Анализ социально-исторической и этнокультурной практики функционирования традиционных институтов российского общества (на примере Саратовской губернии)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

щих, полагая, что это приведет лишь к росту напряженности в деревне [5. Ф. 25. Оп. 1. Д. 2008. Л. 149]. Правда, либеральная прежде управа сделала крен вправо, заявив, что «она по существу вопроса разделяет постановление собрания». Финальную точку поставило 41-е очередное губернское земское собрание в декабре 1906 г., потребовавшее от будущей управы устранения всех лиц, замешанных в политической деятельности [5. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2321. Л. 26- Ф. 25. Оп. 1. Д. 2168. Л. 156].
Все это позволило саратовскому губернатору в 1906 г. с удовлетворением отметить, что земские управы «беспрекословно и… охотно исполняли требования губернатора об увольнении политически неблагонадежных лиц» [5. Ф. 1. Оп. 1. Д. 10 243. Л. 57].
Анализ событий в провинции на примере Саратовской губернии позволяет сделать вывод, что земская интеллигенция обнаружила устойчивую тенденцию к сближению с народом в его борьбе с самодержавием при одновременном расхождении с либералами. По мере развития революции союз «третьего элемента» с либеральными земцами ослабел. Но окончательного разрыва не произошло, так как земские служащие не осознали в полной мере различия между основными политическими силами. С другой стороны, либералы, несмотря на явно обозначившуюся демократическую струю в
среде земской интеллигенции, не рискнули безоговорочно отказаться от союза с ней.
1. Антонов-Саратовский В. П. Красный год. М.- Л., 1927. Ч. 1.
2. Веселовский Б. Б. История земства за 40 лет. Т. 1 — 4. СПб., 1909 — 1911.
3. Воронежцев В. А. Земская интеллигенция Саратовской губернии в годы первой русской революции // Четыре века: сб. ст., посвящ. 400-летию Саратова. Саратов: Изд-во СГУ, 1991.
4. Горнов В. А. История земства России второй половины XIX — начала XX вв. и ее отражение в отечественной исторической литературе (1864 — 1995): автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1996.
5. Государственный архив Саратовской области (ГАСО).
6. Журналы 40-го очередного Царицынского уездного земского собрания 1905 г. с приложением докладов управы. Царицын, 1906.
7. Журналы Чрезвычайного Саратовского уездного земского собрания 16 мая, 22 августа и 15 сентября 1905 г. и доклады управы этим собраниям. Саратов, 1906.
8. Кизеветтер А. А. Местное самоуправление в России. IX — XIX столетия: исторический очерк. Пг., 1917.
9. Королева Н. Г. Земство на переломе (1905 — 1907 гг.). М., 1995.
10. Саратовский дневник. 1905. 10 марта.
11. Саратовский листок. 1905. 19 мая.
12. Сборник сведений по Саратовской губернии за 1905 г. Саратов, 1905. Вып. 2.
удк316. 33 Валерий Юрьевич Соловьёв,
доктор исторических наук,
Soloviev66@mail. ru профессор кафедры экономической
и политической истории России,
СГСЭУ
АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ И ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ПРАКТИКИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
ТРАДИЦИОННЫХ ИНСТИТУТОВ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА (на примере Саратовской губернии)*
В рамках заявленного проекта цель настоящего исследования состоит в том, чтобы на основе анализа социально-исторической и этнокультурной практики функционирования традиционных институтов, обеспечивавших идентитет в рамках сложившихся в России наций, мироощущения этнических групп, творческого наследия отечественных мыслителей и истории идей правительств по национальному вопросу, составить целостное научное представление о асимметрии региональных социокультурных, экономических и этноконфессиональных процессов в современном российском обществе. Автор приходит к выводу, что этноконфессиональная политика России в настоящее время должна быть направлена на совершенствование государственных структур для реализации интересов граждан всех национальностей- обеспечение межнационального согласия, уважения к традициям народов- создание условий для социально-экономического и культурного развития этносов и их взаимодействия- предотвращение или мирное урегулирование межэтнических конфликтов.
Ключевые слова: этнокультурная практика, этноконфессиональные процессы, исторический процесс, самоидентичность.
* Статья подготовлена в рамках государственного задания Министерства образования и науки 6. 8137. 2013 «Исторические традиции в развитии современного российского общества: этнокультурная асимметрия хозяйствования».
V. Yu. Solovyov
ANALYSIS OF THE SOCIO-HISTORICAL AND EHTNO-CULTURAL ASPECTS OF TRADITIONAL INSTITUTIONS
IN THE RUSSIAN SOCIETY (based on the research in the Saratov region)
The paper aims to analyze socio-historical and ethno-cultural practices of the traditional institutions that help establish ethnic identity of the various ethnic groups in Russia, to study attitudes of ethnic groups, creative thinkers, local heritage and the history of the national policy in Russia, and to present a holistic scientific overview of the asymmetry of the regional socio-cultural, economic, ethnic and religious processes in the modern Russian society. The author comes to the conclusion that the ethnic and religious policy of the Russian federation should now be directed at improving government agencies that protect the interests of citizens of all ethnicities, at ensuring ethnic harmony and respect for the traditions of all ethnicities, at creating the conditions for socio-economic and cultural development of ethnic groups and their interactions, at preventing and peaceful resolution of ethnic conflicts.
Keywords: ethno-cultural practices, ethnic and religious processes, historical processes, self-identification.
Избранная для исследования проблематика имеет важную идейно-теоретическую направленность. Дело в том, что жизненные интересы народа делают необходимым поиск эффективной модели решения национальных проблем и диктуют потребность общества в формировании братского взаимопонимания и уважения к традициям предков. России необходимы глубокая и всесторонняя модернизация не только народного хозяйства, но и стандартов и стилей жизнедеятельности, этнических представлений, укрепление межнациональных контактов всех уровней. Поэтому идеи консолидации нации должны быть основаны на комбинации политических, социально-экономических, культурных и этнических факторов. В связи с этим принципиально важной является широкая поддержка и разъяснение населению проводимой государством политики. Актуальность данной проблеме придает и то обстоятельство, что поиск эффективной модели решения этноконфессиональных проблем лежит в плоскости специфического исторического анализа, через осмысление прошлого, с тем чтобы найти ориентиры для точного и долгосрочного прогноза будущего России.
При сегодняшнем обилии информации, наличии различных (порой противоположных) точек зрения на те или иные исторические события и процессы часто встречается неверное представление о подлинных реалиях национально-конфессиональных отношений в их исторической ретроспективе. Поэтому изучение формирования современной структуры населения, знание этнической и религиозной специфики России способствуют взаимопониманию людей различной веры и национальности, воспитанию культуры межнационального и межконфессионального общения, сглаживанию социальной напряженности.
По мнению ученых и политиков, самой серьезной угрозой единству многонационального российского народа является так называемая деформация его русского ядра, так как изменение структуры ядра титульной нации закономерно приведет к постепенному разложению всей системы национальных отношений и территориальному развалу страны. В современном мире легитимация сепаратизма зачастую идет под лозунгами возрождения особой, региональной идентичности. Так,
например, появляются методики раскола единой национальной идентичности русских. Дробление по отдельным признакам дорого может обойтись не только русским. Этнические общности характерны для многих национальностей нашей страны. Но стремиться к разделению народов на этой основе — значит умышленно действовать и против них, и против всей многонациональной России.
Как известно, этноконфессиональная принадлежность играет важную роль в жизни человека и общества, являясь одной из структурно-содержательных характеристик образа мира человека как интегративной динамической системы представлений о мире, себе и других людях в координатах пространства и времени. Этно-конфессиональные аспекты картины мира являются важной частью эмоциональной составляющей мира личности [3].
Вместе с тем этноконфессиональная идентичность может выступать чрезвычайно важным механизмом адаптации к условиям окружающего мира. В связи с этим особенно заметно возрастание ее роли в условиях социальной нестабильности. Таким образом, этноконфес-сиональную идентичность можно рассматривать как один из аспектов упорядочивания хаотичных процессов окружающего мира. Этнокультурные и этноконфессио-нальные традиции выступают социально-экономическим и психологическим механизмом адаптации. Автор подчеркивает, что важную роль при этом играет осознание личностью своей принадлежности и своего отношения к конкретной этноконфессиональной группе, а также осознание общности интересов с представителями своей группы.
Психологическим фоном выступает также ролевая перегрузка современного человека, в результате которой приходится выстраивать иерархию ролей и идентично-стей. Следовательно, этноконфессиональная идентичность является одним из наиболее эффективных инструментов для преодоления подобных перегрузок. Эти и другие факторы объясняют особую роль этноконфесси-онального и этнокультурного факторов в жизни современного общества.
Этноконфессиональное самосознание является сложным и многомерным феноменом. Это осознание
этносом своей принадлежности к данной этноконфесс-сиональной общности, определение уровня проявления этноконфессиональных особенностей в сознании и поведении этнофора- возможности создания собственной религиозно-ценностной системы, которая есть основа духовной культуры и является одним из критериев «зрелости» этноса. Таким образом, этноконфессинальное сознание находит свое оформление в духовной культуре как форме его материализации, функционирует через язык, обычаи и традиции, стиль мышления.
Будучи включенным в систему этноконфессиональ-ных отношений, неизбежных в полиэтничном государстве, этноконфессиональное самосознание является феноменом духовной культуры, выступающим основанием и динамическим фактором функционирования этнической и религиозной культуры [1, с. 147- 6, с. 4].
Последняя перепись показала, что за восемь лет, с 2002 г. по 2010 г., убыль населения в России составила 2,2 млн человек. Общее число жителей стало меньше 143 млн человек. Усилился негативный тренд, уже зафиксированный в предыдущие десятилетия. Страна потеряла 1,8 млн граждан между последней переписью населения в советскую эпоху (1989 г.) и переписью 2002 г. Демографическую лакуну следует объяснять сильным превышением смертности, прежде всего представителей мужского пола, над рождаемостью, особенно среди представителей титульной народности — русских.
По данным Росстата за 2010 г., по Саратовской губернии учтено 2 521,8 тыс. человек. Наш край по численности населения занимает 6-е место в Приволжском федеральном округе, 20-е место среди регионов России. В сравнении с переписью 2002 г. население Саратовской губернии сократилось с 2 668,3 тыс. человек до 2 521,8 тыс. человек, или на 146,5 тыс. человек (5,5%). При этом сокращение происходило из-за естественной убыли населения (превышение числа умерших над числом родившихся), которое составило за межпереписной период 169,1 тыс. человек на фоне миграционного прироста в 22,6 тыс. человек. Согласно данным Росстата, русские являются наиболее многочисленной национальностью в Саратовской губернии (88%), однако автор вынужден отметить, что в последние десятилетия численность автохтонного населения уменьшается, причем не только славянского этноса, но и немцев, евреев, чувашей, мордвы, марийцев. Отчасти данная ситуация связана с переселением их представителей на основные территории сосредоточения. Одновременно регион активно осваивается армянами, азербайджанцами, чеченцами и корейцами. Причем для современного этапа характерен высокий уровень национального самосознания граждан, о чем свидетельствует значительное число зарегистрированных национальных объединений [4, с. 85 — 86, 69 — 70].
Многообразной в нашем крае является и конфессиональная структура населения. У нас проживают граждане ста одиннадцати национальностей, которые объединены в более 50 национальных и 200 религиозных объединений [7]. С начала нового тысячелетия значительное развитие получили нетрадиционные объединения и секты. Это беда не только региона, но и России в целом. Данная ситуация обусловлена низким уровнем религиозного образования и стихийностью процесса религиозного возрождения [5].
Ученые по-разному оценивают современную этно-конфессиональную ситуацию в Саратовском крае: от констатации взаимопонимания и уважения, межнационального диалога и веротерпимости до прогноза о том, что русские, вытесненные «агрессивными пришельцами» с Кавказа и из Средней Азии, в ближайшем будущем станут национальным меньшинством [2]. Реалии российской жизнедеятельности диктуют для обеспечения социальной безопасности необходимость выработки эффективной региональной политики, основанной на межкультурной и межэтнической толерантности.
Автор предлагает через погружение в относительно недавнее историческое прошлое Саратовской губернии, в эпоху второй половины Х1Х — ХХ вв., когда природа традиционного российского социума являла собой пример относительно бесконфликтного сосуществования различных этоконфессиональных групп, получить срез результативной государственной национальной и конфессиональной политики. Именно в данный период этнический состав нашего края окончательно сложился, и первостепенную роль в его структурных изменениях стали играть не миграции, а этнические процессы- наблюдался рост этнического самосознания народов (правда, при наличии в государственной политике идей частичной аккультурации и смешения этносов). При этом уровень религиозного сознания населения оставался высоким, а конфессиональная ситуация в регионе, как ни странно, характеризовалась снижением влияния официального православия, ростом популярности старообрядчества и активной деятельностью ряда неправославных конфессий.
Формирование социальной структуры российского общества всегда отличалось от аналогичных процессов в странах Запада. Хорошо известно, что духовность без питательного национального источника становится бездуховностью. Этот тезис подтверждают либеральные эксперименты в XIX и XX вв., имевшие неутешительные результаты практически во всех сферах жизнедеятельности нашего общества. Историкам известно, что при помощи определенных инструментов либеральной политики подрывались государственные устои, национальные традиции, духовность и культурные ценности. Сложные процессы, связанные с интеграцией различных этноконфессиональных групп в единое экономическое, культурное, правовое и политическое пространство помимо очевидных «плюсов» имели и существенные «минусы». Прежде всего, в этих процессах и явлениях содержалась угроза этнической и конфессиональной идентичности, которая в условиях национального подъема выражалась в усилении национализма.
Подъем национального самосознания в дореволюционной России вступал в очевидное противоречие с тенденциями интеграции и субъективными настроениями части политической элиты Российской империи. В результате этноконфессиональный мотив стал одним из важных факторов самоорганизации населения Российской империи, что определило роль этноконфессиональ-ного фактора как одного из главных аспектов распада империи Романовых.
Революционные потрясения сразу выявили целый ряд проблем в этноконфессиональной области и заставили государственную администрацию включиться в процесс установления братских и добрососедских от-
ношений с неоднородным (в этноконфессиональном плане) населением страны. В связи с этим Временное правительство, а затем — большевистское руководство попытались создать условия, при которых ликвидировались лишние поводы для этнического недовольства. В связи с этим следует отметить политику коренизации, целью которой являлось не только укрепление советской власти на местах, но и рост национального самосознания нерусских народов путем подготовки и продвижения местных кадров для союзных и национальных автономий всех уровней. Эта политика, наряду с политикой поддержки и развития национальных культур, имела огромное значение для становления и прогресса малых народов. В этот период создавались условия для развития национальных ценностных ориентиров и укрепления этнокультурных элит. Однако в дальнейшем возникла необходимость интеграции этносов в плотное национальное ядро, во многом благодаря которому стали возможны успехи индустриализации и победа в Великой Отечественной войне. Вместе с тем необходимо отметить и неизбежные шероховатости в этнокультурном аспекте: политика государства в отношении различных конфессий была сложна и неоднозначна и проходила различные этапы, от репрессивного воздействия до длительных периодов мирного сотрудничества и сосуществования.
Этноконфессиональная ситуация в Советском Союзе характеризовалась декларированием создания общности «советский народ», которая находилась, по сути, на наднациональной основе, и созданием условий для развития национальных культур. К концу существования СССР был явно заметен рост национального самосознания, а также повышение значимости конфессиональной принадлежности как фактора идентификации. В связи с этим этноконфессиональный фактор мог определить одну из плоскостей раскола советского общества.
В наследство от прошлого нам досталось множество нерешенных вопросов в сфере межэтнических отношений. Но тем не менее долгое время даже в условиях обострения социально-экономических проблем благодаря природной этноконфессиональной толерантной памяти народа удавалось избегать этнических конфликтов и сохранять достаточно стабильную ситуацию в межнациональных отношениях. Не являлся исключением и наш Поволжский регион. В Саратовской губернии, например, с 1996 г. действует Общественный договор о согласии и социальном партнерстве между представителями всех народов, проживающих на территории края. Механизмом его реализации стала Саратовская Общественная палата. Десятки политических и неполитических организаций принимают участие в ее деятельности. Взаимодействие с национальными общественными организациями помогает областному правительству и руководителям национальных объединений использовать различные формы работы для того, чтобы межнациональные и религиозные проблемы, порождаемые, как правило, политическими процессами, не приобрели необратимый характер и решались с учетом взаимозависимости социально-экономических, этнических и религиозных факторов.
После пугачевской трагедии — событий, небывалых для толерантного Поволжья, — многим политическим
деятелям пришлось вспомнить о культурно-историческом своеобразии и духовно-нравственном воспитании населения, которое всегда являлось основополагающим в России. Возродив традиции этноконфессионального мира, можно раскрыть известное ранее нашим предкам ценностное содержание братских добросердечных отношений, характеризующихся взаимной помощью, моральной ответственностью, преемственностью поколений.
Необходимо помнить, что Россия — многонациональная страна, и в ней проживают представители свыше 180 народов, говорящих более чем на 230 языках и диалектах. Наши народы различны по происхождению, культуре и особенностям быта, но их тесно связывает жизнь в одном общем доме и та подлинная дружба, которая присуща только народам нашего Отечества.
Решения, которые ожидают от политиков и ученых, должны отражать современное понимание этапов развития российского общества, для которого главным является воспроизводство культурно-ценностных отношений, необходимых для духовно-нравственной и физической жизни новых поколений. При этом важно помнить, что восстановление традиций — это и есть подлинная перестройка общества, при которой необходимо соблюдение постоянного опережающего развития духовно-нравственной составляющей. Только при этом условии возможно появление более адекватных предпосылок для необходимых обществу организационных изменений и реального прогресса в модернизационной политике.
Сегодня остро стоит и ждет своего решения вопрос о перспективах российского этноконфессионального сообщества и специфике соотношения гражданской и национальной принадлежностей населения. В Саратовской губернии благотворным фактором, повлиявшим на этнополитическую и этноконфессиональную ситуацию, может стать равный доступ к власти представителей этнических групп, проживающих в регионе, что может снять вопросы со стороны национальных общественных объединений об установлении квот для представителей национальных диаспор при формировании всех ветвей власти. Особое значение приобретает конфессиональный фактор. В условиях, когда происходит деидеологи-зация и деполитизация массового сознания, особую актуальность приобретает формирование культурных установок людей, изучение историко-культурного потенциала в сфере религиозных верований. Необходимо включение в образовательные программы элементов национального просвещения, образования и воспитания, которые развернутся в концептуальную идею духовно-нравственного и культурного возрождения.
Таким образом, в условиях продолжающегося развития этноконфессионального самосознания все более актуализируется задача налаживания диалога между различными группами населения Саратовского края, в связи с чем необходимо обеспечить проведение мер, непосредственно направленных на взаимодействие с этноконфессиями, а также косвенных мер, призванных создать оптимальные социально-экономические, политические, культурные и правовые условия для их полноценного существования. Кстати, в их задачи и функциональные возможности может войти сдерживание и недопущение самоорганизации этноконфессиональных общностей по пути национализма, экстремизма и этно-кратии.
Этноконфессиональная политика России в настоящее время должна быть направлена на совершенствование государственных структур для реализации интересов граждан всех национальностей, обеспечение межнационального согласия, уважения к традициям народов, создание условий для социально-экономического и культурного развития этносов и их взаимодействия, предотвращение или мирное урегулирование межэтнических конфликтов. Научное познание этнокультурного единства нации, духовных и хозяйственно-бытовых основ народной жизни, обогащая историческую науку, дает возможность разглядеть существенные черты общественного упадка и пути общего возрождения, являясь весомым вкладом в реальную практику современности.
1. Боташева С. К. Этноконфессиональное сознание и его проявления в духовной культуре на примере религиозного синкретизма карачаевского этноса: дис. … канд. философ. наук. Ставрополь, 2006.
2. Васильев А, Соловьёв В. О некоторых моментах современного исторического воспитания и формирования русской самоидентичности // Власть. 2011. № 1. С. 81 — 85.
3. Васильев А. А., Соловьёв В. Ю. Особенности национального самосознания и русская национальная идея // Известия ПГПУ. Гуманитарные науки. 2012. № 27. С. 994 — 998.
4. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года: в 11 т. М.: НИЦ «Статистика России», 2013. Т. 11. Сводные итоги Всероссийской переписи населения 2010 года / Федеральная служба государственной статистики.
5. Марков В. А., Левашов Д. Е. Статистические методы исторического исследования трансформации сословно-конфесси-онального состава населения: гендерный и территориальный аспекты // Наука и общество. Серия: Гуманитарные науки. 2013. № 1 (10). С. 37 — 46.
6. Наумов С. Ю. Этноконфессиональные процессы и их влияние на общеполитическую ситуацию в Саратовской области // Регион: социально-экономический, этнографический и культурный феномен России: сб. науч. тр. Саратов: ПАГС, 2003.
7. Национальный вопрос в зеркале статистики // Российская газета. 2012. 29 июня (№ 5820).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой