Пленарное заседание 14 декабря 1965 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http: //sbornik. lib. smr. ru/
ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НАУЧНОЙ СЕССИИ, ПОСВЯЩЕННОЙ 60-летию РЕВОЛЮЦИИ 1905−1907 гг. В РОССИИ
14 декабря 1965 г.
Председатель А. Я. Аврех
Волин М. С. (Москва). Учение Ленина о гегемонии пролетариата в революции 1905 —
1907 гг.
Когда изучаешь ленинское научное наследие в период после Первой русской революции, видишь, что по мере перехода от статьи к статье, от выступления к выступлению их темой является проблема гегемонии пролетариата. Можно сказать без преувеличения, что под углом зрения этой проблемы Ленин рассматривал весь многообразный опыт Первой русской революции и различные теоретические и политические проблемы, встававшие в ее ходе перед марксистской партией рабочего класса. Я отмечу лишь несколько моментов, которые обусловили включение этой проблемы в общую проблематику ленинских теоретических произведений. Прежде всего, речь идет о развитии самой марксистской теории. Никто лучше, чем Ленин, не понимал, как тесно теория связана с практикой и как она обогащается практикой.
Первая русская революция происходила в стране, которая в известном смысле слова представляла собой модель всего тогдашнего мира, причем здесь переплетались антифеодальная, антикапиталистическая и национальноосвободительная борьба народных масс с царизмом, помещиками и буржуазией. Выдающаяся роль в ней рабочего класса в масштабе всей страны позволила ему реально бороться за то, чтобы стать главной ударной силой и вождем всего народа, т. е. гегемоном освободительного движения в России в начале ХХ в.
Далее докладчик обратил особое внимание на два вопроса: 1) массовая революционная стачка — важнейший рычаг завоевания гегемонии пролетариата, т.к. именно в ее ходе рабочий класс может реализовать и свою функцию гегемона —
— 10 —
XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http: //sbornik. lib. smr. ru/
примера для подражания и «учителя» в области социальной борьбы и 2) роль рабочей партии, без которой влияние пролетариата на другие социальные слои осталось бы им самим не осознанным и не смогло бы реализоваться.
К проблеме гегемонии пролетариата Ленин обращался не только на материалах революции 1905−1907 гг., но и на материалах 1910−1914 гг., т.к. проблема гегемонии после периода реакции встала с особой остротой и силой во время нового революционного подъема. О проблеме гегемонии историки пролетариата должны помнить всегда, ибо ее завоевание и удержание в руках пролетариата — это ключ к подготовке победы революции.
Черменский Е. Д. (Москва). «Боязнь власти» у русской либеральной буржуазии в
период революции 1905−1907 гг.
Я в своем выступлении коснусь только вопроса о так называемой «боязни власти» у русской либеральной буржуазии. Эта проблема была поставлена Лениным в полемике с А. С. Изгоевым, утверждавшим, что место «падающего» класса всегда стремится занять другой класс. Ленин писал: «Не всегда, г. Изгоев. Бывает так, что оба класса, и падающий и & quot-стремящийся"-, изрядно уже прогнили — один больше, другой меньше, конечно, но все же оба изрядно прогнили… Чувствуя эту свою гнилость, & quot-стремящийся"- вперед класс боится сделать шаг вперед, а ежели делает, то… торопится сделать два шага назад. Бывает такая либеральная буржуазия…, которая боится & quot-занять место& quot- падающего класса, а все усилия направляет на то, чтобы & quot-разделить место& quot- или, вернее, получить местечко хотя бы в лакейской, — но. не доводить. до & quot-падения"-«1.
В начале 1906 г. имела место первая попытка образовать конституционный кабинет в России с участием общественных деятелей — переговоры премьера С. Ю. Витте с лидерами буржуазных партий, которые были прекращены из-за отказа либеральной буржуазии войти в правительство. Мне кажется, что этот отказ свидетельствует о политической дряблости русской либеральной буржуазии, о ее боязни занять место падающего класса. Она предпочитала оставить бразды правления в руках царской бюрократии, готовой пойти на некоторые уступки. Известно, что важнейшим вопросом политической жизни страны в начале 1906 г. был вопрос о бойкоте или участии в Государственной думе. При этом не только в революционной партии, но и в либеральных кругах было широко распространено представление о том, что избирательный закон 11 декабря 1905 г. дает наибольшие шансы реакционным силам, что Первая дума будет черносотенной.
1 Ленин В. И. Заметки // Полн. собр. соч. Т. 20. С. 154.
— 11 —
XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http: //sbornik. lib. smr. ru/
Революционные партии на этом основании высказывались за бойкот выборов, а либеральные — напротив, даже под угрозой несомненного поражения, полагали, что партия не может и не должна отказываться от участия в выборах, так как ей предстоит «в этом случае еще более благородная роль — политической оппозиции».
На II съезде кадетской партии в январе 1906 г. ее лидер П. Н. Милюков высказал мнение, что оппозиция в Думу, видимо, попадет в незначительном числе, но это даже выгоднее для кадетов: ведь участие во власти изнашивает политическую партию скорее и больше, чем работа в правительстве.
Неожиданная победа кадетов на выборах I Думы, по словам члена их ЦК В. А. Маклакова, «затемнила» им зрение, внушила иллюзию собственной силы, и они чувствовали себя именинниками. Но, даже получив формально право говорить в Думе от имени народа, на III съезде кадетов в апреле 1906 г. Милюков снова повторил, что роль оппозиции более благодарна и больше им улыбается.
Я хотел бы сказать, что эта боязнь власти, которая была имманентной чертой русской буржуазии, начиная с 1905 г. до Февральской революции 1917 г., объяснялась сознанием своей социально-политической изолированности от народа и стремлением ограничить себя ролью лояльной оппозиции.
Иванов Л. М. (Москва). О расстановке сил осенью 1905 г. в связи с борьбой вокруг
Булыгинской думы.
Как известно, правительство перед принятием закона от 6 августа 1905 г. долго рассматривало совместно с представителями разных общественных слоев вопрос о возможных уступках с целью изменить соотношение сил в пользу самодержавия. Оно ставило и вопрос о времени опубликования этих документов, выбирая тот наиболее благоприятный, по его расчетам, ход событий, который мог бы, с точки зрения правительства и его ведущих чиновников, оказать наибольшее воздействие на ход либерализации самодержавного режима. Таким образом, опубликование манифеста осенью 1905 г. было прямо связано с развитием революции. С другой стороны, в докладе рассматривается поведение либеральной буржуазии, которая выдвинула требование всеобщего избирательного права при двухпалатной Государственной думе. Затем, после опубликования манифеста 6 августа о созыве Булыгинской думы как законосовещательного учреждения, которому предоставлялась «предварительная разработка и обсуждение законодательных предложений и рассмотрение росписи государственных доходов и расходов», ее позиции изменились: она приняла закон 6 августа и начала обсуждать вопрос о правах Думы и о превращении ее из совещательного органа в законодательный. И, наконец, большое место в докладе отводится вопросу о рабочей демократии,
— 12 —
XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http: //sbornik. lib. smr. ru/
которая хотела сорвать созыв Булыгинской думы и развить революцию вплоть до свержения самодержавия и созыва Учредительного собрания.
Единство рабочей демократии, которое наглядно обнаружилось осенью, было закреплено на междупартийной конференции 6−9 сентября 1905 г. Пока не нашлось документа, где точно были бы указаны даты ее проведения, а также персональный состав участников. Были представители российской, латышской, польской социал-демократии и представители Бунда, наиболее близко стоявшего к меньшевикам. Хотя конференция предложила единую тактику ответа на созыв Думы политическими стачками, демонстрациями и подготовкой к вооруженному восстанию, но попытка представителей ЦК РСДРП добиться выступления от ее имени с единым обращением в листовках за общими подписями не удалась. Тем не менее, она имела очень большое значение, т.к. призвала к сплочению рабочих всей страны, что проявилось в период сентябрьско-октябрьского движения. Выпали отсюда меньшевики, причем тактика «Искры» не получила полной поддержки среди их низовых организаций, что признавали и лидеры меньшевизма, однако ряд меньшевистских комитетов высказался в пользу бойкота, что позволило во время стачек повлиять им в интересах общей борьбы на тех рабочих, которые шли за ними. В период сентябрьских-октябрьских стачек и выступлений в стачечные комитеты, как правило, включены были представители обеих фракций РСДРП, а также Бунда и эсеры.
В период антидумской кампании, особенно в августе-октябре, наиболее остро встал, пожалуй, вопрос о влиянии революционной буржуазной демократии на крестьянство и на городские демократические слои трудовой интеллигенции, что имело колоссальное принципиальное значение. Как известно, лозунг бойкота Думы возник среди левого крыла буржуазной демократии, и это подорвало силы либеральной оппозиции, оставив ее без массовой опоры, на которую она рассчитывала, и лишив возможности маневра, что имело для нее большое значение во время тех переговоров, которые она вела с самодержавием. Поэтому понятно, что либеральная буржуазия в лице Союза освобождения и его лидеров, где особую роль играл Милюков, сделала все возможное, чтобы любыми средствами увлечь ее на позицию признания Думы. Со своей стороны пролетариат своими политическими уличными выступлениями в сентябре и октябре, направленными против политики самодержавия и буржуазии, толкал городские массы, в том числе и трудовую интеллигенцию, влево, на союз с рабочим классом, на активный бойкот Думы. Это было тем более возможно, что революционная городская буржуазная демократия, будучи лишенной избирательных прав, выступила, в противовес либеральной буржуазии, за всеобщее избирательное право. В тот период времени в известной мере произошел спад активности либеральной буржуазии, чему содействовала критика ее со стороны социал-демократии, в первую очередь большевиков. Они
— 13 —
XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http: //sbornik. lib. smr. ru/
критиковали либералов за их непоследовательность, шатания, уступчивость по отношению к самодержавию. Эта задача рабочим классом была выполнена, однако, не до конца.
Осенью 1905 г. события развернулись с поразительной быстротой. 6 августа публикуется манифест о созыве Думы, в сентябре происходит подъем движения в Москве, в октябре — всеобщая Всероссийская политическая стачка.
Такова, на мой взгляд, была обстановка в России осенью 1905 г., говорящая о возможности отвоевания у либеральной буржуазии и привлечения на сторону пролетариата широких масс народа.
Галузо П. Г. (Алма-Ата). Российская империя и ее колонии.
В интересах экономии времени я выделю только несколько узловых вопросов, причем первый из них — это проблема колоний Российской империи. Нужно сказать, что она у нас изучена крайне слабо, и мы имеем удивительный разнобой в оценках отдельных районов России: колонии они или нет. Этот разнобой мы можем обнаружить в курсах истории отдельных республик Советского Союза и даже в тезисах, которые представлены вашему вниманию для обсуждения на данной сессии. Я хочу в данном случае обратиться к Ленину. Напомню, что в ленинской работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» имеется сводная таблица колониальной системы мира, в том числе и строка, относящаяся к Российской империи. Там вы можете прочитать, что 17 миллионов квадратных километров территории царской России — это колонии, энное количество квадратных километров занимают угнетенные национальности и подсчитано их население. Если обратимся после этого к «Тетрадям по империализму», то можем наблюдать, как Ленин шаг за шагом накопил статистический материал и осмыслил его критически и, в конце концов, составил две сводных таблицы, которые по существу ничем не отличаются друг от друга, но в них имеется несколько уточнений количества площади и населения, в которых совершенно четко и ясно раскрывается колониальная система России.
Как она представлялась Ленину? Он насчитывал в Российской империи 5 колоний. Перечислю их. Это Сибирь, Средняя Азия, Бухара, Хива и Кавказ — 17 с четвертью миллионов квадратных километров. И Ленин не находит ни одной полуколонии в России, в том числе и ту самую Украину, которую некоторые товарищи считают возможным называть полуколонией. Но дальше идет его подсчет по угнетенным национальностям. И у Ленина, таким образом, проводятся резкие грани между колониями и угнетенными национальностями, причем колонии по населению занимают 57%, а Великороссия — 43%.
— 14 —
XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 1. Ч. II. Самара, 2013 URL: http: //sbornik. lib. smr. ru/
Теперь берем угнетенные национальности — Украину, Белоруссию, Прибалтику, Польшу, Финляндию, Поволжье, Северный Кавказ. Но спрашивается: а какие отношения складываются между этими пятью колониями и угнетенными национальностями? Иначе говоря, какие отношения между Украиной и этими колониями, Белоруссией и пятью колониями, Польшей и пятью колониями и т. д. И позвольте мне набраться смелости и сказать, что в эксплуатации этих колоний, в типичной и колониальной эксплуатации участвует не только Россия, но и угнетенные национальности. (Шум в зале). И этот факт обходить нельзя. А если мы его обходим (а многие его обходят), тогда совершенно непонятным делается целый ряд явлений в национальном движении среди угнетенных национальностей. Национальная буржуазия — украинская, белорусская, польская и т. д. вступает в противоречия с российской буржуазией на почве конкуренции и дележа добычи, но вместе с тем участвует и в эксплуатации российских колоний.
— 15 —

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой