Петербургский композитор Сергей Баневич в зеркале Памяти

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Настойчиво в полифонию голосов, неоднократно повторяясь, проникает тема «Манифеста» К. Маркса («Призрак бродит по Каунусу»), внося дисгармонию и предчувствие внешней угрозы.
Реприза и кульминация стихотворения (XVII) — это многозначный комплекс, в котором присутствует страстный призыв к музыкальной гармонии и к гармонии человеческих отношений:
Муза, прими
эту арию следствия, петую в ухо причине, то есть песнь двойнику, и взгляни на нее и ее до-ре-ми там, в разреженном чине, у себя наверху с точки зрения воздуха.
Поэзия И. Бродского представляет интереснейший пласт интертекстуальных связей, где заложена многозначность их интерпретаций. Словами И. Бродского из его «Нобелевской речи»: «Пока есть такой язык как русский, поэзия неизбежна» можно завершить этот небольшой этюд о взаимосвязи поэтического слова и музыки.
Список литературы
1. Петрушанская Е. Музыкальный мир Иосифа Бродского. — СПб.: Звезда, 2004.
2. Сочинения Иосифа Бродского: в 7 т. — СПб.: Пушкинский фонд, 1997−2001.
И. В. Уварова, Т. П. Самсонова Петербургский композитор Сергей Баневич в зеркале Памяти
Сергей Баневич (1941) — известный петербургский композитор, заслуженный деятель искусств России, лауреат премии Правительства Санкт-Петербурга, кавалер ордена Дружбы, лауреат Национальной премии «Арлекин» «За великое служение театру для детей». Сергей Баневич родился 2 декабря 1941 г. в городе Оханске Пермской обрасти, куда вывезли его семью в 1941 г. во время блокады в городе Ленинграде. Как только сняли блокаду, семья вновь вернулась в Ленинград. Начиная с 1944 г., композитор живет в Ленинграде — Петербурге, не выезжая никуда более чем на неделю. С. Баневич в 1966 г. окончил Ленинградскую государственную консерваторию им. Н. А. Римского -Корсакова. Его учителями по композиции были Галина Уствольская и Орест Евлахов, которые в свое время были учениками Дмитрия Шостаковича. В 1969 г. С. Баневич стал выпускником аспирантуры, где так же преподавал ему О. А. Евлахов.
Музыкальное творчество Сергея Баневича многогранно, оно охватывает все современные основные жанры: оперу, балет, оперетту, мюзикл, музыку к спектаклям, кино, радио- и телепостановкам, детские произведения для фортепиано. Баневич является одним из ведущих современных композиторов, пишущих для музыкального театра. Музыка Сергея Баневича широко известна и любима в России, его спектакли на протяжении многих лет не сходят с театральных подмостков, становясь «рекордсменами» по числу постановок. С. Баневич является ярким представителем петербургской композиторской школы, продолжателем традиций русского музыкального романтизма. Его деятельность уже много лет связана с музыкальным просветительством, музыкальным театром и кино, он является инициатором ежегодных Международных детских музыкальных фестивалей в Петербурге. Творчество С. Баневича является неотъемлемой частью музыкальной культуры Ленинграда-Петербурга и России.
В рамках ежегодной студенческой научно-практической конференции «Отечественные композиторы в современной музыкальной педагогике», проводимой 2 ноября 2016 г. кафедрой музыкальных дисциплин факультета философии, культурологи и искусства прошла встреча с композитором Сергеем Баневичем для всех факультетов ЛГУ им. А. С. Пушкина, находящихся в Горбунках. Композитор рассказал о себе, о «тайнах творчества», ответил на вопросы студентов, исполнил на рояле свою музыку, включая популярные мелодии из кинофильма «Паганини» («Дорога без конца»). В заключение композитор сказал студентам знаменательные слова о себе: «Я военный ребёнок, но я не вспоминаю ни о голоде, ни о чём плохом, так как впереди была жизнь полная надежд, но настоящего детства, которое даётся от Бога, у меня не было. Я оставил его в себе, и проживаю его сейчас постоянно в музыке, которую пишу. Дети это чувствуют, они знают, что эта музыка про них». Действительно, с каким неподдельным энтузиазмом и искренностью играли на рояле на этой конференции юные исполнители из музыкальных школ Сланцев, Соснового Бора, Санкт-Петербурга фортепианные произведения С. Баневича «По сказкам Андерсена», «По сказкам А.С. Пушкина», «Русалочка», «Петербургские страницы»!
В поздравлении, адресованном композитору по случаю его шестидесятилетия, Президент Российской Федерации В. В. Путин отметил: «Созданные Вами произведения поистине самобытны и талантливы… Особую страницу своей жизни Вы посвятили детям, которым открываете прекрасный мир музыкального искусства» [1].
Но только ли дети находятся в поле притяжения прекрасной музыки Сергея Баневича? Последняя премьера (декабрь 2015) «Сцены из жизни Николеньки Иртеньева» — это новая опера Сергея Баневича, поставленная в Прокофьевском зале новой сцены Мариинского театра: режиссёр -Алексей Степанюк, балетмейстер Илья Устьянцев, исполнители — арти-
сты Академии молодых певцов Мариинского театра под руководством Ларисы Гергиевой. Этот спектакль об очень серьёзных вещах, о мире вечных ценностей, где семья — наиважнейшее богатство, которое входит в человеческую жизнь с самого детства. Это трогательный рассказ о родительском доме, из которого дети всегда улетают, о старинном прочном укладе дворянского гнезда, о пронзительной любви к главной женщине жизни — матери, и о её трагическом уходе навсегда. Это спектакль не только о детях: он адресован и нам, взрослым, которые с щемящим чувством постигают вместе с музыкой философию жизни, где детство самая прекрасная и невозвратная страна, наполненная добротой и любовью. Современная и по интонационному строю, и по выразительным средствам музыка оперы «Сцены из жизни Николеньки Иртеньева» Сергея Баневича предельно доверчива, откровенна, красива, мечтательна, возвышенна, а порой драматична и трагична. Особую звуковую ауру в спектакле создаёт совмещение солирующего фортепиано в блистательном исполнении Василия Попова и оркестровой фонограммы. В этом спектакле превосходен актёрский ансамбль: молодые, талантливые актёры-певцы трогательно искренни, органичны и пластичны, а музыка Сергея Баневича с первых звуков властно берёт в сердечный плен, она волнует, очаровывает и захватывает слушателей.
Как пишет сам композитор: «Моя любовь к театру настоящая, подлинная. Любовь сокровенная и мистическая, родившаяся еще в детстве. Когда мне было лет пять или шесть, я в коробке из-под посылок устраивал спектакли, делал макеты декораций. Я бредил театром, и так это осталось у меня по сию пору. Я вспоминаю его как место, которое имеет свою, огражденную от вторжения от чужой силы территорию, где ты чувствуешь себя под защитой. В этом театр, как мне кажется, чем-то напоминает церковь» [1].
Опера Сергея Баневича «Сцены из жизни Николеньки Иртеньева» заставляет задуматься о многом, о том, как актуальна именно сейчас проблема Памяти, её миф, символ, архетип и знаки. Как справедливо отмечено исследователем Н. В. Бекетовой: «…память сердца, которая есть дар Творца при рождении, отличающий нас от животных (он же инстинкт веры, из всех живых существ присущий только человеку- память Рода — традиция (конфессия), в которой человек рождён- родовое Лоно- память культуры, коммуникативное поле, в котором отражаются — откладываются, запечатляются оба предыдущие вида» [2, с. 195]. В контексте этого многоаспектного философского положения нам представляется весьма продуктивным именно такой взгляд на творчество Сергея Баневича, ибо это не только детский композитор. Через его творчество проходит эта поразительная вертикаль Памяти сердца, Памяти Рода и Памяти культуры. Об этом убедительно говорят многие творения композитора.
Возьмём, к примеру, его совершенно уникальный вокальный цикл для сопрано и фортепиано «Васильевский остров» (1986), который, в отличие от его театральных и киноработ, почти не известен современному слушателю. В посвящении этому циклу значится: «Ленинградцам, пережившим блокаду». В цикле семь вокальных миниатюр, которые по традиции циклического жанра идут без перерыва (аНаеа). Названия каждого номера глубоко символичны, и посвящены Городу и человеку, впитавшему петербургскую культуру с детства: «Васильевский остров», «Бег этих линий», «Летний сад», «Чахлая наша весна. «, «Снова улица-канал», «Когда-то нас кто-то оценит», «Февраль». От одной пьесы к другой разворачивается образ застывшего Города, графическими линиями, как бы с высоты птичьего полёта, звучит монолог одинокой, ещё живой души, скорбно взирающей на Город с высоты, и повествующей о потерях дорогих и близких людей. Все семь пьес объединены одной сюжетной линией: это Память автора о страшных днях блокады Ленинграда: Сфинксы, пристани и ростры с резким привкусом морским/ Точно вычерченный остров с веским именем мужским1/. В этих музыкально-поэтических картинах нет натурализма быта, страха смерти и ужасов голода. Они хрустальны и звеняще чисты, как в ту зиму 1942 г., когда на город, кроме голода, пришло ещё одно испытание — мороз. Люди в ту пору выживали своей Верой, Памятью, Надеждой: «Бег этих линий, Боже мой! Полжизни лучшей в этом беге!/Я из двенадцати коллегий бегу по Пятой, по Восьмой/Куда? К чему мне эта прыть?/Ещё все молоды и живы… /Но как я мчусь нетерпеливо, меня нельзя остановить/. Летний сад — символ Петербурга, память Культуры прошлых веков, и в блокадную зиму Ленинграда в Летнем саду приходят такие строки: «Здесь останусь навсегда, в голубой с зелёным раме,/в белой стираной панаме на скамейке у пруда"/. Как аллюзия-воспоминание петербургского былого и блоковской картины реки Пряжки: «Ночь, улица, фонарь, аптека…» в блокаду рождается совершенно иной музыкально-поэтический трагический и драматический образ: «Снова улица-канал может вывести к заливу/ и открыть мне перспективу, лишь бы ветер не стенал/ лишь бы долгая зима, леденящий сумрак ранний не зажгли воспоминаний, не свели меня с ума./ Этот номер — драматическая кульминация всего цикла, где впервые партия фортепиано звучит полным, мощным голосом, создавая в своих хроматических раскатах яркую поддержку вокальной партии. Финал цикла — это Память о пережитом, о возвращении к жизни: «Я очищаюсь снегом: в добрый час!/Я возвращаюсь к жизни понемногу./ По желобам вдоль губ моих и глаз стекает снег, не слёзы, слава Богу!"/
1 Стихи Людмилы Барбас (1935). Родилась в Ленинграде, живёт в Санкт-Петербурге, окончила юридический факультет ЛГУ, член Союза Писателей, автор нескольких поэтических сборников, печатается в литературных альманахах и журналах.
В вокальном цикле «Васильевский остров» композитор достиг удивительного слияния поэтического слова в вокальной партии, где экономно и графично точно передана смысловая тонкость и изысканность текста. Музыка Сергея Баневича вызывает размышления о философских материях, которые в тексте А. Ф. Лосева звучат так: «Музыкальное бытие потому так интимно переживается человеком, что в нём он находит наиболее интимное касание бытию, ему чуждому" — слушая музыку, мы убеждаемся, что «мир есть не что иное, как мы сами», «мы сами содержим в себе жизнь мира» [3, с. 456]. Эту жизнь мира несёт в своём творчестве Сергей Баневич, которую мы постигаем через зеркало его музыкальной Памяти.
Список литературы
1. Баневич С. Диалоги. Воспоминания. Очерки. ». Кто-то вспомнит про меня и вздохнёт украдкой. — СПб., 2011.
2 Бекетова Н. В. Рахманинов и мировая культура в зеркалах Памяти // материалы I науч. собр. Памяти С. В. Рахманинова. — Тамбов, 2015.
3. Лосев А. Ф. Форма. Стиль. Выражение / сост. А.А. Тахо-Годи. — М., 1995.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой