Плоские морские ежи в прибрежье Приморья (японское море): распределение и ресурсы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2012
Известия ТИНРО
Том 171
УДК 593. 953(265. 54)
Е. М. Репина, Л. Г. Седова, Д.А. Соколенко*
Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр, 690 091, г. Владивосток, пер. Шевченко, 4
плоские морские ежи в прибрежье приморья (японское МОРЕ): РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И РЕСуРСы
В прибрежье Приморья стабильные поселения образуют три вида плоских морских ежей: Scaphechinus mirabilis, S. griseus и Echinarachnius parma — на глубинах от 1,2 до 24,0 м. Виды стеноэдафичны и приурочены исключительно к песчаным грунтам. Места их поселений обычно не перекрываются, но, имея сходные экологические и пищевые предпочтения, эти виды могут обитать и совместно, занимая различные горизонты в толще грунта. Наиболее значимые по площади и биомассе поселения плоских морских ежей отмечены в открытых прибойных акваториях от р. Туманной до бухты Троицы и в районе от мыса Красного до бухты Зеркальной. Наибольшие ресурсы теплолюбивого низкобореального вида S. mirabilis сосредоточены в юго-западной части зал. Петра Великого, амфибореального E. parma — севернее мыса Красного. S. griseus встречается повсеместно. В поселениях S. mirabilis, S. griseus и E. parma преобладают особи размером соответственно 50−70, 30−50 и 60−80 мм. Ресурсы трех видов плоских морских ежей на исследованной акватории Приморья составляют порядка 12 тыс. т, из которых 40% приходится на S. mirabilis.
ключевые слова: плоские морские ежи, Scaphechinus mirabilis, S. griseus, Echinarachnius parma, распределение, ресурсы, Японское море.
Repina E.M., Sedova L.G., Sokolenko D.A. Sand dollars in the coastal waters of Primorye (Japan Sea): distribution and resources // Izv. TINRO. — 2012. — Vol. 171. — P. 121−132.
Three species of sand sea dollars: Scaphechinus mirabilis, S. griseus, and Echinarachnius parma form stable aggregations in the coastal waters of Primorye at the depths from 1.2 to 24.0 m, exclusively on sandy grounds. Their settlements do not overlap usually, but these species are able to live together, as well, having similar environmental and dietary habits: in those cases the different species occupy different layers of the ground. The largest settlement of sand sea dollars is located in the surf zone of the open coast between the Tumannaya (Tuman) River mouth and Troitza Bay and between Cape Krasny and Zerkalnaya Bay. The bulk of S. mirabilis resources (low-boreal, thermophilic) is in the southwestern part of Peter the Great Bay, the resources of E. parma (amphiboreal) are concentrated mainly northward from Cape Krasny. S. griseus is found everywhere. The individuals of size 50−70, 30−50, and 60−80 mm dominate in the settlements of S. mirabilis, S. griseus and E. parma, respectively. Total stock
* Репина Елена Михайловна, кандидат биологических наук, научный сотрудник, e-mail: elenarepina75@yandex. ru- Седова Людмила Георгиевна, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник, e-mail: sedova@tinro. ru- Соколенко Дмитрий Анатольевич, заведующий сектором, e-mail: sokolenko@tinro. ru.
Repina Elena M., Ph.D., researcher, e-mail: elenarepina75@yandex. ru- Sedova Ludmila G., Ph.D., leading researcher, e-mail: sedova@tinro. ru- Sokolenko Dmitry А., head of section, e-mail: sokolenko@tinro. ru.
of all three species of sand sea dollars at Primorye coast is estimated as 12 thousand tons, including 40% of S. mirabilis.
Key words: sand sea dollar, Scaphechinus mirabilis, S. griseus, Echinarachnius parma, sea urchin distribution, marine biological resources, Japan Sea.
введение
Отряд плоские морские ежи (Clypeasteroidea) представлен многочисленными ископаемыми и современными формами. Они принадлежат к числу массовых и широко распространенных представителей мелководного бентоса и могут образовывать скопления до 400 экз. /м2 при биомассе до 3 кг/м2 (Левин, Коробков, 2003).
В Японском море встречаются виды двух родов плоских ежей: Scaphechinus и Echinarachnius. Амфибореальный вид Echinarachnius parma (Lamarck, 1816) в Тихом океане распространен от Берингова моря до японских островов и от Аляски до Британской Колумбии, в Атлантическом океане обычен вдоль восточного побережья Северной Америки от п-ова Лабрадор до Нью-Джерси. Низкобореальный Scaphechinus griseus Mortensen, 1927 обитает в Японском море и южной части Охотского моря. Низкоборе-альные S. mirabilis A. Agasis, 1863 и S. brykovi Budin, 1983 — только в Японском море.
S. griseus — зеленовато-серого цвета еж с очень плоской и тонкой по краю скорлупой, живет на глубинах от 1 до 50 м, предпочитает песчаные грунты. S. mirabilis — еж темно-фиолетового цвета с толстой скорлупой, встречается на глубинах от 0,5 до 125,0 м. У S. brykovi панцирь с верхней стороны черный, с нижней — более светлый с серовато-зеленым оттенком. Данный вид встречается очень редко, преимущественно в зал. Петра Великого на глубинах до 10 м совместно с S. griseus и S. mirabilis. E. parma обитает на глубинах от 2 до 150 м, у берегов северного Приморья преимущественно встречается на глубинах 5−20 м. У этого вида края диска тонкие, окраска панциря — от коричневой до лиловатой, иголки зеленоватые. В отличие от скафехинусов, у обыкновенных плоских ежей ветвление брюшных амбулакральных борозд начинается ближе к краю диска, чем к центрально расположенному ротовому отверстию (Левин, Коробков, 2003).
Интерес к изучению плоских морских ежей связан и с их способностью вырабатывать пигменты нафтохиноны (эхинохром А, спинохром D и бинафтохинон), относящиеся к природным антиоксидантам, наиболее активным среди которых является эхинохром А. В настоящее время уже две его формы (серия «Гистохром») применяются в качестве лекарственных препаратов в кардиологии и офтальмологии (Левин, Коробков, 2003- Мищенко и др., 2004- Стоник, 2004).
Цель настоящей работы — анализ количественного распределения трех видов плоских морских ежей (S. mirabilis, S. griseus и E. parma) и оценка их ресурсов на шельфе Приморья.
Материалы и методы
В основу статьи положены материалы экспедиционных работ, проведенных на НИС «Убежденный» БИФ ТИНРО в летне-осенние периоды 2000−2011 гг. в прибрежье Приморья. Обследована акватория до глубины 20 м от устья р. Туманной до мыса Олимпиады площадью около 1650 км², выполнено свыше 15 тыс. станций.
Изучение естественных поселений плоских морских ежей осуществляли водолазным способом (Аверинцев и др., 1982- Блинова и др., 2003). Расстояние между разрезами и станциями составляло 200−500 м. На каждой станции отбор проб производили с трех мерных рамок площадью 1 м² каждая, расположенных случайным образом в непосредственной близости друг от друга.
Для подготовки картографических материалов была использована геоинфор-мационная система MapInfo Professional c комплектом векторных электронных карт побережья Приморского края, а также спутниковые снимки с Интернет-ресурсов Google Earth, Digital Globe и Virtual Earth. Расчет общей биомассы и численности осуществляли методом диаграмм Вороного (полигоны Тиссена) (Борисовец и др., 2003).
При проведении биологического анализа линейные размеры морских ежей определяли штангенциркулем с точностью до 1 мм, массу особей — с точностью до 1 г.
Результаты и их обсуждение
Распределение
Важную роль в распространении донных животных играет фактор происхождения (генетический, исторический) (Нейман и др., 1977). Прочие факторы определяют условия для существования вида и ограничивают его ареал. Основные из них — физические и химические свойства воды, характер донных отложений и биологическая продуктивность района.
Исследования, проведенные нами в течение ряда лет в различных районах прибрежья Приморья, показали, что все три вида плоских ежей обитают на песчаных грунтах разных фракций, илистые грунты они избегают. Пески являются преобладающим типом осадков прибрежных районов в зоне волнового воздействия. Этим объясняется отсутствие поселений плоских ежей в кутовых частях Амурского и Уссурийского заливов, где донные отложения представлены в основном илистыми грунтами. Диапазон глубины обитания изучаемых видов не сильно различается, они живут, как правило, на глубинах от 1,2 до 24,0 м. Однако нами установлено, что места их поселений обычно не перекрываются (рис. 1). S. griseus наиболее плотные скопления образует ближе к берегу, на глубинах 3−6 м, глубже 10 м встречается редко- для S. mirabilis предпочтительными являются глубины 3−6 м, при этом он встречается до глубины 10−15 м. В отличие от скафехинусов, E. parma преобладает в диапазоне глубин 10−13 м, на больших и меньших глубинах он встречается гораздо реже. Вдоль побережья Приморья батиметрический диапазон обитания ежей смещается в сторону увеличения глубин по направлению к северу, что, вероятно, обусловлено усилением степени волнового воздействия.
Имея сходные экологические и пищевые предпочтения, эти виды могут обитать и совместно, занимая различные горизонты в толще грунта (Левин, Коробков, 2003). По данным В. С. Левина и В. А. Коробкова (2003) и наблюдениям водолазов, самый поверхностный слой населяет S. mirabilis, панцирь которого лишь слегка присыпан песком, а его центр возвышается над поверхностью грунта. S. griseus располагается в грунте немного глубже и всегда присыпан тонким слоем песка так, что виден только его силуэт. Степень зарывания E. parma более значительна: ежей этого вида можно обнаружить в толще грунта на глубине до 15 см.
В прибрежье Приморья все три вида плоских ежей на одних участках встречаются редко (рис. 1). Например, в бухте Рифовой S. griseus образует поселения вдоль берега, на глубинах 3−6 м, S. mirabilis и E. parma отмечены в диапазоне глубин 3−21 м (рис. 1,
2). При этом наиболее плотные концентрации S. mirabilis образует на глубинах менее 10 м, а E. parma, наоборот, тяготеет к большим глубинам — 9−15 м (рис. 1). Сходное распределение этих видов отмечено в зал. Восток: S. mirabilis встречается на мелко-, средне- и крупнозернистых песках на глубинах 1,1−11,0 м, S. griseus — на мелко- и среднезернистом песке на глубинах 1,1−9,0 м, E. parma — на глубинах 6−12 м на крупно- и среднезернистом песке (Брыков, Кашенко, 1976).
Места наибольших концентраций S. mirabilis находятся в юго-западной части зал. Петра Великого, расположенной вдоль 131о в.д. (устье р. Туманной, зал. Посьета), и на участке от мыса Поворотного до бухты Соколовской, между 133 и 134о в.д. (рис.
3). S. griseus и S. mirabilis имеют сходное географическое распространение, но нижняя граница ареала S. mirabilis проходит южнее, т. е. вид обитает в условиях более высоких летних температур, чем можно объяснить его отсутствие севернее бухты Кит, где максимальная летняя температура не превышает 19 оС, в то время как S. griseus здесь встречается повсеместно (рис. 4). Основные районы обитания широкобореального вида E. parma расположены севернее бухты Кит, южнее он встречается в районе бухт Киев-ка — Соколовская (рис. 5). В зал. Петра Великого — в зал. Восток и открытых бухтах Рифовой и Пограничной (о. Попова), воды которых прогреваются медленнее, вероятно, из-за адвекции холодного Приморского течения примерно между 131 и 133о в.д.
Рис. 1. Батиметрический диапазон обитания трех видов плоских морских ежей от устья р. Туманной до мыса Олимпиады
Fig. 1. Bathymetric range for three species of sand sea dollars in the area between the Tumannaya (Tuman) River mouth and Cape Olimpiada
В гидрологических исследованиях последнего десятилетия показано, что вихри и меандры могут переносить на большие расстояния воды с определенными характеристиками (Никитин и др., 2002, 2009- Юрасов и др., 2011). В Японском море отмечается меандрирование Цусимского течения, ветви которого имеют вихревую структуру. Между теплыми ветвями Цусимского течения отмечаются затоки субарктических холодных вод. Основные пути адвекции субтропических вод в северо-западную часть Японского моря связаны с Восточно-Корейским течением и вихревыми цепочками, расположенными к востоку от 130о в.д. (Никитин, Харченко, 2002). Воды Приморского течения при слабом развитии Восточно-Корейского течения и отклонении его струи на восток проникают на юг между побережьем и Восточно-Корейским течением вплоть до 37−38° с.ш., а при значительном развитии — только до 40−42° с.ш.
В последнем случае теплые воды проникают в северо-западную часть моря по вихревым дорожкам, расположенным вдоль 131 и 133−134о в.д., что обеспечивает
Рис. 2. Пространственное распределение трех видов плоских морских ежей в бухте Ри-
фовой
Fig. 2. Spatial distribution for three species of sand sea dollars in the Rifovaya Bay
Рис. 3. Показатели средней удельной биомассы в поселениях S. mirabilis Fig. 3. Mean specific biomass in the settlements of S. mirabilis
Рис. 4. Показатели средней удельной биомассы в поселениях S. griseus Fig. 4. Mean specific biomass in the settlements of S. griseus
Рис. 5. Показатели средней удельной биомассы в поселениях E. parma Fig. 5. Mean specific biomass in the settlements of E. parma
быструю адвекцию высокосоленых вод субтропической модификации в район зал. Петра Великого (Никитин и др., 2002). Несомненно, основное влияние этих факторов распространяется за пределами шельфа, но также не исключено их влияние и на температурный режим вод шельфовой зоны. Например, с поступлением теплых и соленых вод в результате действия вихревых цепочек связывают формирование подповерхностной водной массы, наблюдаемой летом в юго-западной части зал. Петра Великого (Мощенко и др., 2000). Присутствие антициклонического вихря вызывает направленные на северо-восток прибрежные течения и вторжение струй в район от устья р. Туманной до мыса Гамова (Никитин и др., 2002).
Ресурсы
Зал. Петра Великого является наиболее благоприятной акваторией для обитания S. mirabilis. В открытых и полуоткрытых бухтах он образует поселения, удельная биомасса в которых уменьшается с юга на север. Наибольшие показатели характерны для самых южных районов: на участке от р. Туманной до бухты Троицы (исключая полуоткрытые бухты Калевала и Рейд Паллада, а также зал. Китовый) они составляют в среднем 329 г/м2. В полуоткрытых бухтах показатели биомассы в целом на порядок ниже и не превышают 59,3 г/м2 (бухта Калевала) (см. рис. 3). За пределами зал. Петра Великого (от мыса Поворотного до бухты Кит, которой ограничивается область его распространения) средняя удельная биомасса поселений данного вида составила 96,2 г/м2.
Общая площадь поселений S. mirabilis составила 2340 га. Наибольшее по площади скопление находится на участке от р. Туманной до Голубиного Утеса. Здесь же сосредоточена и наибольшая его биомасса — 2865 т, составляющая более половины общей биомассы (4710 т) во всем районе обитания. В других районах этот вид образует локальные поселения, занимающие гораздо меньшие площади — от 2 до 223 га (см. таблицу).
S. griseus, хотя и распространен практически вдоль всего побережья Приморья, плотных поселений не образует. Удельная биомасса варьирует от 3,0 до 70,4 г/м2 (в среднем — 23,8 г/м2), за исключением бухты Киевка, где она достигает 109,5 г/м2 (см. рис. 4). Следует отметить, что оценка удельной биомассы, возможно, немного зани-женна из-за недоучета молоди ежа (для ее учета необходимо просеивать грунт через сито, что нами не проводилось).
Общая площадь, занятая S. griseus в прибрежье Приморья, составляет 3582 га. Наиболее значимое скопление, расположенное в районе от р. Туманной до Голубиного Утеса, занимает площадь 930,5 га, его биомасса оценена в 654,7 т. В северном Приморье на участке от мыса Русского до мыса Теплого S. griseus также образует крупные скопления, занимающие площади от 264,1 до 735,0 га. Суммарная биомасса во всем исследованном районе составила 1150,7 т (см. таблицу).
E. parma практически отсутствует в зал. Петра Великого. Нами он отмечен в бухтах Пограничной и Рифовой с удельной биомассой соответственно 31,6 и 115,7 г/м2, встречается в зал. Восток (Левин, Коробков, 2003). В северном Приморье показатели удельной биомассы вида колеблются от 0,7 до 238,5 г/м2, составляя в среднем 80,8 г/м2 (см. рис. 5). Установлено, что наибольшие концентрации E. parma образует на участке от мыса Красного до бухты Зеркальной (в среднем — 122,5 г/м2). К северу от зал. Опричник до мыса Теплого показатели удельных биомасс более чем в два раза ниже и в среднем составляют 49,2 г/м2.
Общая площадь поселений E. parma в прибрежье Приморья составляет 7331 га, биомасса — 5678 т. Наибольшие концентрации обнаружены в районах от мыса Русского до мыса Теплого (3201 га) и от мыса Красного до мыса Красная Скала (1080 га). Здесь же сосредоточены и основные ресурсы — 1652 и 1226 т. От зал. Ольги до бухты Зеркальной E. parma образует поселения площадью от 95 до 666 га. Общая биомасса ежа в этом районе равна 1993 т (см. таблицу).
Размерный состав поселений
S. mirabilis в зал. Петра Великого был представлен особями с диаметром панциря 11−101 мм. Средний диаметр ежей в разных районах составлял 54,2−75,5 мм. В выбор-
Основные промысловые характеристики поселений плоских морских ежей в прибрежье Приморья General characteristics of the sand sea dollars settlements in the coastal waters of Primorye
Район Год исследования Площадь, га Общая биомасса, т Площадь, га Общая биомасса, т Площадь, га Общая биомасса, т
S. mirabilis S. griseus E. parma
Р. Туманная — Голубиный Утес 2007 1087,7 2865,7 930,5 654,7 Н Н
Голубиный Утес — о. Фальшивый 2007 83,8 460,5 Ед Ед Н Н
Бухта Сивучья 2007 68,5 193,0 Ед Ед н Н
0. Фуругельма 2007 2,6 7,7 Ед Ед н Н
0. Веры — мыс Деда 2007 75,9 245,8 Ед Ед н Н
Бухта Калевала 2007 57,0 33,8 Ед Ед н Н
Бухта Рейд Паллада 2011 107,8 48,3 38,3 10,9 н Н
Зал. Китовый 2009 33,1 3,6 59,4 1,8 н Н
Бухта Троицы 2010 32,7 84,8 Ед Ед н Н
Бухта Бойсмана 2008 86,2 37,3 Ед Ед н Н
Бухта Баклан 2010 77,1 1,9 54,2 10,9 н Н
0. Рикорда 2007 1,9 0,2 Н Н н Н
Бухта Пограничная 2010 Ед Ед 25,9 1,8 Ед Ед
Бухта Лазурная 2010 Ед Ед 12,8 2,3 н Н
Бухта Рифовая 2010 223,0 229,8 66,0 12,8 90,0 104,1
Мыс Повортный — мыс Зеленый 2003 42,8 42,5 Ед Ед Н Н
Мыс Зеленый — о. Скалы Крейсер 2003 4,2 3,9 Ед Ед Н Н
0. Скалы Крейсер — мыс Лапласа 2003 44,2 62,3 Ед Ед н Н
Бухта Краковка 2003 7,2 13,8 Ед Ед н Н
Бухта Успения 2003 2,7 1,4 Ед Ед н Н
Бухта Киевка 2009 27,8 8,1 41,2 45,1 59,5 19,6
Мыс Островной — о. Бельцова 2004 201,6 336,6 Ед Ед 31,7 8,5
Бухта Соколовская 2004 14,3 8,0 14,5 1,1 Ед Ед
Бухта Кит 2004 58,1 21,6 25,2 1,7 30,5 0,2
Мыс Красный — мыс Красная Скала 2011 Н Н 394,6 56,3 1079,8 1226,5
Бухта Камень 2004 Н Н Ед Ед 24,2 31,8
ках преобладали ежи размером 50−70 мм. Их доля варьировала от 17,9% (район от устья р. Туманной до Голубиного Утеса) до 92,2% (зал. Китовый), составляя в среднем 56,4% (рис. 6). Доля особей размером менее 50 мм составляла в среднем 12,4%, а размером более 70 мм — 31,1%. Наибольшее количество мелкоразмерных особей было отмечено в районе от устья р. Туманной до Голубиного Утеса и бухты Рейд Паллада, а крупных — от устья р. Туманной до бухт Калевала и Рифовая.
S. griseus в прибрежье Приморья встречался с диаметром панциря от 4 до 55 мм. Средний размер ежей в различных районах варьировал в пределах 26,1−44,3 мм. Поселения в основном представле-• ны особями с диметром
^ панциря более 30 мм (в
^ среднем 90,1%). Для все-
^ го прибрежья характер° но отсутствие в пробах
* молоди (размер менее 20
и мм), что, по нашему мне-
I нию, в большей степени
(r) связано со спецификой
и сбора материала. В зал.
д Петра Великого доля ежей
* с диаметром панциря до 30
л мм в среднем составляла
| 14,2%, севернее мыса
| Поворотного — 6,6%. Их
наибольшее количество
0
я отмечено в районе от устья
1 р. Туманной до Голуби-
| ного Утеса — 50% (рис.
ч 7). Особи с диаметром
(r) панциря более 40 мм пре-
§ валируют в бухтах Баклан,
| Нарва, Киевка, в районе
| мысов Балюзек-Южный
? (71,3−92,9%).
Е. рагта в прибрежье Приморья встречался с диа-
Рис. 6. Размерный состав поселений S. mirabilis Fig. 6. Size structure in the settlements of S. mirabilis
f
ЯПОНСКОЕ MOPE
I31E 132E 133E 1346 13S6 1366 137Є 13№
Рис. 7. Размерный состав поселений S. griseus Fig. 7. Size structure in the settlements of S. griseus
метром панциря от 29 до 93 мм. Средние показатели для выборок из разных районов изменялись от 58,1 до 74,8 мм. По всем районам доли особей размером 60−70 и более 70 мм составляли в среднем соответственно 46,0 и 42,1%. Доля особей размером менее 60 мм в среднем была 11,9%. Их наименьшее количество отмечено в районе мысов Красный — Красная Скала (0,7%), в зал. Ольги ежи размером менее 60 мм не были обнаружены, их максимальное количество, более 25%, отмечено в бухтах Пограничная и Инокова (рис. 8). Более 50% особей размером 60−70 мм встречается в бухтах Пограничная, Инокова, Серебрянка, в районе мысов Собора, Четырех Скал, Теплый — Олимпиады. Наибольшее количество крупных особей отмечено в бухтах Рифовая, Зеркальная, зал. Ольги, в районе мысов Красный — Красная Скала, Балюзек — Южный (53,9−77,8%).
Рис. 8. Размерный состав поселений E. parma Fig. 8. Size structure in the settlements of E. parma
Заключение
В прибрежье Приморья поселения образуют три вида плоских морских ежей: S. mirabilis, S. griseus и E. parma. Виды стеноэдафичны и приурочены исключительно к песчаным грунтам. Наиболее значимые по площади и биомассе поселения плоских морских ежей отмечены в открытых прибойных акваториях от р. Туманной до бухты Троицы и в районе от мыса Красного до бухты Зеркальной. Наибольшие ресурсы S. mirabilis сосредоточены в районе от устья р. Туманной до зал. Посьета, E. parma — севернее мыса Красного. Доля S. griseus, образующего поселения на тех же акваториях, невелика (рис. 9).
Ресурсы трех видов плоских морских ежей на исследованной акватории Приморья составляют около 12 тыс. т. В настоящее время промышленностью осваивается преимущественно S. mirabilis, доля которого превышает 40% общих ресурсов плоских ежей.
Список литературы
Аверинцев в.Г., Голиков А. Н., Сиренко Б. И., Шереметевский A.M. Количественный водолазный метод гидробиологических исследований // Подводные гидробиологические исследования. — Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1982. — С. 48−58.
Рис. 9. Соотношение ресурсов трех видов плоских морских ежей, обитающих в прибрежье Приморья
Fig. 9. Stocks ratio for three species of sand sea dollars in the coastal waters of Primorye
Блинова Е. И., Вилкова О. Ю., Милютин Д. М., Пронина О. А. Методические рекомендации по учету запасов промысловых гидробионтов в прибрежной зоне. — М.: ВНИРО, 2003. — 80 с.
Борисовец Е. Э., Вдовин А. Н., Панченко В. В. Оценки запасов керчаков по данным учетных траловых съемок залива Петра Великого // Вопр. рыб-ва. — 2003. — Т. 4, № 1(13). — С. 157−170.
Брыков В. А., Кашенко С. Д. Распределение и некоторые аспекты экологии плоских морских ежей в зал. Восток Японского моря // Биол. исслед. зал. Восток. — Владивосток: ИБМ ДВНЦ АН СССР, 1976. — С. 143−150.
Левин В. С., Коробков В. А. Морские ежи России. Биология, использование, промысел: монография. — СПб.: ДОРН, 2003. — 256 с.
Мищенко Н. П., Федореев С. А., Догадова Л. П. Препарат гистохром для офтальмологии // Вестн. ДВО РАН. — 2004. — № 3. — С. 111−119.
Мощенко А. В., Ванин Н. С., Ламыкина А. Е. Рельеф дна, донные отложения и гидрологические условия российской части приустьевой зоны реки Туманной // Экологическое состояние и биота юго-западной части залива Петра Великого и устья реки Туманной. — Владивосток: Дальнаука, 2000. — С. 42−75.
Нейман А. А., Зезина О. Н., Семенов В. Н. Донная фауна шельфа и материкового склона // Биология океана. Т. 1: биологическая структура океана. — М.: Наука, 1977. — С. 269−281.
Никитин А. А., Данченков М. А., Лобанов В. Б., Юрасов Г. И. Новая схема поверхностной циркуляции Японского моря с учетом синоптических вихрей // Изв. ТИНРО. — 2009. — Т 157. — С. 158−167.
Никитин А. А., Лобанов В. Б., Данченков М. А. Возможные пути переноса теплых субтропических вод в район Дальневосточного морского заповедника // Изв. ТИНРО. -2002. — Т. 131. -С. 41−53.
Никитин А. А., Харченко А. М. Типизация и изменчивость термической структуры Японского моря // Изв. ТИНРО. — 2002. — Т. 131. — С. 22−40.
Стоник В. А. Фундаментальные исследования в интересах медицины в Тихоокеанском институте биоорганической химии ДВО РАН и их прикладные результаты // Вестн. ДВО РАН. — 2004. — № 3. — С. 11−23.
Юрасов Г. И., Никитин А. А., Ванин Н. С., Рудых Н. И. Геострофическая циркуляция и вихри на поверхности Японского моря // Изв. ТИНРО. — 2011. — Т. 165. — С. 265−271.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой