Анализ статистических показателей о жертвоприношении коррупции в Республике Татарстан (2007-2009 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

И.М. Гарипов, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института противодействия коррупции ЧОУ ВПО «Институт экономики, управления и права (г. Казань)», заслуженный юрист Республики Татарстан-
П. А. Кабанов, доктор юридических наук, доцент, член рабочей группы по взаимодействию со структурами гражданского общества президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции, член Совета при Президенте Республики Татарстан по противодействию коррупции, директор НИИ противодействия коррупции ОУ ВПО «Институт экономики, управления и права (г. Казань)»
АНАЛИЗ СТАТИСТИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ О ЖЕРТВОПРИНОШЕНИИ КОРРУПЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН (2007−2009 гг.)
В общей структуре преступности в Республике Татарстан криминальное коррупционное поведение за период с 2007 года по 2009 год составило 1811
преступлений, что составило 0,001% от общего количества зарегистрированных преступлений. При этом в 2007 году фактов криминального коррупционного поведения было зарегистрировано 572, в
2008 — 636, а в 2009 — 603.
Просматриваются колебания
зарегистрированных коррупционных
преступлений, которые, на наш взгляд, отражают не столько реальное положение в сфере коррупционной активности республиканского чиновничества, сколько интенсивность работы
правоохранительных органов в этом
направлении.
За этот же период на территории республики жертвами криминального коррупционного поведения было признано и учтено 327 потерпевших. Из них в 2007 году — 100 жертв, в 2008 — 111, а в 2009 -116. Отмечается устойчивая тенденция к росту количества жертв криминального коррупционного поведения, хотя их доля в общей структуре жертв криминального поведения в Республике Татарстан не превышает 0,2%.
Необходимо отметить, что
причиненный материальный ущерб жертвам криминального коррупционного поведения в рассматриваемый период составил 75 773 536 рублей. При этом в
2007 году он был равен 26 200 074 рублям, в 2008 году — 39 073 899, а в 2009 году — 10
499 563. Здесь отмечается очевидная тенденция — при снижении количества выявленных коррупционных преступлений снижается и общий размер причиненного криминальной коррупционной
деятельностью материального ущерба.
Следует обратить внимание на противоречивость статистических
закономерностей (тенденций)
криминального коррупционного поведения в Республике Татарстан в рассматриваемый нами период. Очевидно, происходит снижение интенсивности деятельности правоохранительных органов по борьбе с криминальным коррупционным поведением. Эта тенденция выражается в следующем: а) в уменьшении выявленных коррупционных преступлений на территории республики в 2009 году по сравнению с предыдущим годом на 33 преступления, или 5,2%- б) в уменьшении размера причиненного коррупционными преступлениями
материального вреда в 2009 году по сравнению с предшествующими 2008 годом в 3,7 раза и 2007 годом в 2,5 раза. Можно предположить, что
правоохранительные органы Республики Татарстан стали выявлять не только
меньше коррупционных преступлений, но и выявлять менее опасные коррупционные преступления, не причиняющие
существенный ущерб интересам
государства и общества.
Важнейшим показателем
виктимологической характеристики
криминального коррупционного поведения
является структура жертв этого сложного явления. В анализируемый период в Республике Татарстан среди жертв криминального коррупционного поведения 222 потерпевших являлись физическими, а 105 — юридическими лицами.
Соотношение первой категории жертв со второй показывает, что физические лица более чем в 2 раза чаще становятся жертвами криминального коррупционного поведения, чем юридические.
Вместе с тем, как свидетельствуют официальные республиканские
статистические показатели, материальный ущерб, причиненный юридическим лицам, составил 72 578 653 рублей, а физическим 3 194 882. Соотношение этих показателей 1 к 22,5.
Несомненно, важнейшим показателем жертвоприношения коррупции является среднеарифметический размер
материального вреда, причиненного в расчете на одну жертву криминального коррупционного поведения. Этот показатель по Республике Татарстан в рассматриваемый период составил: для юридических лиц 691 225 рублей, а для физических — 14 391, что в 48 раз ниже аналогичного показателя для юридических лиц.
Официальные региональные
статистические показатели виктимности жертв криминального коррупционного поведения в Республике Татарстан свидетельствуют о том, что наиболее часто жертвами этого явления выступают физические лица. Однако более всего материальный ущерб этим явлением причиняется не им, а юридическим лицам.
В криминологии принято структурно выделять криминальное коррупционное поведение на множество самостоятельных видов по различным основаниям. При этом при исследовании криминального коррупционного поведения наиболее распространенным является
классификация коррупции по субъектам коррупционного поведения [1]. По этому основанию можно классифицировать и жертв криминального коррупционного поведения на два вида или группы: а)
жертв коррупции внутри хозяйствующего субъекта или между хозяйствующими
субъектами (корпоративной [2],
коммерческой [3] или внутрифирменной [4]) и б) жертв государственной
коррупции, то есть коррупционного поведения государственных и
муниципальных служащих [5]. В процессе исследования мы будем использовать указанные выше термины с учетом их общепринятого содержания. Учитывая степень распространенности
виктимологического анализа жертв криминального коррупционного
поведения, не будем и мы отходить от устоявшейся научной традиции в изложении характеризующих это явление данных [6], тем более что её уже мы использовали ранее в своих исследованиях, перенимая опыт предшественников [7].
В общей структуре жертв криминального коррупционного поведения в рассматриваемый период наиболее уязвимыми выглядят жертвы
коммерческого или внутрифирменного криминального коррупционного поведения (ст. ст. 201, 202 и 204 УК РФ). Хотя их в общей структуре криминального коррупционного поведения насчитывается всего 96 потерпевших, или 29,3% от их общего количества. При этом жертвы коммерческого криминального
коррупционного поведения
зарегистрированы неравномерно: в 2007 году — 53 потерпевших, в 2008 — 19, а в 2009 — 24.
Если взять другой показатель — размер причиненного материального вреда, то он составил в рассматриваемый период 66 777 085 рублей, или 88,1% из всего объема издержек, попавшего в республиканскую виктимологическую статистику. По годам он выглядит следующим образом: в 2007 году — 22 858 339 рублей, в 2008 — 34 591 126, а в 2009 — 9 327 620. Здесь необходимо
отметить резкое в 3,7 раза снижение размера причиненного вреда по сравнению с предыдущим 2008 годом и снижение в
2,4 раза этого показателя по сравнению с
2007 годом.
Особый интерес вызывает ещё один показатель — среднеарифметический размер материального ущерба на одну жертву коммерческой коррупции, который составил в рассматриваемый нами период 695 595 рублей. При этом его динамические показатели выглядят следующим образом: в 2007 году — 431 289 рублей на одну жертву, в 2008 — 1 820 586, или рост в 4,2 раза, а в 2009 — 388 651, или снижение по сравнению с предыдущем годом в 4,7 раза и даже с 2007 годом на 10%.
Структурный состав жертв
криминальной коммерческой коррупции выглядит следующим образом: 38 жертв -это юридические лица и 58 — физические лица. При этом очевидна стабильность в отношении жертв криминальной коммерческой коррупции юридических лиц: в 2007 и 2009 гг. их регистрировалось по 11 потерпевших, а в 2008 — 16. Тогда как с физическими лицами, признанными потерпевшими дело обстоит несколько иначе. Если в 2007 году их было учтено 43 потерпевших, то в следующем 2008 году лишь 3, а в 2009 уже 13.
Общий объем материального ущерба между ними распределился также неравномерно. На долю юридических лиц пришелся ущерб в 64 061 049 рублей, а на физических лиц — в 2 426 036 рублей. Соотношение размера причиненного материального ущерба между
юридическими и физическими лицами составляет 31 к 1. Если брать изменение этого показателя по годам, то можно увидеть следующее: в 2007 году
юридическим лицам жертвам
коммерческой коррупции был причинен ущерб на сумму 22 559 073 рублей, в 2008 году — 33 591 126 рублей, в 2009 -7 910 850. И здесь в последний год происходит резкое снижение
количественного показателя — размера причиненного материального ущерба жертвам от криминального коммерческого коррупционного поведения.
Если же обратиться к данному показателю в отношении физических лиц, признанных потерпевшими от
криминального коммерческого
коррупционного поведения, то здесь обнаружим противоположную картину -постоянное увеличение материального ущерба этой категории жертв коррупционного поведения. Если в 2007 году размер материального ущерба этой категории жертв составил 299 266 рублей, то в 2008 — 710 000, или более чем 2,3 раза по сравнению с предыдущим годом. В
2009 году размер материального ущерба жертвам криминального коммерческого коррупционного поведения составил 1 416 770 рублей и превысил аналогичный показатель 2007 года более чем в 4,7 раза и почти в 2 раза показатель предыдущего года. Чем вызвано такое поведение участников криминального коммерческого коррупционного поведения, однозначно сказать сложно. Хотя попытки объяснить это явление уже были. Так, Г. И. Райков и Д. К. Чирков объясняют этот феномен увеличением рисков быть привлеченным к уголовной ответственности за
коррупционные правонарушения,
вызванные активизацией деятельности правоохранительных органов по борьбе с коррупцией [8]. Возможно, это и так, но нам представляется, что причины таких закономерностей значительно глубже и более разнообразны.
Среднеарифметический размер
материального ущерба на одну жертву корпоративного коррупционного
поведения за рассматриваемый период на территории Республики Татарстан составляет на юридическое лицо — 1 685 817 рублей, а на физическое лицо лишь 41 828 рублей. Эти важные показатели (средние статистические величины) соотносится между собой, как 40 к 1. Исследование среднеарифметического размера материального ущерба на одну жертву корпоративного коррупционного поведения в динамике отражает общие тенденции — рост на протяжении двух первых лет и резкое снижение в 2009 году. Официальные статистические сведения
отразили в 2007 году анализируемый нами среднеарифметический показатель на одну жертву коммерческого коррупционного поведения-юридическое лицо — 2 050 825 рублей, в 2008 — 2 117 570, а в 2009 году лишь 719 168 или снижение рассматриваемого показателя почти в три раза. Если же анализируемый нами показатель применить к физическим лицам-жертвам криминального
коммерческого коррупционного
поведения, то мы обнаружим несколько иные закономерности.
Так, в 2007 году среднеарифметический показатель материального ущерба на одну жертву криминального коммерческого коррупционного поведения физическое лицо составил лишь 7 125 рублей, то уже в 2008 году этот показатель резко увеличился и составил 236 667 рублей, или возрос более чем в 33 раза по сравнению с предыдущим годом. В 2009 году этот показатель составил 108 982 рублей, или в 15 раз выше аналогичного показателя 2007 года, но в 2 раза ниже, чем аналогичный показатель 2008 года.
Завершая исследование статистических закономерностей, характеризующих жертв криминального коммерческого
коррупционного поведения, необходимо отметить, что на формирование официальных статистических данных оказывают влияние большое количество факторов объективного и субъективного характера, однако и имеющиеся свидетельствуют о том, что этим негативным явлением причиняется
существенный материальный ущерб всем
субъектам хозяйственных отношений, как юридическим, так и физическим лицам, другое дело, что этот ущерб распределяется неравномерно на всех зарегистрированных и учтенных жертв.
Переходя к рассмотрению
виктимологической характеристики
«государственной коррупции» на территории Республики Татарстан,
необходимо отметить, что за исследуемый период было зарегистрировано и учтено лишь 232 жертвы данного вида
коррупционного поведения, или 71% от
общего количества жертв криминального коррупционного поведения. При этом отмечается «положительная» динамики рассматриваемого нами явления. Если в
2007 году жертвами «государственной коррупции» было признано 46 потерпевших, то в 2008 году их уже стало 92, или в 2 раза больше, тогда как в 2009 году таковыми было признано 94 потерпевших, и здесь мы видим небольшой рост.
Особый интерес вызывает структура жертв «государственной коррупции». За анализируемый нами период жертвами рассматриваемого нами вида криминального коррупционного поведения физические лица признавались 164 раза, а юридические лица — 66 раз, то есть физические лица почти в 2,5 раза чаще регистрировались жертвами «государственной коррупции».
Не менее интересна и динамика структурных изменений жертв
«государственной коррупции». Так, согласно официальным региональным статистическим данным, в 2007 году были признаны потерпевшими от
«государственной коррупции» 15 юридических лиц и 31 физическое лицо, в
2008 — 32 и соответственно 60, а в 2009
году — 19 и 73. Невзирая на динамическую нестабильность показателей жертв «государственной коррупции»
юридических лиц и постоянный рост другой категории жертв — физических лиц, можно с уверенностью констатировать тенденцию постоянного увеличения количества жертв «государственной коррупции» и прогнозировать их рост за счет физических лиц, в недалеком будущем на среднесрочную перспективу.
Рассматривая другой показатель жертвоприношения «государственной коррупции» в Республике Татарстан -размер причиненного материального ущерба, можно отметить, что за исследуемый период он составил 9 078 901 рублей. В динамике этот показатель выглядит следующим образом: в 2007 году он составил 3 424 185 рублей, в 2008 — 4 482 773, а уже в 2009 — 1 171 943. Если в
2008 году размер материального ущерба,
причиненного «государственной
коррупцией», увеличился по сравнению с предыдущим годом на 30%, то уже в 2009 году он снизился по сравнению с предыдущим годом в 3,8 раза, а по сравнению с 2007 годом в 2,9 раза.
Ценные сведения о закономерностях развития жертвоприношения
«государственной коррупции» в Республике Татарстан в рассматриваемый нами период может заключать в себе показатель среднеарифметического размера
материального ущерба на одну жертву, который составил 39 133 рубля. Проведенные нами математические расчеты свидетельствуют о том, что этот показатель динамично изменяется и эту динамику можно признать, с одной стороны, положительной — снижается вредоносность «государственной коррупции», а с другой -отрицательной — правоохранительные органы «запрограммированы» на выявление малозначительных коррупционных
преступлений. В подтверждение первого положения можно привести следующие статистические данные: если в 2007 году среднеарифметический размер
материального ущерба на оду жертву «государственной коррупции» составил 74 439 рублей, то уже в 2008 году этот показатель снизился до 48 726 рублей, а в
2009 году снижение достигло 12 467 рублей.
Несомненную ценность представляют статистические сведения о структуре материального вреда, причиненного жертвам «государственной коррупции» в Республике Татарстан в исследуемый нами период. Наибольший материальный ущерб криминальным коррупционным
поведением государственных и
муниципальных чиновников причинен юридическим лицам — он составил 8 081 727 рублей, в меньшей степени физическим лицам — 997 174 рублей. Соотношение этого показателя между рассматриваемыми категориями жертв «государственной коррупции» равно 8 к 1.
Динамика изменения структурных показателей размера материального ущерба, причиненного криминальным
коррупционным поведением
государственных и муниципальных служащих, свидетельствует об уменьшении размеров материального ущерба, причиняемого как физическим, так и юридическим лицам. Так, в 2007 году юридическим лицам от «государственной коррупции» был причинен материальный ущерб в размере 2 978 237 рублей, а физическим лишь 445 948 рублей- в 2008 году юридическим лицам был причинен материальный ущерб на 4 019 292 рубля, а физическим лицам — 463 481 рубль- в 2009 году этот показатель изменился соответственно — на 1 084 198 рублей для юридических лиц и 87 745 рублей на физических лиц.
Общая закономерность ежегодного снижения размера материального ущерба жертвам от «государственной коррупции» отразилась и на среднеарифметических показателях как для юридических лиц, так и для физических. Так, для юридических лиц этот показатель снизился с 198 549 в
2007 году, до 125 603 рублей в 2008 году, или в полтора раза, и до 57 063 рублей в
2009 году, или почти в 3,5 раза по сравнению с 2007 годом и 2,2 раза по сравнению с 2008 годом. Для физических лиц среднеарифметический размер материального ущерба также снижался с 14 385 рублей в 2007 году, до 7 725 рублей в 2008 году и до 1 202 рублей в 2009 году.
Криминологический анализ показателей республиканской виктимологической статистики за рассматриваемый нами период позволяет сделать некоторые выводы. Во-первых, значительная доля жертв криминального коррупционного поведения находится за пределами официальной государственной
региональной виктимологической
статистики. Их признается таковыми правоохранительными органами
республики меньше, чем самих коррупционных преступников. Во-вторых, наибольший материальный ущерб от криминального коррупционного поведения в Республике Татарстан причиняется юридическим, а не физическим лицам, невзирая на их количественное превосходство в официальной статистике.
В-третьих, наиболее опасно и вредоносно криминальное коррупционное поведение в коммерческих организациях, а не в сфере государственного и муниципального управления. В-четвертых, необходимо изменение стратегии борьбы
правоохранительных органов с
криминальным коррупционным
поведением с выявления
малозначительных деяний на
противодействие наиболее опасным и вредоносным формам проявления коррупционного поведения, причиняющим значительный материальный ущерб жертвам.
Подводя итог изложенному, мы четко себе представляем, что все положения, высказанные в настоящей работе, не
претендуют на бесспорность и
окончательность. Для исследования статистических закономерностей
виктимного поведения необходим более точный учет всех жертв криминального коррупционного поведения и более длительный период времени
статистического наблюдения для исследования их показателей. Мы
надеемся, что время и официальные статистические данные дадут
благотворную почву нам и нашим последователям для новых исследований жертв криминального коррупционного поведения в современном обществе и развития отечественной виктимологии коррупции.
ЛИТЕРАТУРА
1. Наумов А. Коррупция: причины возникновения, влияние и методы борьбы // Следователь. — 2010. — № 2. — С. 46.
2. Вафан Дж.Ч. Коррупция в обществе в посткоммунистической России. Институциональные слабости и предлагаемые пути решения // Государство и право. — 2004. -№ 3. — С. 103- Гельман М. Новая профессия термоса — теплотрасса. Приживется ли в России философия энергосбережения и будет ли далее процветать корпоративная коррупция // Промышленные ведомости. — 2006. — № 7−8 — (июль, август) — Казакова М. А. Корпоративная коррупция как один из факторов, влияющий на риск корпоративного мошенничества // Актуальные проблемы экономики и права. — 2009. — 4 (12). — С. 65−67.
3. Горелов А. П. Проблемы уголовно-правовой борьбы с «коммерческой» коррупцией // Преступность и коррупция: современные российские реалии: сборник научных трудов / под ред. проф. Н. А. Лопашенко. — Саратов, 2003. — С. 315−328.
4. Панина Т. Взятки на броневиках // Российская газета. — 2004. — 19 мая- Удалова М. Почем народу служебные сладости чиновников // Красноярский рабочий. — 2009. — 6 нояб.
5. Талапина Э. В. Государственная коррупция как один из видов коррупции // Право и экономика. — 2006. — № 6. — С. 3−11- Агеев В. Н. Противодействие «государственной коррупции»: зарубежный опыт // Следователь. — 2008. — № 8 (124). — С. 57−60- Добреньков В. И., Исправникова Н. Р. Коррупция: современные подходы к исследованию: учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект: Альма Матер, 2009. — С. 29.
6. Кабанов П. А., Садеев М. М. Виктимологические аспекты коррупционной
преступности: криминологический анализ региональной криминальной статистики (на материалах Республики Татарстан) // Актуальные вопросы правового обеспечения антикоррупционной деятельности в современных условиях: материалы Международной научно-практической конференции 2 декабря 2008 г. — Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. — С. 91−97- Бикмухаметов А. Э., Кабанов П. А., Садеев М. М. Виктимологические аспекты коррупционного поведения в Республике Татарстан: криминологический анализ
региональной виктимологической статистики (по результатам 2008 года) // Следователь. -2009. — № 6 (134). — С. 21−22- Кабанов П. А., Садеев М. М. Жертвы коррупции в Республике Татарстан: анализ виктимологической статистики за 2008 год // Актуальные проблемы экономики и права. — 2009. — № 3. — С. 129−131- Газимзянов Р. Р., Кабанов П. А., Садеев М. М. Виктимологические аспекты коррупционной преступности в Республике Татарстан:
криминологическое осмысление статистических показателей // Следователь. — 2008. — № 12 (128). — С. 30−32.
7. Гарипов И. М., Кабанов П. А., Садеев М. М. Криминологическая характеристика жертв коррупционной преступности в Республике Татарстан: анализ статистических показателей за
2008 год // Актуальные вопросы права и правоприменительной практики: материалы круглого стола, проведенного 20 ноября 2009 года / под ред. д-ра юрид. наук, доц. А. А. Юнусова. — Нижнекамск: Нижнекамский филиал МГЭИ, 2009. — Вып.4. — С. 42−45- Гарипов И. М. Виктимологическая характеристика криминального коррупционного поведения в Республике Татарстан (результаты статистического наблюдения за период 2007—2009 гг.) // Актуальные проблемы экономики и права. — 2010. — № 4 (16). — С. 31−38.
8. Райков Г. И., Чирков Д. К. Коррупционный риск как следствие борьбы с коррупцией на современном этапе // Актуальные проблемы экономики и права. — 2009. — № 4 (12). — С. 93.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой