Первый опыт музейного проектирования в Томске

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Томского государственного университета. 2013. № 372. С. 98−100
УДК 069. 01(571. 1) & quot-1911"-
НМ. Дмитриенко ПЕРВЫЙ ОПЫТ МУЗЕЙНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ В ТОМСКЕ
Прослеживается формирование музееведческой мысли в России- рассматриваются проект создания Сибирского областного научнохудожественного музея в Томске, персональный состав организационного комитета музея- выявлены представления разработчиков проекта об исторической миссии музея, об основных направлениях деятельности и структуре музейного хранилища, о способах и формах сбора и хранения коллекций- показано отношение органов государственной власти и городского самоуправления к созданию музея, планы его финансового и материального обеспечения.
Ключевые слова: история музейного дела- музейное проектирование- роль музея в обществе.
Музейное проектирование — разработка конкретных программ и решений организации музейного дела, создания новых или реконструкции уже существующих музеев — зародилось в России в начале XIX в., когда были опубликованы проекты Ф. П. Аделунга и Б. Г. Вихмана. В последующие десятилетия создавались музейные проекты П. П. Свиньина, Т. Зана, З. А. Волконской, А. П. Боголюбова и др., обеспечившие, по справедливому мнению современных музееведов, серьезный вклад в развитие музееведческой мысли, свидетельствующие о «пробуждении интереса к проблеме социального назначения музея», о важности музейной составляющей исторических исследований [1. С. 387- 2. С. 152].
На волне возраставшего интереса к музею как уникальному феномену социокультурного значения были разработаны первые музейные проекты в Томске. Весьма характерно, что один из них связан с подготовкой к празднованию 50-летнего юбилея крестьянской реформы в России.
Специальная комиссия Томской городской думы, сформированная в декабре 1910 г., выработала следующее предложение: «День пятидесятилетия гуманнейшего в истории нашего Отечества акта 19 февраля 1861 г. комиссия полагает ознаменовать устройством в г. Томске областного Сибирского научно-художественного музея имени царя-освободителя Александра».
Далее члены думской комиссии излагали свое представление о миссии будущего музея, о том, что музей, «несомненно, увеличит значение города Томска как научного центра Сибири и будет иметь для широких масс огромное образовательно-воспитательное значение не только для нашего города, но и для целого края и совместно с другими просветительными учреждениями поведет из тьмы невежества поколение за поколением в то царство мысли, где, по выражению поэта, сияет вековечный день…» [3. Л. 11].
Высказывалась важная мысль о значении музея как «одного из самых могущественных средств приобретения необходимых знаний и распространения их в широких массах населения». Особо подчеркивалось то обстоятельство, что Томск, центр интеллектуальной жизни Сибири, был лишен «необходимейшего образовательного учреждения», и в этом отношении заметно уступал другим сибирским городам и особенно «маленькому, захолустному Минусинску, образцовый музей которого уже оказал и продолжает оказывать неоценимые услуги населению своего края» [Там же. Л. 100].
Выслушав предложения комиссии, Томская городская дума в заседании 3 февраля 1911 г. постановила учредить Сибирский научно-художественный музей, а для выработки плана музейного строительства, организации сбора и хранения музейных предметов сформировать Городской комитет по устройству Сибирского областного музея в г. Томске.
В комитет вошли, перечисленные в думском документе именно в таком порядке, Г. Н. Потанин, Б. А. Аминов А.В. Адрианов, Ф. Я. Несмелов, Т.Л. Фи-шель, В. Ф. Оржешко, П. И. Макушин, К. Р. Эман, Е. Л. Зубашев. Члены Комитета избрали президиум в составе председателя Н. Я. Несмелова, его заместителя К. Р. Эмана, казначея П. И. Макушина и секретаря А. В. Адрианова [3. Л. 38, 84].
Большинство членов Музейного комитета, кроме архитекторов В. Ф. Оржешко и Т. Л. Фишеля, были людьми, тесно связанными с музейным делом, коллекционированием, изучением Сибири.
Достаточно сказать, что Г. Н. Потанин в 18 871 890 гг. возглавлял Иркутский музей Императорского Русского географического общества, а поселившись в Томске, в 1903—1905 гг. служил хранителем фондов Томского музея прикладных знаний, принимал участие в работе Археологического музея Императорского Томского университета [4. С. 91−92- 5. С. 132−133].
А. В. Адрианов, участник многочисленных экспедиций по Сибири, неоднократно пополнял фонды столичных и сибирских музеев археологическими и этнографическими сборами, занимался разборкой музейных коллекций и некоторое время заведовал Археологическим музеем университета [6. С. 28- 7. С. 183].
П. И. Макушин выступал в качестве организатора первого в Томске Педагогического музея в 1880 г., а как руководитель Общества попечения о начальном образовании инициировал создание Музея прикладных знаний [8. С. 22- 9. Л. 1].
Профессор Е. Л. Зубашев в бытность его директором Томского технологического института причастен к созданию институтских музеев [10. С. 10].
Избранный председателем Музейного комитета чиновник Ф. Я. Несмелов имел ученую степень кандидата юридических наук, состоял действительным членом Петербургского археологического института, первого в России специального учебного заведения, в котором подготавливались кадры по археологии, архивоведению, т. е. сферам, тесно связанным с задачами сохранения и изучения культурного наследия. (Впоследствии состав
Комитета изменился, в него вошли С. М. Богашев, А. М. Крылов, П. А. Прокошев, А. Д. Крячков, П. Ф. Федоровский, М. Г. Курлов, И. М. Плетнев.)
Получив необходимые полномочия, члены Городского музейного комитета разработали и издали небольшую брошюру, обращенную «ко всем любящим свою страну и желающим помочь ее просвещению», изложили в ней концепцию будущего музея.
Авторы брошюры дали определение музея, указали суть его деятельности: «Музей есть место, в котором собраны предметы, характеризующие природу страны, то есть показывающие, какие в ней почвы и что и как на них растет, какие горы и из каких камней они сложены, какие в ней реки и озера и что в них водится, какие породы леса в ней растут и какие звери и птицы в них водятся, какую пользу или вред они приносят человеку, что находится в земле, какие полезные ископаемые».
Далее добавлялось: «Музей есть место, в котором собраны предметы, характеризующие жизнь человека, жизнь каждого народа, то есть как он живет, в какой обстановке, какое жилье себе строит, какими предметами пользуется в своей домашней жизни, какую одежду носит, чем он питается, чем занимается и добывает себе средства к жизни и какими орудиями пользуется при своем занятии и ремесле» [11. С. 3].
Понятным языком авторы проекта изложили свое понимание культурного наследия, указали на музей как наиболее приспособленное в ходе общественного развития учреждение для его хранения. Они писали, что вышедшие из употребления монеты и другие старинные вещи «надо непременно сохранить, потому что на всех них лежит печать творческой работы человека, печать его понимания вещей в то время, которое стало для нас мало понятным.
Старые книги, рукописи, чертежи, рисунки, разные сведения в устном рассказе и преданиях и записях о старинном храме, часовне, какой-нибудь сторожевой башне, о всякой старинной постройке, не похожей на современные, все это должно найти свое место в музее» [Там же. С. 5−6].
Члены Комитета придерживались просветительской идеи, зародившейся еще в эпоху Петра I, во время поездки по Европе осознавшего значение музеев.
В томском проекте она была выражена следующим образом: «Никакая книга, никакая лекция или рассказ не в состоянии дать человеку совсем необразованному и неграмотному в такой короткий срок и таким легким и доступным способом так много знаний, как путем осмотра подлинных убедительных документов. Поэтому-то музей должен быть всегда открыт для посетителей, вход в него должен быть бесплатный. Музей есть самый надежный рассадник просвещения, верный источник приобретения разнообразных знаний». Одновременно подчеркивалось и научное значение будущего музея, отмечалось, что в нем «сосредоточивается огромный материал, способный дать ученому новую тему для исследования и дать ему то, чего он не имеет или даже не знает» [Там же. С. 7, 9].
Члены Музейного комитета советовали всем заинтересовавшимся и способным помочь в создании музея собирать случайно попавшиеся на глаза при вспашке земли, при рытье хозяйственных ям и погребов, на размытых рекой берегах оббитые кремни, медные ножи, разные поделки из камня, кости, железа, но особо предупреждали не раскапывать древние могилы, не уничтожать памятники, а сообщать о них в комитет или другим «знающим людям».
Относительно всех находок, которые могли быть переданы в музей, предлагалось обязательно записывать сведения о месте, времени и обстоятельствах того, как был найден тот или иной предмет. Сообщалось также и о возможности приобретения для музея особо редких или ценных предметов, т. е. намечались пути и способы собирания музейных коллекций.
Силами Музейного комитета была разработана структура будущего музейного хранилища, она включала отдел естественной истории с подотделами минералогии, геологии и палеонтологии, ботаники и зоологии и отдел живой и мертвой старины в составе подотделов антропологии, этнографии и археологии.
По каждому из подотделов был составлен перечень предметов, которые требовались для создания музея. Причем в подотделе археологии, кроме собственно археологических материалов, планировалось собирать церковные древности, древние рукописи, документы, а также монеты, медали и произведения изобразительного искусства — портреты, пейзажи, карикатуры [11. С. 10−13].
Позже, в 1915 г., был учрежден еще один отдел, посвященный событиям войны с Германией [12. С. 128].
Коротко намечался план и ведущий метод экспозиционного показа, о котором в проекте музея говорилось следующее: «Если собранные в нем предметы подобрать и расположить не как попало, а в строго обдуманном порядке, то каждый посетивший музей узнает, какая природа и какие богатства существуют в стране, какие люди в ней живут и чем они занимаются, и какие люди жили тут в старое и древнее время» [11. С. 6−7].
Одновременно формировалась организационная и экономическая программа. Томская городская дума как учредитель музея ассигновала на его устройство 50 тыс. руб., отвела безвозмездно участок земли и с одобрения губернатора открыла прием добровольных пожертвований.
Городской музейный комитет разработал инструкцию о формировании штатов, финансовоэкономическом обеспечении, об обязательной отчетности руководства музея перед городской думой [3. Л. 83].
Проект Сибирского областного научно-художественного музея был принят к реализации, но в условиях начавшейся вскоре Первой мировой войны, в событиях Революции 1917 г. открытие музея так и не состоялось. Однако первый в Томске музейный проект сохранил свое историческое значение как свидетельство зарождения музееведческой мысли в Сибири, готовности томских музееведов создать многофункциональное хранилище памятников культурного наследия.
ЛИТЕРАТУРА
1. Фролов А. И. Музееведение // Российская музейная энциклопедия: в 2 т. М.: Прогресс — Рипол классик, 2001. Т. 1. С. 387−388.
2. [СундиеваАА.] Раздел 2. 1800−1880-е годы: [вступительная статья] // Музееведческая мысль в России ХУШ-ХХ веков: сб. документов и
материалов / отв. ред. Э. А. Шулепова. М.: Этерна, 2010. С. 147−152.
3. Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 233. Оп. 2. Д. 3367.
4. Родионова Т. В. Г. Н. Потанин и Музей Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества // Вестник
Томского государственного университета. История. 2011. № 2(14). С. 91−93.
5. Родионова Т. В. Участие Г. Н. Потанина в деятельности Музея прикладных знаний // Вестник Томского государственного университета.
История. 2011. № 4(16). С. 131−133.
6. Ожередов Ю. И. Музей археологии и этнографии Сибири им. В. М. Флоринского Томского государственного университета: 125 лет
служения // Сборник Музея археологии и этнографии Сибири им. В. М. Флоринского. Вып. 2: Культуры и народы Северной Азии и сопредельных территорий в контексте междисциплинарного изучения. Томск, 2008. С. 21−38.
7. АдриановАВ. «Дорогой Григорий Николаевич. «: письма Г. Н. Потанину / сост. Н. В. Васенькин. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2007. 288 с.
8. Крекнин Г Я. Ревнитель света П. И. Макушин. 50 лет просветительской работы (1866−1916) в Сибири. Томск, 1916. 103 с.
9. ГАТО. Ф. 126. Оп. 1. Д. 455.
10. Зубашев Е. Томский технологический институт // Город Томск. Томск: Сибирское товарищество печатного дела, 1912. Отдел второй. С. 9−15.
11. Сибирский областной музей в г. Томске: обращение Комитета музея ко всем любящим свою страну и желающим помочь ее просвещению. Томск: Тип. Дома трудолюбия, 1911. 14 с.
12. Журнал № 218 заседания Томской городской думы 1 декабря 1915 года // Известия Томского городского общественного управления.
Томск, 1916. № 5. С. 128.
Статья представлена научной редакцией «История» 20 марта 2013 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой