Анализ лингвистического компонента аргументативного процесса, реализуемого в ходе обучения студентов-психологов английскому языку

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЛИНГВОДИДАКТИКА И МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ ЯЗЫКУ THEORY AND METHODOLOGY OF TEACHING LANGUAGES
УДК 372. 881. 111. 1
Ю. В. Батурина Yu. V. Baturina
Анализ лингвистического компонента аргументативного процесса, реализуемого в ходе обучения студентов-психологов
английскому языку
The Linguistic Analysis of Argumentative processes
in the foreign language studying of students-psychologists
В данной статье рассматривается аргументативный процесс на английском языке в составе обучения аргументативным стратегиям студентов-психологов с целью повышения профессиональной компетенции. В процессе овладения аргументативными стратегиями производится анализ лингвистического компонента аргументативного процесса, включающий изложение фактологической информации и эмоционально-заряженных высказываний.
The article considers the opportunities of the argumentative speech development in the context of professional competence improvement among students of Psychology. Using the argumentative speech, psychologists to be analyze the linguistic components of argumentative process, synthesise and exchange both factual and emotional information they get.
Ключевые слова: аргументативные стратегии, профессиональная компетенция, номинализация, эмоциональность, экспрессивность, оценочность, фактическая информация, эмоционально-окрашенные выражения.
Key words: argumentative strategies, professional competence, nominaliza-tion, emotionality, expressivity, evaluation, factual information, emotional statements.
В настоящее время российская образовательная система осуществляет интеграцию в европейское и мировое образовательное пространство. В этой связи возрастают требования к уровню профессиональной подготовки будущих специалистов, в частности спе-циалистов-психологов, необходимой для достижения профессиональной компетенции. По мнению Ю. А. Комаровой: «Качество образования зависит от значительного количества взаимодействующих факторов и включает в себя множество компонентов. При этом основным аспектом качества образования выступает адекватность результата образования существующим потребностям…» [3, с. 38].
© Батурина Ю. В., 2015
227
Поскольку коммуникативная деятельность является приоритетной для специалистов-психологов, особое внимание в процессе профессиональной подготовки уделяется формированию коммуникативных умений и коммуникативных стратегий. Формирование коммуникативных умений и коммуникативных стратегий осуществляется в ходе учебного процесса на факультете психологии Санкт-Петербургского государственного университета посредством изучения специальных и общеобразовательных дисциплин, в том числе — иностранного языка. Обучение иностранному (английскому) языку предполагает участие студентов-психологов в коммуникативном процессе c применением риторических приемов построения высказываний, направленных на убеждение.
Известно, что коммуникативный процесс с целью убеждения включает аргументацию со стороны участников речевого взаимодействия и использование ими определенных аргументативных стратегий. В данной статье рассматривается лингвистический компонент анализа аргументативного процесса на английском языке в составе обучения аргументативным стратегиям студентов-психологов.
К лингвистическому компоненту мы отнесли языковые и речевые средства, используемые в процессе аргументации, помогающие вербально оформить связанные высказывания с целью убеждения коммуниканта и изменения его картины мира. Принято полагать, что в ходе аргументации коммуникантами выполняется семантическая классификация процессуальных, предметных, признаковых (в том числе и реляционно-признаковых) категорий (значений) [5, с. 101]. Рассмотрим языковое явление, а именно номинализацию (называние явления, предмета) в оппозиции к протеканию действия в аргу-ментативном процессе с точки зрения средств выражения.
Е. С. Кубрякова — исследователь в области языкознания — считает, что: «в результате процесса категоризации или классификации обозначаемого, частью его значения должно стать значение одной из имеющихся в языке ономасиологических категорий, т. е. либо значение предметности или опредмеченности (при отнесении обозначаемого к классу существительных и любому из семантических разрядов этой части речи), либо значение процессуальное (при отнесении обозначаемого к классу глаголов, или любому разряду этого класса), либо, наконец, значение признаковости (при отнесении обозначаемого к классу прилагательных или наречий и их подклассам)» [5, с. 102].
По мнению И. Г. Кошевой: «По общесмысловой направленности языку свойственен процесс номинализации, который лежит в основе выражения всех его ограничительных потенций. Номинализация проявляется в самом синтаксическом бытие предложения, при кото-
228
ром основное значение передается утвердительным или отрицательным элементом, наиболее полно сконцентрированном в словах утверждения и отрицания. Если вопрос (Are you here?), суждение (He is a teacher), пожелание (Long live our country!), приказ (Do it immediately!) строятся на включении глагольного элемента, то концентрированное бытие каждого из них основывается на:
1) на слове утверждения (типа: „yes“),
2) на слове отрицания (типа „no“), которое всегда вторично: оно следует за утверждением объекта, так как вначале человек должен утвердить нечто в своем сознании и лишь затем имея представления о нем можем отрицать то, что не соответствует утвердившемуся понятию,
3) на одном из неполнозначных выразителей утвердительноотрицательных значений, качественная сущность которых соответствует недостаточности количественной информации, необходимой для формирования конечного утверждения (для сравнения: hardly, maybe, probably, perhaps и т. д.).
Каждый из этих неполноценно информативных элементов качественно принадлежит к той же области утвердительноотрицательных значений, которые создают синтаксическое бытие предложения.
Логически конечные инстанции данного бытия являются категорическими, так как они включают в себя полнозначную информативность, в которой не допускаются колебания качества: оно равно либо „+1“ (yes), либо „-1“ (no).
Медиальная инстанция с одним из неполноценно информативных слов является параллельной, ибо она параллельна одной из категоричных. Но при любых условиях весь ряд, составляющий синтаксическое бытие, является номинализированным, то есть в нем обязательна не процессная линия, а, напротив, момент статичности как относительная устойчивость отрицания или утверждения в понимании действительности со стороны говорящего» [4, с. 102].
Следующим важным компонентом лингвистического анализа аргументативного процесса является процессуальность действия, свойственная глаголу. Согласно классификации Ш. Балли, глаголы делятся на три класса и определяются словами-идентификаторами: ETRE «быть», FAIR «делать» и AVOIR «иметь [2, с. 283].
Продолжая классификацию, другой исследователь отмечает, что: „Среди глаголов, объединенных в целом своей способностью изменяться во времени и мыслиться во времени и в динамике, в протекании, т. е. процессуально, разными лингвистами выделяются разные семантические классы глаголов. Мы, однако, считаем универсальным параметром глаголов то, что они обозначают процессы.
229
В свою очередь процессы делятся на действия, процессы бытия и становления, состояния и отношения“ [5, с. 120].
Важно отметить наличие соотнесения между существительными и глаголами. Согласно классификации А. Г. Хэтчер (1960), существует семь основных разрядов существительных: лица, животные, конкретные предметы, места, времена, деятельности и все остальное. Подобное распределение встречается в работах И. В. Арнольд (1959). Е. С. Кубрякова выделяет субстанции, абстрактные значения, события и значение места и времени: „Классы „вещных“ предметов и лиц объединяются по возможности поставить им в соответствие глагол „находиться“, и они противопоставляются по этому признаку абстрактным именам и именам событий. Последним можно поставить в соответствие глаголы „происходить, случаться и иметь место“… класс слов, обозначающих единицы времени и времена, могут быть выделены по отдельности из-за способности ассоциироваться с глаголом (предикатом) „длиться“ и т. д.“ [5, с. 128].
В свою очередь, И. Г. Кошевая отмечает, что: „Динамика, свойственная глаголу, передает процесс течения мысли, в котором психологически воспринимается и логически оценивается объект. Но его понимание, как начальная или конечная ступень познания, связано с некоторой устойчиво-стабильной оценкой, от которой как бы начинается последовательное развитие мысли. Данная последовательность может быть представлена следующей схемой:
Стабильность (утверждение) — Р1(процесс) — стабильность (утверждение или отрицание) — Р2 (процесс) — стабильность (утверждение или отрицание) — Р3 (процесс) и т. д.
Итак, исходное понимание объекта формирует статичность как ту структуру именительности, которая, как правило, всегда утвердительна“ [4, с. 102].
Вслед за вышеупомянутыми исследователями, в составе аргу-ментативного процесса нами выделяются, наряду с другими явлениями, находящимися вне рассмотрения в рамках данной статьи, такие языковые явления, как номинализация (с преобладанием определенных положительно-информативных знаний об объекте) и соответствующее номинализации использование глагольных конструкций (для определения действия в процессе).
Следующим явлением в составе аргументативного процесса является использование свободных стилистически окрашенных словосочетаний. Наряду с нейтральным изложением фактологической информации, в аргументативном процессе присутствует эмоционально-заряженные высказывания, обусловленные отношением коммуникантов к предмету и процессу аргументации.
А. Л. Назаренко, исследователь в области лингводидактики указывает, что „. для функционального стиля художественной литера-
230
туры, особенности которого определяются его основной функцией -функцией воздействия — характерно наличие абсолютно свободных стилистически окрашенных словосочетаний, насыщенных эмоционально-оценочно-экспрессивными коннотациями“ [6, с. 22]. Автор выделяет такие явления, как экспрессивность, эмоциональность и оценочность речи. По мнению А. Л. Назаренко, экспрессивность выражается:
• словосочетаниями с оценочными прилагательными, например: The beautiful geometric reasoning was abandoned…
He made his first attempt at his celebrated experiment.
• употреблением прилагательного в сравнительной и превосходной степени: „очень часто, когда речь идет об общепризнанных и высоко оцениваемых явлениях, автор стремится еще более усилить ингерентную положительную оценку, заложенную в семантике прилагательного, употребляя его в превосходной степени“ [6, с. 57]. Например:
А neater and more compact presentation of material…
A still more ambitious plan…
• тенденцией к преувеличенной оценке, например:
This would be undoubtedly unbearably tedious…
• усилением обладающих большой потенциальной оценочно-стью прилагательных, употребленных в сочетании с „интен-сификаторами“ „very“, „too“, например:
The Grab Nebula… is a very remarkable object.
Экспрессивность достигается так же с помощью выразительноизобразительных средств: метафоры, сравнения, образовании окка-зициональных сочетаний по аналогии (образование слов по аналогии), игры со словами: деформации идиом, полифонии.
Следующим значимым явлением представляется выражение оценки. В данной статье в определении оценки нами разделяется мнение М. Я. Цвеллинга, который полагает, что: „Под оценкой в данном случае понимается не столько объективное наличие неких положительных свойств, сколько субъективная значимость обозначаемого для участников коммуникации, причем субъективность в принципе выступает здесь не как факт индивидуальной психики, а как социально санкционированное отношение, закрепленное в общественном сознании“ [7, с. 95].
Определение оценки конкретизируется другим исследователем: „Субъективная авторская оценка выражается, в первую очередь, атрибутивными словосочетаниями, поскольку именно с помощью этих „описывающих“ словосочетаний можно выразить авторское отношение к предмету или явлению и создать соответствующее отношение к нему адресата, то есть оказать воздействие. В основном это — словосочетания с оценочными прилагательными, в семантике
231
которых заключены ингерентные коннотации мелиоративного характера“ [6, с. 60].
Субъективная авторская оценка выражается:
• атрибутивными комплексами, поскольку они придают повествованию особую экспрессивность, например:
Despite this awesome symbolism…
It has happened before that unwelcome paradoxes…
• личным отношением автора к описываемому предмету, например:
It is a sad business that mathematics…
This is a sobering thought…
• использованием иностилевой (сниженной) лексики для подчеркивания, в частности, негативного отношения автора к предмету, явлению или событию.
Во всех приведенных примерах выражение авторской субъективной оценки происходит в эксплицитной форме, чем качественно отличается от выражения оценки как в художественной, так и в научной литературе. Оценка также может проявляться:
• в менее завуалированной форме-
• в эмоционально-нейтральной форме, исключающей категоричность утверждения» [6, с. 60].
В ходе аргументативного процесса у его участников появляются положительно и отрицательно-заряженные эмоции, которые требуют речевого выражения. С этой целью участниками аргументативного процесса употребляются выражения эмоциональности. Исследователи в области лингвистики признают широкое использование эмоций в коммуникативном процессе, поскольку эмоции являются мотивационной основой сознания и языкового поведения (Мягкова 1990, Филимонова 2001, Goleman 1997, Шаховской 2007, 2012). Присутствие в речи эмоций объясняется общим, глобальным раскрепощением человека, который перестал бояться открыто проявлять свои эмоции в обществе. Теперь уже является общепризнанным такой вид коммуникации, как эмоциональная коммуникация, и такие речевые акты, как эмотивные (Городникова 1985, Филимонова 2001 и др.).
По мнению В. И. Шаховского: «Поскольку эмотивные средства речи выражают определенные психические состояния говорящего, обусловливающие его эмоциональное отношение к предмету, объекту, адресату речи и ситуации общения (что составляет содержание эмотивной функции языковых единиц), у эмоциональности имеется и психолингвистический аспект» [8, с. 11].
Автор указывает, что эмоции редко проявляются, выражаются в единственном варианте, а чаще реализуются группой: группа гнева, группа радости, группа печали, группа страха. Специфичность эмоций является их амбивалентность: любовь и ненависть- скорбь и
232
ликование могут овладевать человеком одновременно. Выражение эмоций посредством речи является фактором того, что:
• эмоции делаются осязаемыми для коммуникантов, благодаря слову-
• слово может не только выражать эмоцию, но и само быть эмоциональным фактором, то есть вызывать эмоцию-
• эмоция может быть предметом оценки, и, следовательно, описана словами.
В. И. Шаховской отмечает, что: «в лингвистической литературе нет однозначного ответа на вопрос о том, как эмоциональная жизнь человека преломляется в языке и его семантике, почему в речи практически любое слово может стать эмотивным, а так же, как объяснить, что нейтральные слова (т.е. неэмотивные в словарной презентации), сочетаясь друг с другом, могут образовывать эмотив-ные сочетания и сверхфразовые единства» [8, с. 15].
Другой исследователь разделяет лексический фонд английского языка на эмоционально-маркированный и эмоциональнонемаркируемый (Кубрякова, 1981). К речевому выражению эмоциональности, по нашему мнению, следует отнести выбор коммуникантом речевых и языковых средств в процессе аргументации, в том числе стилистически соответствующей лексики, грамматических конструкций, наличие (отсутствие) в речи эмотивов (аффективов и коннотативов), экспрессивов. Наряду с вышеперечисленным, о наличии эмоциональных переживаний коммуникантов свидетельствуют выбираемый ими темп речи, наличие (отсутствие) пауз, регистр и временная характеристика звучания речи оппонентов в аргументативном процессе.
Важно отметить, что с целью усиления воздействия на оппонента в процессе аргументации коммуникантами используются определенные приемы. Нам кажется релевантным отнести высказывание исследователя в области лингводидактики об оптимизации понимания научных текстов к приемам воздействия на аргументата в процессе аргументативной речи: «Творческий субъективный момент привносится в повествование для целенаправленного воздействия на аудиторию- с его помощью автор решает задачу оптимизации понимания и, соответственно, популяризации научных знаний. Адресант строит свою „стратегию и тактику“ относительно языковых средств, сообразуясь со степенью „осведомленности“ в данной области адресата. На каждом уровне подготовленности читателя, автор старается найти общую основу для коммуникации» [6, с. 42].
А. Л. Назаренко указывает на приемы интимитизации в контексте научного и научно-популярного текста и относит к ним:
• использование местоимения «our» в обычной речи в сочетании с такими словами, которые обозначают предметы или явления,
233
общие для всех людей или какой-то определенной группы лиц, связанных общностью каких-то реалий, например: The story will take us to other countries and will tell us about their numbers and numerals.
• использование «our» производного от «we» — вовлечение слушателя в процесс коммуникации, например: It tells where our modern system of numbers came from…
• «You» — отношение, когда автор «подает» информацию как бы с точки зрения адресата- например: If you have any spare years to waste you can make up such a system.
• использование «иностилевой» лексики: разговорной или стилистически «сниженной», например: This assertion seems to be at first downright nonsense.
«Использование устойчивых разговорных конструкций в одном контексте с лексикой официального „научного“ стиля придает повествованию неофициальный эмоциональный характер, интимизи-рует повествование» [6, с. 51].
Наряду с вышеперечисленными, рассмотрим другие приемы воздействия на аргументата в процессе аргументативной речи. К приемам воздействия на аргументата в процессе аргументативной речи относится использование эмоционально-оценочноэкспрессивных средств. По мнению А. Л. Назаренко: «Для достижения оптимальной передачи интеллективного сообщения, автор стремится к воздействию на аудиторию. Оказание воздействия достигается также путем особой выразительности, экспрессивности повествования. В масштабе текста, и далее — всего регистра, экспрессивность реализуется за счет функционирования элементов субъективной оценки, выразительно-изобразительных средств, всевозможных образований «по аналогии» и различных видов «игры со словами» [6, с. 51].
Таким образом, суммируя вышесказанное, можно сделать вывод о том, что в составе аргументативного процесса определяются такие языковые явления, как номинализация и использование глагольных конструкций, изложение фактологической информации и эмоционально-заряженных высказываний, обусловленных отношением коммуникантов к предмету и процессу аргументации и выражающих экспрессивность, эмоциональность и оценочность речи.
В заключение отметим, что в данной статье предпринята попытка структурирования аргументативного процесса с точки зрения выделения и анализа лингвистического компонента в его составе, для последующего обучения студентов-психологов аргументатив-ным стратегиям на английском языке.
234
Список литературы
1. Арнольд И. В. Лексикология современного английского языка. — М., 1959.
— 305 с.
2. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. — М., 1955.
— 283 с.
3. Комарова Ю. А. Дидактическая система формирования научноисследовательской компетентности средствами иностранного языка в условиях последипломного образования // дис. … док. пед. наук. — СПб., 2008. — 481 с.
4. Кошевая И. Г. Проблемы языкознания и теории английского языка. — М., 2012. — 102 с.
5. Кубрякова Е. С. Типы языковых значений — М.: Наука, 1981. — 200 с.
6. Назаренко А. Л. Проблемы оптимизации понимания и преподавания языка для специальных целей. — М.: Наука, 2000. — 128 с.
7. Цвиллинг М. Я. Лексико-фразеологические особенности общественнополитического текста//Функциональные стили и преподавание иностранных языков. С. 95 Функциональный стиль научной прозы. Проблемы лингвистики и методики преподавания: сб. ст. / под ред. М. Я. Цвиллинга. — М.: Наука, 1980. -286 с.
8. Шаховской В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. — М.: Либроком, 2012. — 208 с.
235

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой