Почвы и растительность многолетней залежи в дельте Р. Волги

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 581. 553+574. 472 ББК 28. 58
Голуб В. Б., Сорокин А. Н., Мальцев М. В., Чувашов А. В.
ПОЧВЫ И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ МНОГОЛЕТНЕЙ ЗАЛЕЖИ
В ДЕЛЬТЕ Р. ВОЛГИ
Golub V.B., Sorokin A.N., Maltsev M.V., Chuvashov A.V.
SOIL AND VEGETATION OF THE PERENNIAL BED IN THE VOLGA DELTA
Ключевые слова: растительность залежей, дельта Волги, засоление почв.
Keywords: vegetation of fallow land, Volga delta, soil salinization.
Аннотация
Дается характеристика почв и растительности заброшенного 19 лет назад участка обвалованной пашни в дельте р. Волги. Установлено, что на степень засоления почвы залежи влияет подстилающая порода, которую можно различить на фотоснимке, сделанном с искусственного спутника Земли. В свою очередь величина засоления почвы влияет на направление сукцессий на залежи. На слабозасоленной почве формируются сообщества с доминированием видов родов Elaeagnus, на сильнозасоленной почве — с преобладанием видов рода Tamarix или сообщества с доминированием однолетних галофитов.
Abstract
There is given the characteristic of soils and vegetation of fallow land in the Volga delta which was deserted 19 years ago. It was found that the bottom, seen on the pictures from artificial satellites, affects the degree of soil salinity. In turn, the rate of soil salinity affects the direction of successions on fallow lands. On slightly saline soils there are formed communities dominated by species of the genus Elaeagnus, on the strongly saline soils — those dominated by species of the genus Tamarix, or communities dominated by annual halophytes.
В 60-х-70-х годах прошлого века десятки тысяч гектаров дельты р. Волги были обвалованы и превращены в орошаемую пашню, на которой выращивали кормовые культуры, бахчевые и рис. Обвалование производилось прежде всего с целью предотвращения естественного затопления пашни во время весенне-летних половодий. В 90-х годах многие из этих крупных инженерных оросительных систем перестали эксплуатироваться. На огромных площадях появились совершенно новые ландшафты. В данной статье характеризуется почвы и растительность одного из участков залежи в дельте р. Волги.
ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ
Исследования проводились в западной части дельты р. Волги в Астраханской области (рис. 1).
С геоморфологической точки зрения территория района исследований относится к средней зоне аллювиально-дельтовой равнины, которая расчленена сложной сетью водотоков и представляет собой острова. Высота островов над меженью водотоков достигает 1,5−3,0 м [2]. Для островов дельты р. Волги характерно наличие многочисленных ильменей, а также бугров Бэра, возвышающихся над меженью на 10−15 м. Ядро последних сложено нижнехвалынскими морскими глинистыми отложениями, содержащими большое количество солей. Поверхность бэровских бугров формируют позднехвалынские элювиально-делювиальные песчаные и супесчаные отложения- у их подножья также прослеживаются делювиальные шлейфы шириной до 100−200 м с большой концентрацией водорастворимых солей в материнской породе [11].
Климат территории умеренный, континентальный с высокими температурами летом, низкими — зимой, большими годовыми и летними суточными амплитудами температуры воздуха, малым количеством осадков и большой испаряемостью- нередки восточные суховеи [14].
Рис 1. Звездочкой указано место проведения исследований
В районе исследований до создания оросительных систем преобладали аллювиальные луговые насыщенные, чаще всего слаборазвитые почвы. Их формирование происходило в условиях высокого положения уровня грунтовых вод и длительного ежегодного затопления во время половодий. Содержание гумуса — 2−7%. Как правило, почвы были в большей или меньшей степени засолены [3, 8]. Основной причиной засоления почв являлся выпотной гидрогеологический режим и высокое содержание солей в материнских породах. Формированию выпотного водного режима почв способствует близкий уровень залегания грунтовых вод, в межень в средней части дельты он находится на глубине 1,5−2,0 м [4]. В естественных условиях гидрологического режима прогрессивное засоление этих территорий предотвращалось за счет регулярных весеннелетних половодий, воды которых вымывали накапливающиеся в почве соли. После создания инженерных оросительных систем соли из почв вымывались оросительными водами. Препятствовали засолению почв и дренажные канавы этих сооружений. После прекращения эксплуатации инженерных систем орошаться эти территории перестали, но в подавляющем большинстве случаев ограждающие валы сохранились. Поэтому в половодье обвалованные участки не затапливаются. Дренажные канавы и каналы, по которым подавалась вода для орошения, выполаживаются, заваливаются грунтом, зарастают тростником, кустарниками и деревьями.
Во время половодий обвалованные территории окружены со всех сторон водой. Так же, как и на необвалованных участках, уровень грунтовых вод в сглаженном виде и с запозданием повторяет колебания уровня воды в водотоках [4, 10]. Вследствие этого зеркало грунтовых вод на обвалованных территориях вначале имеет вогнутую форму, а затем, во время спада уровня воды, — выпуклую [13]. Вместе с грунтовыми водами к поверхности поднимаются и соли, что приводит при отсутствии их периодической промывки к засолению почвы.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Исследования были выполнены в августе 2009 г. На обвалованном участке залежи, на которой 19 лет назад прекратили выращивать сельскохозяйственные культуры, была заложена трансекта длиной 900 м. На трансекте равномерно расположили 30 пробных площадок (п. п.) размером от 100 до 225 м², на которых были сделаны геоботанические описания (рис. 2). Обилие отдельных видов растений определяли в процентах проективного покрытия. Последние величины затем переводили в баллы: + - & lt- 1%, 1 — 15%, 2 — 6−15%, 3 — 16−25%, 4 — 26−50%, 5 — 51−100%.
Рис. 2. Фотоснимок с искусственного спутника Земли обвалованного участка залежи с указанием расположения пробных площадок. Пронумерованы площадки, на которых отбор почвенных проб проводился до глубины 1 м (Яндекс. Карты, 2011, © ООО ИТЦ «СКАНЭКС», © Geo Eye, Inc.)
Названия сосудистых растений мы приводим по их списку в базе «Flora Europaea» [17], помещенной в Интернете на сайте Эдинбургского королевского ботанического сада (http: //rbg-web2. rbge. org. uk/FE/fe. html). При их отсутствии в этом списке виды указываются с их авторами. Следует подчеркнуть, что, кроме Elaeagnus angustifolia и Tamarix ramosissima, в дельте р. Волги встречаются и другие виды рода Elaeagnus и Tamarix. Это Elaeagnus caspica (Sosn.) Grossh., E. commutate, E. oxycarpa, Tamarix gracilis, T. smyrnensis (T. hohenackeri Bunge), T. octandra, T. hispida. Перечисленные виды Elaeagnus и Tamarix внутри рода плохо отличаются друг от друга, особенно в вегетативном состоянии. Сходны они и по своей экологии. Нельзя исключить, что при их определении мы могли делать ошибки. Поэтому следует воспринимать и Elaeagnus angustifolia, и Tamarix ramosissima как агрегацию названных выше видов рода Elaeagnus и Tamarix.
Ступени увлажнения (У) и пастбищной дигрессии (ПД) местообитаний оценивали с помощью экологических шкал Л. Г. Раменского [12].
Геоботанические описания пробных площадок были подвергнуты кластерному анализу с помощью программы PC-ORD 5.0 [18], которая подключена к пакету программ JUICE 7.0 [19] (http: //www. sci. muni. cz/botany/juice/). Для нахождения уровня
кластеризации мы провели оценку различных алгоритмов с использованием процедуры определения четкости кластеризации (crispness of classification) [16]. Наибольшая четкость достигалась при использовании коэффициента различия Съеренсена (S0rensen), связывания объектов по методу «гибкой беты» (flexible beta) при в = - 0,25 и с разбиением массива описаний на 5 групп.
На всех пробных площадках для определения ионного состава водной вытяжки были взяты образцы поверхностного слоя почвы (0−15 см). С помощью штыковой лопаты отбирали 5 почвенных проб: по углам квадрата размерами 1×1 м и в его центре. Затем пробы перемешивали и из этой массы отбирали один усредненный почвенный образец.
На 6-и пробных площадках (см. рис. 2) с помощью бура были отобраны почвенные образцы по горизонтам: 0−15, 15−30, 30−50, 50−75, 75−100 см.
Определение ионного состава водной вытяжки осуществлено испытательным центром Федерального государственного учреждения Государственный центр агрохимической службы «Астраханский». Анализы проведены в соответствии с действующими в настоящее время стандартами: d — по ГОСТ 26 425–85- SO4 — по ГОСТ 26 426–85- Ca2+ и Mg2+ - по ГОСТ 26 428–85- HCO3- и CO32- - по ГОСТ 26 424–85- K+ и Na+ -по ГОСТ 26 427–85, плотный остаток — по ГОСТ 26 423–85. Интерпретация результатов анализов проведена в соответствии с «Классификацией и диагностикой почв СССР» [9].
Анализы водной вытяжки почвенных образцов показали, что тип засоления на трансекте варьирует от хлоридно-сульфатного до хлоридного. Для того, чтобы оценки токсичности почвенного раствора сделать сопоставимыми, был рассчитан интегральный показатель: «суммарный эффект токсичных ионов» в эквивалентах хлора-иона (Т) в мг-экв/100 г почвы по алгоритму, предложенному Н. И. Базилевич и Е. И. Панковой [1].
A) если HCO3- & gt- Ca2+, то
Т = Cl- + (SO42-/5) + ((HCO3- - Ca2+)/3)
Б) если HCO3- & lt- Ca2+ & lt- HCO3- + SO42-, то
Т = Cl- + (SO42- - (Са2+ - HCO3-))/5
B) если HCO3- + SO42-& lt- Ca2+, то
Т= Cl-
Расчеты по этому алгоритму предполагают, что в присутствии в водной вытяжке
ионов Са2+ в почве ионы SO42- и HCO3- (при концентрации последнего иона в водной
вытяжке не превышающей 0,6 мг-экв/100 г почвы) находятся в связанном состоянии.
Причем, так как гидрокарбонат кальция менее растворим, чем сульфат кальция, то в
2+ -первую очередь с ионом Са2+ в нерастворимую соль связывается ион НСО3-, а затем уже
ион SO42-. Учитывается также различная токсичность ионов (1 d- = 3 HCO3- = 5 SO42-).
РЕЗУЛЬТАТЫ
На космическом фотоснимке обвалованного участка залежи, на котором мы проводили свои исследования, можно различить особенности рельефа до его обвалования (см. рис. 2). Темные места мы интерпретируем как понижения, светлые — повышения. В юго-западной части обвалованного участка в виде светлого пятна можно различить шлейф бэровского бугра. Именно эта часть обвалованного участка, примыкающая к бугру Бэра, имеет наиболее высокие значения показателя «суммарного эффекта токсичных ионов» в почвенном растворе (рис. 3, 4). Сам бугор находится за пределами обвалованного участка и виден в нижнем правом углу снимка.
На северной стороне обвалованный участок также примыкает к бугру Бэра. Но видимого на снимке шлейфа он не образует.
Рис. 3. Показатели «суммарного эффекта токсичных ионов» в эквивалентах хлор-иона в слое почвы 0−15 см на пробных площадках трансекты.
Рис. 4. Показатели «суммарного эффекта токсичных ионов» по горизонтам до глубины 1 м в эквивалентах хлор-иона, в мг-экв/100 г почвы.
В целом растительный покров обвалованной многолетней залежи, дельты р. Волги резко отличается от растительности участков, находящихся в условиях естественного ежегодного затопления, где господствует луговая и болотная растительность [15]. На участке, где мы вели свои исследования, увлажнение по шкалам Л. Г. Раменского характеризуется как полупустынное с умеренным и сильным влиянием выпаса (табл.). Среди растений, преобладающих на обвалованном участке, можно выделить три ярко выраженные группы растений: 1) древесные и травянистые растения с мощной корневой системой, достигающей грунтовых вод (Elaeagnus angustifolia, Tamarix ramosissima, Alhagi pseudalhagi, Phragmites australis) — 2) галофиты (Aeluropus littoralis, Artemisia santonicum, Atriplex intracontinentalis Sukhor., Limonium gmelinii, Petrosimonia brachiata) — 3) эфемеры (Alyssum desertorum, A. linifolium, Descurainia sophia, Eremopyrum triticeum, E. orientale, Holosteum umbellatum, Lepidium perfoliatum).
Таблица — Группы сообществ, выделенные с помощью кластерного анализа
Номер кластера 1 2 3 4 5
Число описаний в кластере 4 10 3 8 5
Среднее значение ОПП, % 40 40 40 55 25
Среднее значение ступени по шкале Л. Г. Раменского: У 21 25 29 26 21
ПД 7 6 6 5 6
Среднее число видов в описании 9 9 14 14 8
Среднее значение величины T, мг-экв/100 г почвы в горизонте 0−15 см 0,96 0,97 1,08 1,13 2,56
Виды растений Постоянство, %
Eremopyrum triticeum 1001 100+ 1001 1001 1001
Alhagi pseudalhagi 753 902 3 7 6 882 801
Eremopyrum orientale 1001 901 671 881 1001
Zygophyllum fabago 50+ 60+ 33 881 601
Descurainia sophia 25 30 33 25+ 20+
Camelina microcarpa 25 30 33 13 20
Petrosimonia brachiata 251 501 33 631 1002
Bassia sedoides 501 701 1001 881
Phragmites australis 751 50+ 100+ 75+
Lactuca tatarica 50+ 20 33 25
Artemisia santonicum 251 10 1001 25
Elymus repens 25 10 67+ 38
Elaeagnus angustifolia 25 1002 751
Galium humifusum 501 30 33 13
Lepidium perfoliatum 25 10 33 25
Limonium gmelinii 25 10 33 13
Holosteum umbellatum 25 20
Atriplex tatarica 1004
Artemisia austriaca 25
Alyssum linifolium 25 1003 1003 10. 04 1001
Atriplex aucheri
Suaeda altissima 20 1001 1002
Polygonum arenarium 10 33 13 20
Camphorosma lessingii 20 67+ 50+
Alyssum desertorum 10 33 13
Medicago caerulea 30 67
Cynanchum acutum 10
Acroptilon repens 33 13
Convolvulus arvensis 33 13
Tamarix ramosissima 1002 602
Aeluropus littoralis 13 20
Dodartia orientalis 25
Lactuca serriola 25
Petrosimonia oppositifolia 13
Artemisia sp. 13
Chenopodium album 13
Atriplex intracontinentalis Sukhor. 20
Примечание: Надстрочными индексами указаны величины медиан, определенные в ранжированном ряду ненулевых значений баллов обилия растений, имеющих постоянство 50% и более.
Как было указано в методике исследований, при кластерном анализе совокупности геоботанических описаний наибольшая четкость классификации достигалась при разбиении массива описаний на 5 групп. Кратко охарактеризуем эти группы.
Кластер 1 (пробные площадки 11, 12, 13, 14).
Преимущественно травянистые сообщества, подверженные сильному влиянию выпаса, что диагностирует высокие значения обилия и встречаемости Atriplex tatarica. Как видно на рис. 2, сообщества этого кластера сконцентрированы в средней части трансекты. Солевой горизонт располагается здесь на глубине 30−50 см, степень засоления — средняя.
Кластер 2 (пробные площадки 1, 9, 10, 15, 17, 18, 19, 20, 28, 30).
Травянистые сообщества с полным отсутствием видов рода Tamarix и Elaeagnus. Доминируют Atriplex aucheri и Alhagipseudalhagi.
На пробных площадках этого кластера находились две скважины, на которых с помощью бура отбирали образцы по слоям до глубины 1 м. В одном случае солевой горизонт находился с поверхности со слабой степенью засоления (п. п. 18), во втором (п. п. 15) — глубже 50 см со средней степенью засоления.
Сообщества этого кластера достаточно равномерно распределены по линии трансекты.
Кластер 3 (пробные площадки 16, 21, 22)
Это сообщества с доминированием деревьев (Elaeagnus angustifolia). Более богатые во флористическом отношении, чем сообщества кластеров 1 и 2. В травянистом ярусе доминируют те же виды, что и в сообществах предыдущего кластера (Atriplex aucheri, Alhagi pseudalhagi).
Для этого кластера степень и тип засоления не были установлены в связи с отсутствием на его учетных площадках почвенных скважин. Поверхностный слой почвы 0−15 см слабозасоленный.
Три пробные площадки, которые отнесены этому кластеру, находятся в северной части профиля.
Кластер 4 (пробные площадки 2, 3, 8, 23, 24, 25, 26, 27).
Древесно-кустарниковые сообщества с доминированием Tamarix ramosissima с участием Elaeagnus angustifolia. В травянистом ярусе преобладают Atriplex aucheri и Alhagi pseudalhagi.
Показатель «суммарного эффекта токсичных ионов» для верхнего слоя почвы 0−15 см более высокий, чем в местообитаниях предыдущего кластера. Солевой горизонт залегает на глубине 30−50 см, степень засоления — сильная.
Пробные площадки, отнесённые к кластеру 3, тяготеют к периферийным частям обвалованного участка.
Кластер 5 (пробные площадки 4, 5, 6, 7, 29)
Объединяет сообщества как с присутствием и доминированием Tamarix ramosissima, так и с его отсутствием. Характерно преобладание в травянистом ярусе Suaeda altissima и Petrosimonia brachiata. Последний вид — типичный галофит. Общий флористический состав обеднен: выпадают многие виды растений, присутствовавшие в кластерах 1−4. Отсутствует и Elaeagnus angustifolia.
По сравнению с предыдущими кластерами почвы отличаются значительно более высоким значением «суммарного эффекта токсичных ионов» во всех горизонтах.
По глубине залегания солевого горизонта почвы могут быть охарактеризованы как солончаковые (верхняя граница солевого горизонта лежит в слое 0−30 см). В одном случае из двух степень засоления очень сильная (п. п. 4), во втором (п. п. 29) — средняя.
ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ
При сооружении оросительных систем в дельте р. Волги обвалованные территории тщательно выглаживают, что контролируется геодезическими приборами. Однако подстилающие породы могут быть разные на одном и том же участке. При функционировании оросительной системы относительно одинаковые свойства
поверхностных слоев почвы на всем участке поддерживают за счет регулярного вспахивания, полива (или затопления карты при выращивании риса) и внесения удобрений. Кроме того, периодически орошаемые участки вновь планируют. Но после прекращения эксплуатации оросительной системы подстилающие породы начинают вновь увеличивать влияние на поверхностные слои почвы. Поскольку водорастворимые соли наиболее подвижны, то, прежде всего, в почве под влиянием подстилающих пород меняется их количество и состав. Поэтому через 19 лет на нескольких пробных площадках, которые подстилаются породами шлейфа бэровского бугра, засоление почвы оказалось значительно выше, чем в других частях обвалованного участка.
Различие в засолении почвы залежи отражается и на сукцессионных процессах. При небольшом засолении почвы и глубоком залегании солевого горизонта сукцессии идут в направлении формирования сообществ с доминированием видов родов Elaeagnus, близких к фитоценозам асс. Plantagini majoris-Elaeagnetum angustifoliae Golub et E.G. Kuzmina 2004, а на более сухих почвах — асс. Artemisio austriacae-Elaeagnetum angustifoliae Golub et E. G. Kuzmina 2004 [7].
В случае сильного засоления почвы и более высокого положения солевого горизонта сукцессии идут в направлении формирования сообществ кл. Nerio-Tamaricetea Br. -Bl. et
O. Bolos 1958 с доминированием видов рода Tamarix, близких к асс. Atriplici aucheri-Tamaricetum ramosissimae Golub et al. 1998, а на более сухих почвах — асс. Agropyri fragilis-Tamaricetum ramosissimae Golub et al. 1998 [5]. На таких участках могут формироваться и травянистые галофитные сообщества с преобладанием однолетников Suaeda altissima и Petrosimonia brachiata, синтаксономическое положение которых пока не определено.
Следует подчеркнуть, что мы не отметили на трансекте наличия типичных солончаков. Вероятно, это является следствием еще достаточно хорошей дренированности обвалованного участка, и сравнительно глубокого уровня залегания грунтовых вод. Однако на других участках обвалованных залежей в дельте р. Волги мы наблюдали развитие солончаков. Причиной этого является постепенная деградация каналов и канав оросительной системы. В результате чего дренированность территории ухудшается, из-за этого поднимается уровень грунтовых вод и увеличивается содержание солей в верхних горизонтах почвы. На таких участках мы отмечали сообщества субасс. Atriplici aucheri-Tamaricetum ramosissimae salicornietosum Golub et al. 1998, где еще доминируют виды рода Tamarix, но одновременно представлены типичные суккулентные галофиты, такие как Salicornia prostrata [5]. При дальнейшем ухудшении дренированности обвалованных площадей, подъема уровня грунтовых вод и нарастания засоления развиваются сообщества однолетних суккулентов кл. Thero-Salicornietea Tx. in Tx. et Oberd. 1958.
Следует заметить, что зарастание залежи кустарниками и деревьями может замедляться сильным влиянием выпаса сельскохозяйственных животных. Поэтому возможен переход травянистых залежей к солончаковым сообществам, минуя стадию развития древесных и кустарниковых фитоценозов.
Но если на старых залежах нисходящие токи воды уравновешиваются восходящими на стадии развития таких ассоциаций, как Plantagini majoris-Elaeagnetum angustifoliae, Artemisio austriacae-Elaeagnetum angustifoliae, Atriplici aucheri-Tamaricetum ramosissimae, Agropyri fragilis-Tamaricetum ramosissimae, то подъем солей к поверхности почвы прекращается. В этом случае все названные ассоциации с доминированием видов родов Elaeagnus и Tamarix можно считать климаксовыми для залежей дельты р. Волги. Такие лесные и кустарниковые сообщества, существующие десятки лет в дельте р. Волги, мы встречали вблизи населенных пунктов, которые защищены дамбами от затоплений во время половодий.
Возникает вопрос, какова продуктивность сообществ многолетних залежей в сравнение с фитоценозами таких же участков, находящихся в условиях естественного гидрологического режима в дельте р. Волги? Для ответа на него нужны специальные
исследования на обвалованных площадях, которые были ранее осуществлены на территории дельты с естественным гидрологическим режимом [6]. Но что касается стадии развития лесных и кустарниковых сообществ на лишенных затопления обвалованных участках, то можно сделать некоторые предположения. Основываясь на чисто визуальных оценках, можно полагать, что их продуктивность не намного ниже лугово-болотных фитоценозов, находящихся в естественных условиях. В этих древесных и кустарниковых сообществах в сравнение с лугово-болотными фитоценозами создаются совершенно новые комбинации растений, использующие другие ресурсы, обеспечивающие их высокую продуктивность. К ним относятся виды с мощной корневой системой, достигающей грунтовых вод, галофиты, извлекающие воду из концентрированных почвенных растворов, эфемеры, использующие для своего развития влагу зимних и весенних осадков в период, когда температуры еще не столь высоки, как летом. Таким образом, в данном случае мы можем констатировать наличие буферных, компенсаторных процессов, направленных на сохранение продуктивности растительного покрова при резком изменении среды обитания. Но в случае развития на залежах солончаков происходит резкое падение продуктивности растительного покрова.
Библиографический список
1. Базилевич, Н.И., Панкова Е. И. Опыт классификации почв по засолению // Почвоведение. — 1968. — № 11. — С. 3−15.
2. Белевич, Е. Ф. Районирование дельты р. Волги // Тр. Астрахан. заповедника. — М., 1963. Вып. 8. — С. 401−421.
3. Болышев, И. Н. Почвы // Природа и сельское хозяйство Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1962. — С. 57−117.
4. Голуб, В.Б., Пилипенко В. Н., Лосев Г. А., Бармин А. Н. Характеристика абиотических
факторов на территории ботанических памятников природы в низовьях Волги // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. Серия «Экология». — Тольятти: ВУиТ, 2011. Вып. 11. -
С. 19−43.
5. Голуб, В.Б., Кузьмина Е. Г., Юрицына Н. А. Сообщества с доминированием Tamarix ramosissima в долине Нижней Волги // Укр. фитоценолопчний збiрник. Вип. 1(9), сер. А. Фггосоцюлогия. — Кшв: Фггосоцюцентр, 1998. — С. 52−60.
6. Голуб, В.Б., Лосев Г. А., Пилипенко В. М., Сокольская Н. И. Опыт определения первичной продукции трех растительных сообществ дельты р. Волги // Бот. журн. — 1988. -Т. 73. — № 6. С. 875−863.
7. Голуб, В.Б., Кузьмина Е. Г. Сообщества с доминированием Elaeagnus ап§^й^эНа в долине Нижней Волги // Известия Самарского научного центра РАН. Специальный вып., часть 2. «Природное наследие России». — 2004. — С. 317−322.
8. Животов, А. Н. Почвы // Атлас Астраханской области. — М., 1997. — С. 21.
9. Классификация и диагностика почв СССР / В. В. Егоров и др. — М.: Колос, 1977. — 224
с.
10. Лаврентьев, Ю. Л. Динамика уровня и минерализации грунтовых вод дельты Волги // Тр. Гродненского сельскохозяйственного ин-та. — Минск, 1957. Вып. 3. — С. 98 129.
11. Максимова, В.Ф. К вопросу о формировании комплексности почвеннорастительного покрова бэровских бугров // Вестник Московского университета. Сер. Биологии, почвоведения, геологии, географии. — 1958. — № 2. — С. 243−251.
12. Раменский, Л.Г., Цаценкин И. А., Чижиков О. Н., Антипин Н. А. Экологическая
оценка кормовых угодий по растительному покрову. — М.: Госуд. изд-во
сельскохозяйственной литературы, 1956. — 471 с.
13. Шеппель, П. А. Паводок и пойма. — Волгоград: Нижне-Волжское книжное изд-во, 1986. — 240 с.
14. Щучкина, В. П. Климат // Природа и история Астраханского края / Гл. ред. В. А. Пятин. — Астрахань: Изд-во Астраханского пед. ин-та, 1996. — С. 11−19.
15. Golub, V.B., Mirkin B.M. Grasslands of the Lower Volga Valley // Folia Geobot. Phytotax. — 1986. — V. 21, — N. 4. — Р. 337−395.
16. Botta-Dukat, Z., Chytry M., Hajkova P., Havlova M. Vegetation of lowland wet meadows along a climatic continentality gradient in Central Europe // Preslia. — 2005. — Vol. 77. -P. 89−111.
17. Flora Europaea // Royal Botanic Garden Edinburgh. URL: http: //rbg-
web2. rbge. org. uk/FE/fe. html (accessed July 2010).
18. McCune, B., Grace J.B., Urban D.L. Analysis of Ecological Communities. — Oregon: Gleneden Beach, 2002. — 304 p.
19. Tichy, L. JUICE, software for vegetation classification // J. Veg. Sci. — 2002. — Vol. 13. — P. 451−453.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой