Наложение ареста на имущество: вопросы оптимизации Уголовно-процессуального законодательства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 1
Карягина Оксана Владимировна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса Таганрогского института управления и экономики o. karyagina@tmei. ru
Наложение ареста
НА ИМУЩЕСТВО:
ВОПРОСЫ ОПТИМИЗАЦИИ
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Oksana V. Karyagina
candidate of legal Sciences, associate professor of criminal law and process. Taganrog Institute of Management and Economics o. karyagina@tmei. ru
Seizure of property:
THE ISSUES OF
OPTIMIZATION OF
THE CRIMINAL PROCEDURE LAW
Аннотация. В статье рассматривается такое процессуальное принудительное средство, как наложение ареста на имущество, имеющее своей целью предупреждение противоправного или нежелательного поведения участников уголовного судопроизводства. Основное внимание автором уделяется анализу новаций, внесенных в уголовно процессуальное законодательство, дополняющих и конкретизирующих процедуру реализации данной меры принуждения.
Ключевые слова: арест, имущество, мера процессуального принуждения, гражданский иск, ограничение прав, разумный срок, денежная компенсация.
Annotation. The article deals with such procedural coercive means as the seizure of property, aimed at the prevention of illegal or unwanted behavior of participants of criminal proceedings. The main attention is paid to the analysis of innovations which have been made to the criminal procedure law, supplementing and specifying the procedures for the implementation of this measure of coercion.
Keywords: arrest, property, measure of procedural coercion, civil action, restriction of rights, reasonable period of time, monetary compensation.
Наложение ареста на имущество как мера государственного принуждения представляет собой процессуальное действие, выражающееся в ограничении возможности права собственника или владельца распоряжаться, пользоваться определенным имуществом, а при необходимости его изъятии и передаче на хранение. Целью указанного процессуального действия является обеспечение исполнения приговора в части заявленного гражданского иска, который в рамках уголовного судопроизводства выступает одним из важных средств защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений. С помощью гражданского иска, который может быть подан после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия, граждане и юридические лица могут возместить вред, причиненный преступлением. При этом, гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины.
Несмотря на то, что арест на имущество, теоретически, может применяться по любому уголовному делу. Однако, ограничение имущественного права практически применяется только к фигурантам дел, обладающих какой-либо собственностью. При этом, на протяжении последних лет выросло не только количество ходатайств следствия о наложении ареста на имущество, но и стабильно высокие показатели про-
цента их удовлетворения судом. Так, если в 2008 году таких ходатайств было подано 10 798, то по итогам 2014 года их число увеличилось до 22 748.
Следователи и дознаватели в соответствии с ч. ч 1, 3 от. 115 УПК РФ в целях обеспечения возмещения вреда обладают полномочием ходатайствовать перед судом о наложении ареста на определенное имущество, наличие которого служит гарантией прав потерпевших. Сущность ареста заключается в ограничении для собственников или владельцев имущества права распоряжаться, даже иногда пользоваться им для того, чтобы преступники не смогли скрыть или избавиться от своей собственности, отказав справедливым притязания потерпевших. При этом, законом предусмотрена возможность сохранения ареста имущества и в случаях, когда предварительное расследование по уголовному делу приостановлено.
В ч. 2 от. 115 УПК РФ регламентировано право суда изымать арестованную собственность у владельца, передавая ее на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу. Кроме того, в соответствии с действующим законодательством суд правомочен наложить арест не только на имущество непосредственных участников преступления, но и принадле-
191
жащее третьим лицам, в том числе, его добросовестным приобретателям, которые невольно стали участниками мошеннических действий. Арест на имущество третьих лиц налагается в случаях, если у следствия есть достаточные данные полагать, что оно было получено в результате преступных действий, а также использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).
Несмотря на достаточно подробную регламентацию в уголовно-процессуальном законодательстве процедуры наложения ареста на имущество, тем не менее, при реализации процессуальных действий, направленных на ограничение прав на имущество или его изъятие, правоприменители сталкиваются с рядом сложностей. В частности, законодательные пробелы, выявленные в результате правоприменительной деятельности по ряду ситуаций, связанных с арестом имущества, обусловили определенную судебную практику, позволившую говорить о необходимости изменения данных процессуальных норм. Так, например, в практике можно найти достаточно примеров, когда суды общей юрисдикции при наложении ареста на имущество и распоряжении вещественными доказательствами не принимаются во внимание решения арбитражных судов, тем самым игнорируют нормы от. 90 УПК РФ «Преюдиция».
В практике нередко возникают и сложности при определении обоснованности удовлетворения судом ходатайства органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество, принадлежащее третьим лицам, на основании данных, полученных в ходе оперативнорозыскных мероприятий, оформленных ненадлежащим образом. Исходя из смысла ч. 1 от. 108 УПК РФ, постановление о наложении ареста на имущество не может быть основано на информации, не проверенной в ходе судебного заседания, в частности, на результатах оперативнорозыскной деятельности, представленных в нарушение требований ст. 89 УПК РФ. В связи с этим, отсылка суда на допустимость использования информации, добытой оперативным путем, является некорректной, поскольку в процессе доказывания может быть использована лишь информация, отвечающая требованиям УПК РФ.
Возникают сложности также в ходе процедуры ареста и изъятия имущества, используемого в качестве вещественных доказательств по уголовному делу. Согласно от. 35 Конституции Р Ф, ограничение права собственности возможно только на основании судебного решения, в связи с чем презюмируется, что даже имущество, являющееся вещественным доказательством, не может быть изъято, уничтожено или удерживаться без решения суда или против воли собственника. Поэтому, после вынесения приговора вопросы о дальнейшей судьбе вещественных доказательств и отмене ареста на имущество должны разрешаться в соответствии с принципом состязательности сторон.
При этом, Конституционный суд (КС РФ) подверг жесткой критике сложившуюся практику хранения вещественных доказательств, указав следственным органам на недопустимость немотивированно и на неопределенный срок удерживать изъятое имущество, а судам общей юрисдикции обязал проверять обоснованность действий следователей, не оставляя эти вопросы на их собственное усмотрение.
Этот и другие вопросы применения ст. 115 УПК РФ стали предметом рассмотрения в Конституционном Суде Р Ф. Так, еще в постановлении КС РФ от 31 января 2011 г. № 1-П [1] была указана необходимость обеспечения эффективной защиты права собственности лиц, на чье имущество был наложен арест, включая возможность компенсации убытков, причиненных чрезмерно длительным применением данной меры процессуального принуждения. В указанном постановлении КС РФ также обязал законодателя внести в УПК РФ соответствующие изменения, что было исполнено лишь спустя 4 года.
В постановлении от 21. 01. 2014 № 25-П [2] КС РФ уже четко указал на не конституционность нормы УПК, в соответствии с которой суды вправе бессрочно арестовать имущество, которое хотя и не принадлежит фигурантам уголовного дела, но, по мнению следствия, приобреталось преступным путем. Поскольку Конституцией Р Ф в равной степени защищаются все формы собственности, а применение данной процессуальной меры влечет для собственника определенные ограничения в праве на его владение, использование и распоряжение, то наложение ареста на имущество должно носить лишь временный характер. При этом, для таких лиц должны быть предоставлены процессуальные гарантии, направленные на обеспечение восстановления нарушенных прав посредством правосудия, отвечающего принципам справедливости и равенства.
В постановлении от 10. 12. 2014 № 31-П [3] КС РФ указал, что механизм обеспечения сохранности имущества, арестованного с целью обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, не позволяет эффективно защищать права и законные интересы гражданского истца по уголовному делу, в рамках которого на похищенные со счета этого лица денежные средства, находящиеся на счетах третьих лиц, был наложен арест, в случаях, приостановления предварительного следствия в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Именно это решение КС РФ явилось руководством к действию законодателя, в результате чего был принят федеральный закон от 29. 06. 2015 № 190-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [4], вступивший в силу 15 сентября 2015 года. Данный закон внес ряд существенных изменений в процедуру применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество.
В соответствие с новой редакцией УПК РФ, которая будет распространяться и на случаи ареста имущества, произошедшие до дня вступления в силу поправок, если арест, наложенный на иму-
192
щество, не был отменен, можно отметить следующие новации:
— введение термина «имущество», содержание которого не совпадает с определением данной дефиниции, данной в ГК РФ. Так, с позиции уголовного судопроизводства под имуществом понимаются любые вещи, включая наличные деньги, ценные бумаги, безналичные средства, находящиеся на счетах и во вкладах в банках, имущественные права, включая права требования и исключительные права (п. 13.1 от. 5 УПК РФ). Согласно гражданскому законодательству, данный перечень включает также результаты работ и оказание услуг, объекты интеллектуальной собственности, а также нематериальные блага (от. 128 ГК РФ) —
— конкретизация порядка наложения и снятия ареста с имущества. При наложении ареста теперь суд должен не только обосновать свое решение, но и установить ограничения по владению, пользованию и распоряжению имуществом, о чем необходимо предупреждать тех лиц, которым арестованное имущество передается на хранение. Арест или ограничение прав на имущество могут быть сняты автоматически по истечению установленного судом срока ареста или отказа в его продлении (ч.ч. 1, 6, 9 от. 115 УПК РФ) —
— уточнение порядка рассмотрения судом ходатайств следствия об аресте имущества третьих лиц, который, в целом, соответствует порядку санкционирования судом проведения следственных действий, установленному от. 165 УПК РФ-
— законодательное закрепление принципа определения разумности сроков ареста имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или несущими по закону материальную ответственность за их действия. При вынесении соответствующих решений суды должны учитывать общую продолжительность ареста, правовую и фактическую сложность уголовного дела, достаточность и эффективность действий суда и должностных лиц органов следствия, поведение участников уголовного судопроизводства, а также общую продолжительность уголовного судопроизводства (ч. 3 от. 6.1 УПК РФ) —
— закрепление права третьих лиц подавать иск о назначении им денежной компенсации в случае необоснованного продления сроков ареста их имущества (ч. 6 от. 115.1 УПК РФ, от. 10 691 070 ГК РФ). Обращение в суд с иском о присуждении компенсации возможно, если продолжительность срока ареста превысила четыре года, если уголовное преследование не прекращено или приговор еще не вступил в силу. По вступившему в силу приговору или прекращенному уголовному делу заявление о присуждении компенсации может быть подано не раньше чем через шесть месяцев с этого момента-
Литература:
1. Постановление Конституционного Суда Р Ф от 31 января 2011 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой, третьей
— указание на то, что арест, наложенный на безналичные денежные средства лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или несущими по закону за них материальную ответственность, должен быть отменен, если установлена и подтверждена соответствующими документами принадлежность им данных средств-
— установление порядка продления сроков ареста имущества (от. 115. 1 УПК РФ). Так, при продлении данной меры процессуального принуждения разрешено участие лиц, имущество которых арестовано, при этом следователь или дознаватель, прежде чем ходатайствовать перед судом о продлении сроков ареста, обязан документально зафиксировать тот факт, что основания для применения ареста не отпали-
— закрепление обязанности следователя до приостановления предварительного следствия установить обстоятельства, свидетельствующие о том, что имущество, на которое наложен арест, получено фигурантом уголовного дела в результате преступных действий либо предназначалось или использовалось для этого (чч. 6,7 от. 208 УПК РФ).
В случае приостановления предварительного следствия, следователь или дознаватель обязаны решить вопрос о продлении срока ареста на имущество на период приостановления уголовного дела, а также рассмотреть возможность изменения наложенных на арестованное имущество ограничений либо отмены ареста вовсе. При решении вопроса о приостановлении уголовного дела судья должен или отменить арест имущества, или продлить меру пресечения, изменив ее содержание, установив запрет на отчуждение или уничтожение арестованного имущества.
Применение меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество выступает достаточно серьезным инструментом обеспечения исполнения приговора, которое ограничивает осуществление ряда важных гражданских прав. Тем не менее, внесенные изменения, инициированные КС РФ, не разрешили всех правовых коллизий. Так, на 12 октября 2015 года КС РФ назначены публичные слушания, предметом которых выступят положения уголовнопроцессуального законодательства, касающиеся гарантий и правил возмещения убытков, в случаях незаконного ареста имущества, используемого в коммерческих целях. Полагаем, что уже введенные новации, направленные на оптимизацию применения рассмотренной меры процессуального принуждения, будут способствовать более качественному и эффективному обеспечению интересов лиц, чье имущество помещается под арест, нежели действовавший до недавнего времени уголовно-процессуальный закон.
Literature:
1. The decision of the Constitutional Court of the Russian Federation of 31 January 2011 № 1-P «On the case about inspection of constitutionality of provi-
193
и девятой статьи 115, пункта 2 части первой статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Недвижимость-М», общества с ограниченной ответственностью «Соломатин-ское хлебоприемное предприятие» и гражданки ЛИ. Костаревой» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2011. № 2.
2. Постановление Конституционного Суда Р Ф от
21. 10. 2014 № 25-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей и девятой статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Аврора малоэтажное строительство» и граждан В. А. Шевченко и МЛ. Эйдлена» // Российская газета. № 250. 31. 10. 2014.
3. Постановление Конституционного Суда Р Ф от
10. 12. 2014 № 31Л «По делу о проверке конституционности частей шестой и седьмой статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой закрытого акционерного общества «Глория» // Российская газета. № 293. 24. 12. 2014.
4. Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 190-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 6 июля 2015. № 145.
sions of parts 1,3 and 9 of article 115- paragraph 2 of part 1 of article 208 of the Criminal procedure Code of the Russian Federation and the paragraph 9 of point 1 of article 126 of the Federal law «On insolvency (bankruptcy)» in connection with the complaints of «Real Estate-M» closed joint-stock company, «Solomatinsk grain reception enterprise» limited liability company and citizen L.I. Kostareva» // Bulletin of the Constitutional Court of the Russian Federation. 2011. № 2.
2. The decision of the constitutional Court of the Russian Federation dated 21. 10. 2014 No. 25-P «On the case about inspection of constitutionality of provisions of parts 3 and 9 of article 115 of the Criminal procedure Code of the Russian Federation in connection with complaints of «Aurora Low-rise Construction» limited liability company and citizens V.A. Shevchenko and M. P. Eidlin» // Russian gazette. № 250. 31. 10. 2014.
3. The decision of the constitutional Court of the Russian Federation from 10. 12. 2014 No. 31-P «On the case about inspection of constitutionality of parts 6 and 7 of article 115 of the Criminal procedure Code of the Russian Federation in connection with the complaint of the «Gloria» closed joint-stock company // Russian gazette. № 293. 24. 12. 2014.
4. Federal law of June 29, 2015 No. 190-FZ «On amendments to certain legislative acts of the Russian Federation» // Russian gazette. July 6, 2015. № 145.
194

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой