Анализ прокурором материалов уголовного дела: понятие и содержание деятельности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Норец Алина Михайловна
преподаватель кафедры уголовного процесса Краснодарского университета МВД России (e-mail: alinamixailovna@yandex. ru)
Анализ прокурором материалов уголовного дела: понятие и содержание деятельности
В статье рассматривается категориальный аппарат исследования вопроса анализа прокурором материалов уголовного дела. Дается авторское определение указанной деятельности и раскрывается ее содержание во взаимосвязи с прокурорской деятельностью при осуществлении надзора и уголовного преследования. Анализируются функции прокурора, определяется соотношение надзора и уголовного преследования.
Ключевые слова: криминалистический анализ, анализ уголовного дела, прокурор, функции прокурора, прокурорский надзор, уголовное преследование.
A.M. Norec, Lecturer of the Chair of Criminal Procedure of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia- e-mail: alinamixailovna@yandex. ru
Analysis by the prosecutor of the materials of the criminal case: the concept and content of the activities
The article discusses the categorical apparatus for the study analysis by the prosecutor of the criminal case. Given the author'-s definition of specified activity and reveals its content in relation to prosecution work during the supervision and prosecution. Analyzed the functions of the prosecutor, determined the ratio of supervision and criminal prosecution.
Key words: forensic analysis, analysis of the criminal case, prosecutor, functions of the prosecutor, prosecutor'-s supervision, criminal prosecution.
В научной литературе анализ принято считать основным методом эмпирического изучения любой информации путем разложения объекта на составные части, каждая из которых тщательно изучается.
Различным аспектам использования анализа и других методов научного познания посвящено немало научных трудов, значительная часть из которых в области уголовного судопроизводства посвящена теоретико-прикладным вопросам применения криминалистического анализа (криминалистической диагностики, криминалистического распознавания, сравнительного анализа, связанного с модельной информацией) в правоприменительной практике [1- 2- 3].
Так, по мнению В. Г. Коломацкого, содержание криминалистического анализа составляют «исследование и оценка методами, средствами и познавательными технологиями криминалистики всей совокупности информации о факте (действии, событии), предположительно содержащем признаки деяния, определенного уголовным законом как преступление, а также личности лица, совершившего деяние, и причинно-следственной связи действий субъекта с наступившими социально опасными послед-
ствиями» [4, с. 240]. При этом В. Г. Коломацкий отмечает возможность использования криминалистического анализа в оперативно-розыскной деятельности, в действиях со стороны обвинения и защиты при судебном рассмотрении уголовных дел, а также в гражданском и административном судопроизводстве [4, с. 243].
Н. П. Кириллова и С. П. Кушниренко, считая, что специфика применения метода криминалистического распознавания определяется комплексом задач, решаемых субъектами на различных уровнях познания преступления, отмечают, что указанный метод может и должен быть использован не только для выявления преступлений, но и при расследовании, проведении общенадзорных прокурорских проверок, а также при поддержании государственного обвинения в суде [5, с. 112−114].
Авторы монографии «Криминалистический анализ и оценка прокурором материалов уголовного дела» [6, с. 16], считая недопустимым игнорирование проблем прокурорской деятельности в досудебном производстве, связанных как с недостаточным владением прокурорами частными методиками расследования преступлений, так и отсутствием у подавля-
88
ющей части прокурорских работников (преимущественно с небольшим стажем работы в органах прокуратуры) личного опыта организации расследования преступлений и участия в их расследовании, приходят к справедливому выводу, что деятельность прокурора в досудебном производстве также имеет отношение к решению поисково-познавательных задач с использованием рекомендаций, разработанных криминалистической наукой.
Проведенное исследование позволило прийти к выводу, что большинство ученых сегодня осознает необходимость и целесообразность применения метода криминалистического анализа (криминалистического распознавания, сравнительного анализа, связанного с модельной информацией) не только в следственной, оперативно-розыскной, экспертной, судебной, но и прокурорской практике.
Действительно, не владея криминалистическими знаниями, прокурор не сможет оценить полноту и всесторонность расследования, законность принимаемых решений и, следовательно, соответствующим образом, с использованием своих полномочий, отреагировать, в том числе и путем дачи указаний по конкретному уголовному делу.
Так, например, в соответствии с ч. 1 ст. 214 УПК РФ, признав постановление руководителя следственного органа или следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного органа. Аналогичное предписание содержит и ч. 1.1 ст. 211 УПК РФ в случае отмены прокурором постановления о приостановлении производства по уголовному делу. Вне всякого сомнения указания прокурора в этих случаях будут иметь положительный эффект только тогда, когда он сам в достаточной мере владеет криминалистическими знаниями о тактике и методике расследования того или иного преступления.
В связи с этим следует согласиться с В. Н. Исаенко, который указал на недопустимость игнорирования того, что деятельность прокурора в досудебном производстве сопряжена с выяснением не только того, насколько соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона выполненные следователями (дознавателями) следственные действия и
принятые ими процессуальные решения, но и насколько оптимально осуществлялась эта деятельность, использовались ли в ходе предварительного расследования непроцессуальные средства, в том числе криминалистические рекомендации [7, с. 10].
Вместе с тем, понимая и принимая во внимание необходимость владения прокурором криминалистическими знаниями при анализе материалов уголовного дела, считаем спорным утверждение авторов упомянутой выше монографии о том, что он (анализ) заключается в сочетании уголовно-процессуального и криминалистического аспектов [6, с. 12].
Представляется, что, анализируя материалы уголовного дела, прокурор, помимо знаний в области уголовного процесса и криминалистики, должен владеть знаниями в области уголовного права (оценка правильности квалификации), оперативно-розыскной деятельности (при оценке допустимости использования результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе расследования), гражданского права (например, при решении вопросов, связанных с гражданским иском), об особенностях законодательного регулирования тех отношений, в сфере действия которых было совершено преступление (например, анализ материалов уголовного дела о незаконной банковской деятельности требует знаний банковского дела и т. п.), и во многих других областях.
Таким образом, следует прийти к выводу, что анализ прокурором материалов уголовного дела носит разносторонний, т. е. комплексный характер. На данный факт обратил внимание и Генеральный прокурор в п. 10 приказа от 2 июня 2011 г. № 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия», обязав прокуроров осуществлять комплексный анализ материалов процессуальной и оперативно-розыскной деятельности при оценке полноты расследования по делам, приостановленным производством по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ [8].
Поскольку уголовно-процессуальный закон (ч. 1 ст. 37) возложил на прокурора осуществление функций уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, закономерен вопрос о том, что же является целью и предметом анализа прокурором материалов уголовного дела. Представляется, что закономерным решением этого вопроса будет определение предмета
89
и цели анализа через определение предмета надзора и уголовного преследования.
Поскольку предметом прокурорского надзора в досудебном производстве являются соблюдение прав и свобод человека и гражданина, соблюдение установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, проведения расследования, законность и обоснованность принятых органами предварительного расследования решений, то, следовательно, предметом осуществляемого прокурором анализа материалов уголовного дела выступает соответствующая деятельность органов предварительного расследования, как непосредственная — при производстве следственных и иных процессуальных действий, так и ее результаты в виде соответствующих процессуальных документов.
Помимо функции прокурорского надзора, ст. 21 УПК РФ возлагает обязанность по осуществлению уголовного преследования от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения на прокурора, следователя, дознавателя, обязывая их в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. При этом под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, заключающаяся в принятии мер по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). Данные положения закона не оставляют сомнения в том, что прокурор в уголовном судопроизводстве, в том числе и в досудебном, осуществляет функцию уголовного преследования, используя предусмотренные законом полномочия. В этой связи следует не согласиться с Н. В. Булановой, считающей, что прокурор не уполномочен лично осуществлять уголовное преследование, а вправе принимать решения, которые направлены на инициирование и/или активизацию деятельности органов предварительного расследования по осуществлению уголовного преследования [9, с. 53].
Представляется, что прокурор, хотя и не обладая правом предварительного расследования преступлений, но истребуя и проверяя законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела, принимая по ним решения, возвращая уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий
обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления и устранения выявленных недостатков и используя иные предоставленные законом полномочия, таким образом, принимает меры по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, и, следовательно, осуществляет уголовное преследование в досудебном производстве.
Аналогичной позиции придерживается и Конституционный Суд в ряде своих решений [10], считая, что поскольку уголовное преследование от имени государства по делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляет прокурор, следователь, орган дознания или дознаватель, то на реализацию целей уголовного преследования и направлены полномочия прокурора, в том числе отменять незаконные или необоснованные постановления дознавателя, истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и принимать по ним решение в соответствии с УПК РФ, в частности об их отмене (п. 5.1 и п. 6 ч. 2 ст. 37, ст. 140 и ст. 146−148 УПК РФ).
Не вдаваясь глубоко в научную дискуссию о функциях (направлениях деятельности) прокурора, поскольку это не является предметом настоящего исследования, отметим следующее. Проведенный анализ научных воззрений на виды и содержание функций прокурора в уголовном судопроизводстве позволил прийти к выводу, что, несмотря на существенное расхождение позиций ученых, начиная от утверждения, что единственной функцией прокурора является уголовное преследование [11, с. 44−45], и заканчивая полным отрицанием этой функции [12, с. 68], подавляющее большинство как ученых, так и опрошенных нами прокуроров и следователей (80% и 55% соответственно) придерживаются позиции о реализации прокурором во взаимном сочетании как функции прокурорского надзора, так и функции уголовного преследования, не выделяя главенствующую среди них.
Беря за основу данное положение, отметим, что деятельность прокурора, как и деятельность органов предварительного расследования, не может быть самоцелью либо не иметь цели. Представляется, что прокурор в своей деятельности (как и органы предварительного расследования и суд) должен стремиться к выполнению назначения уголовного судопроизводства, указанного в ст. 6 УПК РФ, а именно: защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
90
1. Данилова Н. А. Криминалистический анализ предпринимательской деятельности. СПб., 1997.
2. Корухов Ю. Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М, 1998.
3. Седова Т. А. Криминалистическое распознавание как научная теория и прикладной метод // Проблемы криминалистического распознавания: материалы Всерос. науч. -практ. конф., 23 апр. 1999 г. Иркутск, 1999. С. 19−23.
4. Коломацкий В. Г. Концепция учения о криминалистическом анализе // Ученые-криминалисты и их роль в совершенствовании научных основ уголовного судопроизводства: материалы вузовской юбилейной науч. -практ. конф., посвященной 85-летию со дня рождения профессора Р. С. Белкина и юбилеям его учеников, 25−26 окт. 2007 г. М, 2007. Ч. 1. С. 240−245.
5. Кириллова Н. П., Кушниренко С. П. Использование метода криминалистического распознавания в борьбе с преступлениями, совершаемыми в сфере кредитования // Проблемы криминалистического распознавания: материалы Всерос. науч. -практ. конф., 23 апр. 1999 г. Иркутск, 1999. С. 112−114.
6. Данилова H.A., Исаенко В. Н., Коршунова О. Н., Николаева Т. Г. Криминалистический анализ и оценка прокурором материалов уголовного дела. М, 2013.
7. Исаенко В. Н. О методике прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений // Законность. 2012. № 7. С. 10−14.
8. Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия: приказ Генпрокуратуры России от 2 июня 2011 г. № 162 // Законность. 2011. № 11.
9. Буланова Н. В. Прокурор в досудебных стадиях уголовного судопроизводства Российской Федерации. М., 2015.
10. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пегишева Александра Игоревича на нарушение его конституционных прав пунктами 5.1 и 6 части второй статьи 37 и частью шестой статьи 148 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда Р Ф от 16 июля 2015 г. № 1550−0. Доступ из справ. правовой системы «Консуль-тантПлюс».
11. Лазарева В. А. Прокурор в уголовном процессе. Самара, 2010.
12. Стрельников В. В. К вопросу об осуществлении прокуратурой уголовного преследования // Право и собственность. 2012. № 1. С. 61−70.
1. Danilova N.A. Forensic analysis of business activity. St. Petersburg, 1997.
2. Koruhov Yu.G. Forensic diagnosis in the investigation of crimes. Moscow, 1998.
3. Sedova T.A. Forensic detection as a scientific theory and applied method // Problems of forensic pattern recognition: proc. of all-Russian sci. -pract. conf., Apr. 23, 1999. Irkutsk, 1999. P. 19−23.
4. Kolomatsky V.G. The concept of the doctrine of forensic analysis // Forensic scientists and their role in improving the scientific bases of criminal proceedings: proc. of the University of the jubilee sci. -pract. conf. devoted to 85th anniversary of the birth of professor R.S. Belkin and the anniversaries of his students, Oct. 25−26, 2007. Moscow, 2007. Pt. 1. P. 240−245.
5. Kirillova N.P., Kushnirenko S.P. The use of the forensic recognition in the fight against crimes in the sphere of insurance // Problems of forensic pattern recognition: proc. of all-Russian sci. -pract. conf., Apr. 23, 1999. Irkutsk, 1999. P. 112−114.
6. Danilova N.A., Isayenko V.N., Korshunova O.N., Nikolaeva T.G. Forensic analysis and evaluation by the prosecutor of the criminal case. Moscow, 2013.
7. Isayenko V.N. The methodology of prosecutor'-s supervision over the implementation of laws at investigation of crimes // Legality. 2012. № 7. P. 10−14.
8. On the organization of prosecutor supervision over the procedural activities of preliminary investigation bodies: order of the Prosecutor General'-s Office of Russia d.d. June 2, 2011 № 162 // Legality. 2011. № 11.
9. Bulanova N.V. The prosecutor in pre-trial stages of criminal proceedings of the Russian Federation. Moscow, 2015.
10. About refusal in admission for consideration of the complaint of the citizen Pegishev Alexandr Igorevih about violation of his constitutional rights by paragraphs 5.1 and 6 of article 37 and part VI of article 148 of the Criminal procedure code of the Russian Federation: determination of the Constitutional Court of the Russian Federation d.d. July 16, 2015 № 1550−0. Access from legal reference system «ConsultantPlus».
11. Lazareva V.A. The prosecutor in the criminal process. Samara, 2010.
12. Strelnikov V.V. To the question of implementation by office of public prosecutor of criminal prosecution // Law and property. 2012. № 1. P. 61−70.
91

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой