Пневмококковая инфекция.
Вакцинация 7-валентной конъюгированной пневмококковой вакциной детей, рожденных ВИЧ-инфицированными женщинами

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Обзор литературы
Л.Ю. Афонина1, 2, Е.Е. Воронин1, 2, Ю.А. Фомин1, 2, Ю.В. Лобзин1 3
1 Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования
2 Республиканская клиническая инфекционная больница, Санкт-Петербург
3 Научно-исследовательский институт детских инфекций, Санкт-Петербург
Пневмококковая инфекция. Вакцинация 7-валентной конъюгированной пневмококковой вакциной детей, рожденных ВИЧ-инфицированными женщинами
Контактная информация:
Афонина Лариса Юрьевна, кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней СПб МАПО, заведующая отделом научноинформационной работы и клинических исследований РКИБ, ведущий специалист научно-практического центра профилактики и лечения ВИЧ-инфекции у беременных женщин и детей.
Адрес: 196 645, Санкт-Петербург, п. Усть-Ижора, Шлиссельбургское шоссе, д. 3, тел.: (812) 464−43−40, e-mail: alarissa@ridh. spb. ru Статья поступила: 23. 06. 2011 г., принята к печати: 22. 08. 2011 г.
В статье представлен обзор данных по распространенности пневмококковой инфекции среди ВИЧ-инфицированных детей. Анализируются вопросы профилактики пневмококковой инфекции с применением пневмококковых конъюгированных вакцин. Даны рекомендации по вакцинации против пневмококковой инфекции ВИЧ-инфицированных детей и детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей.
Ключевые слова: дети, ВИЧ-инфекция, пневмококковая инфекция, пневмококковая конъюгированная вакцина.
Пневмококковая инфекция — чрезвычайно актуальная проблема для систем здравоохранения многих стран мира, обусловленная разнообразием клинических проявлений, широким распространением и возрастным диапазоном больных. Этиологический фактор пневмококковой инфекции — Streptococcus pneumoniae. Микроорганизм колонизирует слизистые оболочки верхних дыхательных путей в составе нормальной микрофлоры и способен вызывать заболевания ЛОР-органов (параназальные синуситы, средние отиты), дыхательных
путей (бронхиты, пневмонии), при генерализации пневмококковой инфекции — менингиты, сепсис. Пневмококк также может приводить к развитию остеомиелита, септического артрита, эндокардита, перитонита, целлюлита, абсцессов мозга.
Наиболее восприимчивы к пневмококковой инфекции дети, особенно в первые годы их жизни. По данным ВОЗ, ежегодно регистрируется более 1,6 млн случаев летальных исходов от пневмококковой инфекции, из них около 700 тыс. — у детей в возрасте до 5 лет.
L.Y. Afoninа1' 2, E.E. Voronin1, 2, Y.A. Fomin1, 2, Y.V. Lobzin1, 3
1 Sankt-Petersburg Medical Academy of Postgraduate Education
2 Regional infectious diseases hospital, Sankt-Petersburg
3 Scientific center of HIV treatment and prevention among pregnant women and children, Sankt-Petersburg
Pneumococcal infection. Immunization by a 7-valent conjugated pneumococcal vaccine of children born to HIV-positive women
The article contains pneumococcal infection prevalence survey among HIV-positive children. Questions of pneumococcal infection prevention using pneumococcal conjugated vaccine are discussed in the article. Recommendations upon immunization of HIV-positive children and children born to HIV-positive women against pneumococcal infection are given in the article as well.
Key words: children, HIV-infection, pneumococcal infection, pneumococcal conjugated vaccine.
Наиболее уязвимы к пневмококковой инфекции лица:
• в возрасте младше 2 лет,
• в возрасте старше 65 лет,
• с первичными и вторичными иммунодефицитными состояниями, включая ВИЧ-инфекцию,
• больные туберкулезом,
• с хронической патологией легких, сердечно-сосудистой системы, печени, почек.
Инвазивные формы пневмококковой инфекции
S. pneumoniae — одна из основных причин пневмоний и менингитов, особенно у детей младшего возраста. Доля пневмококковых менингитов в этиологической структуре бактериальных менингитов составляет 14−16% (по данным Российского центра по эпидемиологическому надзору за менингококковой инфекцией и гнойными бактериальными менингитами) [1]- 11% - у детей [2]- 20% - у детей в возрасте 5 лет и младше [3]. Пневмококковые менингиты превалируют среди гнойных менингитов у детей в возрасте до 5 лет и старше [4]. Среди всех больных пневмококковыми менингитами в РФ почти каждый пятый (18%) — ребенок в возрасте младше 5 лет. Выделяют некоторые факторы риска развития пневмококкового менингита у детей: возраст младше 2 лет, пре-морбидный фон (иммуносупрессивные состояния, раннее искусственное вскармливание, ЛОР-патология, острые респираторные инфекции, анемия), пребывание в детских коллективах. Пневмококковые менингиты у детей чаще развиваются вторично- характеризуются тяжелым течением, образованием вторичных очагов (пневмония, отит, гайморит, мастоидит) и частым формированием остаточных проявлений (гипертензионно-гидроцефальный и судорожный синдромы, эпилептический статус, снижение и потеря слуха и зрения) — осложняются отеком мозга и церебральной комой [5]. Почти в 60% случаев перенесенный пневмококковый менингит заканчивается инвалидизацией. Показатели летальности при пневмококковых менингитах составляют, по данным разных авторов, от 18 до 50% и выше [6]: 54% - при пневмококковых менингитах, развившихся как осложнение пневмонии [7]- 87,5% - при пневмококковых менингитах в сочетании с пневмококковым сепсисом [1, 6, 7]- могут достигать 30−70% в разных возрастных группах [5]. В странах Западной Европы и США летальность при пневмококковых менингитах до введения вакцинации составляла 19−46% [8]. Пневмококковая пневмония лидирует в списке инвазивных бактериальных инфекций у детей и лиц пожилого возраста. Пневмококк — наиболее распространенный возбудитель внебольничных пневмоний (17,5%) [9]. Не менее 2/3 всех летальных исходов от внебольнич-ной пневмонии связаны с пневмококковой инфекцией. Летальность госпитализированных пациентов при внебольничной пневмонии пневмококковой этиологии составляет более 12% [9].
Неинвазивные формы пневмококковой инфекции
Синуситы и средние отиты — чрезвычайно распространенная инфекционная патология — не дают значительной летальности, но опасны возникновением осложнений с генерализацией процесса и развитием менингитов (10−15%) и сепсиса [3]- летальность при отогенных пневмококковых менингитах составляет 14% [7].
Пневмококковая инфекция у ВИЧ-инфицированных пациентов
В России неуклонно увеличивается число ВИЧ-инфицированных женщин, сохраняющих беременность, —
9−10 тыс. человек в год. Общее число детей, рожденных ВИЧ-инфицированными женщинами, к 2011 г. превысило 60 тыс. [10]. Диагноз ВИЧ-инфекции установлен более чем 5 тыс. детей в возрасте до 15 лет, из них 90% - инфицированным от матерей [10].
У большинства пациентов пневмококковая инфекция развивается до формирования выраженного и тяжелого иммунодефицита. В детском возрасте пневмококковая инфекция часто служит первым клиническим проявлением ВИЧ-инфекции, а у взрослых людей пневмококки становятся лидирующей причиной бактериальной пневмонии. Установлено, что заболеваемость пневмококковой пневмонией и другими инвазивными формами пневмококковой инфекции среди ВИЧ-инфицированных пациентов в 20−200 раз выше, чем у здоровых людей, и составляет 422,9 на 100 тыс. населения при среднем показателе у здоровых взрослых — 8,8 на 100 тыс. [11]. У ВИЧ-инфицированных детей заболеваемость инвазивными формами пневмококковой инфекции крайне высока:
11 тыс. на 100 тыс. популяции в возрасте до 3 лет и 2 тыс. на 100 тыс. — в возрасте старше 3 лет, что превышает показатели заболеваемости у детей без ВИЧ-инфекции более чем в 30 раз [12]. В целом, различные формы пневмококковой инфекции регистрируются у ВИЧ-инфицированных в 25−50 и более раз чаще, чем в популяции, а также в 15 раз чаще регистрируются рецидивы пневмококковой инфекции [12]. Смертность от инвазивной пневмококковой инфекции колеблется в разных странах мира от 0−7% - у больных с умеренными клиническими проявлениями ВИЧ-инфекции и 57% - у больных со СПИДом при наличии пневмококковой пневмонии на фоне бактериемии [13].
Широкое внедрение в практику высокоактивной антиретровирусной терапии привело к некоторому снижению частоты инвазивной пневмококковой инфекции у ВИЧ-инфицированных пациентов, но она по-прежнему остается во много раз более высокой, чем в популяции в целом.
С учетом эпидемиологических и клинических данных, свидетельствующих о значительном увеличении риска развития инвазивных форм пневмококковой инфекции у ВИЧ-инфицированных пациентов, эксперты ВОЗ и Центра контроля над заболеваниями (CDC, США) рекомендовали вакцинацию как единственную эффективную меру профилактики пневмококковой инфекции у таких пациентов (находящихся в субклинической стадии заболевания или уже имеющих его симптомы) [14, 15].
Вакцинация пневмококковой конъюгированной вакциной
Высокую заболеваемость, смертность и инвалидизацию детей, связанные с пневмококковой инфекцией, а также существенные затраты на лечение можно предотвратить с помощью вакцинации.
По данным Центра контроля над заболеваниями, до введения вакцинации против пневмококковой инфекции в США ежегодно регистрировались 100−135 тыс. случаев пневмонии с госпитализацией, 6 млн случаев среднего отита, 60 тыс. — инвазивных форм заболевания, из них 3300 случаев менингита, вызванных S. pneumoniae.
В 2000 г. в Календарь национальных прививок США введена рутинная вакцинация детей в возрасте младше 5 лет семивалентной конъюгированной пневмококковой вакциной (ПКВ7). В результате в последующие
2 года наблюдалось значительное снижение частоты инвазивных форм пневмококковой инфекции у детей и подростков.
ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ /2011/ ТОМ 10/ № 4
Обзор литературы
Анализ результатов вакцинации ПКВ7, проведенный в США Департаментом здравоохранения и Центром контроля над заболеваниями, показал:
1) статистически значимое снижение частоты развития инвазивной пневмококковой инфекции у детей младшего возраста, подростков и взрослых-
2) снижение частоты развития инвазивной пневмококковой инфекции во многом обусловлено опосредованным эффектом вакцинации-
3) незначительное увеличение частоты пневмококковой инфекции вызвано серотипами пневмококка, не включенными в состав вакцины («дикие» серотипы) [15].
Анализ многочисленных обсервационных и клинических исследований эффективности вакцинации выявил снижение частоты развития инвазивной пневмококковой инфекции, вызванных вакцинными серотипами пневмококка, с 80 до 4,6 случаев на 100 тыс. населения (на 94%), а также снижение частоты всех случаев инвазивной пневмококковой инфекции (вызванных вакцинными и «дикими» серотипами) с 96,7 до 23,9 случаев на 100 тыс. населения (на 75%). Кроме того, введение рутинной вакцинации привело к существенному снижению частоты развития инвазивной пневмококковой инфекции у лиц старше 5 лет, не вакцинированных ПКВ7: вызванных вакцинными серотипами — на 62% (наиболее существенно в группе лиц старше 65 лет — с 33,6 до 11,9 случаев на 100 тыс. населения) — вызванных вакцинными и «дикими» серотипами — на 29% (наиболее существенно в группе лиц старше 65 лет — с 60,1 до 41,7 случаев на 100 тыс. населения) [16].
Помимо прямого защитного действия вакцины у привитых детей большое значение имеет опосредованный эффект вакцинации, т. е. предотвращение распространения заболевания. Опосредованный эффект ПКВ7 составляет 69%, что в 2 раза превышает прямое защитное действие вакцины у привитых детей [16].
В состав вакцины ПКВ7 включены серотипы S. pneumoniae- она характеризуется проверенным профилем безопасности, хорошо переносится, в том числе глубоко недоношенными детьми, пациентами с ВИЧ-инфекцией и другими заболеваниями и состояниями [15]. Экспертами ВОЗ сделано заключение о доказанной эффективности и безопасности ПКВ7 [14], она рекомендована к включению в национальные программы иммунизации. Превенар зарегистрирован более чем в 100 странах, в 45 из них входит в Национальные календари вакцинации.
Применение пневмококковой конъюгированной вакцины у больных с ВИЧ-инфекцией
И пневмококковая, и ВИЧ-инфекция считаются ведущими причинами заболеваемости и смертности в мире. По данным ВОЗ, более 40% смертей у детей в возрасте до 6 мес вызваны пневмококковой инфекцией.
В исследовании PACTS (Perinatal AIDS Collaborative Transmission Study- 1986−1998 гг., США) в когорте детей, получавших антиретровирусную терапию и без нее, у 39% развились симптомы СПИДа или летальный исход вследствие ВИЧ-инфекции в первые 2 года жизни- из них у 28% - в возрасте 0−12 мес, у 11% - в возрасте 12−24 мес [17]. Отсутствие антиретровирусной терапии увеличивает риск летального исхода при ВИЧ-инфекции у детей младшего возраста, причем не только в развивающихся, но и в высокоразвитых странах [18]. ВИЧ-инфицированные дети относятся к лицам высокого риска по развитию инвазивной пневмококковой инфекции и признаны приоритетной группой для вакцинации. Как уже было отмечено выше, применение ПКВ7 не толь-
ко снижает заболеваемость детей (следовательно, смертность и инвалидизацию), но и оказывает эффект так называемого «популяционного иммунитета» — снижает заболеваемость невакцинированных лиц, частоту носи-тельства пневмококка, уровень резистентности к антибиотикам [19, 20]. Эти факторы играют важную роль в семьях ВИЧ-инфицированных и детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, что обусловлено тесным контактом, высокой частотой и рецидивным характером течения инвазивной пневмококковой инфекции у данных лиц. Кроме того, дети ВИЧ-инфицированных матерей находятся на искусственном вскармливании с рождения, что увеличивает актуальность вакцинации.
По данным Федерального научно-методического центра, в настоящее время в России зарегистрировано более 600 тыс. ВИЧ-инфицированных, а пораженность населения в 2009 г. составила в среднем 334 случая на 100 тыс. населения [10]. ВОЗ рекомендует уделять особенное внимание внедрению ПКВ7 в регионах с высоким распространением ВИЧ-инфекции [14].
Эффективность и безопасность применения ПКВ7 у ВИЧ-инфицированных детей изучается с момента регистрации вакцины. Результаты одного из клинических исследований (рандомизированное двойное слепое многоцентровое плацебоконтролируемое исследование PACTG 292) показали следующее. Среди 30 вакцинированных детей с ВИЧ-инфекцией 98% не имели симптомов или характеризовались малосимптомным течением заболевания- 82% - получали антиретровирусные препараты- у 8,9% отмечена выраженная иммуносупрессия [21]. Ни у одного из детей до вакцинации не было тяжелой анемии, тромбоцитопении, выраженных отклонений в биохимических показателях. Вакцинация проводилась в возрасте от 56 до 180 дней жизни, трехкратно с интервалом 2 мес, бустерная доза вакцины вводилась в возрасте 15 мес. Все привитые показали высокий иммунный ответ как на первичную иммунизацию, так и при введении бустерной дозы. Выраженные вакцинальные реакции (лихорадка, местные реакции) статистически чаще отмечались у детей с выраженными симптомами ВИЧ-инфекции. Кроме того, новые эпизоды пневмококковой инфекции после начала вакцинации возникали достоверно чаще у детей, имевших выраженные проявления заболевания до вакцинации [21]. Исследование, ставшее частью крупного многоцентрового рандомизированного слепого плацебоконтролируе-мого исследования III фазы по изучению безопасности и эффективности конъюгированной пневмококковой вакцины (более 39 тыс. детей), было направлено на изучение качественных и количественных характеристик иммунного ответа на вакцинацию у детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями [12]. В рамках этого подисследования изучены результаты вакцинации детей: инфицированных (п = 30) и не инфицированных ВИЧ (п = 63). В исследование включены дети с разными стадиями заболевания, в т. ч. с тяжелыми клиническими проявлениями. Никто из детей не получал антиретровирусные препараты до или в процессе вакцинации. Вакцинация проводилась в возрасте 6, 10 и 14 нед. Определение титра антител в процессе и после вакцинации показало: средняя геометрическая этого показателя была сравнима у детей с ВИЧ-инфекцией и без нее- титр антител к большинству серотипов вакцины был ниже у детей с тяжелыми клиническими проявлениями, чем при умеренных симптомах или их отсутствии- у детей с ВИЧ-инфекцией (чаще при выраженных и тяжелых клинических проявлениях болезни) отмечена недостаточная выработка функциональных антител к трем из семи анти-
генов вакцины (6 В, 19 °F и 23F). На основании полученных результатов авторами исследования были сделаны следующие выводы:
• вакцинация сопровождается удовлетворительными количественными, но недостаточными качественными изменениями показателей выработки антител у ВИЧ-инфицированных детей-
• для получения большего эффекта необходима ранняя вакцинация — до развития выраженных клинических проявлений заболевания-
• в связи с потерей защитных титров антител дополнительный эффект может быть достигнут от бустерной вакцинации ВИЧ-инфицированных детей через год после первичной вакцинации [12].
В последующие годы опыт исследователей многих зарубежных стран подтвердил высокую профилактическую эффективность ПКВ7 в предотвращении пневмококковых инфекций у инфицированных детей. Мета-анализ результатов клинических исследований и обсервационных наблюдений показал, что эффективность вакцинации в профилактике инвазивных пневмококковых инфекций у детей с ВИЧ-инфекцией составляет 65%, предотвращая таким образом 2573 случая инфекций нижних дыхательных путей и 483 случая пневмонии с бактериемией (на 100 тыс. детей) [12].
Несмотря на несколько меньшую эффективность вакцинации у детей с ВИЧ-инфекцией (в большей степени это
относится к детям, вакцинированным на фоне выраженных клинических проявлений), вакцинация ПКВ7 этой категории больных имеет гораздо более важное значение, поскольку предотвращает инфекции нижних дыхательных путей в 15 раз чаще, чем у детей без ВИЧ-инфекции [13]. Иммуногенность и безопасность ПКВ7 у ВИЧ-инфицированных не отличается от показателей у здоровых детей первых двух лет жизни и полностью соответствует критериям эффективности ВОЗ для вакцин, применяемых в педиатрической практике. Учитывая высокую эффективность и безопасность ПКВ7 в группе ВИЧ-инфицированных детей, внедрение вакцинации должно стать обязательным дополнением к высокоактивной антиретровирусной терапии.
Рекомендации по использованию ПКВ7 у детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями
Следует как можно раньше использовать вакцину Превенар у детей с перинатальным контактом по ВИЧ-инфекции, в том числе с подтвержденным диагнозом, с использованием опыта зарубежных стран и отдельных российских территорий, несмотря на отсутствие вакцинации против пневмококковой инфекции в Российском национальном календаре прививок.
Согласно Приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 51н от 31 января 2011 г. «Об утверждении национального календаря профилак-
Таблица. Схемы вакцинации ПКВ7 детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями
Возраст Результаты обследования Интерпретация Условия Схемы вакцинации
П редпочтительн ые Приемлемые
2−6 мес ПЦР (-) 2 (-) результата: ВИЧ-инфекция достоверно исключена На общих основаниях 2−3-4,5−6 — рев. 12 мес 1
ИФА (+) ПЦР не проведена Перинатальный контакт по ВИЧ-инфекции Отсутствие выраженных клинических проявлений 2−3-4,5−6 мес — рев. 12 мес 1
ПЦР (+) 2 (+) результата: ВИЧ-инфекция достоверно подтверждена Стадии 2А- 4А, 4Б и 4В-ремиссия 1 и 2-я иммунные категории 2−3-4,5−6 — рев. 12 мес 1
7−11 мес ПЦР (-) 2 (-) результата: ВИЧ-инфекция достоверно исключена На общих основаниях 7−9 — рев. 12 мес 2
ИФА (+) ПЦР не проведена Перинатальный контакт по ВИЧ-инфекции Отсутствие выраженных клинических проявлений 7−9 — рев. 12 мес 2
ПЦР (+) 2 (+) результата: ВИЧ-инфекция достоверно подтверждена Стадии 2А- 4А, 4Б и 4В-ремиссия 1 и 2-я иммунные категории 7−9 — рев. 12 мес 2
12−18 мес ПЦР (-) 2 (-) результата: ВИЧ-инфекция достоверно исключена На общих основаниях 12−18 мес 3
ИФА (+) ПЦР не проведена Перинатальный контакт по ВИЧ-инфекции Отсутствие выраженных клинических проявлений 12−18 мес 3
ПЦР (+) 2 (+) результата: ВИЧ-инфекция достоверно подтверждена Стадии 3- 4А, 4Б и 4В-ремиссия 1 и 2-я иммунные категории 12−18 мес 3
Старше 18 мес ВИЧ-инфекции нет На общих основаниях 3, 4
ВИЧ-инфекция Стадии 3- 4А, 4Б и 4В-ремиссия 1 и 2-я иммунные категории 3, 4
Любой возраст ВИЧ-инфекция Стадии 2Б, 2В- 4А, 4Б и 4В-прогрессирование 3 и 4-я иммунные категории Отложить вакцинацию
Примечание. Схемы введения вакцины в зависимости от возраста начала вакцинации: 1. Возраст 2−6 мес: трехкратно с интервалами & gt- 1 мес, ревакцинация в 12−15 мес. 2. Возраст 7−11 мес: двукратно с интервалом & gt- 1 мес, ревакцинация на 2-м году жизни. 3. Возраст 12−23 мес: двукратно с интервалом & gt- 2 мес. 4. Возраст 2−5 лет: однократно. ПЦР — полимеразная цепная реакция.
ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ /2011/ ТОМ 10/ № 4
Обзор литературы
тических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям», «анатоксины, убитые и рекомбинантные вакцины в рамках национального календаря профилактических прививок вводят всем детям, рожденным ВИЧ-инфицированными матерями. ВИЧ-инфицированным детям указанные препараты вводятся при отсутствии выраженного и тяжелого иммунодефицита» [22].
При проведении вакцинации у детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, следует учитывать результаты их обследования на инфекцию, а у пациентов с подтвержденным диагнозом — на наличие и выраженность клинических проявлений и степень иммунных нарушений. Установление диагноза у детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, проводится в соответствии с рекомендациями по диспансеризации детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями [10, 23]. Вакцинация пневмококковой конъюгированной вакциной детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, с установленными диагнозами «Перинатальный контакт по ВИЧ-инфекции» и «ВИЧ-инфекция», проводится по общим схемам (табл.).
Вакцинация пневмококковой полисахаридной вакциной
На территории РФ разрешена к применению 23-валентная пневмококковая полисахаридная вакцина Пневмо 23 (Санофи Пастер, Франция), которая содержит очищенные капсульные полисахаридные антигены 23 серотипов
пневмококка. Использование вакцины позволяет индуцировать выработку антител против 85−90% серотипов пневмококков, вызывающих инвазивные пневмококковые инфекции, а эффективность вакцинации при этом достигает 60% [8]. Полисахариды вакцины не являются иммуногенными у детей младше 2 лет, наиболее подверженных пневмококковой инфекции, что ограничивает ее широкое использование. Данная вакцина рекомендуется к применению у лиц в возрасте старше 2 лет, относящихся к группе риска. Защитный уровень антител сохраняется у ВИЧ-инфицированных в течение 3−5 лет, по истечении этого срока необходима ревакцинация [8].
Заключение
Широкое распространение ВИЧ-инфекции в РФ, ежегодное увеличение количества детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями, а также неуклонный рост числа детей с данной патологией, высокий уровень заболеваемости инвазивными формами пневмококковой инфекции (в том числе генерализованными и рецидивирующими) на любой стадии ВИЧ-инфекции — факторы, определяющие исключительную значимость вакцинации этой группы пациентов. При отсутствии вакцинации против пневмококковой инфекции в Национальном календаре профилактических прививок следует активно внедрять противопневмококковую вакцинацию детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, и детей с ВИЧ-инфекцией на региональном уровне, используя рекомендации экспертов ВОЗ и Союза педиатров России.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Белошицкий Г. В., Королева И. С., Кошкина Н. А. Пневмококковые менингиты в Российской Федерации // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. — 2009- 2: 21−26.
2. Сорокина М. Н., Иванова В. В., Скрипченко Н. В. Бактериальные менингиты у детей. — М.: Медицина, 2003. — 314 с.
3. Королева И. С., Харит С. М., Рулева А. А. и др. Пневмококковая инфекция в России — эпидемиологическая ситуация // Педиатрическая фармакология. — 2010- 7 (4): 1−6.
4. Лобзин Ю. В., Пилипенко В. В., Алексеев А. М. Антибиотико-терапия острого бактериального менингита // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2000- 2 (1): 11−15.
5. Мартынова Г. П., Гульман Л. А., Богвилене Я. А. и др. Клиника, течение и исходы гнойного менингоэнцефалита пневмококковой этиологии у детей // Вопросы современной педиатрии. — 2010- 9 (4): 1−3.
6. Белошицкий Г. В., Королева И. С. Клинико-эпидемиологические особенности пневмококковых менингитов // Эпидемиология и инфекционные болезни. — 2007- 2: 20−23.
7. Белошицкий Г. В., Королева И. С. Актуальные проблемы профилактики пневмококковых менингитов в Российской Федерации // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. — 2009- 2 (51): 21−26.
8. CDC. Prevention of pneumococcal disease: recommendations of the Advisory Committee on Immunization on Practices (ACIP) // CDC. MMWR. — 1997- 46 (RR-8): 1−24.
9. Синопальников А. И., Дмитриев Ю. К., Дуганов В. К. и др. Этиология внебольничных пневмоний // Военно-медицинский журнал. — 1997- 12: 20−25.
10. Афонина Л. Ю., Воронин Е. Е., Фомин Ю. А., Садовникова В. Н. Диспансеризация детей, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями. Наблюдение и лечение детей с ВИЧ-инфекцией. Рекомендации. — М., 2006. — 82 с.
11. Kyaw M., Rose C. E., Fry A. M. et al. The influence of chronic illness on the incidence of invasive pneumococcal disease in adults // J. Infect. Dis. — 2005- 192 (3): 377−386.
12. Madhi S. A., Kuwanda L., Cutland C. et al. Quantitativ and qualitative antibody response to pneumococcal conjugate vaccine among African Human Immunodeficiency Virus-infected and unfected children // Pediatric Inf. Dis. J. — 2005- 24 (5): 410−416.
13. Bliss S., O'-Brien K., Janoff E. N. et al. The evidence for using conjugate vaccines to protect HIV-infected children against pneumococcal disease // Lancet Infect. Dis. — 2007- 8: 67−80.
14. Пневмококковая конъюгированная вакцина для иммунизации детей — Документ по позиции ВОЗ // ВОЗ. Еженедельный эпидемиологический бюллетень. — 2007- 12 (82): 93−104.
15. CDC. Preventing pneumococcal disease among infants and ypung children. Advisory Committee on Immunization on Practices (ACIP) // CDC. MMWR. — 2000- 49 (RR-9): 1−24.
16. Reingold A., Hadler J., Farley M. M. et al. Direct and indirect effects of routine vaccination of children with 7-valent pneumococcal conjugate vaccine on incidence of invasive pneumococcal disease — United States, 1998−2003 // MMWR Morb Mortal Wkly Rep. — 2005- 54 (36): 893−897.
17. Abrams E. J., Wiener J., Carter R. et al. Maternal health factors and early pediatric antiretroviral therapy influence the rate of perinatal HIV-1 disease progression in children // AIDS. — 2003- 17 (6): 867−877.
18. Spira R., Lepage P., Msellati P. et al. Natural history of human immunodeficiency virus type 1 infection in children: A 5-year prospective study in Rwanda // Pediatrics. — 1999- 104 (5): e56.
19. Козлов Р. С., Кречикова О. И., Сивая О. В. Антимикробная резистентность Streptococcus pneumoniae в России: результаты проспективного многоцентрового исследования (фаза, А проекта ПеГАС-I) // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2002- 4 (3): 267−277.
20. Козлов Р С. Пневмококки: прошлое, настоящее и будущее. — Смоленск, 2005.
21. Nachman S., Kim S., King J. et al. Safety and immunogenicity of a heptavalent pneumococcal conjugate vaccine in infants with human immunodeficiency virus type 1 infection // Pediatrics. — 2003- 112 (1): 66−73.
22. Приказ М З и СР РФ № 51н от 31 января 2011. Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям. — М., 2011.
23. Афонина Л. Ю., Воронин Е. Е., Фомин Ю. А. и др. Клинические рекомендации по профилактике передачи ВИЧ-инфекции от матери ребенку. — М.: ЮНИСЕФ, 2009. — 52 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой