Музыка как одно из средств воспитания гражданина в культуре Древней Греции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МУЗЫКА КАК ОДНО ИЗ СРЕДСТВ ВОСПИТАНИЯ ГРАЖДАНИНА В
КУЛЬТУРЕ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
Бахтизина Дильбяр Исмаиловна
канд. филос. наук, доцент Сибайского института Башкирского государственного университета, РФ, г. Сибай
E-mail: Dlibar. bach@mail. ru
MUSIC AS ONE OF AGENCY OF EDUCATION OF CITIZEN IN ANCIENT
GREECE CULTURE
Bakhtizina Dilbar
associate professor of Sibay Institute (filial) of Bashkir State University, Russia,
Sibay
АННОТАЦИЯ
Статья посвящена анализу взглядов древнегреческих философов на роль музыки в жизнедеятельности полиса. Античные мыслители ценили музыку за ее возможности как эффективного средства воспитания молодежи. Платон и Аристотель рассматривали музыку в качестве одного из путей духовного совершенствования гражданина греческого полиса.
ABSTRACT
The article is devoted to the analysis of Ancient Greece philosopher'-s views to role of music in polis life. Ancient thinkers appreciate music as an effective means of educating the youth. Platon and Aristotel regarded music as a way of spiritual perfection of a citizen of the Greek polis.
Ключевые слова: музыка- Древняя Греция- воспитание.
Keywords: music- Ancient Greece- education.
Онтологичность музыки определяется тем обстоятельством, что она обладает собственным, относительно независимым бытием. Музыка представляет собой особый мир со своими законами, которые, являясь в какой-то мере уникальными и отражающими специфику музыки, в то же время соотносятся с закономерностями мироздания. Музыка, как и любой вид искусства, является отражением приобретенных человеком знаний о
мироздании. Воплощенные в особой, звуковой форме, они составляют пласт неявного знания человека, который питает его духовную сущность.
Издавна сложилось так, что музыка часто рассматривалась не как самостоятельная ценность, а как средство достижения чего-то иного. В древности наблюдаются первые примеры такой трактовки музыки. Поднявшись от чисто прикладного назначения в качестве звукового сопровождения трудовых или военных процессов, музыка обрела собственное бытие, но не независимость. В Древней Индии музыку ценили как путь к эзотерическому знанию о мироздании, такому, которое достигается через мистический акт приобщения к высшему миру. Музыка создавала особый настрой, который предоставлял возможность приближения к миру трансцендентного, закрытого для обычного, эмпирического взгляда.
В Древнем Китае и Древней Греции музыка трактовалась как эффективное средство воспитания. Многофункциональность музыки нашла применение в практике Древней Греции, будучи средством приобщения к тайному знанию, лечения, развлечения, сопровождения ритуалов. Но воспитательная функция музыки приобрела в античной философской мысли поистине государственное значение.
По аналогии с гимнастикой, служащей для телесного воспитания, музыка ценилась как средство воспитания души. Еще у Дамона, о котором упоминает Сократ, реализуется античный принцип калокагатии как единства этического и эстетического. «Музыкальная красота», как пишет Д. Золтаи, сочетается в его представлениях с «музыкальной добродетелью» [2, с. 40], причем, приоритет отдается именно «добродетели». Таким образом, красивой, то есть, ценной, признается такая музыка, которая полезна для души человека. Дамону, как предполагают, принадлежит первенство открытия идеи отбора музыки в целях нравственно-эстетического воспитания гражданина полиса. Позднее его мысли развили Платон и Аристотель, усилиями которых сложилась теория этоса. Этос стал теорией, в которой было найдено идеальное для античной культуры соотношение между содержанием искусства и его воздействием на человека.
Оно позволяло осуществить отбор существовавшего в музыкальной практике материала с целью выявления степени его полезности для полиса.
Музыка с этой точки зрения приобретала значение сохранения тех ценностей, которые обеспечивали жизнеспособность древнегреческого полиса. Все, что способствовало укреплению духовного единства граждан, признавалось полезным, и, следовательно, красивым в музыке. В данном случае актуализировалась мысль Сократа о том, что красиво все полезное и целесообразное. Д. Золтаи был прав, характеризуя этос в качестве важной части идеологии полисного общества [2, с. 41]. Музыка стояла на страже этнической идентичности, позволявшей отличать свое от чужого, и, следовательно, укреплять единство полиса. Это проявлялось, в частности, в высказываниях мыслителей о чуждости эллинскому духу музыкальных заимствований с Востока.
Античные мыслители были правы в том отношении, что музыка обладает огромными возможностями незаметного воздействия на личность человека. Проникая в подсознание, музыка оставляет там неизгладимый след, который позднее сказывается на характере и поведении человека. Раствориться в чуждой культуре проще всего через музыку, специфика которой делает ее понятной для человека разных народов. Легкость понимания чужой музыки, а также ее звуковая привлекательность, позволяет ей закрепляться в подсознании. Платон был прав, когда говорил, что музыка проникает в душу.
Особой строгостью отношения к музыке отличается позиция Платона, требовавшего от нее сурового аскетизма. Отношение к музыке как к чувственному наслаждению было связано и с опасностью восточных влияний. Кроме того, в подобном отношении к музыке проявляется личностный взгляд на нее. Наслаждение — глубоко личный процесс, отражающий вкусовые предпочтения человека, не всегда совпадающие с общественным мнением, выступающим как объективная истина. В данном случае объективная истина составляет некое усредненное содержание, являющееся результатом обобщения, лишенного личностного оттенка. Наслаждение музыкой,
представляющее собой острое переживание ее ценности, невозможно без наличия эстетических приоритетов, даже если они неосознанны. Несовпадение личного вкуса и общественных «предписаний», указывающих на значимость музыки, создает коллизию между полисом и его гражданином. Это, в свою очередь, уменьшает в человеке чувство принадлежности к полису, чувство общности с ним. Отдельный человек воспринимает себя не как часть целого, а как самостоятельную ценность. Тем самым он не сливается с обществом, а противостоит ему. Здесь нет смысла говорить о разрушении родовых связей между членами общины, но это один из тех намеков, которые устремлены в будущее и закрепляют за отдельным человеком право на несогласие с обществом. Разрушение незыблемости государства, как известно, начинается с несогласия отдельных его граждан с общей позицией, поэтому Платон был прав, считая, что это отрицательно сказывается на гражданской позиции эллина.
В «Тимее» Платон использует характерное выражение «бессмысленное удовольствие» и предлагает установить «путем твердых законов бодрящие песни, по своей природе ведущие к надлежащему» [5]. Гармоничность человека была одним из идеалов древних греков, а в музыке, по словам Платона, все, что «с помощью звука приносит пользу слуху, даровано ради гармонии» [5]. Мыслитель постоянно подчеркивает, что музыка нужна не для удовольствия, а «против разлада в круговращении души, долженствующее привести ее в строю и согласовать с самим собой». Более того, он решительно осуждает тех, кто относится к музыке как к удовольствию, считая, что это развращает человека. «Служебная» роль музыки постоянно подчеркивается тем, что она сопоставляется с гимнастикой как зарекомендовавшее себя с древности средство воспитания души [4]. Платон замечает, при этом, что людям, занятым деятельностью, требующей физических нагрузок, следует «упражнять душу, занимаясь музыкой и всем тем, что относится к философии». В идее гармоничного развития личности, которое требует разнообразия видов деятельности, уравновешивающих духовные и физические силы человека,
действует закон меры, которому не должно быть чуждо все доброе и прекрасное [5].
Человек, способный стоять на страже государственных интересов, должен, по мнению Платона, обладать мужеством и стойкостью. Для формирования такого характера нужны соответствующие лады и ритмы. Платон осуждает «расслабляющее» действие ионийского и лидийского ладов, противопоставляя им дорийский, и, отчасти, фригийский, и ритмы, которые должны соответствовать «скромной и мужественной жизни» [4]. Аристотель вторит ему, утверждая, что наиболее подходящий лад для воспитания соответствующего характера эллина — дорийский, но, при этом критикует Платона за упоминание фригийского лада. Он ставит на одну позицию характер фригийского лада и выразительные возможности флейты, утверждая, что «тот и другая имеют оргиастический, страстный характер» [1, с. 289], чуждый греческой культуре.
Забота о содержательности музыки наводит Платона на мысль о том, чтобы «ритм и напев следовали за соответствующими словами, а не слова — за ритмом и напевом» [4]. Другими словами, назначение музыки состоит в том, чтобы выполнять вспомогательную роль «прояснения» и дополнения поэтического текста. Следует заметить, что в античные времена истинной считалась именно вокальная музыка. Отражением данной установки являются рассуждения Аристотеля о сравнительной ценности лиры и флейты. Аристотель пишет, что «игра на флейте создает помеху в деле воспитания, так как при ней бывает исключена возможность пользоваться речью» [1, с. 286]. Свободнорожденным эллинам, считает Аристотель, нужно заниматься музыкой для воспитания нравственных качеств [1, с. 287].
А. Ф. Лосев отмечает прикладной характер искусства Древней Греции. Чистое эстетическое чувство, при котором музыка ценилась не за какие-то прикладные качества, а сама по себе, еще не сформировалось. Широкое использование музыки в качестве средства исцеления и воспитания, свидетельствует, по его словам, о том, что «искусство оценивается в
античности не столько эстетически и художественно, сколько практически, утилитарно, и, в конченом счете, космически» [3, с. 95]. Гармоничность космоса, который был предметом восхищения древних греков, создавалась за счет уравновешенности всех составляющих его элементов и сил. Именно отсюда идет та уравновешенность и пластичность древнегреческого искусства, которая требует «спокойствия, устойчивости, беспорывности» [3, с. 97]. Стихийная сила музыки тоже должна была быть ограничена для созидания гармоничного внутреннего мира гражданина древнегреческого полиса.
Античные мыслители пытались оказать воздействие на процессы, которые носят стихийный характер, и в силу этого, неуправляемы. Музыка должна была стать одним из факторов воспитания души истинного эллина. Отбор музыки, полезной для эллина, стал механизмом защиты от чуждых влияний, в чем проявилось естественное стремление оградить государство от тех веяний, которые могли бы со временем привести к его распаду.
Список литературы:
1. Аристотель. Политика. М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2010. — 393 с.
2. Золтаи Д. Этос и аффект М.: Прогресс, 1977. — 372 с.
3. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Ранняя классика. М.: АСТ- Харьков: Фолио, 2000. — 624 с.
4. Платон. Государство// [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. Platon_state. pdf (дата обращения 13. 07. 2014).
5. Платон. Тимей// [Электронный ресурс] - Режим доступа. — URL: http: //www. litmir. net/br/ b=160 266 (дата обращения 13. 07. 2014).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой