политики Клавдия, которая, по ее мнению, была успешной и способствовала укреплению и централизации власти17.
В правление Клавдия была продолжена традиция организации раздач и зрелищ18. Помимо этого он проявил заботу и о благоустройстве столицы: провел новый водопровод, реконструировал порт в Остии и обеспечил регулярный подвоз хлеба в Рим.
Ф. Ф. Зелинский говорит об успешной внешней и внутренней политике Клавдия. Однако замечает, что в семье «его считали слабоумным и непригодным к государственным делам"19. «Сумасшествие» императора Клавдия отмечал П. И. Ковалевский, ставя императора в один ряд с другими «сумасшедшими лицами Римской империи"20. О «никчемности и распущенности» императора Клавдия говорит и Р. Ю. Виппер21.
В целом личность Клавдия представляет собой один из многих парадоксов римской истории. Его отличала скромность как в управлении государством, так и в быту. Так, он отклонил титул императора, отвергая непомерные почести, выражал почтение к сенату, помолвку дочери и рождение внука отпраздновал тихо и в семейном кругу. «Сам он в своем возвышении
держался скромно, как простой гражданин», -сообщает Светоний, снискав себе тем самым «великую любовь и привязанность"22.
Но, вместе с тем, он любил сам наблюдать за казнями, часто присутствовал на звериных травлях, гладиаторских играх, собственноручно отправляя на арену не только бойцов, но и случайных людей. Клавдий был чревоугодником23. Но самой примечательной чертой его характера было безволие и слабость характера. Именно в безволии Клавдия видится главная причина заговоров против личности императора: «ему угрожали и отдельные злоумышленники, и заговоры, и даже междоусобная война» (Suet., Clav., 13)24. Слабохарактерность Клавдия отмечает и В. Б. Миронов, говоря, что при таких правителях, как Клавдий, «свита часто становится властью"25. Император Клавдий, считает Г. Ферреро, был для всей своей семьи «печальной загадкой», будучи человеком слабого здоровья, но «почти животной прожорливости и чувственности"26. Интересно, что Клавдий страдал «припадками»: «на губах у него выступала пена, из носу текло, язык заплетался, голова тряслась непрестанно, а при малейшем движении — особенно"27.
Будучи женатым четыре раза, император постоянно находился в подчинении у своих жен. «К женщинам страсть он питал безмерную, к мужчинам, зато вовсе был равнодушен», — замечает Светоний28.
Исследование личности с точки зрения психоаналитической методики — процесс, позволяющий понять личностные мотивы поступков конкретного человека не только рамках исторического периода его жизни, но увидеть и осознать связь, имеющуюся у человека прошлого с человеком современным. Создателем одной из наиболее интересных теорий психоанализа, позволяющей представить человека с позиций его внутреннего потенциала, является Отто Ранк — известный психоаналитик, один из первых последователей З. Фрейда. Будучи долгое время приверженцем фрейдистского учения, он впоследствии отошел в сторону от теории З. Фрейда и создал свою психоаналитическую теорию. Однако яркие творческие способности позволяют говорить о нем как об интереснейшем ученом, предугадавшем тенденции психоло-
^ 29
гической мысли современности29.
О. Ранк попытался создать альтернативный фрейдовскому подход, основанный на понимании человека как сознательного тол-
кователя смысла и инициатора действия. В психоаналитической теории О. Ранка ведущую позицию занимает понятие «концепции «воли». Воля, согласно О. Ранку, рассматривается как «основное позитивное начало, осуществляющее организацию и интеграцию «я» (самости), что позволяет созидательно использовать, тормозить и контролировать инстинктивные влечения"30.
Согласно О. Ранку, первоначально волевой процесс формируется в качестве «внутренней оппозиционной силы, направленной против принуждения"31. Принуждение может быть обусловлено внешними факторами, такими, как требования родителей, или внутренним давлением сексуальных влечений. Неизбежные препятствия и ограничения еще в детстве вызывают сопротивление и формируют «контрволю». Вторая ступень в развитии воли связана со стремлением получения вещей, имеющихся у других. Речь идет не о зависти, а скорее о соразмерении собственной воли с волей группы. Третья ступень преодолевается, когда человек перестает мерить себя общими мерками и становится по-настоящему ответственным за свои волевые проявления. «Запреты в детстве приводят к недоверию собственной воле как злу"32, — говорит О. Ранк. Взрослые поэтому обладают волей, содержание которой отчасти благонамеренное или одобренное родителями и обществом, а отчасти — неблагонамеренное или неодобренное. Сопротивление авторитетам, представляющее дурной аспект, является, согласно психоаналитической теории О. Ранка, контр-волей.
Таким образом, согласно концепции О. Ранка, определяющая основа личности человека — воля и контр-воля, формируется в детстве, причем значительное влияние на ее формирование оказывают родители. Так, согласно источникам, император Клавдий родился в Лугдуне в августовские календы — 25 января 41 года. Детство и юность будущего императора прошли в обстановке, далекой от идеальной. Светоний сообщает, что Клавдий «еще в младенчестве потерял отца, в течение всего детства и юности он страдал долгими и затяжными болезнями, от которых так ослабел умом и телом, что в совершенных летах считался неспособным ни к каким общественным или частным делам"33. (Suet., Clav., 2). Даже после того, как он достиг совершеннолетия, он еще долго оставался в чужой власти и оставался под присмотром дядьки, бывшего конюшего34. В день совершеннолетия он был
доставлен на Капитолий в носилках среди ночи, без обычной для императорской фамилии торжественности. С презрением к нему относились мать Антония, его бабка Августа, сестра Ливилла, внучатый дядя Август, считая глупым и недалеким человеком35. Вместе с тем «в благородных науках» он с детских лет обнаружил незаурядное усердие, но и этим в силу пренебрежительного отношения к себе не смог добиться ни уважения, ни внушить надежды на свое будущее.
Так, на наш взгляд, первый этап процесса формирования воли у Клавдия столкнулся с сильным принуждением, выраженным в постоянном контроле со стороны родственников, неприятии ими его характера и увлечении, осуждении Клавдия, усугубленный болезненностью мальчика и ранней смертью отца. Думается, что на первом этапе подобные «препятствия» и «ограничения» сформировали волевые качества личности у будущего императора. Вторая ступень в развитии воли прошла у Клавдия в постоянном сравнении на бессознательном уровне своего положения и положения окружающих его людей. Видя нелюбовь к себе, презрение со стороны окружающих людей, не чувствуя себя членом императорской семьи, в чем виновато, вероятно, подозрение на то, что «прижит от прелюбодеяния с отчимом"36, Клавдий начинает утрачивать сформированные на предыдущем этапе волевые качества. Запреты в детстве и негативное отношение со стороны окружающих и сформировало на третьем этапе развития волевых качеств недоверие к собственной воле, то есть фактическое безволие, слабохарактерность человека, стремление полагаться в жизни на мнение окружающих и поиск жизненных авторитетов, а вместе с тем и недоверчивость и трусость. Так, Иосиф Флавий отмечает, что после убийства Калигулы, «он стал беспокоиться относительно своей личной безопасности…- впрочем, он знал, что ничто, кроме его высокого происхождения, ему не может повредить» (Ios., ID., 19, 3, 1)37. Проявлением контр-волевых качеств также можно считать жестокость императора, проявляющуюся в отдельных моментах: Клавдий заставлял производить пытки отцеубийц у себя на глазах, на гладиаторских играх приказывал добивать даже тех, кто упал случайно, увлекался звериными травлями и полуденными побоищами38.
Уже став императором, Клавдий во всем полагался на мнение жен и людей, его окружающих. «Все его правление по большей части
направлялось не им, а волею его жен и вольноотпущенников, и он почти всегда и во всем вел себя так, как было им угодно или выгодно"39. Доказательства «мягкотелости» характера Клавдия приводит и Иосиф Флавий40.
Таким образом, «мягкость» и «податливость» императора затрагивала не только сферу государственного управления, но и частную семейную жизнь Клавдия. Клавдий, по свидетельству Тацита, был игрушкой в руках окружающих, вопросы решались не волей императора, а теми людьми, которые смогут в определенный момент оказать большее влияние на императора. Описывая сюжет, связанный с попыткой жены императора Мессалины связать себя узами брака с другим мужчиной — Гаем Силием, «красивейшим из молодых людей Рима», он сообщает: «В них (придворных императора. — Б. Н.) закрадывался и страх, когда они вспоминали о безволии Клавдия, его подчиненности жене и
о многих казнях, совершенных по настоянию Мессалины- с другой стороны, та же податливость императора позволяла рассчитывать, что, выставив столь тяжкое обвинение, они возьмут верх и с Мессалиною можно будет покончить, добившись ее осуждения без дознания.» (Tac., Ann., 11, 28)41.
Кроме воли, отмечает Д. Блюм, в психоаналитической теории О. Ранка личность характеризуется влечениями и эмоциями42. Влечениям необходимо немедленное удовлетворение путем моторной разрядки. Такой разрядкой может служить сексуальная функция, существующая не только для произведения потомства и наслаждения, но и обеспечивающая эмоциональную разрядку. Она же является элементом воли. Секс — единственный «природный» способ уменьшения конфликтов воли, но одновременно сексуальное желание несет угрозу подчинения чужой воле43.
Перенося психоаналитические воззрения О. Ранка на личность императора Клавдия, думается, что особое отношение императора к женщинам, женам и любовницам, являет собой способ уменьшения конфликтов воли. Клавдий женат был четырежды, при этом к женщинам «питал страсть безмерную"44. Постоянно испытывая противоречия между проявлением своей силы воли как к негативному явлению, и находясь, как следствие, под постоянным влиянием окружающих, Клавдий компенсировал «недостаток» собственной силы воли сексуальной функцией, оставаясь при этом слабохарактерным человеком. Характерно, что совре-
менники не отмечали за Клавдием гомосексуальных наклонностей, обычаев «греческой любви», в отличие от предшественников45.
О. Ранк подчеркивает в развитии человека важность «отделения». Первичная травма физического отделения от матери при рождении сопровождается различными формами психологической зависимости и утратой чувства «целостности». В целях достижения независимости, чтобы сделать свое эго «реальным», индивид должен инициировать отделение как выражение его собственной воли вопреки пассивному и травматическому опыту, соответствующему воли других. В генезисе освобождения имеется три стадии: на первой человек сам желает того, к чему прежде был принужден внешними и внутренними требованиями- на второй — проявляется внутренний конфликт между волей и контр-волей, в процессе которого у человека формируются идеалы и стандарты, отличающиеся от социально санкционированных- третья стадия характеризуется целостным гармоничным решением, воплощающемся в высшем творчестве.
Трем стадиям освобождения соответствуют три основных типа личности. Первый -средний, или нормальный, человек, — это тот, кто «пренебрегает своей волей и руководствуется волей группы"46. Культурные нормы социума становятся «истиной» такого человека. Согласие с волей группы не обязательно представляет собой пассивное подчинение, это может быть здоровое, активное приспособление. С другой стороны, средний человек не должен всегда отличаться хорошим психическим здоровьем. Конформизм может быть обусловлен страхом неодобрения.
Второй характерологический тип — невротик. Невротик не способен подчиниться воле группы, но недостаточно свободен, чтобы утвердить собственную волю. Он не может достичь позитивной идентификации с группой и не может остаться без посторонней помощи, поскольку обременен чувством неполноценности и вины47. Невротик вынужден бороться с внешним и внутренним давлением, он находится постоянно в состоянии войны с самим собой.
Третьим типом личности является творческий человек. Творческий человек преуспевает в полном принятии и утверждении собственной личности. Он находится в гармонии со своими силами и идеалами. По словам Ранка, «имеет место не компромисс, не простая суммация, а зарождается новое творческое целое, сильная личность с автономией воли, которая представ-
ляет высшее творение посредством интеграции воли и духа"48. Реализуя свою волю, творческий тип выходит «за пределы ограничений природы», так как сексуальный инстинкт поставлен на службу воле. Чувство вины перед другими и самим собой служит стимулом в дальнейшей творческой работе. Именно поэтому творческий человек одновременно утверждает собственные идеалы и способен жить в мире, не вступая с ним в конфликт.
Таким образом, психоаналитическая концепция О. Ранка позволяет определить основные психологические факторы, обусловившие мотивы поведения императора Клавдия. Сформированное под влиянием внешних обстоятельств отсутствие волевых качеств в его личности привело к доминату в его жизни людей, которые «управляли императором», вели, в сущности, за него государственные дела. Вместе с тем, подавление воли вызвало формирование контр-воли, выражающейся в «кровожадности» и «свирепости» императора, вспыльчивости и порывах гнева. Способом подавления конфликтов воли для Клавдия выступили, во-первых, повышенная сексуальная функция, и, во-вторых, «чревоугодие», помогающие справиться с неврозом, возникающим на почве конфликта воли. Согласно положениям теории О. Ранка, император Клавдий являет собой тип невротика, выражающийся в недостаточной свободе для утверждения собственной воли. Такой характерологический тип характерен для людей, не способных в силу внутренних психологических причин остаться без посторонней помощи, поскольку они обременены чувством неполноценности и вины, направленных против себя. Выходом из невротического состояния для императора являлись, помимо перечисленных, занятия историей и языком, «благородными науками», в которых Клавдий старался реализоваться как ученый. Думается, не случаен тот факт, что Плиний Старший в своей «Естественной истории» не только ссылается не работы Клавдия по истории, но и ставит его в один ряд со ста наиболее видны-
49
ми учеными мужами49.
Примечания
1 См.: Беликов, А. П.: 1) Марк Антоний и Клеопатра: горячая любовь или холодный расчет? // Исседон: альманах по древней истории и культуре. Т. 2. Екатеринбург, 2003- 2) Харизматические начала личной власти
Марка Антония // Античное общество V: тез. докл. науч. конф. 2−3 апреля 2002 года. иЯТ: www. centant. pu. ru/centrum/publik/
соп& amp-еП/2002−04/ЬеНкоу. Мт- Вержбицкий, К.
В. Традиционные формы общения у римлян и оппозиция Юлиям-Клавдиям // Вестн. Санкт-Петерб. ун-та, 1999. Сер. 2, вып. 2- Фрибус, Т. Ю. Император Тиберий в восприятии сограждан: эмоционально-психологический аспект // Античное общество IV: Власть и общество в античности: материалы междунар. конф. антиковедов (Санкт-Петербург, 5−7 марта 2001 г.). СПб., 2001- Чаплыгина, Н. А. Римская женщина в правление Августа // Женщина в античном мире. М., 1995.
2 Шкуратов, В. А. Историческая психология. М., 1997. С. 14.
3 См.: Белик А. А. Специфика исследований психологической антропологии. Психоанализ и психологическая антропология // Личность. Культура. Этнос: современная психологическая антропология. М., 2001- Зайцев, А. И. О применении методов современной психологии к историко-культурному материалу // Одиссей: Человек в истории. М., 1990- Шкуратов, В. А.: 1) Не позабыть вернуться назад // Одиссей…- 2) Психика. Культура. История: Введение в теоретико-методологические основы исторической психологии. Ростов н/Д., 1990.
4 Ковалев, С. И. История Рима. Л., 1986. С. 558.
5 Там же. С. 550−564.
6 См.: История Древнего Рима / под ред. К. В. Паневина. М., 1998. С. 274.
7 См.: Машкин, Н. А. История Древнего Рима. Л., 1947. С. 417−419.
8 Гиббон, Э. Закат и падение Римской империи. М., 1997. Т. 1. С. 128.
9 См.: Фрибус, Т. Ю. Юлии-Клавдии глазами римлян и варваров // Античный мир и археология. Вып. 11. Саратов, 2002.
10 Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. М., 1998. С. 172.
11 Там же. С. 173.
12 Корнелий Тацит. Сочинения: в 2 т. Т. 1. Анналы. Малые произведения. Л., 1969. С. 224.
13 См.: Гай Светоний Транквилл. Жизнь. С. 173.
14 См.: Апофеоз Божественного Клавдия // Римская сатира. М., 1989. С. 117−128.
15 См.: История Древнего Рима. С. 274.
16 Гай Светоний Транквилл. Жизнь. С. 187.
17 См.: Федорова, Е. В. Люди императорского Рима. М., 1990. С. 117−122.
18 См.: Ляпустина, Е. В. Римские зрелища, или кое-что о самосознании личности и общества // Одиссей: Человек в истории. М., 1999- Федорова, Е. В. Люди…
19 Зелинский, Ф. Ф. Римская империя. СПб. 1999. С. 156−157.
20 Ковалевский, П. И. Психиатрические эскизы из истории. Т. 2. М., 1995. С. 488.
21 См.: Виппер, Р. Ю. Очерки истории Римской империи. Т. 2. Ростов н/Д., 1995. С. 252.
22 Гай Светоний Транквилл. Жизнь. С. 176.
23 Там же. С. 189.
24 Там же. С. 177.
25 Миронов, В. Б. Древний Рим. М., 2007. С. 237.
26 Ферреро, Г. Величие и падение Рима. СПб., 1998.С. 628.
27 Гай Светоний Транквилл. Жизнь. С. 188.
28 Там же. С. 189.
29 См.: Блюм, Д. Психоаналитические теории личности. М. — Екатеринбург, 1995. С. 188 189.
30 Ранк, О. Травмы рождения. М., 2004. С. 224−225.
31 Там же. С. 297.
32 Там же. С. 299.
33 Гай Светоний Транквилл. Жизнь. С. 171.
34 Там же.
35 Там же. С. 172.
36 Там же. С. 170.
37 Иосиф Флавий. Иудейские древности. Ростов н/Д., 2000. С. 574.
38 Там же.
39 Гай Светоний Транквилл. Жизнь. С. 185.
40 См., напр.: Иосиф Флавий. Иудейские древности. С. 578.
41 Корнелий Тацит. Сочинения. С. 192.
42 См.: Блюм, Д. Психоаналитические теории… С. 188−189.
43 См.: Ранк О. Травмы рождения. С. 215−118.
44 Гай Светоний Транквилл. Жизнь. С. 189.
45 См.: Беликов, А. П. «Amor graecornm» в Риме // Адам и Ева: альманах гендерной истории. 2007. № 14- Тэннэхил, Р. Секс в истории. М., 1995.
46 Ранк, О. Миф о рождении героя. М., 1997.
С. 227−229.
47 См.: Ранк, О. Травмы рождения. С. 294 295.
48 Там же. С. 295.
49 См.: Плиний Старший. Естествознание. Об искусстве. М., 1994. С. 440−444.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой