Направления развития финансового федерализма и проблема трансфертов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВАЛЮТНО-ФИНАНСОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ
О. С. Пчелинцев, М.М. Минченко
НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ФИНАНСОВОГО ФЕДЕРАЛИЗМА И ПРОБЛЕМА ТРАНСФЕРТОВ1
В статье анализируются направления координации территориальных бюджетов с другими финансовыми подсистемами регионов и муниципальных образований. Особое внимание уделено совершенствованию трансфертов из Федерального фонда финансовой поддержки регионов -более полному учету в них достигнутого уровня собственных бюджетных доходов. Приводятся результаты соответствующих экспериментальных расчетов.
Одна из проблем, традиционно вызывающая споры среди экономистов, — противоречие между общей установкой рыночных реформ на уход государства из экономики и одновременным движением от унитарной модели к федеративной, что предполагает, наоборот, укрепление, по крайней мере, одного из уровней государственной системы — регионального. Это противоречие обостряется упрощенной трактовкой роли государства в экономике, сводимой к административному вмешательству, законным объектом которого может являться только государственный сектор. В сфере финансов выражением данной позиции служит односторонняя концентрация внимания на проблемах бюджета. Однако в условиях, когда сам бюджет непрерывно сжимается, это равнозначно утрате общественного контроля над экономическим развитием. Ведь даже при самом тщательном распределении бюджетных средств между центром, регионами и местами их все равно не хватит для выполнения всех предписанных им функций, потому что недостаточен абсолютный уровень государственных и муниципальных доходов и расходов.
Разумеется, свою роль в этом играют и распределительные факторы. Так, при доле территориальных бюджетов в общей сумме бюджетных доходов и расходов, равной около 50%, основная часть бюджетных доходов приходится на федеральные налоги, т. е. налоговая система более централизована, чем бюджетная. Существенно и то, что федеральный бюджет формируется за счет самых удобных и легко собираемых доходов — НДС, акцизов и таможенных пошлин. А бюджеты субъектов Российской Федерации, напротив, базируются в первую очередь на прямых налогах — на прибыль и имущество предприятий. В результате & quot-федеральные органы, проводя неэффективную экономическую политику, не зависят от ее результатов. А регионы становятся ее жертвами& quot- [1].
Отражением этого комплекса проблем стала дискуссия о бюджетном федера-лизме2 — системе отношений между различными уровнями власти (федеральным, региональным и местным) по поводу разграничения их бюджетно-налоговых полномочий и распределения и перераспределения бюджетных доходов и расходов. Основными звеньями этой системы являются: а) Федеральный фонд финансовой поддержки регионов (ФФПР) и аналогичные по назначению фонды субъектов РФ- б) распределение финансовой помощи из него (трансфертов) по общим для всех регионов правилам на формализованной основе.
1 Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 99−02−310а).
2 Только в журнале & quot-Финансы & quot- ей было посвящено за последние два года 17 статей.
После 1994 г. механизм формирования трансфертов не раз корректировался: ежегодно менялись финансовая база и норматив образования ФФПР, уточнялась методика его распределения. Однако эти корректировки не меняли существа сложившейся системы межбюджетных отношений. Все отчетливее стали проявляться ее недостатки:
-ненадежность методик определения нуждаемости регионов- -ослабление заинтересованности регионов-реципиентов в повышении своих бюджетных доходов (которое влечет за собой вместо поощрения & quot-наказание"- -уменьшение трансферта) —
-сильная зависимость нижестоящих бюджетов от вышестоящих. Конечно, кроме трансфертов существуют и другие инструменты финансовой поддержки регионов — субвенции, дотации, финансирование целевых программ, ассигнования на решение социальных задач. Но они также опираются на бюджет, слабо учитывают другие финансовые ресурсы региона. Кроме того, эти инструменты меньше, чем трансферты, поддаются формализации. Поэтому либеральные экономисты, опасаясь произвола бюрократов, призывают вообще отказаться от их использования. Однако в реальной жизни, наоборот, именно система трансфертов открыла новые возможности для чиновничьих злоупотреблений5. Это не случайно: как показала Л. Н. Лыкова, обсуждение исходных данных для расчета трансфертов формирует & quot-скрытый переговорный процесс& quot-, в котором неформальные мотивы вновь занимают важное место [3, с. 91]. Поэтому на деле никаких оснований для столь безусловного предпочтения трансфертов другим формам межбюджетного перераспределения не существует. Мы уже не говорим о все большем размывании границ между этими формами4.
Сейчас перспективы развития межбюджетных отношений связываются с окончательным принятием и введением в действие Налогового и Бюджетного кодексов. При этом, однако, не учитывается, что разработка этих документов велась в условиях, когда интересы регионов и муниципальных образований не могли быть должным образом учтены [4]. Поэтому при сохранении Налогового и Бюджетного кодексов в их нынешнем виде положение региональных и местных бюджетов может не улучшиться, а, наоборот, ухудшиться.
В этой связи ведутся разговоры о новой бюджетно-налоговой реформе, нацеленной на реализацию расходных полномочий всех бюджетных уровней в основном за счет их собственных доходов. Однако проведение такой реформы средствами налогового законодательства в условиях, когда Налоговый и Бюджетный кодексы только что приняты, потребует немалого времени.
Конечно, определенную роль могут сыграть документы исполнительной власти, такие, как постановление Правительства Р Ф от 30 июля 1998 г., № 862 & quot-О Концепции реформирования межбюджетных отношений в Российской Федерации в 19 992 001 годах& quot-. Им, в частности, предусматриваются:
— определение необходимых бюджетных расходов на основе минимальных государственных стандартов-
5 Вот как говорил об этом депутат Госдумы Р Ф О. В. Морозов: & quot-Вся политика финансовых взаимоотношений с субъектами Федерации в 1997 году носила откровенно феодальный характер… То есть правила распределения средств сначала торпедируются под лозунгом нехватки денег в бюджете, а после этого начинается абсолютный субъективизм — как хочу, так и ворочу& quot- [1]. И получается, что & quot-если губернатор больше всех находится в Москве и ходит по кабинетам, то он может и получить больше& quot- (из выступления Е. М. Примакова в Совете Федерации [2].
4 Имеется в виду многочисленные предложения формировать внутри ФФПР & quot-целевые трансферты & quot-, скажем, для финансирования & quot-северного завоза& quot-. Соглашаясь с этими предложениями по существу, следует все же заметить, что по своей экономической природе такие выплаты будут уже не трансфертами, а целевыми дотациями.
— использование трансфертов только для обеспечения федеральных стандартов уровня жизни-
— снижение объема региональных заимствований-
— приведение соглашений по межбюджетным отношениям между федеральными органами и органами власти субъектов Российской Федерации в соответствие с федеральным законодательством5.
Но все эти решения, как и раньше, затрагивают только бюджетную сферу. Между тем экономической основой федеративных отношений должен быть финансовый механизм, позволяющий системно реагировать на весь комплекс проблем регионального развития. Решить эту задачу, опираясь только на бюджет, невозможно. Ведь в условиях резкого сужения сферы государственного хозяйства бюджет образует только часть финансовой системы. За его пределами остаются финансы предприятий, доходы и расходы населения, ресурсы кредитной системы и др. Обеспечить эффективное использование этих ресурсов можно только при условии перехода к более широкой концепции & quot-финансового федерализма & quot-6.
Это модель, в которой регионы и города выступают как звенья, ответственные за воспроизводство, а денежная система — как инструмент обеспечения единства национальной экономики, управляемости и сбалансированности ее развития. Бюджет играет в этой модели роль & quot-кристаллизационного ядра& quot-. На инструментальном уровне идее финансового федерализма соответствует разработка сводного финансового баланса страны в региональном разрезе.
Переход к финансовому федерализму означает: а) постановку ряда вопросов, которые не отражались должным образом в работах по бюджетному федерализму- б) уточнение постановки ряда других вопросов с позиций рационального использования всех финансовых ресурсов региона. К первой группе могут быть отнесены вопросы финансирования развития, управления собственностью и долевого участия. Ко второй — вопросы развития местных финансов, выработки минимальных социальных стандартов и совершенствования трансфертов.
Направления развития финансового федерализма. Финансирование регионального развития. Традиционным инструментом регионального развития служат целевые программы. Сейчас их финансирование из года в год сокращается. В этих условиях, безусловно, оправданы предложения правительства о инвентаризации (& quot-селекции"-) действующих программ, оптимизации их перечня, включении средств государственной поддержки программ в бюджет развития. Однако реализация этих предложений мало что даст без перехода к программному управлению. Нынешняя модель реализации программ, в рамках которой государственные организации выступают лишь в качестве их & quot-заказчиков"-, явно устарела.
Другим инструментом развития должно стать перспективное бюджетное планирование. Необходимость его вытекает из самой природы финансового федерализма, который в отличие от бюджетного, в принципе, не может ограничиваться рамками годового плана (господствовавшего, кстати, и в советской системе). Для решения этой задачи может быть использована схема, предложенная А.Н. Данко-вым (ЦЭМИ РАН): на первом этапе разрабатываются планы долгосрочного развития регионов и муниципальных образований сроком на 10 лет, на их основе гото-
5 В этой связи заслуживает внимания предложение В. В. Савалея о том, чтобы связанная с такими соглашениями бюджетная асимметрия была утверждена законодательно (т. е. стала прозрачной) и вписана в контекст федеральных программ, имеющих конечный срок действия.
6 Термин & quot-финансовый федерализм& quot- предложен чл. -корр. РАН В. В. Ивантером в ходе XI российско-французского семинара по финансовым и денежным проблемам переходного периода (Париж, 8−10 июля 1996 г.).
вятся перспективные бюджеты — на 4 года и только на последнем этапе — обычные годовые бюджеты.
Сейчас Бюджетным кодексом РФ предусмотрено деление бюджетных расходов на текущие и капитальные. Решение этой задачи пытаются подчас упростить: предлагают, например, автоматически выделять 5−8% ФФПР на цели инвестирования, но это менее 0,1% ВВП. Решить такими средствами проблемы занятости и инфраструктуры (а именно они образуют & quot-ядро"- регионального развития), разумеется, невозможно. Поэтому правильным решением является дополнение нынешней системы текущего бюджетного выравнивания системой территориального развития. (Основные контуры такой системы описаны во множестве монографий и статей7.) Важнейшее ее отличие от существующей — капитализация доходов от собственности8, т. е. финансирование инвестиций (в основном) из амортизации, процента и ренты. Но это значит, что на современном этапе система финансового федерализма должна служить, прежде всего, выявлению и целевому использованию доходов от собственности. Для этого необходимо:
— наладить повсеместный бухгалтерский и статистический учет доходов от собственности-
— выявить направления их использования и каналы утечки-
— принять законодательные нормы, исключающие использование амортизации, процента на капитал и земельной ренты на какие-либо иные нужды кроме инвестирования в реальный сектор.
Мобилизацию доходов от собственности на нужды регионального развития следует вести по двум направлениям: территориальное управление государственной и муниципальной собственностью и модернизация системы долевого
9
участия.
Территориальное управление собственностью. Развитие территориального управления государственной и муниципальной собственностью предполагает: продолжение передачи объектов федеральной собственности (за исключением предприятий, выделенных в особый список) в собственность субъектов РФ и муниципальных образований10 и создание на базе территориальных агентств Мингосимущества сети региональных и местных инвестиционно-холдинговых компаний.
Для этого их деятельность должна быть переориентирована с приватизации, которая в условиях кризиса крайне невыгодна, на извлечение максимума доходов из государственной и муниципальной собственности (той ее части, которая допускает коммерческое использование). Хорошим примером здесь может служить Москва, где функцию управления городской собственностью уже несколько лет выполняет специальное подразделение правительства города — Комплекс по экономической политике и имущественно-земельным отношениям.
Важным инструментом контроля территорий над использованием доходов от собственности могло бы стать введение полноценного налога на имущество физи-
7 Примером может служить фундаментальная монография австрийского экономиста Дитера Бёкеманна & quot-Theorie der Raumplanung& quot-. Териториальное развитие определяется в ней как & quot-повышение качества экономического пространства посредством государственных инвестиций (прежде всего в инфраструктуру) и законодательного регулирования (с особым вниманием к организации землепользования)& quot- [5, с. 14].
8 Именно доходы от собственности образуют ее экономическую реализацию, которую у нас явно упустили из вида, & quot-зациклившись & quot- на манипуляциях с титулами собственности и ценными бумагами.
9 Соответствующие вопросы уже ставились нами в статье [6]. В то же время понять без них суть финансового федерализма невозможно. Поэтому мы вынуждены повторно изложить их, пусть и очень коротко.
10 Среднесрочной программой правительства РФ на 1997−2000 гг. намечалось завершить такую передачу уже к концу 1997 г.
ческих лиц11. Однако в российских условиях таким налогом должна облагаться только крупная собственность.
Долевое участие. Другим каналом мобилизации доходов от собственности должна стать рыночная реструктуризация системы долевого участия (участия предприятий в финансировании развития инфраструктуры). Она должна строиться на общепринятом в мировой практике принципе: за улучшение инфраструктуры платит тот, кто от этого выигрывает. Это значит, что при строительстве или расширении коммерческих объектов территориальные органы должны учитывать создаваемую ими дополнительную нагрузку на инфраструктуру и договариваться с застройщиками о возмещении вызываемых этим затрат. Аналогичным образом при строительстве инфраструктурных объектов муниципалитетом их стоимость должна делиться между будущими пользователями пропорционально их ожидаемому выигрышу. При этом могут выпускаться & quot-сертификаты участия& quot- - облигации, дающие частным инвесторам право на получение определенного процента по вкладам в инфраструктуру.
Другим важным источником финансирования регионального развития должна стать страховая система.
Направления совершенствования бюджетного федерализма. Как уже отмечалось, бюджетный федерализм входит составной частью в систему финансового федерализма. Поэтому традиционные сюжеты совершенствования межбюджетных отношений никуда не исчезают. Просто они обсуждаются в контексте общего финансового положения регионов и перспектив их развития.
Местные (муниципальные) бюджетные системы. Сейчас внимание специалистов сосредоточено главным образом на верхних уровнях бюджетной системы — федеральном и региональном. Значение местных финансов явно недооценивается. В результате при росте доли субъектов Федерации в консолидированном бюджете страны с 24% в 1991 г. до 54% в 1997 г. доля местных бюджетов в совокупных бюджетных доходах субъектов Федерации снизилась за те же годы на 10 проц. п. Дефицит местных бюджетов доходит до 50% (и это при практическом отсутствии бюджетов развития!). Продолжает снижаться доля их собственных доходов. Растет кредиторская задолженность местных органов.
Сейчас финансовые ресурсы местных бюджетов формируются и распределяются субъектами Федерации на основе произвольно устанавливаемых и ежегодно меняющихся индивидуальных нормативов. Однако природе местного самоуправления больше соответствует обеспечение местных расходов местными же доходами (налоговыми и неналоговыми). Это предполагает формирование полноценного муниципального сектора. Сейчас отношение к этой идее противоречивое. С одной стороны, в стране продолжается масштабный процесс муниципализации ведомственного жилья и объектов социальной инфраструктуры [7]. С другой — муниципализация рассматривается не как самостоятельное направление реформы, а как побочный продукт приватизации предприятий и промежуточная ступень на пути к полной приватизации жилья и объектов социальной сферы. Иными словами, муниципальный сектор трактуется фактически как часть государственного сектора,
12
подлежащая свертыванию наравне со всеми остальными.
11 В США, например, налог на собственность составляет до 1,5% оценочной стоимости имущества и дает до 80% налоговых поступлений в местные бюджеты. И это несмотря на то, что переоценка собственности проводится раз в 10 лет, так что облагаемая налогом сумма, как правило, ниже ее рыночной цены.
12 Могут возразить: ведь не противились же либеральные экономисты объявлению местного самоуправле-
ния чем-то отдельным от государства. Да, не противились, но только потому, что рассматривали это решение как еще один способ перекладывания ответственности за решение социальных проблем с государ-
ства на другие уровни, т. е. как часть курса на свертывание социальных гарантий.
Минимальные социальные стандарты. Сейчас практически общепризнано, что основой бюджетного федерализма должна служить система государственных минимальных социальных стандартов. В совокупности, они должны обеспечивать: нормальное воспроизводство рабочей силы- равенство стартовых возможностей для молодежи- компенсацию экстремальных природных условий- снижение социальной напряженности и т. п., т. е. полные социальные гарантии. Для этого минимальные стандарты целесообразно & quot-привязать"- к региональным прожиточным минимумам (отдельно для города и села) и дополнить душевыми нормативами расходов на жилищно-коммунальное и социально-культурное обслуживание. В последнем случае речь, разумеется, идет не о минимальных, а о средних значениях эколого-градостроительных параметров и нормативов пространственно-временной доступности, дифференцированных лишь по размерам населенных пунктов и системам расселения.
К сожалению, конкретные значения государственных минимальных социальных стандартов на федеральном уровне до сих пор не разработаны. В ряде регионов используются временные минимальные стандарты, играющие роль, скорее, финансово-бюджетных, чем собственно социальных нормативов15. Для перехода от них к федеральным стандартам необходимо: определить перечень действительных потребностей- количественно оценить ресурсы для их удовлетворения- обеспечить реальную защиту соответствующих статей в федеральном, региональных и местных бюджетах.
Направления развития системы трансфертов. Сейчас в основе определения долей регионов — субъектов Федерации в ФФПР лежит принцип доведения приведенных душевых бюджетных доходов регионов (Дпр. г- = Ддушг- / ИБРЬ где Ддушг- -среднедушевой бюджетный доход /-го региона, ИБРг- - индекс бюджетных расходов) нижней части доходной шкалы до некоторого единого уровня.
Напомним, что индекс бюджетных расходов (ИБР) рассчитывается на основе параметров, позволяющих привести удельные бюджетные доходы СФ к сопоставимым условиям, таких, как прожиточный минимум, бюджетная обеспеченность, соотношение расчетных доходов и расходов и др. В 1999 г. ИБР для /-го региона в соответствии с методикой рассчитывался по формуле ИБРг- = Р- / Ртт, где Р- -средневзвешенное значение бюджетных расходов на душу населения по группе регионов, в которую входит /-й регион, за 1997 г., приведенных к условиям 1999 г.- Ртт — минимальное среди всех групп средневзвешенное значение бюджетных расходов на душу населения за 1997 г., приведенных к условиям 1999 г.
Реализация этой методики представляет собой итеративную процедуру, на каждом шаге которой определяются:
/
— сумма, на которую уменьшается объем ФФПР (Т): '- = ^ ((АДпр.) -ИБР-
}=1
•Чн. --), где (АДпр.) — сумма недостающих бюджетам I самых бедных регионов средств для доведения их приведенных душевых бюджетных доходов до уровня следующего за ними (ближайшего «более богатого») региона ((/+1)-го), Чн. -- - численность населения j-го региона-
— сумма трансфертов / регионам: (^)/ =(^)/-1 +((АДпр.)/ '-ИБР-- -Чн.-), 1 & lt- j & lt- /.
Процесс распределения ФФПР происходит до тех пор, пока его объем с учетом
15 Такое развитие событий было санкционировано в конце 1997 г., когда проект федерального закона & quot-О государственных минимальных социальных стандартах& quot- после обсуждения в Государственной Думе был отправлен на доработку, а региональным органам было предписано формировать проекты своих бюджетов с использованием временных минимальных социальных стандартов.
уже распределенных сумм не станет равным нулю. В итоге (на последней итерации) определяются доли соответствующих регионов в общем объеме ФФПР: й) = (?0г- / Т, утверждаемые федеральным законом о бюджете на соответствующий год.
Результатом описанной процедуры становится выравнивание приведенных душевых бюджетных доходов т регионов на уровне Дпр. у (рис. 1- кривая (1) обозначает уровни приведенных душевых бюджетных доходов регионов до выделения трансфертов). По условиям 1999 г. эта величина составила 1075 руб.
Такая уравниловка, на наш взгляд, неприемлема, особенно если учесть, что в нижней части шкалы доходов чувствительность к каждой их дополнительной единице выше. Она объективно становится наказанием тех, кто произвел больше, а потреблять теперь — после корректировки бюджетов — должен столько же. Не доказана и способность высокодотационных районов эффективно использовать повышенные трансферты. А главное, при таком подходе многие нуждающиеся регионы (и как раз те из них, которые старались больше других) вообще не получат финансовой поддержки.
распределения трансфертов в соответствии с официальной методикой? — объем ФФПР
Поэтому принцип доведения среднедушевых бюджетных доходов всех дотационных регионов до одного и того же уровня нуждается в пересмотре. Он не учитывает требований бюджетной мобилизации, да и с точки зрения социальной справедливости нелегко объяснить, почему, к примеру, регион (Республика Ингушетия), приведенный среднедушевой бюджетный доход которого составляет всего 88 руб., должен получать после выделения трансферта те же 1075 руб., что и регион (Республика Карелия) с приведенным собственным доходом 867 руб.
Трансферты из ФФПР должны не уничтожать, а только смягчать различия в доходах. Другими словами, должны сохраняться порядковые номера в распределении регионов по уровню дохода (т. е. регион, получивший самые низкие собственные доходы, и после получения трансферта должен остаться на последнем месте, следующий за ним — на предпоследнем и т. д.).
Простейший способ решить эту задачу — изменить нынешнюю методику расчета трансфертов таким образом, чтобы все регионы с приведенным душевым бюджетным доходом ниже среднего получали долю в ФФПР, пропорциональную их отставанию от среднего уровня14. Это позволит сохранить относительную справедливость в распределении ФФПР- стимулировать регионы — получатели трансфертов повышать свои доходы за счет собственных усилий- охватить финансовой поддержкой из ФФПР все регионы с душевыми бюджетными доходами ниже среднего.
Суть предлагаемого изменения представлена на рис. 2, где кривые (1) и (2) обо-
14 Некоторые обоснования этого предложения были опубликованы нами в статьях [8]. По своей экономической сути оно соответствует известной западной формуле & quot-отрицательного подоходного налога & quot-.
значают уровни приведенных душевых бюджетных доходов регионов до и после выделения трансфертов соответственно15. Теперь кривая, аппроксимирующая уровни приведенного душевого дохода, не & quot-ломается"- (как в варианте официальной методики), а лишь слегка разворачивается по часовой стрелке вокруг точки среднего дохода, т. е., определенная, объективно оправданная дифференциация между дотационными регионами сохраняется.
Дпр
Дпр. (2) (1)
89 Субъекты РФ
Рис. 2. Уровни региональных приведенных бюджетных душевых доходов до и после распределения трансфертов по предлагаемой методике? — объем ФФПР
Нами были выполнены экспериментальные расчеты трансфертов из ФФПР, основанные на этом принципе. При этом использовались следующие формулы (в принятых обозначениях).
«» (Дпр. — Дпр.)• Чн. • ИБР.
Доля /-го региона в общем объеме ФФПР: ^ =_*_& gt-'- I_,
'-? ((Дпр. — Дпр.)• Чн. • ИБР.)
где 5 — число регионов с приведенным бюджетным душевым доходом ниже среднего, Дпр. — средневзвешенный приведенный душевой бюджетный доход.
Объем трансферта му региону: = di • Т.
Информацией для расчетов послужили данные о численности населения и приведенных душевых бюджетных доходах, представленные в & quot-Методике распределения средств Федерального фонда финансовой поддержки субъектов Российской Федерации на 1999 год& quot-, подготовленной трехсторонней рабочей группой по совершенствованию межбюджетных отношений в Российской Федерации.
Планируемый на 1999 г. объем ФФПР составлял 33 725 762 тыс. руб.- уровень приведенных душевых бюджетных доходов, до которого происходит выравнивание по & quot-Методике"-, равен 1075 руб.- рассчитанный средневзвешенный приведенный душевой бюджетный доход составил 1222,40 руб. Результаты этих расчетов представлены в Приложении (таблица и рисунок).
Как видно из Приложения, результатом предлагаемого изменения методики становится некоторое уменьшение трансфертов для регионов со значениями приведенного среднедушевого бюджетного дохода от 88 (Республика Ингушетия) до 813 руб. (Республика Саха). Зато появляется возможность повысить трансферты 27 регионам с приведенным среднедушевым доходом от 834 (Калужская область) до 1050 руб. (Оренбургская область) и назначить их еще пяти регионам с приведен-
15 Отметим, что площади заштрихованных фигур на рис. 1 и 2 — равные, они соответствуют одному и тому же общему объему ФФПР (Т).
ными бюджетными доходами от 1093 до 1193 руб. (Удмуртская республика, Красноярский край, Томская, Ленинградская и Челябинская области), которые по существующей методике вообще не получают трансфертов.
Конечно, эти результаты не следует рассматривать как готовую рекомендацию к внедрению, так как до перехода экономики в режим устойчивого экономического роста отрицательные побочные эффекты любой перераспределительной акции могут перевесить ее прямой положительный эффект.
Литература
1. НГ-Регионы. 1998. № 4.
2. Российская газета. 1998. 4 дек.
3. Лыкова Л. Действующая модель финансового выравнивания и финансовый потенциал регионов России. // Федерализм. 1997. № 2.
4. НГ-регионы. 1998. № 15.
5. Oldenbourg R. Muenchen — Wien: Verlag, 1984.
6. Пчелинцев О. С., Арянин А. Н., Верхунова М. С., Щербакова Е. М. Новые тенденции в развитии регионов России и экономическая политика федерального центра //Проблемы прогнозирования. 1998. № 3.
7. Лексин В. Н. Швецов А.Н. Новые проблемы российских городов (Муниципализация социальных объектов: правовые и финансовые решения). М.: УРСС. 1999.
8. Пчелинцев О. С. Минченко М.М. Как соединить в формуле для расчета трансфертов принципы выравнивания и стимулирования? // Финансы. 1998. № 7- Пчелинцев О. С. Минченко М.М. Учет региональных финансовых ресурсов в системе межбюджетных отношений // Финансы. 1999. № 10.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой