Петр Великий в оценках С. Ф. Платонова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 93/342. 545
ПЕТР ВЕЛИКИЙ В ОЦЕНКАХ С.Ф. ПЛАТОНОВА
В.В. Митрофанов
Южно-Уральский государственный университет (филиал в г. Нижневартовске),
кафедра гуманитарных и естественнонаучных дисциплин E-mail: viktor-n1962@mail. ru
В работе предпринята попытка анализа взглядов С. Ф. Платонова на эпоху Петра Великого и его реформы. В приложении помещен ранее не публиковавшийся очерк ученого, относящейся к началу его исследовательской деятельности, который позволит сопоставить оценки и выводы, сделанные С. Ф. Платоновым о великом реформаторе, начиная с 1884 г. и заканчивая 1926 годов. Ранняя работа указывает на интерес ученого к эпохе рубежа XVII — первой четверти XVIII в. и роли императора в преобразовании России.
Ключевые слова: Петр Великий- С.Ф. Платонов- историография- очерк- военные реформы- экономические преобразования- культурная политика.
PETER THE GREAT IN S.F. PLATONOV'-S ASSESSMENTS V.V. Mitrofanov
In the work attempts to analyze S.F. Platonov'-s views on the epoch of Peter the Great and his reforms are undertaken. In the appendix there is an essay that was not published earlier, relating to the beginning of the scientist'-s research activity. It allows comparing assessments and conclusions on the great reformer having been made by S.F. Platonov since 1884 until 1926. The early work allows one to follow the scientist'-s interest in the epoch of the turn of XVII-XVIII centuries and the Emperor'-s part in the transformation of Russia.
Key words: Peter the Great- S.F. Platonov- historiography- essay- military reforms- economic transformation- culture policy.
Современные исследователи продолжают активно изучать творчество С. Ф. Платонова, названного его современником и известным историком С. Д. Шереметевым «князем науки». Подтверждением тому являются защиты диссертационных работ1, публикация
1 Брачев В. С. Русский историк Сергей Федорович Платонов. Автореф. дис. … д-ра ист. наук. СПб., 1996- Мамонтова М. А. С. Ф. Платонов: поиск модели исторического исследования. Автореф. дис. … канд. ист. наук. Омск, 2002- Митрофанов В. В. Проблемы истории русского Севера и Сибири в трудах
монографий2, труды С.О. Шмидта3. Юбилейные же конференции (150-летие со дня рождения, 75- и 80-летие со дня смерти), посвященные выдающемуся отечественному историку4 показали, что остается еще много малоизвестных страниц его жизни и творчестве.
Сегодня историография уже отказалась от бытовавшего многие десятилетия, мнения о том, что С. Ф. Платонов был историком одной темы — Московского разорения. Безусловно, он остается и ныне самым авторитетным исследователем этой эпохи, но следует констатировать, что тематика его творчества выходит за рамки этого периода: ученый то погружался вглубь древней истории, то с увлечением изучал события начала XVIII столетия.
С. Ф. Платонова. Автореф. дис. … канд. ист. наук. Омск, 2003- Он же. Роль С. Ф. Платонова в развитии российской историографии конца XIX — первой трети XX в.: связи с научно-историческими обществами центра и провинции. Автореф. дис. д-ра ист. наук. Воронеж, 2011.
2 Брачев В. С. Русский историк С. Ф. Платонов. Ученый. Педагог. Человек. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 1997- Он же. Феномен С. Ф. Платонова и наша историческая наука / / Смутное время. СПб., 2001- Он же. Крестный путь русского историка: Академик С. Ф. Платонов и его «дело». СПб., 2005- Митрофанов В. В. Проблемы истории Новгорода Великого, Поморья и Сибири в творчестве С. Ф. Платонова. Нижневартовск, 2005- Он же. С. Ф. Платонов и развитие истории образования в России (до 1917 г.). Лангепас- Екатеринбург, 2009- Он же. С. Ф. Платонов и научно-краеведческие общества, архивные комиссии России. Челябинск, 2011- Он же. Роль С. Ф. Платонова в развитии российской историографии конца XIX — первой трети XX в.: связи с научно-историческими обществами центра и провинции. Челябинск, 2011- Он же. Просветительская деятельность С. Ф. Платонова в российской провинции. Нижневартовск, 2014- Чирков С. В. Издательская и научно-организационная археографическая деятельность С. Ф. Платонова / / Археография в творчестве русских ученых конца XIX — начала XX в. / отв. ред. С. О. Шмидт. М., 2005. C. 199−250.
3 Шмидт С. О. Жизнь и творчество историка С. Ф. Платонова в контексте проблемы «Петербург-Москва» / / Россия в IX—XX вв.еках. Проблемы истории, историографии и источниковедения. М., 1999. С. 533−537- Он же. Сергей Федорович Платонов (1860−1933) / / Портреты историков: Время и судьбы: в 2 т. М.- Иерусалим, 2000. Т. 1. Отечественная история. С. 100−135- Он же. Предисловие / / Под шапкой Мономаха. М., 2001. С. 5−20- Он же. Историк С. Ф. Платонов — ученый и педагог (к 150-летию со дня рождения). М., 2010.
4 Научное наследие С. Ф. Платонова в контексте развития отечественной историографии: Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения академика С. Ф. Платонова. Нижневартовск, 2010- Памяти академика Сергея Федоровича Платонова: исследования и материалы / отв. ред. Ю. А. Дворниченко, С. О. Шмидт. СПб.- Любавич, 2011.
Свидетельством тому является и публикация вновь выявленных его трудов, статей, рецензий, отзывов, некрологов, выступлений. Известные списки трудов ученого5, сегодня уже дополнены почти сотней названий6, в этом перечне, безусловно, важнейшим является недавно опубликованное исследование о Земских соборах7.
Заметим, что работа в этом направлении не окончена, тем более, что часть материалов еще не выявлены и остаются в архивных фондах, особенно те, которые относятся к раннему периоду его творческой деятельности. Большую ценность представляют черновые материалы, конспекты лекций, отзывы и рецензии на учебную литературу, составленные по заданию Ученого комитета, тексты публичных лекций и выступлений. Работы последних лет Н.В. Ниязовой8 и других авторов9 позволяют констатировать, что тема петровской эпохи занимала С. Ф. Платонова на протяжении всего его творчества. Об этом свидетельствует и сам С. Ф. Платонов, который в период трудной борьбы за разрешение напеча-
5 Романов Б. Список работ С. Ф. Платонова // Сборник статей по русской истории, посвященных С. Ф. Платонову. Пг., 1922. С. УН-Х1- Колобков В. А. Список печатных трудов академика С. Ф. Платонова (с 1923 г.) / / Археографический ежегодник за 1993 год. М., 1995. С. 319−320.
6 Митрофанов В. В. С. Ф. Платонов и научно-краеведческие общества, архивные комиссии России. С. 291−297.
7 Платонов С. Ф. Московские земские соборы XVI и XVII вв. // Платонов С. Ф. Собр. соч.: в 6 т. М., 2010. Т. 1. С. 23−184.
8 Ниязова Н. В. Сподвижники Петра Великого в оценке С. Ф. Платонова // Проблемы регионального развития в XXI веке: экономика, право, образование: Матер. межвуз. науч. -практ. конф. аспирантов и соискателей (Нижневартовск, 15 мая 2007 г.). Нижневартовск, 2007. С. 15−20- Она же. С. Ф. Платонов как исследователь петровской эпохи в отечественной исторической науке / / Экономика, право, образование: Тезисы межвуз. науч. -практ. конф. студентов и аспирантов (Нижневартовск, 17 апреля, 2006 г.). Нижневартовск, 2006. С. 133−138- Она же. К историографии изучения петровской эпохи в трудах С. Ф. Платонова / / Матер. регион. науч. -практ. конф. аспирантов и соискателей (Нижневартовск, 23 апреля 2008 г.). Нижневартовск, 2008. С. 70−73- Она же. Внутренняя политика Петра I в «Лекциях по русской истории» С. Ф. Платонова / / Науч. тр. аспирантов и соискателей Нижневарт. гос. ун-та. Нижневартовск, 2008. С. 42−50- Она же. Петр Великий в современной русской историографии // Научное наследие С. Ф. Платонова в контексте развития отечественной историографии. С. 21−31.
9 Митрофанов В. В. С. Ф. Платонов о реформах Петра Великого в области экономики и налогообложения / / Социально-экономические проблемы региона в условиях инновационного развития территорий: Матер. II между-нар. науч. -практ. конф. (г. Нижневартовск, 27 апреля 2012 г). Нижневартовск, 2012. С. 162−165.
тать свою книгу о Петре писал, что она стала «сведением результатов давних & lt-… >- занятий Петром… «10. Подтверждением этому является и тот факт, что публикуемый очерк датируется 29/XII. 1884 г., а последней книгой ученого стала монография (1926 г.) о великом преобразователе России.
Касаясь публикуемого очерка, заметим, что это не студенческая работа, как ее ошибочно называет А. В. Сиренов, наряду с недавно опубликованным рефератом11, и относит к «неизданным». Думается, что будет справедливо опубликовать «одно из самых ранних произведений историка», в оценке известного петербургского историка это «проба пера», «а не произведение ученого-историка». Но, патриарх российской историографии С. О. Шмидт, уже о дипломном сочинении С. Ф. Платонова писал, что оно «свидетельствовало не только об уникально раннем для науки отечественной истории овладении начинающим ученым достижениями исследовательского мастерства"12.
Нам представляется, что первые работы молодого С. Ф. Платонова, позволяют проследить начальный этап формирования его научной деятельности и формирования собственной творческой лаборатории. При этом согласимся с А. В. Сиреновым, что первые работы «существенно отличаются от его последующих работ"13.
Публикуемый очерк, который следует считать первым исследованием, где автор специально касается петровской эпохи, позволяет провести и ряд параллелей с поздними работами С. Ф. Платонова. Он носит научно-популярный характер, и, предназначен для неподготовленного читателя или слушателя, что и наложило отпечаток на манеру изложения материала. Текст составлен простым, доходчивым языком, здесь много интересных, специально подобранных, для слушателей, примеров, через которые автор пытается донести все величие Петра. Отсутствует экскурс в историографию вопроса, что в данном случае и оправдано, за исключением отдельных упоминаний, на полях рукописи имеются пометы. Ав-
10 Копанева Н. П. Из истории издания книги С. Ф. Платонова «Петр Великий» / / Памяти академика Сергея Федоровича Платонова. С. 334.
11 Медведев И. П. Студенческий реферат С. Ф. Платонова «О местопребывании готов-тетракситов» / / Античная древность и Средние века. Екатеринбург, 2011. Вып. 40. С. 93−408.
12 Шмидт С. О. Историк С.Ф. Платонов — ученый и педагог. С. 24.
13 Сиренов А. В. Археографическое послесловие // Платонов С. Ф. Собр. соч.: в 6 т. Т. 3. С. 530.
тор заостряет внимание на мысли, что Петр сам всю свою жизнь учился («страстная любовь к знанию, глубокое влечение и интерес ко всем отраслям науки"14 и работал15 на благо своей державы, стараниями которого росло могущество России, занявшей достойное место среди великих европейских государств. Отмеченные обстоятельства, по-видимому, и дали основание А.В. Си-ренову высказать свое суждение об уровне содержания, литературной обработки, манере изложения материала в очерке.
В одной из публичных лекций, организованных Педагогическим музеем военно-учебных заведений, под названием «Русское общество перед реформою Петра Великого», прочитанной С. Ф. Платоновым в ноябре — декабре 1891 г., он, обращаясь к слушателям, пояснил причины выбора заявленной темы. «Я желал бы, — заявил он во время первой встречи с аудиторией, — популяризовать несколько исторических тем, недавно обработанных специальной наукой р[усской] истории в монографиях, малодоступных большой публике». Вопрос об отношении российского общества к реформам Петра Великого занимает «центральное положение в этих темах». Программа, афиша и, что особенно ценно, тезисы16 чтений С. Ф. Платонова сохранились. Здесь программа основных про-
14 Платонов С. Ф. Под шапкой Мономаха. М., 2001. С. 408−409, 423, 452.
15 Для доказательства этого тезиса С. Ф. Платонов обращает внимание на труды П. Н. Милюкова «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого» (1892 г.) и Н.П. Павлова-Сильванского «Проекты реформ в записках современников Петра Великого» (1897 г.).
16 «Педагогический музей военно-учебных заведений. Программа публичных лекций профессора Платонова «Русское общество пред реформою Петра Великого»: 1) взгляды на до-Петровскую Русь, выработанные в русской историографии в различные периоды ее развития- 2) объединение великорусской народности в Московском государстве. Создание национального идеала в связи с этим объединением. Сущность идеальных воззрений («Москва — III Рим») и практические выводы из тех воззрений- 3) основные черты государственного устройства (вотчинное начало) и общественный организации (начало крепости) Московской Руси- основание народно-хозяйственного быта- 4) события, давшие толчок к изменениям старых форм быта (эпоха Ивана Грозного и Смутное время). Положение московской Руси в первой четверти XVII столетия- 5) перемены в сфере идеальных воззрений в XVII веке. Внешнее и культурное влияние до Петра Великого- 6) перемены в сфере государственного и общественного быта при первых государях династии Романовых. Отношение реформ Петра Великого к старому быту. Лекции по понедельникам 25 ноября, 2, 9, 16 декабря (от 8 до 9 вечера)» (Митрофанов В.В. С. Ф. Платонов и научно-краеведческие общества, архивные комиссии России. С. 80−81).
блем, которые были в центре научного интереса лектора, указаны даты и дни (всего 6), время чтения (вечернее и даже очень позднее), цена билетов.
Значительное место петровское время занимало и в программах Павловских курсов17, в которых С. Ф. Платонов принимал участие в течение ряда лет18. 8 апреля 1906 г. о великом преобразователе России была прочитана лекция в Твери в пользу Общества организации образовательных путешествий при Тверской классической гимназии с названием «Петр Великий в русской исторической науке"19. В этом перечне следует назвать и лекцию «Петр Великий и Полтавская победа"20 в Валуйках и Воронеже в 1909 г., и малоизвестное предисловие, написанное С. Ф. Платоновым к книге А. Стиле21. Вероятно, оно явилось результатом просьбы
17 Платонов С. Ф. Программа чтений по русской истории проф. С. Ф. Платонова «Взгляды науки и русского общества на Петра Великого» / / Русский начальный учитель. 1901. № 8−9. Приложение. С. 1−4- Он же. К 200-летию Петербурга / / Там же. 1903. № 4. С. 119−126.
18 Митрофанов В. В. С. Ф. Платонов на Павловских курсах // Инновации в образовании и науке: проблемы, тенденции и перспективы развития: Матер. город. науч. -практ. конф. (г. Нижневартовск, 20 апреля 2006 г.). Нижневартовск, 2006. С. 46−48- Бухерт В. Г. Павловские курсы (1899−1907 гг.) // Археографический ежегодник за 2005 год. М., 2008. С. 281−290.
19 В газете «Тверская речь» от 10 апреля 1906 г. помещен отзыв неизвестного корреспондента (ММ) об этой лекции: «Вообще г. Платонов заступается за Петра Великого, где можно, и сочувствует ему. Лекция о Петре Великом была очень интересна.» (Лекции С. Ф. Платонова / / Тверская речь. 1906. 10 апреля- Ниязова Н. В. Петр Великий в современной русской историографии / / Научное наследие С. Ф. Платонова в контексте развития отечественной историографии. С. 20−21). Уточним, что Н. В. Ниязова допускает неточность, когда пишет еще об одной лекции о Петре, якобы прочитанной С. Ф. Платоновым в Твери, уже 8 апреля 1910 года. Действительно, в апреле этого года, только 27 числа в здании мужской гимназии, где присутствовали члены Тверской губернской ученой архивной комиссии, губернатор с женой, высшее духовенство епархии, воспитанники мужской гимназии, ученицы женской гимназии Римской-Корсаковой и женского коммерческого училища, авторитетный знаток эпохи выступил с речью «О значении Смуты в развитии нашей государственности» (Отчет о деятельности Тверской ученой архивной комиссии с 1903 по 1912 гг. Тверь, 1915. С. 51]. Об организации этой лекции (Митрофанов В.В. С. Ф. Платонов и научно-краеведческие общества, архивные комиссии России. С. 82−84).
20 Акиньшин А. Н. Платонов и воронежцы / / Памяти Сергея Федоровича Платонова. С. 486.
21 Платонов С. Ф. Предисловие / А. Стиле Карл XII, как стратег и тактик в 1703—1709 гг. / пер. со швед. А. Полторацкого. СПб., 1912. С. V-VI.
А. Полторацкого, который сделал перевод книги. Авторы были лично знакомы по совместной работе по подготовке и публикации «Арсеньевских бумаг"22 в Сборнике Новгородского общества любителей древности. Неоднократно С. Ф. Платонов касался времени реформ и военных баталий в юбилейные годы 200-летия основания северной столицы и Полтавской битвы.
С. О. Шмидт обратил внимание на факт длительной работы С. Ф. Платонова летом 1927 г. в ряде московских архивов для «ученых работ над эпохой Петра Великого… «23. Вероятно, исследования второй половины 1920-х гг. о петровской эпохе24 были частью новой задуманной работы.
Во второй половине 1920-х гг. С. Ф. Платонов намеревался написать многоплановое исследование по истории России XVII—XVIII вв.еков. В архиве ученого хранятся тезисные наброски, датированные 9 сентября 1926 г., раскрывающие содержание задуманной монографии из 2-х частей25. Ее временные рамки должны были охватить более чем вековой отрезок отечественной истории: от эпохи Смуты до периода дворцовых переворотов.
В период свертывания НЭПа, ожесточения внутрипартийной борьбы, окончательного формирования однопартийной системы, активизации историков-марксистов, когда очернительству подвергалось все, что связано с историей России до 1917 г., вышедшие из печати книги о Петре I А. Толстого («День Петра», 1918) и Б. Пильняка («Его величество Kneeb Piter Komondor», 1919) где «& quot-образ великого преобразователя& quot- обратили в грубую пасквильную карикатуру», при этом «длительная, добросовестная работа многих ученых исследователей оказалась оставленной в полном пренебрежении"26, С. Ф. Платонов вновь обращается к личности
22 Митрофанов В. В. С. Ф. Платонов и Новгородское общество любителей древности // Клио. 2004. № 2. С. 189−200.
23 Шмидт С. О. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997. С. 534.
24 Платонов С. Ф. Из бытовой истории Петровской эпохи: I. Бенго — коллегия или Великобританский монастырь в Петербурге при Петре Великом / / Изв. АН СССР. 1926. № 7/8. С. 527−546- Он же. Из бытовой истории Петровской эпохи / С. Ф. Платонов / / Там же. Т. ХХ. № 9. С. 655−678.
25 Митрофанов В. В. О новых направлениях исследовательского поиска С. Ф. Платонова / / Сб. материалов I Всерос. науч. -практ. конф. «Личность и общество в контексте глобализации: проблемы и перспективы» / под общ. ред. д.ф.н. В. А. Апрелевой. Тюмень, 2009. С. 96.
26 Платонов С. Ф. Под шапкой Мономаха. М., 2001. С. 371.
Петра. С первых строк своей монографии он выступает защитником Петра как императора, человека, реформатора, патриота России.
Оба писателя «с полным историческим невежеством"27 представили Петра «грязным и больным пьяницей, лишенным здравого смысла и чуждым всяких приличий». Ученый-просветитель обращает внимание читателя на искажение, а точнее не знание, иностранных слов Б. Пильняком, которые он выносит в название.
Для доказательства своей позиции, которая становится понятной с самого начала книги, С. Ф. Платонов апеллирует к «людям всех поколений», которые «в оценках личности и деятельности Петра Великого сходились в одном: его считали силой».
Обращает на себя внимание тот факт, что за несколько лет (Н.В. Ниязова относит написание очерка к началу 1920-х гг.) до появления книги о Петре Великом (сдана в издательство весной 1925 г.), С. Ф. Платонов написал, недавно опубликованный очерк «Петр Великий в современной русской историографии». По всей видимости, он подготовил его к одной из юбилейных дат: 200-летие Ништадского мира, 250-летие со дня рождения великого преобразователя. А затем этот замысел перерос в очередную монографию, которая явилась в оценке С. О. Шмидта «примером публичного противостояния академика Платонова Покровскому"28 и была уже приурочена к новой юбилейной дате — 200-летия смерти императора.
Сравнительный анализ позволяет заключить, что два исследования очень близки по содержанию, это подкрепляются и отдельными наблюдениями Н. В. Ниязовой о том, что некоторые фрагменты очерка совпадают с разделами названной монографии: «Очевидно, что некоторые отрывки имеют совершено одинаковый смысл в статье и в книге, только в последней они несколько перефразированы. Изложение событий в статье более сжатое, чем в книге. Некоторые части не имеют аналогий в книге"29.
Первая часть очерка по содержанию совпадает со второй («Публицистические и философские оценки Петра Великого в XVIII веке первой половине XIX века. Современники Петра. Век Екатери-
27 Копанева Н. П. Из истории издания книги С. Ф. Платонова «Петр Великий» / / Памяти академика Сергея Федоровича Платонова. С. 334.
28 Шмидт С. О. Предисловие // Платонов С. Ф. Под шапкой Мономаха. М., 2001. С. 17.
29 Ниязова Н. В. Петр Великий в современной русской историографии // Научное наследие С. Ф. Платонова в контексте развития отечественной историографии. С. 32. Прим. 22.
ны II. Карамзин. Славянофилы и Западники») и третьей («Научные оценки Петра Великого в позднейшее время. Соловьев и Кавелин. Ключевский. Взгляд Милюкова и его опровержение. Историки-беллетристы. Военные историки») главами монографии, вторая с седьмой («Воинский талант Петра. Операция завоевания Ингрии. Гродненская операция 1706 года. 1708 год и Полтава»), третья имеет только некоторое сходство с восьмой («Петр Великий в последнем периоде жизни. Петр в Западной Европе. Поездка в Париж в 1717 году. Жизнь в Невском «парадизе». Личные свойства Петра, как деятеля»). Смысл заключительной части статьи, представляющей оригинальные суждения С. Ф. Платонова о великом преобразователе в целом совпадают с выводами, сформулированные в монографии, в оценке В. А. Колобкова «последняя крупная работа"30 ученого.
Необходимо вспомнить, что эта книга вызвала недовольство властей и нового поколения историков, вчерашних учеников как самого С. Ф. Платонова, так и его коллег по столичным университетам. Например, по замечанию Р. Г. Пихои «особенное недовольство Цвибака вызывал «своеобразный культ» Петра I, свойственный Платонову». Говоря о труде С. Ф. Платонова Цвибак указал, что в ней «старый историк обрушился на беллетристов Б. Пильняка и А. Толстого за непочтение к великому царю"31. При этом современный исследователь замечает, что «в то время, когда Цвибак критиковал Платонова за идеализацию личности Петра Великого, сам Сталин рекомендовал показывать Петра как героическую личность. Ярые сторонники «истинного марксизма» в исторической науке оказывались брошенными. Политические ориентиры власти стали явственно смещаться"32.
Говоря об оценках Петра I, обратимся к тем, которые С. Ф. Платонов дал ему в своих «Лекциях»: «Народ не мог уловить в деятельности Петра исторической традиции, какую ловим теперь мы, и поэтому считал реформу не национальной и приписывал ее личному капризу своего царя».
30 Колобков В. А. Жизненный путь историка // Платонов С. Ф. Под шапкой Мономаха. С. 495.
31 Зайдель Г., Цвибак М. Классовый враг на историческом фронте: Тарле и Платонов и их школы. М.- Л., 1931. С. 7, 79, 193, 194, 204- Пихоя Р. Г. Востребованная временем история. Отечественная историческая наука в 20-е — 30-е гг. ХХ в. // Новая и новейшая история. 2004. № 2. С. 14.
32 Пихоя Р. Г. Востребованная временем история. С. 17.
«Реформы Петра по своему существу и результатам не были переворотом- Петр не был «царем-революционером», как его иногда любили называть».
«Деятельность Петра не была и общественным переворотом. Государственное положение сословий и их взаимные отношения не потерпели существенных изменений».
«В экономической политике Петра, в ее целях и результатах, также нельзя видеть переворот… Результаты, достигнутые Петром, не поставили народное хозяйство на новое основание».
«И в культурном отношении Петр не внес в русскую жизнь новых откровений».
«Результаты его деятельности были велики: он дал своему народу полную возможность материального и духовного общения со всем цивилизованным миром».
«Встреченный открытой враждой сначала, чувствуя и потом скрытое противодействие в себе общества, Петр все время боролся за то, во что верил и что считал полезным. В этом объяснение тех особенностей в реформационной деятельности Петра, которые сообщили его реформе черты резкого, насильственного переворота. Однако по существу своему реформа эта не была переворотом"33.
В последней же монографии С. Ф. Платонова о Петре мы встречаем такие оценки: «Петр-сила», подчеркивается его «гражданская доблесть», «стремление к народному благу, самоотверженное служение государству, напряженный личный труд, страстная любовь к знанию и вера в необходимость просвещения"34.
Таким образом, мы видим определенно новое переосмысление оценок, не повторяя прежних, исследователь на первый план выдвигает личные качества преобразователя, они призваны дополнить более ранние суждения и результатом является портрет, по сути, идеального правителя, как с исторической, так и философской точки зрения.
В одной из газетных рецензий, вывод С. Ф. Платонова о «величии Петра» ставился под вопрос, а позиция автора рассматривалась как способная «внушить солидные подозрения"35.
Нет должных оснований согласиться полностью с мнением В. С. Брачева, который полагает, что С. Ф. Платонов в оценке Пет-
33 Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. М., 1994. С. 102, 112−115.
34 Он же. Петр Великий. Личность и деятельность // Платонов С. Ф. Под шапкой Мономаха. С. 399.
35 Колобков В. А. Жизненный путь историка // Там же. С. 496.
ра «всецело следовал В.О. Ключевскому"36, хотя и подчеркивал, что «в лице Ключевского наша наука возвысилась впервые до вполне реального представления о Петре, о его личности, о его исторической роли, о преемственности его дела"37, при этом приводя «пространные» цитаты. Но в тексте мы находим и важные в данном случае умозаключения С. Ф. Платонова, например, он пишет: «не все, быть может, частности выдержат критику в обзоре царствования Петра, особенно в изложении петровских войн, какое находим у Ключевского"38. К тому же мы видим серьезные расхождения в оценках Петра у С. Ф. Платонова с П. Н. Милюковым, «одного из старейших учеников» В. О. Ключевского, который «воспринял мысль своего учителя о зависимости & lt-.. >- преобразований Петра от Шведской войны. «39. Этот факт следует считать, как несогласие с позицией корифея российской истории. В противовес П. Н. Милюкову (следовательно, и В.О. Ключевскому) С. Ф. Платонов симпатизирует «отличному знатоку Петровской эпохи» Н.П. Павло-ву-Сильванскому, выводы которого подтверждались и другими учеными, например, и Н. А. Воскресенским.
Следовательно, петровская эпоха, сам преобразователь как личность, реформатор, государственный деятель, полководец были в центре исследовательского интереса выдающегося историка. Оценки, наблюдения и выводы, сделанные С. Ф. Платоновым о Петре Великом, его реформах являются ценным вкладом в историографию вопроса. Неслучайно, видимо, и то обстоятельство, что книга о Петре стала последним крупным завершенным исследованием ученого, публикация которого явилась очередной его научной удачей и общественной победой в период, когда последние представители старой либеральной историографии пытались противостоять новому марксистскому направлению в науке.
36 Брачев В. С. Феномен С.Ф. Платонова и наша историческая наука // Смутное время. СПб., 2001. С. 44.
37 Платонов С. Ф. Петр Великий. Личность и деятельность // Платонов С. Ф. Под шапкой Мономаха. С. 389.
38 Там же. С. 386.
39 Там же. С. 389.
Приложение
С. Ф. Платонов ПЕТР ВЕЛИКИЙ
Петр I или, как его все зовут, Петр Великий, был русский император и жил около 200-х лет тому назад. Вы все, конечно, слышали о нем и все видели памятник Петра Великого около Сената в Александровском саду. Я думаю, нет теперь на Руси такого, даже и неграмотного человека, который бы не знал, что был у нас когда-то знаменитый царь Петр. О царе Петре народ сложил много песен, а еще больше о Петре сохранилось в народе простых, не стихотворных рассказов или преданий. Во многих городах России — и северных, и южных — как святые берегут или дома, в которых когда-то жил Петр, или те вещи, которые остались там после него и которые он сам сработал. И во многих местах за границей, например, в Голландии, и теперь путешественникам показывают места, где жил и трудился московский царь Петр. Иностранцам по большей части неизвестны наши древние князья и цари, но имя Петра В[еликого] значимо каждому образованному человеку не только Европы, но и на всем земном шаре.
Чем же так прославился Петр, чем он стал знаменит?
Тем, во-первых, что вступая на русский престол, он нашел наше государство слабым и неустроенным и сумел его так устроить и так усилить, что оно стало одним из самых могучих стран в свете.
Во-вторых, Петр застал русский народ безо всякого образования и успел положить прочное начало образованности. Он сблизил Россию с образованными европейскими странами и научил русских ценить науку, приохотил их учиться. Наконец, Петр своей личностью, своим характером и способностями выделялся из всех людей. Кто видел его раз, никогда не забывал его. Богатырь ростом1 и силою, способный ко всякой работе, знавший чуть ли
1 Рост Петра Великого по различным источникам от 200 до 213 сантиметров, но большая часть источников указывает на 204 сантиметра. Размер обуви 38, поэтому император надевал туфли этого размера, а поверх сапоги большого размера, что позволяло ему сохранять устойчивое положение.
не все ремесла2, в то же время образованный, с быстрым умом и редким соображением, царь Петр казался необыкновенным человеком, как русским людям, так и иноземцам. Кто хотя бы немного узнавал его характер, тот не мог не любить Петра, хотя все знали, что он очень вспыльчив и суров, но зато все знали, что он весьма прост и очень справедлив.
Петр В[еликий] был сын царя Алексея Михайловича, родился в 1672 г. и трех лет осиротел, лишился отца. Царствовать стал старший брат Петра Федор Алексеевич, а Петр с[о] своею матерью царицей Натальей Кирилловной жил в одном селе под Москвой. Когда умер царь Федор, народ выбрал Петра в цари. В то время ему было только 10 лет, всей властью завладела его сестра царевна Софья, а Петр по — прежнему оставался в селе Преображенском3 учился грамоте у Никиты Зотова. Этот Н. Зотов умел только читать, да писать и вовсе не был образованным человеком в том смысле, как мы это теперь понимаем. Поэтому Петр немногому у него научился: писал он всю свою жизнь плохо, а науки изучал уже взрослым человеком и самоучкой. Этому не надо удивляться: в те времена науки на Руси не было, школ не существовало, и царских детей учили только чтению и письму. Один старший брат Петра, царь Федор Алексеевич знал немного по латыни и по-польски и умел писать стихи4. Петр очень любил своего учителя Зотова, но скоро отбился от его рук. Он случайно познакомился с образованными немцами, жившими тогда в Москве, и стал учиться у них, преимущественно математике. Но его живой характер искал не только науки: Петр любил забавы и забавлялся не совсем так, как тешились в то время царские дети5. Он очень любил играть в солдаты и собрал свое войско из мальчиков разных званий. Эти мальчики, служившие для царской забавы или потехи, назывались «потешными» и жили постоянно при Петре,
2 Пётр освоил около 15 профессий, в том числе профессии плотника, слесаря, столяра, фельдшера, кузнеца, переводчика, бухгалтера, картографа, штурмана, кораблестроителя, артиллериста.
3 Помета на полях: «Первые полки».
4 Далее слово «на полях» зачеркнуто и сделана вставка: Это потому что за его образованием смотрел сам отец царь Алексей Михайлович. А за образованием Петра смотреть было не кому: в царской семье в то время были раздоры, и мать Петра мало имела власти.
5 Далее зачеркнуто: «Раз нашел он в сарае среди всякого хлама небольшую лодку не русского устройства».
составляя два полка6. Петр устроил потешным одинаковую форму и оружие и мало-помалу сделал из них настоящих солдат. Они учились на манер иностранного7 войска и с ними Петр производил постоянные маневры или примерные походы и битвы. Была построена даже крепость, которую одни потешные защищали, другие брали штурмом8. Раз Петр нашел в сарае старый английский ботик или лодку, приспособленную для морского плавания на парусах. Она лежала заброшенной, потому что русские люди совсем не плавали на морях. Эта лодка заинтересовала Петра. Он нашел такого иностранца, который сумел починить лодку и научил Петра управлять ею и плавать против ветра на парусах. Петр был в восторге, но в Москве на маленькой речке Яузе нельзя плавать на парусах и Петр стал искать какого-нибудь большого озера или реки, где было бы просторней. Ближе всего к Москве было большое Переяславское озеро, всего в 120 верстах, — и Петр которому было уже около 20 лет, поехал туда, повел с собою и немцев — своих учителей и с их помощью, построил уже не лодки, а целые корабли с пушками и тешился ими с полным увлечением. В постройке кораблей он принимал участие своими руками, сам работал топором и в то же время учился кораблестроению, а это9 целая наука, для которой хорошо нужно знать математику. Таким образом, у Петра забава соединилась с делом или, вернее сказать, сама забава заключалась в деле. Скоро из Переяславля Петр отправился в Архангельск, который стоит у Белого моря10.
Тогда русские владели одним Белым морем и, чтобы познакомиться с морем, Петру нужно было ехать именно в Архангельск, так это был единственный наш приморский торговый город. Там Петр перезнакомился с иностранными моряками, многому научился у них, ездил на их кораблях, и раз в открытом море чуть было не погиб от бури, но здесь он показал великую силу духа и полную привычку к морю: он сам правил лодкой11.
В Архангельске Петр стал строить корабли, говоря, что русским необходимо самим плавать по морю и покупать товары за границей, а не смотреть из рук иностранцев: что они привезут,
6 На полях: «Потешные».
7 Слово «настоящего» зачеркнуто.
8 Карандашная помета: «Ботик».
9 Слово «трудная» зачеркнуто.
10 Карандашная помета: «Архангельск».
11 Карандашная помета: «буря и крест».
тем и будь доволен и плати им в три — дорога. В то же время Петр понял, что Архангельск далеко от образованных стран Европы и что если завоевать берега Черного или Балтийского морей, то будешь ближе к Европе, и торговать будет легче и выгоднее. Но Балтийским морем владело сильное государство Швеция, а со шведами русские воевали до тех пор неудачно, а на Черном море владычествовали турки, с ними все время перед Петром русские воевали часто и не без успеха. Да и в то самое время, когда Петр был в Архангельске, Россия считалась в войне с Турцией. Поэтому Петр решил отнять у Турции берега Черного и Азовского морей. Этим он начал усиление России12.
Он направился на турецкую крепость Азов, которая запирала выход из реки Дон в Азовское море. Скоро он убедился, что Азов не взять без кораблей, так как турки помогали Азову с моря, и нужно было их поразить на море. Тогда на Дону Петр настроил кораблей, вывел их в море и с их помощью завоевал Азов. Русский флот появился на Черном море, русские корабли ходили в самый Константинополь, столицу турок, и турки поняли, как стала сильна Россия. Рассказывают, что они страшно испугались, увидя русские корабли у своей столицы.
Необходимость строить корабли, иметь образованных строителей и моряков и военных заставили Петра посылать молодых людей учиться за границу. Наконец, он и сам туда поехал -учиться. Скрывая свой царский сан, выдавая себя за простого москвича Петра Михайлова, царь отправился в Голландию, в те города, которые славились постройкой кораблей (например, Саар-дам) и здесь в костюме простого работника поступил на верфь, т. е. корабельные мастерские и работал как простой плотник, жил, как простой мастеровой в семье корабельщика. Он сердился, когда узнавали в нем царя и оказывали ему почтение: ему хотелось пройти всю суровую школу труда. И он ставил себе целью ничем не отличаться от обыкновенных работников. Он радовался, как дитя, когда окончил изучение корабельного строения, он получил аттестат корабельного мастера, какой получали все простые мастера13.
Из Голландии он проплыл в Англию и в другие европейские страны, везде присматриваясь к обычаям западных людей, изучая не то, так другое ремесло или искусство. Вернувшись на Родину, он начал целый ряд перемен в русской жизни и обычаях, пони-
12 Карандашная помета: «Азов».
13 Карандашная помета: «Голландия».
мая, что без ремесел и искусств, от которых, как он видел на Западе, богатели люди, Россия не может не стать богатой и сильной. Вместе с тем Петр понял, поездив за границей, что Черное море далеко от тех стран, с которыми нужно было торговать России, что самые богатые и образованные государства лежат близко именно от Балтийского моря, а не от Черного. А Черное море, кроме того, турки могут запереть во всякое время: если они не станут пускать кораблей мимо Константинополя, то из Черного моря и не выехать вовсе. Стало быть, думал Петр, надо добиваться Балтийского моря, надо воевать со Швецией.
В Швеции же в это время был, кстати, как казалось для Петра, молодой и легкомысленный король Карл XII. Он совсем не занимался делами. Петру кроме того желали помогать короли Датский и Польский. Обстоятельства были благоприятными, и Петр решился воевать. Но как только началась война, Карл оставил забавы, быстро собрал войско, поразил датчан, заставил их заключить мир и пошел навстречу Петру, который завоевал берега Финского залива. Они встретились при Нарве (Нарва тогда была шведским городом) Карл XII совсем разбил русских. Войско Петра было уничтожено, много русских попало в плен, русские потеряли почти все свои пушки. Неудача была полная- на всех нашло уныние. Но Петр не отчаялся: «у них самих мы научились побеждать их» говорил он и стал собирать войско, учить солдат, лить пушки… (так в тексте. — В. М.). Карл XII между тем ушел в Польшу, оставив против русских своих генералов. Русские снова двинулись к Балтийскому морю, и слова Петра исполнились: его войско било шведов14. Сам Петр взял крепость Нотебург, (нынешний Шлиссельбург), а затем и Ниеншанц (недалеко от нынешнего Петербурга на Ниве) и, таким образом, он завладел всею Невою. Тотчас станет он при впадении Невы в море строить русскую крепость и вместе с этим первую русскую гавань на Балтийском море. 16 мая 1703 года заложил он крепость и церковь на одном из островов в устье Невы. И церковь Петра и Павла и крепость Петропавловская стоят и теперь на том же месте, а кругом них еще при Петре вырос целый город, названный Санкт-Петербургом, новая столица России.
Но покуда не было мира со Швецией, покуда не был побежден сам Карл, Петр не мог быть уверен, что завоеванные им земли на Балтийском море останутся в его власти. В таком положении
14 Карандашная помета: «Нотебург».
258
прошло несколько лет: Карл воевал все против поляков. Наконец, он решился идти и против Петра, но пошел не к Балтийскому морю, а из Польши через Малороссию направился в саму Русь, желая совсем разгромить Россию. Начальник малороссийских казаков, гетман Мазепа изменил Петру и перешел на сторону Карла. Они осадили в Малороссии русскую крепость Полтаву. Петр спешил на помощь своим, и вот 27 июня 1709 г. под Полтавой произошла вторая большая Полтавская битва между русскими и шведами, но кончилась она не так как Нарвская битва. Здесь русские уничтожили шведское войско, взяли много шведских генералов- сам Карл без войска едва убежал. Он не смог попасть в Швецию и бежал в Турцию. Петр праздновал свою победу очень торжественно и, угощая шведских генералов, пил за здоровье своих учителей в ратном деле. Учителями своими он называл именно шведов: в борьбе с ними выучились русские настоящему военному искусству. Петр радовался так Полтавской победою потому, что понимал ее важное значение: после нее Россия могла уже не бояться Швеции, могла считать своим Балтийское море. Это так и случилось: разбитые шведы не могли защититься от Петра, Карл XII не побеждал более русских. Вот почему не только сам Петр, но и все русские люди и в прошлые времена и теперь считают Полтавскую битву одной из самых славных и важных битв всей нашей истории. Лучший русский поэт А. С. Пушкин в своей поэме «Полтава» подробно описывает эту победу15.
Однако разбитые шведы долго не соглашались на мир с Петром. Тяжело им было отдавать Петру восточные берега Балтийского моря:
15 Но близок, близок миг победы. Ура! мы ломим- гнутся шведы. О славный час! о славный вид! Еще напор — и враг бежит. И следом конница пустилась, Убийством тупятся мечи, И падшими вся степь покрылась Как роем черной саранчи.
Пирует Петр. И горд и ясен И славы полон взор его, И царской пир его прекрасен. При кликах войска своего, В шатре своем он угощает Своих вождей, вождей чужих, И славных пленников ласкает, И за учителей своих Заздравный кубок подымает. (Этих строк в тексте нет. — В. М.)
от этого уничтожалась вся сила Швеции. Но Петр одерживал новые и новые победы и наконец, через 12 лет после Полтавы достиг мира: ему шведы отдали берега Финского и Рижского залива. Петр был счастлив: с этих пор Россия вместо одного владела тремя морями и становилась самой сильной страной на севере Европы и вся Европа со страхом смотрела, как скоро выросло русское могущество. Так Петр усилил Россию. Он воевал постоянно, постоянно занимался военным флотом и великими трудами успел в России устроить хорошее войско и большой флот. Но он был не только военным и моряком. Он занимался всеми делами государства. Много думал о том, чтобы улучшить суд и управление в России, а главнее всего заботился о том, чтобы сделать Россию образованнее и богаче. В то время Англия, Франция и немецкие земли были гораздо образованнее Руси, и вот Петр В[еликий] посылает туда русских учиться наукам, вызывает образованных людей из-за границы, переводит на русский язык ученые книжки, перенимает сам и других заставляет перенимать европейские обычаи, в которых было больше вежливости, простоты и образованности. Он приказывает русским и дома свои строить и комнаты убирать и самим жить, так как в европейских странах. Даже русские старые платья, наряды, широкие и покойные, но неудобные для работы и стеснявшие свободу движений, Петр приказывает менять на узкое, немецкое платье, в котором было легко двигаться и работать. И еще более — Петр запрещает русским носить бороду, потому что немцы не носили бород, хотя бороды ничему помешать не могли. А кто непременно хотел ходить с бородой, с того царь велел брать за бороду пошлину и эти деньги шли в государственную казну. Как за границей в городах люди часто сходились друг к другу вечером потанцевать, поиграть в шахматы и карты, поговорить и посмеяться, так точно Петр хотел устроить и на Руси. По его приказу, все должны были в определенный день принимать гостей, устраивать вечер. Прежде до Петра, когда у какого-нибудь боярина собирались гости, женщины сидели отдельно от мужчин и вечер проходил в том, что пели, пили (и говорили даже мало), а если разговорятся, то их разговоров нельзя было вынести ничего полезного и хорошего, разговоры были пусты. Петр хотел другого: на собраниях (их называли ассамблеями) мужчины и женщины беседовали вместе, молодежь танцевала, а пожилые за скромной кружкой пива или вина вели деловой разговор, из которого можно было учиться полезным вещам.
Но перенимая из-за границы науку и обычаи, Петр понимал, что иноземцы могли образоваться скорее русских, потому что они
были богаче16 и имели больше средств для торговли между собой, постоянно приходили в сношения друг с другом и друг у друга учились. Думая о том, почему иностранцы богаче нас, Петр видел, что они лучше умели обрабатывать земли, чем русские люди свои, и из того, что получали иностранцы от своих земель, из того они на фабриках и заводах умели сделать массу прекрасных и необходимых вещей. На Руси, например, было много овечьей шерсти, а сукна русские не умели делать, на Руси сеяли много льна, а хорошего полотна не делали. Петр понял, что необходимо научить русских больше добывать из своей земли продуктов и лучше обрабатывать эти продукты. Для этого надо было завести фабрики и заводы, выучить русских людей разным мастерствам и вызывать умелых иностранцев, чтобы они заводили фабрики и учили русских. Об этом-то Петр заботился всю свою жизнь, при нем в России устроено было 200 фабрик и заводов и, таким образом, началась на Руси промышленность.
Вот как Петр понимал пользы своего государства. Войнами своими он дал России военную силу, а утверждая образованность и промышленность, готовил в России внутреннее счастье и богатство.
Как человек, он был очень замечателен. Он все знал и все умел. Ему приходилось всю свою жизнь самому учиться и учить других разным мастерствам и наукам. Поэтому у него никогда не было свободного времени. То он на войне учит солдат, льет пушки, строит корабли и сам работает топором на верфи и молотком в кузнице. То он учится или лечится за границей, или ездит по России, осматривая свое государство: ищет в земле железной руды, или строит завод, или роет канал, чтобы соединить одну реку с другой. То он приедет «отдыхать» в своей любимый Петербург и живет в простеньком дворце или в летнем саду, или на Пет[ер-бургской] стороне, но и тут занимается государственными делами, строит корабли в Адмиралтействе- в свободные минуты из кости точит какую-нибудь безделку или же сам чинит свой старый башмак в то время, когда его супруга нашивает заплату на его истертый камзол. Руки царя Петра всегда бывали в мозолях, и он не стыдился этого, он знал, что он «на троне вечный был работник». Он знал, что «делу время, а потехе час», как говорит пословица и работал постоянно, но зато, когда наставал час потехи, когда Петр устраивал праздник, никто не мог перещеголять его
16 Здесь и далее подчеркнуто автором.
261
веселостью и затеями, — он умел вселиться. В его праздниках принимал участие весь город, потому что Петр любил устраивать веселье на площади, и здесь каждый чувствовал себя, как дома. Петр вообще жил очень скромно и просто, постоянно был в народе, крестил детей у простых матросов, хаживал в гости к частным людям, запросто закусывал в трактирах с иностранными моряками, работал часто на верфях в толпе простых рабочих. Народ его знал и своим потомкам передал память о нем, как о царе работнике.
И вправду, Петр работал всю жизнь и всю жизнь не для себя, а для русского народа, для России. «О Петре ведайте, — говорил солдатам он, — что ему жизнь его недорога, жила бы только Россия для славы и благоденствия вашего». И он действительно не дорожил собой17. Он умер еще в цвете сил от простуды, которую получил при таких обстоятельствах: на море недалеко от Петербурга во время бури стала тонуть лодка с солдатами. Петр увидел это и сам бросился спасать погибавших. Но спасши их, он погубил свое здоровье, хворал всю зиму и умер 28 января 1725 г. 52 лет от роду. Все дела Петра не пропали даром, а принесли богатые плоды. Россия после него не ослабела и не обеднела, напротив, продолжала расти и крепнуть. Его город Петербург рос не по дням, а по часам. И с каждым часом росло у русских людей уважение к Петру- чем дальше шло время, тем священнее становилось для русских память о великом царе18. Пятьдесят лет спустя -по смерти Петра — императрица Екатерина II уже поставила ему монумент в Петербурге. Этот памятник один из самых замечательных монументов в России- и кроме него в других городах Руси стоят Петру памятники. Но прочные и долговечные всех этих памятников -будет воспоминание русских людей о Петре, уважение к его памяти. И для наших предков, и для нас с вами, и для правнуков наших Петр будет прекрасным вечным примером того, как следует любить свое Отечество и как должно трудиться на пользу Родины.
29 декабря 1884.
Отдел рукописей Российской Национальной библиотеки. Ф. 585. Оп. 1. Д. 1249. Л. 2−14об.
17 Карандашная помета: «буря».
18 Карандашная помета: «памятник».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой