Подагра, гиперурикемия и кардиоваскулярный риск

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ
О СУБЪЕКТЕ БУДУЩЕГО (ОТ ЧЕЛОВЕКА К СВЕРХЧЕЛОВЕКУ И ПОСТЧЕЛОВЕКУ)
И.И. Булычев
На наших глазах происходит подлинная революция в биологии и генетике, которая способствует дальнейшему эффективному укреплению и развитию естественных способностей человека. В то же время постепенно формируются условия, расширяющие возможности развития социума по пути формирования транс/постчеловека.
Ключевые слова: трансчеловек, электронный человек, постчеловек, иммортализм.
На переломе тысячелетий усилились тревожные ожидания грядущего. Человек в ходе своей истории примерял различные образы: «образ и подобие Божие», «мера всех вещей», «потомок приматов», «биологически недостаточное существо», «вершина эволюции природы», «больное животное», условие утверждения «сверхчеловека». Галерея образов человека, кроме того, выстраивалась по тем или иным более или менее значимым социальным признакам: человек разумный (Сократ), человек умелый (Б. Франклин), человек играющий (Й. Хейзинга), человек деятельный (И. Кант, И. Г. Фихте, К. Маркс), человек сексуальный (З. Фрейд), человек бунтующий (А. Камю), человек музицирующий [1] и т. д.
«Диалектика жизни и сознания такова, -пишут В. И. Кудашов и И. В. Кудашова, — что все эти образы в той или иной мере проигрывались на практике как бы в подтверждение выдвигаемых теоретических моделей. В этом отношении не является исключением и наше время, предлагающее свои образы человека. Но суть проблемы состоит в том, что если все предшествующие антропологические версии все-таки, в конечном счете, отражали интересы самого человека, рассматривая его определенную, некую объективно обусловленную сущность, то современная культура породила идею о том, что эпоха природного человека заканчивается. Современная мысль методично утверждает такие образцы, в которых отражается уже тот, кто идет на смену человеку,
чья родовая сущность является продуктом многовекового духовного развития» [2].
С целью философского анализа имеющихся ныне прогнозов развития человека на ближайшее и более отдаленное будущее выделю два основных (укрупненных) сценария.
СЦЕНАРИЙ ПЕРВЫЙ
Каждому биологическому виду, всем живым существам присуще стремление к максимальному укреплению в ареале обитания. Человек как особый биологический вид не является здесь исключением. Неудивительно, что большинству людей отвратительна сама мысль о коренной трансформации и утрате многих, если не всех, атрибутов своего биологического вида. Эти естественные и массовые настроения нередко разделяют также представители науки, искусства и философии, которые продолжают верить в бесконечное существование человека в своем привычном обличье, разве что с относительно небольшими коррективами.
Как известно, природа сформировала человека со значительными «недоработками»: множеством рудиментарных органов (типа аппендикса), плохой способностью к перевариванию мяса. Человек — существо биологически и интеллектуально ограниченное, ведь у его органов чувств узкий диапазон восприятия, а у мозга слабая память и медленный темп переработки информации. Его тело имеет ограниченный запас выносливости и
краткий срок жизни. Все это вместе взятое сокращает эволюционный потенциал человека как вида [2]. Следовательно, первоочередная задача науки и новых технологий — исправить то, что не успела сделать природа. В данной связи нередко рисуется идиллическая картина повышения эффективности медикаментозного лечения, значительного замедления или вообще снятия проблемы возраста, роста продолжительности жизни до 250 лет уже в следующем десятилетии [3].
Что же касается искусственного, или техногенного, то представители рассматриваемого сценария надеются отграничить его от человека, наделив по преимуществу инструментальными (обслуживающими) функциями. Необходимо также остановить тенденцию все усиливающейся зависимости человека от созданных им вещей, технологической среды, пока она (тенденция) не стала необратимой. Нельзя мириться с тем, что артефакты все больше подчиняют себе мир человека. Это ведет к уменьшению значимости человека как исторического субъекта, разрушению его автономности и идентичности.
Фактически представители данного сценария надеются на установление контроля со стороны человека над вторжением в его организм инородных образований. Однако насколько оправдан подобный оптимизм? Можно ли на деле поставить заслон сращиванию человека в качестве естественного фактора природы с искусственными творениями его рук? Ведь уже сегодня разграничить естественное (природное) и искусственное (техногенное) стало отнюдь не просто. На деле наблюдается известный компромисс, позволяющий социуму продвигаться в направлении синтеза человеческого и технического.
Различные научно-фантастические проекты, как и ряд современных научных прогнозов, нередко исходят из того, что, хотя коррекции биосубстрата, скорее всего, окажутся существенными, они все же не выйдут за рамки человека как базового биологического вида. В философской, научной, научно-фантастической литературе с различных точек зрения рассматриваются возможности усиления родовых сущностных сил человека. Необходимо заметить, что прогнозы о возможности такого их усиления, хотя и не в полной мере, но все-таки отчасти сбываются. Прежде всего это выражается в постоянном
росте средней продолжительности человеческой жизни. Ведутся работы по разработке массовой технологии жизни до 100 и более лет. Ученые полагают, что в ближайшие годы удастся полностью расшифровать геном человека и уже через два-три десятилетия генетики научатся переконструировать человеческое тело. Наиболее оптимистически настроенные ученые полагают, что, если у человека изъять ген старения, он сможет жить сколь угодно долго (даже, может быть, вечно).
На этом фоне идет активное обсуждение различных вариантов иммортализма, провозглашающего главной ценностью человеческую жизнь и ставящего основной целью максимальное ее продление, т. е. достижение неограниченного долголетия человека. И в этом видят глобальную задачу, неотъемлемыми компонентами которой выступают здоровье, молодость и бессмертие. «В условиях нарастания апокалипсических умонастроений, ожидания чуть ли не конца истории… — пишет И. В. Вишев, — современная научная мысль парадоксальным образом открывает вполне реалистичные и обоснованно оптимистические перспективы дальнейшего прогресса человеческого сообщества». По мнению автора, «Homo sapiens — Человек разумный может и должен стать Homo immortals — Человеком бессмертным. Это дело его чести, достоинства и предназначения» [4].
Между тем даже при относительно небольшом росте средней продолжительности жизни современного человека возникают сложнейшие социальные и, в частности, демографические проблемы. Во-первых, наша планета и так перенаселена. Людям не хватает чистой питьевой воды, пищи и других самых необходимых для жизни ресурсов. Демографический рост отнюдь не сопровождается пропорциональным ростом производства продуктов питания. И что будет с цивилизацией, если миллиарды людей будут жить более 100 лет? Ряд экспертов утверждает, что дальнейший рост населения Земли приведет уже в ближайшие 40−50 лет к окончательному разрушению окружающей среды и как следствие — к полному упадку мировой экономики.
Во-вторых, несмотря на быстрый рост населения Земли, во многих регионах мира стала ощущаться нехватка молодежи (даже в такой стране, как Китай!). Согласно имею-
щимся прогнозам, к 2050 г. пятая часть землян будет старше 60 лет. И во что превратится общество, где все сильнее будет нарастать перевес пожилых людей по сравнению с молодыми?
Насколько, далее, реальна перспектива создания массовых околоземных космических городов или расселения людей на других планетах Солнечной системы? Ясно, что осуществление подобных проектов является крайне непростой задачей. Ее решению препятствует, в первую очередь, наша привычная биологическая организация. Как мы знаем, даже сравнительно небольшое пребывание в невесомости приводит к негативным изменениям в человеческом организме. Тогда как речь идет о постоянной жизни в ближнем Космосе!
Представим себе, что землянам удалось бы построить большие космические деревни на Луне, Марсе или Венере. Каких огромных экономических и иных затрат это потребует, ведь необходимы сложнейшие системы их жизнеобеспечения. А откуда взять для больших космических городов со значительной массой горожан питьевую воду и продукты питания? Завозить все это с Земли? Но ведь на нашей планете всего этого и так уже не хватает. Одним словом, даже беглый взгляд на возможность создания больших космических поселений вне Земли приводит к малоутешительному выводу о том, что все это попахивает отнюдь не научной фантастикой. И если говорить о масштабном, а не локальном освоении земной цивилизацией просторов Солнечной системы, то стратегия подобной экспансии едва ли под силу людям с их привычной биологической организацией.
Рост сущностных сил рода человеческого сопровождается целым рядом социокультурных парадоксов. Прежде всего сказанное касается т. н. общества потребления (США, Канада, страны Западной Европы). Беспрецедентный в истории рост благосостояния сопрягается здесь с увеличением психической неудовлетворенности. «Неудовлетво-
ренность, массовый невроз, иррациональность и разгул насилия, которые уже ясно видны в современной жизни, это только предвестие того, что может ждать нас впереди, если мы не поймем и не станем лечить эту болезнь», — пишет в данной связи известный футуролог Э. Тоффлер [5]. По прогно-
зам американских исследователей, к 20 102 030 гг. депрессии выйдут на первое место по распространенности, опередив сердечнососудистые заболевания [6].
Нередко в качестве позитивного аргумента роста сущностных сил указывают на те подвижки, которые наблюдаются в сфере спорта. В действительности здесь складывается весьма неоднозначная ситуация. Особенно это касается большого спорта. По мнению ряда специалистов, во многих видах спорта возможности дальнейшего их роста выглядят весьма проблематичными. Свидетельством этому является, например, следующий факт: если раньше во многих видах победа или мировой рекорд фиксировались с преимуществом в минутах или секундах, то сейчас в сотых и даже тысячных долях секунды.
Происходящие ныне процессы в сфере большого спорта, с одной стороны, способствуют дальнейшему совершенствованию человеческих сущностных сил, но с другой стороны, усиливается тенденция развития в направлении формирования «сверхлюдей» или, выражаясь современной терминологией, транслюдей (она связана с постоянным увеличением роли допинга, а также вторжением новых медицинских технологий).
В целом, пафос первого из сценариев будущего заключается в твердой и притом небезосновательной вере в способности человека к безграничному продвижению по пути позитивной социальной эволюции, в возможности роста всех сущностных сил человеческого рода. И для этого ему нет необходимости радикально менять данный ему природой облик. Тогда как все более совершенствующаяся техника и технология могут быть поставлены под контроль общества, оставаясь эффективным инструментом социального изменения и преобразования внешнего природного и социального бытия. Однако в данном сценарии отсутствуют убедительные модели того, каким образом современная цивилизация способна переломить крайне негативные и антигуманистические тенденции превращения человека в вещь среди вещей, дегуманизации и отчуждения и, наконец, все большего вторжения искусственного мира не только в относительно внешнее для человека бытие, но и в саму его телесную и психическую организацию. Ме-
жду тем эта экспансия искусственного непосредственно в человеческий биосубстрат приобретает все более масштабный характер.
СЦЕНАРИЙ ВТОРОЙ
Совсем иные футурологические модели встречаются у тех, кто полагает, что будущее связано не просто с коррекцией биосубстрата в большем или меньшем объеме, но вообще с «преодолением» человека как биологического вида. Характерна в данной связи позиция А. П. Назаретяна, который пишет: «Если в обозримом будущем удастся направить развитие в оптимальное русло, то это будет сопряжено с очередным витком „удаления от естества“. Стратегия выживания непременно потребует целенаправленного вторжения в самые интимные основы социального и биологического бытия, а это не может не повлечь за собой качественное изменение самого субъекта интеллектуальной активности. Встречное развитие двух тенденций: техно-логизации белково-углеводного тела (генная инженерия и т. д.) и психологизация искусственных информационных систем — обернется становлением синтетических форм интеллекта, последовательно освобождающегося от биологических зависимостей и налагаемых ими ограничений» [7].
Представители данного сценария обращают внимание на целый ряд новых тенденций, которые, по их мнению, приобрели фундаментальный характер и игнорировать которые уже сейчас невозможно ни теоретически, ни практически. В появлении таких компонентов, как виртуальная реальность и всемирная глобальная электронная паутина (Интернет), они усматривают прообраз коллективного мозга сравнительно недалекого будущего и новых формационных отношений, способных изменить природу личности как общественного субъекта. Ныне на первый план в ряде стран мира, особенно в США, выдвинулась проблематика технического усовершенствования человека. На новый виток своего развития она выходит в связи с внедрением во все стороны общественной жизни, и даже в человеческий организм, продуктов конвергентных технологий (нанотехнология, биотехнология и генная инженерия, информационные и коммуникационные технологии, когнитивные науки).
Как представляется, они способны обеспечить связи между живыми и техническими системами на атомарном и молекулярном уровнях [3, с. 75, 76].
Предполагается, что количественное накопление искусственных элементов в естественном субстрате человека со временем приведет к необратимым качественным трансформациям. Человек начнет превращаться в существо, которое уже человеком не является. В современной литературе переходное существо, которое идет на смену человеку, обозначают понятием «трансчеловек». Полагают, что трансчеловечности могут быть присущи такие черты, как улучшение тела имплантантами, бесполость, способность к искусственному размножению.
По мнению Генерального директора Российского НИИ искусственного интеллекта А. С. Нариньяни, уже в ближайшие 10−20 лет Homo sapiens превратится в еНОМО, т. е. «электронного» человека, качественно отличающегося от нас за счет симбиоза с ИТ-средой (ИТ-информационные технологии). К середине XXI в. можно ожидать, что каждый человек от рождения до старости будет находиться в своего рода личном ИТ-коконе, технологической оболочке, которая станет его воспитателем, расширением и продолжением, помогающим в развитии и развивающимся вместе с ним.
Прогнозируемый еНОМО не возникнет ниоткуда: мы шаг за шагом уже превращаемся в него. В некотором смысле еНОМО уже среди нас, да и сами мы, пусть немного, но им являемся. Трансформация только начинается, она затрагивает каждого в разной степени, но мы уже не те Homo, которыми были 20 лет назад, хотя и еще не такие, какими станем через 10−20 лет. Следовательно, мы находимся у порога новой эры, которая одновременно спонтанно и сознательно формирует черты субъекта ближайшего будущего, на которое работают уже сегодня быстро формирующиеся технологии создания микророботов. Их предназначение — следить в организме человека за функционированием всего комплекса органов и систем, корректируя их в случае отклонений от заданного оптимума. В результате человек физически будет постоянно молодым и здоровым, и ничто не будет мешать ему жить вечно [8].
Трансчеловек, или человек космический, есть необходимое звено на пути к постчеловеку. (Встречаются и другие термины для обозначения данного процесса. Так, говорят об исчезновении «биологического» и появлении «техногенного» человека, или киборга.)
В свое время еще К. Э. Циолковский высказал мысль о том, что на определенном этапе развития человек ассимилирует с другими обитателями космоса. Это приведет к появлению нового типа жителей космоса -существа, способного жить только энергией солнечных лучей. При наличии солнечной энергии оно может обитать где угодно. В результате, человек Земли превратится в человека Космоса. Развивая эти идеи, современные исследователи полагают, что космическая эволюция человечества может привести к возникновению все отдаляющихся друг от друга видов людей. Не исключено одновременное сосуществование и взаимодействие людей современного облика с транс / постлюдьми [2, с. 211].
Такую трансформацию связывают с тем, что человек — биологически и интеллектуально ограниченное существо. Возможны, по крайней мере гипотетически, более успешные, конкурентноспобные формы искусственной жизни. Переступая границы своего вида, человек становится одновременно больше и меньше себя. Меньше, потому что он уже не краса и цель творения, не пик эволюции, каким воображал себя с эпохи Возрождения, но только точка перехода от земного субъекта к субъекту космическому. С другой стороны, человек превосходит себя в своих сверхчеловеческих созданиях. Происходит одновременно истощение, исчерпание человека как отдельного вида и распространение человеческого за его биологический предел [2].
Все более масштабное вторжение искусственного в саму субстанциальную «ткань» человечности породило в общественном сознании различные варианты представлений о «вымирании», или «схождения с дистанции», отдельных рас, полов и человека вообще как биологического вида. К сожалению, реальность неумолима и часто жестока. К собственной трансформации и, скорее всего, преодолению себя как биологического вида человек движется не какими-то внешними могучими силами, но логикой собственного
внутреннего развития. Он сам все быстрее и неотвратимее превращает себя в транс-, а затем и постчеловека.
Странной, на первый взгляд, представляется нынешняя ситуация: в мире продолжается быстрый рост народонаселения, между тем все чаще говорится о появлении тенденции «вымирания» человечества в каком-либо аспекте. Так, М. Фуко заявляет о том, что «человек умер» и уже сейчас следует мыслить «в пустом пространстве, где уже нет человека». Первым видимым результатом начавшегося процесса «столкновения цивилизаций» (С. Хантингтон) и приближения «конца истории» (Ф. Фукуяма) стало явное ослабление в мире позиций белой расы, о чем наглядно свидетельствуют демографические процессы. П. Бьюкенен пишет о том, что белое население, вымирая, тем самым создает благодатную почву для существования и развития других рас и наций. Так, если доля белого населения мира в 2000 г. составила 1/6 от общей численности населения, то в 2050 г. доля «наций первого мира» станет 1/10. По мнению Бьюкенена, в США и Европе уже сегодня происходят необратимые качественные и количественные изменения этнического состава. Например, в США белое население к 2050-му г. станет меньшинством, а Европа будет доживать свои последние дни [9].
Свидетельство «схождения с дистанции» белой расы усматривают, далее, в сфере спорта, где в различных международных соревнованиях от таких стран, как Великобритания, Нидерланды, США или Франция, все чаще выступают представители небелых рас (бокс, легкая и тяжелая атлетика, футбол и др.). На олимпийских соревнованиях и чемпионатах мира все меньше белых. Особенно по бегу, в атлетике. Эта раса как бы «сходит» с дистанции. Впрочем, сегодня нередко говорится о начале процесса «схождения с дистанции» человека как биологического вида. Уже сегодня общество изобилия (потребления) богато всем, кроме детей. К тому же дети болеют больше стариков. Они больны от рождения и, следовательно, больным стал не человеческий индивид, а человек как вид [10].
В рамках второго сценария предполагается, что цивилизация постепенно перейдет к формированию общественных субъектов сначала на смешанном — естественно-искус-
ственном (трансчеловек), а затем по преимуществу на искусственном небиологическом субстрате (постчеловек). Людям придется осваивать иные планеты и жить в условиях, весьма отличающихся от земных. И едва ли целые поколения колонистов будут ходить в скафандрах и дышать через фильтры. Именно трансчеловеку, по-видимому, окажется под силу освоение Солнечной системы и ближнего Космоса, формирование больших космических поселений.
Время, которое человек потратит на превращение себя в транс/постчеловека, может иметь принципиальное значение в ситуации, когда он столкнется с конкуренцией в освоении ближнего и дальнего Космоса с другими инопланетными цивилизациями. Ибо нет никаких гарантий того, что часть из них не окажется враждебно и агрессивно настроенной по отношению к земному социуму, и последнему придется искать эффективные способы защиты от их экспансии.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Анализ двух основных сценариев эволюции человечества позволяет сделать вывод о том, что пока ни один из них не является безусловно доминирующим, а также однозначно оптимистическим и гуманистическим или, напротив, пессимистическим и антигуманистическим. Хотя и не в полной мере, но все же отчасти сбываются прогнозы о возможности усиления естественных сущностных сил человеческого рода. Однако эти процессы наталкиваются на все более серьезные социальные ограничения (демографические, экологические и иные).
Сегодня можно сказать, что эволюция человека и общества сочетает в себе оба сценария. На наших глазах происходит подлинная революция в биологии и генетике, которая способствует дальнейшему эффективному укреплению и развитию естественных способностей человека. В то же время постепенно формируются условия, расширяющие возможности развития социума по второму сценарию. Однако по какому бы из описанных выше путей не пошла общественная эволюция, едва ли она сулит нам спокойное и бескризисное развитие.
Наиболее вероятным представляется путь развития земной цивилизации в двух
расходящихся и одновременно дополняющих друг друга направлениях. Та ветвь обитателей Земли, которая останется жить на планете, будет и далее совершенствоваться по преимуществу в развитии своих естественных (природных) сил и возможностей. Другая ветвь, ориентированная, главным образом, на освоение ближнего и дальнего Космоса, будет претерпевать все более радикальную трансформацию и со временем вообще потеряет привычный человеческий облик (в первую очередь, в своем внешнем телесном бытии).
Замечу, что, какой бы из сценариев не стал в реальной жизни доминирующим, люди вовсе не должны приносить ему в жертву настоящее (тем более, что в оценке любых прогнозов возможны серьезные ошибки). Стратегия практических шагов цивилизации требует дальнейшей работы для создания таких общественных структур, которые были бы в состоянии всесторонне учесть риски, связанные с широким внедрением технологий, непосредственно влияющих на саму организацию человека как общественного и природного существа. В противном случае неизбежны огромные и к тому же напрасные затраты материальных и иных ресурсов общества, с одной стороны, и катастрофические последствия от внедрения сомнительных инноваций — с другой.
1. Самсонова Т. П. Феномен человека в музыкальной культуре. СПб., 2007.
2. Кудашов В. И., Кудашова И. В. Перспективы постчеловеческого будущего // Философская и правовая мысль. Саратов- СПб., 2004. Вып. 7−8. С. 216−217.
3. Горохов В. Г. Научно-техническая политика в обществе не-знания // Вопр. философии.
2007. № 12. С. 77.
4. Вишев И. В. Здоровье, молодость, бессмертие человека как триединая глобальная проблема // Вестник РФО. 2001. № 4. С. 59.
5. Тоффлер Э. Шок будущего. М., 2001. С. 23.
6. Сапожников Е. И. Общество потребления в странах Запада // Вопр. философии. 2007. № 10. С. 61.
7. Назаретян А. П. Универсальный вектор эволюции и перспектива интеллекта // Происхождение разума на земле. Хабаровск, 1997. С. 42−43.
8. Нариньяни А. С. Между эволюцией и сверхвысокими технологиями: новый человек
ближайшего будущего // Вопр. философии.
2008. № 4. С. 3−17.
9. Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. М., 2003.
10. Кутырев В. А. Философский образ нашего времени (безжизненные миры постчеловечества). Смоленск, 2006. С. 118.
Поступила в редакцию 26. 05. 2008 г.
Bulychev I.I. On the subject of the future (from a human being to super human beings and post-human being). Evolution of a human being and society is developed in two directions. We are the witnesses of the real revolution in biology and genetics, which promotes further effective strengthening and development of the natural abilities of a human being. At the same time the conditions are gradually formed, which extend the opportunities of society development on the way to forming trans/post-human being.
Key words: transhuman, electronic human being, post-human, immortalism.
РУССКАЯ РЕЛИГИОЗНО-ИДЕАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭТИКА КАК ФЕНОМЕН ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ
Н.М. Аверин
В статье дана характеристика этических воззрений представителей русской религиозноидеалистической философии конца XIX — начала XX в.: В. Соловьева, Н. Бердяева, Н. Флоренского и др. Обоснована возможность рассматривать данный комплекс идей как многоплановое, но мировоззренчески цельное течение этической мысли, раскрываются его истоки, методологические и духовноценностные особенности, историческая судьба. Автор развивает положение о том, что этика космизма -своего рода предупреждение человечеству о тех опасностях, которые несет с собой утилитарно ориентированная модель цивилизации, и делает попытки выработать программу их преодоления.
Ключевые слова: русская религиозно-идеалистическая этика, философская антропология, В. Соловьев, богочеловечество.
На исходе ХХ в. в нашей стране пробудился активный интерес к отечественному социогуманитарному наследию, вызванный радикальной сменой мировоззренческих вех в жизни постсоветского общества. Объектом актуализации стали многие пласты философской мысли, считавшиеся в советское время идеологически неприемлемыми или теоретически устаревшими. Однако эта волна общественного интереса обошла как-то стороной комплекс этических учений, возникших в рамках неклассической формы русской идеалистической философии на рубеже XIX-ХХ вв. Речь идет об этических концептах Н. Федорова и В. Соловьева, а также мировоззренчески близких им философах начала ХХ в. — Н. Бердяева, С. Булгакова, С. Трубецкого, В. Эрна, П. Флоренского и др. Сюда же можно отнести и ряд философствующих деятелей искусства того времени, например, Д. Мережковского, А. Белого.
Между тем изучение данного явления отечественной истории философии имеет бесспорную важность как для создания полноты картины мировоззренческих исканий
той эпохи, так с точки зрения включения в современное этическое размышление нового, во многом малоизвестного интеллектуального материала.
Мы предлагаем использовать для обозначения этого теоретического феномена формулу «религиозно-идеалистическая этика конца XIX — начала XX вв. «, позволяющую выявить его специфические черты и место в пространстве отечественной этической мысли. Xотя многие этические учения XIX в. возникли на идеалистической основе, между ними существовали значительные различия, касающиеся их мировоззренческой ориентации и аксиологического содержания. Поэтому есть необходимость отграничить рассматриваемое явление от традиционной религиозной этики, исходящей целиком из основ христианства и представленной в данное время такими мыслителями, как В.Д. Кудрявцев-Платонов, В. И. Несмелов, М. М. Та-реев, еп. Феофан Затворник и др. С другой стороны, этическая проблематика в России второй половины XIX в. разрабатывалась и философами идеалистического направления,

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой