Анализ причин региональной дифференциации патологических состояний, определяющих показатели перинатальных потерь в Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

— 4-
Оригинальные статьи
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2012
УДК 614. 2:616−036. 88−053. 31−02]:312. 2(470+571)
Е. Н. Байбарина, З. Х. Сорокина, И. Н. Рябинкина
анализ причин региональной дифференциации патологических состояний, определяющих показатели перинатальных потерь в российской федерации
ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад. В. И. Кулакова Минздравсоцразвития России, 117 997, Москва, ул. Академика Опарина, 4
Проведен сравнительный анализ структуры медико-биологических факторов, способствующих развитию патологических состояний, явившихся основными причинами перинатальной смертности в регионах РФ в 2010 г. Представлена объективная характеристика качества акушерско-гинекологической и неонатологической медицинской помощи на разных ее этапах и уровнях.
Ключевые слова: врожденные аномалии развития, перинатальная смертность, качество акушерской медицинской помощи
E. N. Baibarina, Z. Kh. Sorokina, I. N. Ryabinkina
ANALYSIS OF THE CAUSES OF THE REGIONAL DIFFERENTIATION OF PATHOLOGICAL CONDITIONS, DETERMINING INDICES OF PERINATAL LOSSES IN THE RUSSIAN FEDERATION
Federal State Budgetary Institution & quot-Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology& quot- of the Ministry of Healthcare and Social Development of the Russian Federation, 4, Oparin street, Moscow 117 997
A comparative analysis of the structure of medical and biologicalfactors contributing to the development ofpathological conditions, which were the main causes of perinatal mortality in regions of Russia (in 2010) has been performed. Objective characteristics of the quality of obstetric, gynecologic and neonatal medical care at different stages and levels has been presented
Key words: of congenital abnormalities of development, perinatal mortality, the quality of obstetric medical care
Обоснованием для исследования качества акушерско-гинекологической и неонатологической медицинской помощи, а также сравнительного анализа доступности и результативности мер, направленных на профилактику перинатальных потерь в условиях российских регионов, является существующая региональная дифференциация интегрированного показателя перинатальной смертности (ПС) и ее составляющих, а также структуры основных факторов, определяющих развитие патологии перинатального периода. По данным государственного статистического наблюдения, показатель ПС в РФ в 2010 г. составил 7,37%о. При доношенной беременности перинатальные потери регистрировались на уровне 4,05% - от 3,13% в Уральском федеральном округе (УФО) до 5,6% в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) и 5,4% в Дальневосточном федеральном округе (ДВФО). При завершившейся преждевременно, т. е. недоношенной, беременности уровень ПС составил
Для корреспонденции: Байбарина Елена Ииколаевна, доктор мед. наук, проф., зам. дир. по научной работе Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. В. И. Кулакова.
67,05% (от 52,5% в Северо-Западном федеральном округе (СЗФО) до 119,2% в СКФО).
В структуре причин перинатальных потерь на 1-м месте гипоксия, составившая 56,2%, на 2-м месте дыхательные нарушения (ДН) — 15%, на 3-м -врожденные аномалии развития (ВАР) — 10%. Для сравнения в 2000 г. ПС от внутриутробной гипоксии составляла 48,6%, ВАР — 13,3%, ДН — 12,5% и значительную долю составляли & quot-прочие причины& quot- - 15,5% [2]. На рис. 1 представлена структура заболеваний или состояний матери, последа, патология беременности и родов, обусловившие перинатальные потери РФ в 2010 г.
Причиной перинатальных потерь, зарегистрированных в РФ в 2010 г., явились ВАР, что составляло 0,71%. По данным ряда исследователей, до 90% всех внутриутробных потерь обусловлены ВАР [4]. В структуре причин ранней неонатальной смертности (РНС) на аномалии развития приходится выше 30%. Проблема профилактики, диагностики и коррекции ВАР имеет не только медицинское, но и социально-экономическое значение. Известно, что среди причин инвалидности с детства и детской смертности аномалии развития занимают 2-е место после дыхательных расстройств. Показатель младенческой заболеваемо-
Щ Экстрагенитальная патология
И Патология беременности, преэклампсия
[у& gt-1 Патология плаценты
Щ Патология пуповины и оболочек
^ Причина не установлена
| | Патология родов
Заболевания или состояния матери, последа, патология беременности и родов, обусловившие перинатальные потери РФ в 2010 г.
сти по данной причине — 34%о. Грубые врожденные дефекты наблюдаются в 2−3% случаев среди всего населения Земли [5, 6].
Из российских регионов перинатальные потери по причине ВАР наиболее высоки в Центральном Федеральном округе (ЦФО) — 1,03% и ДВФО — 0,8%- минимальные показатели зарегистрированы в СКФО 0,45% и УФО 0,47% (табл. 1). На 1-м месте среди этиологических факторов, приведших к ПС от ВАР в 49,5% & quot-причина со стороны матери не установлена& quot-, что не противоречит зарубежным данным (где эта цифра колеблется от ½ до 2/3 случая) [5, 7]. Однако при сравнении отчетных сведений из субъектов РФ частота этого состояния существенно различается. Так, в СКФО & quot-неустановленная причина& quot- регистрировалась лишь в 9,5% случаев, в ДВФО — тоже ниже средней — 20%. Эти показатели свидетельствуют как о неравных возможностях диагностики, так и о наличии резервов по снижению ПС от аномалий, возникающих вследствие причин, лучше идентифицируемых, а следовательно, потенциально управляемых (например, экстрагенитальной патологии, инфекционных и паразитарных заболеваний матери).
На 2-м месте (19,8%) в структуре причин перинатальных потерь при ВАР находятся & quot-болезни, не связанные с беременностью& quot-, которые включают: расстройства питания у матери, эндо-кринопатии, а также заболевания, требующие медикаментозной коррекции, травмы и операции. Наиболее часто (36,4%) данные состояния фиксировались в Сибирском федеральном округе (СФО), что является индикатором не только доступности диагностических технологий при антенатальном наблюдении, но и низкой результативности мер по преграви-дарной подготовке женщин. Сахарный диабет
(СД) — заболевание распространенное, но, несмотря на возможности мониторирования уровня сахара в крови беременных, частота серьезных мальформа-ций у детей, чьи матери страдают СД, колеблется от 6 до 10% [5, 7].
& quot-Патология/аномалии плаценты, пуповины и матки& quot-, являющиеся состояниями, приводящими к развитию дизрупций и деформаций плода, т. е. аномалии развития, ненаследуемых и, как правило, не возникающих при последующих беременностях, были причиной ПС от ВАР в 10,2% случаев. из материнских состояний — пороки развития матки, амниотические перетяжки, маленькая матка, лейомиомы [1, 5].
& quot-Патология беременности, включающая многоплодие& quot- составила 8,4% в структуре причин возникновения ВАР, приведших к перинатальным потерям. К подобным состояниям относят: мало-водие, многоплодную беременность, неправильное предлежание плода [5]. Отмечено, что при монохо-риальном, моноамниотическом многоплодии ВАР, преимущественно пороки сердца, встречались до 10%. & quot-Патология беременности& quot- при ВАР наиболее часто фиксировалась в ДВФО — 46,2%. Этот показатель указывает на возможность снижения ПС, и в том числе РНС, как за счет контроля повсеместной доступности пренатальной диагностики и ранней элиминации плода, имеющего несовместимые с жизнью аномалии, так и за счет организации своевременных мер по коррекции курабельных пороков. & quot-Инфекционные и паразитарные заболевания беременных& quot-, среди которых важно выделять крас-нушную инфекцию, токсоплазмоз, цитомегалови-русную инфекцию, вирус ветряной оспы, врожденный сифилис, составляли 5,2% в структуре причин перинатальных потерь при ВАР. Обращает на себя внимание, что по СКФО & quot-инфекционные и паразитарные заболевания беременных& quot- наблюдались в 27% случаев ПС при ВАР (что более чем в 5 раз превысило средний показатель).
Таблица 1
Состояния, явившиеся причинами перинатальных потерь при ВАР в регионах Рф в 2010 г.
Показатель и причины РФ ЦФО СЗФО ЮФО СКФО ПФО УФО СФО ДВФО
Показатель П С при ВАР, % 0,71 1,03 0,65 0,80 0,45 0,68 0,47 0,56 0,78
Причина не установлена, % 50 67,6 39,6 51,6 9,5 44,4 72,9 33,8 20,0
Экстрагенитальная патология, % 20 10,3 28,7 21,1 20,1 26,7 2,5 36,42 19,95
Инфекционные и паразитарные заболевания матери, % 5,2 5,5 2,8 5,24 27 1,9 1,3 4,0 6,16
Патология беременности (многоплодие), % 8,4 5,5 5 2,5 24,3 8,66 5,6 3,2 46,2
Патология/аномалии плаценты, пуповины, матки, % 10,2 7,5 12,1 13,6 10,8 9,09 10 16,2 9,2
Аномалии хориона и амниона, % 4,0 2,6 5,8 5,25 3,66 4,7 2,53 4,0 1,5
Вредные влияния, передающиеся через плаценту, % 1,2 1,0 0,92 0,75 1,38 0,44 5 2 —
Таблица 2
Состояния, явившиеся причинами перинатальных потерь при ДН в регионах Рф в 2010 г.
Показатель и причины РФ ЦФО СЗФО ЮФО СКФО ПФО УФО СФО ДВФО
Показатель П С от ДН, % 1,08 0,77 0,42 1,2 3,29 0,88 0,67 0,84 1,78
Патология беременности (многоплодие)% 27,6 5,07 9,09 3,99 76,28 14,12 3,6 8,4 39,5
Причина не установлена, % 27 67,6 55,8 27,8 11,2 31,2 48,2 32,4 10,8
Патология/аномалии плаценты, пуповины, матки, % 15,4 15,3 13,87 18,2 5,83 22,6 25,5 20,6 25,0
Экстрагенитальная патология матери, % 15,02 10,8 24,4 25,3 8,5 16,1 11,4 24,0 22,2
Аномалии хориона и амниона, % 7 8,7 18,4 7,75 2,95 10,34 4,5 6,54 5,3
Осложнения родов, % 3,9 2,7 1,45 4,58 2,25 4,55 6,3 5,4 7,2
Инфекционные и паразитарные заболевания, % 3,25 0,31 1,43 3,5 2,79 1,48 5,25 1,78 0,88
Вредные влияния, передающиеся через плаценту, % 0,93 1,3 3,11 0,99 — 0,34 — 0,82 —
& quot-Вредные влияния, передающиеся через плаценту& quot- в структуре факторов риска ПС при ВАР регистрировались в 1,2% случаев. Тератогенный эффект имеют высокие дозы радиации, ряд лекарственных препаратов, другие химические вещества [4, 7]. Однако было показано, что у детей массой тела & gt- 1000 г ВАР, вызванные этими агентами, отмечались менее чем в 1% случаев [5]. В список факторов риска включены: антагонисты фолата, варфарин, андрогенные гормоны, алкоголь, антиконвульсанты. Заслуживает внимания, что в УФО данный показатель превышал среднероссийский в 4 раза. Важность вклада окружающей среды в многофакторную проблему ВАР подтверждена отмеченным снижением частоты дефектов нервной трубки плода (анэнцефалия, энцефалоцеле, спинномозговые грыжи) у женщин, принимавших фолиевую кислоту с I триместра беременности [7].
& quot-Аномалии хориона и амниона& quot- в качестве этиологического фактора, приводящего к смертельным исходам у плодов с ВАР, фиксировались по РФ в 4% случаев. Данные из ДВФО, где эти состояния регистрировались в 3 раза реже — 1,5%, должны привлечь внимание к оценке доступности качественной прена-тальной диагностики и корректности статистической регистрации.
В России (2010) уровень ПС от ДН составил 1,08%. Сравнительный анализ показателей, причин и структуры перинатальных потерь по регионам РФ демонстрирует, что среди причин ПС эта патология занимает 2-е место и составляет 15%, среди причин РНС — 1-е место — 37,95%, в структуре причин мерт-ворождения — 3%.
По нашему мнению, ДН в качестве причины мерт-ворождения правомочно диагностировать только при развившемся интранатально синдроме легочной
аспирации, когда имеется механическая обструкция бронхиол и химическое поражение альвеол. ПС от врожденной пневмонии корректнее относить к смерти от & quot-инфекционных болезней, специфичных для перинатального периода& quot-.
Необходимо отметить, что у мертворожденных детей респираторный дистресс-синдром (РДС) -& quot-болезнь гиалиновых мембран& quot- - не может развиться. В морфологической картине легких у мертворожденных детей гиалиновые мембраны не наблюдаются. Кроме того, фиксация в истории родов отсутствия сердцебиений и дыхания при рождении ребенка является основным критерием мертво-рождения. Следовательно, диагноз & quot-дыхательные нарушения& quot- в качестве причины мертворождения можно признать противоречивым и нуждающимся в обсуждении.
При преждевременном родоразрешении (& gt- 1000 г) ПС от ДН регистрируется в 20 раз чаще, чем при своевременных родах. Не вызывает сомнения, что вероятность смерти от ДН обратно пропорциональна гестационному возрасту ребенка [3, 6]. Проблема профилактики и коррекции ДН выходит далеко за рамки перинатального периода. РДС, перенесенный в раннем неонатальном возрасте, занимает 1-е место в структуре причин младенческой смертности (20%) и хронической заболеваемости в детском возрасте (до 40%) [1, 4]. Зарубежные эксперты, проводящие медицинский аудит, считают ПС от ДН у детей, рожденных после 27 нед беременности, предотвратимой и обусловленной неоптимальным качеством помощи [6]. В нашей стране перинатальные потери по причине ДН наиболее высоки в СКФО — 3,29% (более чем в 3 раза превышают средние). В ДВФО этот показатель также выше среднего — 1,78%. Минимальные показатели в СЗФО — 0,42% и УФО — 0,67% (табл. 2).
Среди состояний, явившихся факторами риска ПС от ДН, 1-е место занимает & quot-патология беременности& quot- -27,6%. В российских регионах (2010) была зарегистрирована различная частота данного фактора риска потерь от ДН. Максимальный показатель в СКФО 76,3%. Показатель, также значительно отличающийся от среднего, был отмечен в ДВФО — 39,5% [3]. Высокая частота & quot-патологии беременности& quot-, явившейся в ряде регионов основной причиной перинатальных потерь от ДН, свидетельствует о неоптимальном качестве акушерской помощи как в амбулаторных, так и в стационарных условиях (несоблюдение приказа № 808н от 02. 10. 09 & quot-Об утверждении порядка оказа-
ния акушерско-гинекологической медицинской помощи& quot-). Следует отметить, что по официальным данным в СКФО и ДВФО доля женщин, получивших антенатальную помощь с I триместра беременности, была ниже, чем в среднем по РФ (83%) и составила в СКФО 78%, в ДВФО 79%. Минимальный уровень & quot-патологии беременности& quot- в качестве основной причины потерь от ДН был зарегистрирован в УФО (3,6%). Следовательно, организация антенатальной медицинской помощи в данном регионе (УФО) может служить целевым индикатором качества при оценке организации помощи по профилактике перинатальных потерь.
Кроме того, заслуживает внимания, что & quot-причина со стороны матери не установлена& quot- была зарегистрирована в 27% случаев ПС от ДН. (Среди всех причин ПС частота данного фактора аналогичная — 27,3%.) Возможно, часть этих случаев имеет генетическую обусловленность (дефицит выработки сурфактанта легкими плода при мутации генов SFTPB, SFTBC) [5]. Максимальные показатели, характеризующие данный фактор риска ПС от ДН, отмечались в ЦФО (67,6%) и СЗФО (55,8%). Эти регионы обладают значительной научной базой, технологическими возможностями и благоприятными условиями для повышения квалификации медицинского персонала, что позволяет более эффективно влиять на & quot-установленные причины& quot-. Минимальная частота & quot-причин, со стороны матери не установленных& quot- регистрировалась по СКФО (11%) и ДВФО (10,8%). Это свидетельствует о наличии резервов снижения частоты ДН, возникающих вследствие факторов & quot-неустановленных"- - идентифицируемых, а следовательно, более управляемых. Столь очевидные региональные различия уровня и причин перинатальных потерь требуют контроля статистической регистрации всей экстрагенитальной и акушерско-гинекологической патологии матери, ее корректности.
& quot-Экстрагенитальная патология матери& quot- в структуре причин перинатальных потерь при ДН составила 15,02%. В большинстве регионов данное состояние имеет более высокую долю (до 24−25%) среди причин ПС от ДН [3, 6]. У матерей, страдающих СД, дети имеют повышенный риск развития РДС. Наименьшая доля & quot-экстрагенитальной патологии& quot- выявлялась в СКФО (8,5%).
& quot-Осложнения родов& quot- составили незначительную долю в структуре причин смерти от ДН в перинатальном периоде, в среднем по РФ 3,9%. Высокий показатель зарегистрирован в ДВФО (7,2%), в регионе с наибольшей долей родоразрешений путем кесарева сечения — 230,4% (при среднем показателе 219%, а в ряде регионов менее 173%). Среди факторов риска ДН следует отметить: избыточную седацию матери в родах, пре-, интранатальную аспирацию плодом амниотической жидкости или крови. Кроме того, среди причин развития ДН выделяют кесарево сечение, назначаемое до начала родовой деятельности [3, 4]. Заслуживает внимания тот факт, что к 2010 г. в ДВФО, на территории которого произошло 81 648 родов, действовал лишь один перинатальный центр (ПЦ). Для сравнения в СЗФО, регионе, где осложнения родов являлись причиной ПС от
ДН лишь в 2,7% случаев, функционировало 6 ПЦ (соотношение 1 ПЦ на 24 945 родов).
& quot-Инфекционные заболевания матери& quot- в структуре причин ПС от ДН составили 3,25% в среднем по РФ. (Невысокая доля данного фактора риска в генезе смерти от ДН в перинатальном периоде подтверждается результатами многих исследований, отмечавших, что хронический инфекционный процесс у матери является фактором, стимулирующим созревание клеток, ответственных за выработку сурфактанта у плода.) Минимальная доля данного состояния отмечена в СЗФО (0,31%), что демонстрирует эффективность совершенствования мер антенатальной профилактики.
В российских регионах гипоксия и асфиксия плода привели к 7414 случаям ПС — 4,12% (2010). В структуре причин ПС данная патология занимает 1-е место и составляет 56,2%, в том числе при РНС 19,5%, а среди причин мертворождения — 81%. Профилактика, диагностика и коррекция перенесенной внутриутробной, интра- и постнатальной гипоксии является как клинически, так и социально и экономически значимыми проблемами.
Гипоксия, перенесенная в перинатальном периоде, занимает одно из первых мест среди причин детской заболеваемости и инвалидности [6]. Отмечается повышенный риск развития церебральных дисфункций, когнитивных и сенсорных (зрительных и слуховых) нарушений. При катамнестическом наблюдении выявляется, что до 65−75% детей, имеющих отклонения в нервно-психическом развитии, перенесли тяжелую и среднетяжелую перинатальную гипоксию. По данным ВОЗ (2010), ежегодно регистрируется 904 тыс. случаев ПС по причине гипоксии, а также 42 млн лет DALY-disability adjusted life years (количество утраченных лет жизни с поправкой на длительность инва-лидизации) [3]. Более 35% инвалидов с детства имели в анамнезе хроническую и/или острую внутриутробную гипоксию [2]. Наиболее высокий уровень ПС по причине внутриутробной гипоксии и асфиксии в родах был зарегистрирован в ДВФО — 4,97%. минимальная частота гипоксии в качестве основной причины перинатальной смерти регистрировалась по СКФО — 2,99%. Данные по другим регионам различаются незначительно и сравнимы со средними по РФ (4,12%). Критической оценки заслуживает организация акушерской помощи в ДВФО, где отмечается самый высокий из регионов РФ уровень мертво-рождаемости — 5,32% (РФ 4,62%) (табл. 3).
из факторов риска ПС от гипоксии почти в половине (47,34%) случаев регистрировалась & quot-патология/ аномалии плаценты, пуповины, матки& quot- (по данным зарубежных исследователей, доля данной патологии в структуре ПС колеблется от 1/3 до ½ [6, 8]. В большинстве регионов РФ доля данной патологии не отличалась от среднего показателя. Однако в ряде субъектов показатель был значительно ниже: в СКФО 36,2%, в ДВФО 36,6%. Это следует считать свидетельством преобладания в структуре причин ПС от гипоксии иных, более предотвратимых патологических состояний [6].
& quot-Причина со стороны матери не установлена& quot- была зарегистрирована в 23,4% случаев ПС от гипок-
Таблица 3
Состояния, явившиеся причинами перинатальных потерь от внутриутробной гипоксии и асфиксии в родах в регионах Рф в 2010 г.
Показатель и причины РФ ЦФО СЗФО ЮФО СКФО ПФО УФО СФО ДВФО
Показатель П С, % 4,12 4,02 4,05 4,20 2,99 4,38 3,97 4,45 4,97
Патология плаценты, пуповины, матки, % 47,34 47,4 45,7 49,7 36,2 50,1 51,3 49,2 36,6
Причина не установлена, % 23,4 34,2 17,1 27,0 14,5 23,1 31,2 14,5 8,9
Экстрагенитальная патология матери, % 11,2 4,7 27,7 9,5 15,5 9,32 5,0 18,9 15,9
Патология беременности, % 8,44 6,21 7,6 2,76 20,76 10,5 2,52 6,34 20,97
Аномалии хориона и амниона, % 3,4 2,53 3,26 4,93 5,32 4 4,1 1,64 0,97
Инфекционные и паразитарные заболевания, % 3,4 2,6 1,75 3,0 3,68 0,91 3,1 5,8 12,5
Осложнения родов, % 1,6 1,6 1,9 2,3 3,3 1,35 1,3 0,99 1,2
Вредные влияния, передающиеся через плаценту, % 0,9 0,55 1,43 0,43 0,2 0,4 1,2 1,64 2,65
Аномалии предлежания плода, % 0,22 0,23 0,32 0,28 0,4 0,25 0,3 0,2 0,5
сии. Максимальные показатели отмечены по ЦФО (34,2%) и УФО (31,2%). В данных регионах доля антенатальных потерь в структуре мертворождений была выше средней по РФ (83%) и составляла 85,2 и 88,5% соответственно. Это свидетельствует о преобладании среди причин ПС в этих регионах менее управляемых факторов — антенатальных. Наименьшая доля & quot-неустановленной причины& quot- гипоксии плода и новорожденного, приведшей к пс, отмечалась в ДВФО (8,9%), где антенатальные потери фиксировались реже, чем в других регионах, и составляли 78% от всех случаев мертворождения. Это указывает на недостаточное внимание к диагностическим критериям риска развития гипоксии и низкую доступность современных технологий обследования беременных женщин.
& quot-Экстрагенитальная патология матери& quot- - & quot-болезни, не связанные с беременностью& quot- - в качестве причины пс от гипоксии в российских регионах отмечалась в среднем в 11,2%, занимая 3-е место. Обращает на себя внимание, что в СЗФО, регионе с уровнем ПС (6,3%) ниже среднего (РФ 7,37%), экстрагени-тальная патология как причина перинатальных потерь от гипоксии регистрировалась значительно чаще (27,7%). Это может быть отражением более старшего среднего возраста рожениц — 32,7 ± 0,3 года (в РФ 28,2 ± 0,7 года), так и показателем более высоких диагностических возможностей. Другой класс материнских болезней, риск которых в развитии гипоксии все возрастает, — наследственные тромбофилии, такие как мутация фактора V Лейдена. Наследственные ги-перкоагулопатии также имеют значение в патогенезе гипоксических поражений мозга плода [5]. В то же время в УФО и ЦФО, регионах, обладающих значи-
тельной научной и клинической базой, частота & quot-экстрагенитальной патологии& quot- составила 5 и 4,7% соответственно.
& quot-Патология беременности& quot- явилась причиной ПС от гипоксии в 8,44% случаев. Хроническая внутриутробная гипоксия развивается в результате снижения плацентарного кровотока. К факторам риска относят преэклампсию, гипертен-зивные осложнения беременности. Наиболее часто & quot-патологии беременности& quot- регистрировались в СКФО и ДВФО — 21%. Эти данные указывают на наличие резервов совершенствования медицинской помощи при ведении беременности, в том числе за счет своевременного направления на госпитализацию в учреждения, где организованы условия для оказания необходимой помощи беременной, роженице и ее ребенку. Наименьшая частота & quot-патологии беременности& quot- в качестве причины ПС от гипоксии отмечалась в УФО (2,52%), регионе с высокой обеспеченностью родовспомогательными учреждениями 3-го уровня. (В УФО в 2010 г. функционировали 6 ПЦ и 2 центра планирования семьи и репродукции.) Необходимо подчеркнуть, что в УФО показатель ПС составил 6,24% (самый низкий по РФ в 2010 г.).
& quot-Осложнения, аномалии родовой деятельности послужили причиной перинатальных потерь от гипоксии лишь в 1,8% случаев. Снижение доли этого управляемого фактора риска ПС было достигнуто благодаря внедрению разработанных протоколов ведения родов при ряде клинических ситуаций, а также совершенствованию технологий реанимации и интенсивной терапии в раннем неонатальном периоде (приказы № 808н и 409н). Показатель & quot-осложнений родов& quot- в качестве причины ПС от гипоксии, в 2 раза превышающий средний (3,7%), регистрировался в СкФО — регионе, для которого характерна самая низкая частота родоразрешения путем операции кесарева сечения — 173% (при среднем по РФ 219,6%).
& quot-Вредные влияния, передающиеся через плаценту& quot- отмечены в 0,9% случаев ПС от гипоксии. Более часто эта причина выявлялась в ДВФО (2,65%), что может свидетельствовать о проблемах с экологической обстановкой в регионе, а также неоптимально организованной первичной профилактике и информированности пациенток по вопросам здорового образа жизни, о проблемах, связанных с употреблением алкоголя и иных токсинов [7].
Д. А. Новикова, Е. Н. Арсеньева
Таким образом, аналитические данные о современном состоянии проблемы перинатальных потерь, полученные при изучении частоты и структуры медицинских факторов риска ПС в регионах с разными медико-технологическими, социальными и экономическими условиями, могут способствовать оптимизации мер перинатальной профилактики на разных этапах и уровнях системы охраны здоровья матери и ребенка.
Оценивая патогенетическую значимость различных патологических состояний, следует отметить, что дифференцировать роль и влияние клинических факторов от организационных, управляемых и неуправляемых рисков в режиме реального времени достаточно сложно, поскольку их воздействие часто является комплексным и одновременным. Общая динамика снижения ПС в нашей стране демонстрирует результативность мер, воздействующих на управляемые — организационно-медицинские причины, и одновременно недостаточную эффективность воздействий на неуправляемые на уровне медицины и здравоохранения факторы риска — неравномерную плотность населения, финансовое положение территорий, этнические традиции.
ЛИТЕРАТУРА
1. Кулаков В. И., Орджоникидзе Н. В. и др. Беременность и роды при аномалиях развития. Информационное письмо. — М., 2008.
2. Яковлева Т. В., Баранов А. А. Государственная политика в области охраны здоровья детей: проблемы и задачи // Вопр. соврем. педиат. — 2009. — № 2. — С. 3−7.
3. Hjalmarson O., Sandberg K. L. Effect of antenatal corticosteroid treatment on lung function in full-term newborn infants // Neonatology. — 2011. — Vol. 100, N 1. — P. 32−36.
4. Horbar J. D, SoilR. F., Edwards W. H. The Vermont Oxford Network: a community of practice // Clin. Perinatal. — 2010. — Vol. 37. — P. 29−47.
5. Kumar Abbas, Mitchel Fausto // Robbins basic pathology. — 8-th ed. — 2008. — P. 257−278.
6. Merliadi V., Gonzales R. Reducing neonatal mortality is possible // Neonatology. — 2011. — Vol. 99. — P. 250−257.
7. The Supplementation with Multiple Micronutrients Intervention Trial (SUMMIT) Steady Group. Effect of maternal multiple micronutrients supplementation on fetal loss and infant death. A double-blind cluster-randomized trial // Lancet. — 2008. — Vol. 371. — P. 215−227.
8. WHO: Basic newborn resuscitation. Practical guide. — Geneva: WHO, 2010.
Поступила 17. 05. 12
Сведения об авторах:
Сорокина Зимфира Халиулловна, доктор мед. наук, ст. науч. сотр. отдела медико-социальных исследований Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. В. И. Кулакова- Ря-бинкина Ирина Николаевна, науч. сотр. отдела медико-социальных исследований Научного центра акушерства, гинекологии и перина-тологии им. В. И. Кулакова.
© Д. А. НОВИКОВА, Е. Н. АРСЕНЬЕВА, 2012 УДК 616. 831−005. 4−053. 31−08−07
Д. А. Новикова, Е. Н. Арсеньева
влияние комплексной терапии на содержание нейротрофических факторов у новорожденных детей с церебральной ишемией
Научный центр здоровья детей РАМН, 119 991, Москва, Ломоносовский просп., 2/62
Представлены данные об изменениях сывороточной концентрации мозгового нейротрофического фактора (BDNF) и белка S-100fi у новорожденных детей с перинатальным поражением нервной системы на фоне комплексной терапии. Установлено, что концентрации BDNF существенно уменьшены у детей с гипоксическим поражением головного мозга. У детей с гипоксическими изменениями уровень S-100fi был увеличен. Стандартная комплексная терапия сопровождалась значимым увеличением концентраций BDNF и снижением уровней белка S-100fiу новорожденных детей. Введение в комплекс лечебных мероприятий препарата Семакс позитивно влияет на клиническое течение церебральной ишемии и сопровождается выраженным увеличением концентраций BDNF в сыворотке крови новорожденных детей.
Ключевые слова: церебральная ишемия у новорожденных детей, нейротрофины, препарат Семакс D.A. Novikova, E. N. Arsenieva
Effect of combined therapy for the maintenance of neurotrophic factors in newborn infants with cerebral ischemia FEDERAL STATE BUDGETARY INSTITUTION & quot-SCIENTIFIC CENTRE OF CHILD HEALTHCARE& quot- OF THE RUSSIAN ACADEMY OF MEDICAL SCIENCES, 2/62, LOMONOSOV AVENUE, MOSCOW, 119 991
The data on changes in serum concentrations of brain-derived neurotrophic factor (BDNF) and protein S100 in newborns with perinatal lesions of the nervous system on the background of the complex therapy have been presented. Concentrations of BDNF were found to be significantly reduced in infants with hypoxic brain damage. In children with hypoxic changes levels of S-100B were increased. The standard combined therapy was accompanied by a significant increase in the concentrations of BDNF and a decrease of protein S-100B levels in newborn infants. Introduction the drug Semax into the complex treatment positive affects on the clinical course of cerebral ischemia and is accompanied by a pronounced increase in the concentrations of BDNF in the blood serum of newborns.
Key words: cerebral ischemia in newborns, neurotrophins, the drug Semax

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой