Народовластие и местное самоуправление в российском политико-правовом дискурсе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

12. Семенов В. М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. — М., 1982.
— С. 61−62.
13. Щеглов В. Н. Советское гражданское процессуальное право. Лекции для студентов.
— Томск, 1976. — С. 24.
14. Курс советского гражданского процессуального права. — М., 1981. — Т. 1. — С. 136.
15. Сем енов В. М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. — М., 1982.
— С. 62.
16. ….
— Томск. 1976. — С. 24.
17. ВалеевД.Х. J1 ица, участвующие в исполнительном производстве. — Казань. 2000. — С. 39.
18. Осокина Г Л. Гражданский процесс. Общая часть. — М.: Юрист. — 2003. — С. 110−111.
Батычко Виктор Тихонович
Технологический институт федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет» в г. Таганроге.
E-mail: kaf_gp@tsure. ru.
347 928, г. Таганрог, пер. Некрасовский, 44.
Тел.: 888 634 371 631- +79 289 668 953.
Batytchko Victor Tihonovich
Taganrog Institute of Technology — Federal State-Owned Educational Establishment of Higher Vocational Education «Southern Federal University».
E-mail: kaf_gp@tsure. ru.
44, Nekrasovskiy, Taganrog, 347 928, Russia.
Phone: +788 634 371 631- +79 289 668 953.
ББК 67. 99
Н.Ф. Земченков
НАРОДОВЛАСТИЕ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В РОССИЙСКОМ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОМ ДИСКУРСЕ
Статья посвящена дискуссионной теме соотношения народовластия и местного самоуправления, рассматриваемого как его частный случай. Местное самоуправление позиционируется как форма народовластия, обеспечивающая суверенитет народа и неотчуждаемость субъективных прав человека и гражданина.
Народовластие- суверенитет- самоуправление- публичная власть- демократия пол-.
N.F. Zemchenkov
DEMOCRACY AND LOCAL GOVERNMENT IN THE RUSSIAN POLITIKO-LEGAL DISCOURSE
Article is devoted a debatable theme of a parity of democracy and the local government considered as its special case. The local government is positioned as the form of democracy providing the sovereignty of the people and continuous of subjective human rights and the citizen.
Democracy- the sovereignty- self-management- the public power- democracy- powers- resources.
Несмотря на разнообразные формы представительства на официальном уровне, именно народное представительство является непосредственным выразителем общественных интересов и мнений по вопросам регулирования общественных, .
одним из важнейших прав является право граждан на непосредственное представительство в органах публичной власти, которые в настоящее время, как правило, заняты бюрократическим аппаратом. Об этом свидетельствует фактическая несменяемость должностных лиц и государственных служащих, которые нашли способ закрепления своей несменяемости в бюрократической карусели, означающую плановую ротацию кадров из одного номенклатурного списка.
,
юридически обеспеченной возможности их осуществления, следует всячески способствовать развитию форм народного представительства, где носителями права выступают его реальные субъекты. Данную проблему выделяет М.С. Матейко-
,
, —
ками на Конституцию Р Ф «Федеральное законодательство» [1]. Поэтому наиболее конструктивную попытку ввести в научный оборот право граждан на народное представительство следует рассматривать как самостоятельный сегмент тео-.
граждан на народное представительство как основополагающее, лежащее в основе правового государства и выражающее осмысленную волю гражданского, ,
, , —
дарство будет «машиной для поддержания господства одного класса над дру-
«-и политического устройства.
,
заключается в реализации потребностей и интересов народа через инициативы
,
принятии государственных решений. Право на самоуправление является фунда-, —
тям, выделяемым по существенным основаниям: политическим, культурным, эт-
ническим, территориальным и т. д. В этом глубинный смысл народного представи-,, принадлежит отдельным лицам, а определяется массовостью, ассоциированно,. субъективных прав конкретных граждан, входящих в политические партии и другие общественные объединения, полномочные выдвигать инициативы от имени социальных групп или народа в целом.
,, представительства базируется на следующих правовых и морально-политических:
¦ непосредственного волеизъявле ния народа в ходе референдумов, выборов,
, ,
форм непосредственного участия в осуществлении государственной власти и местного самоуправления-
¦
возможность замены бюрократических отношений гражданско-правовыми во всех случаях, когда условия для замены имеются на лицо-
¦
характера по формированию гражданской позиции, включающей уважение к истории, культуре, народным традициям региона и народа в целом:
¦ поливариантности форм политико-правового участия в общественной жизни посредством не только одобрительных, но и протестных форм, та-
ких как демонстрации, митинги, шествия, пикетирования и т. п., выдвигающих требования и лозунги, не всегда удобные для существующего режима. Этим обеспечивается прямое волеизъявление народа, например, протесты против безудержного роста цен, что является сигналом к корректировке проводимого курса, а также гарантирует демократичность наро-,
,.
Народное представительство означает феномен обязательной политической солидарности между правительством и органом, которые признаются авторитетными выразителями народного мнения [2], что можно признать как претворение демократического устройства общества. Примечательно, что в системе советов, являющихся формой как государственной власти, так и народного представитель, — -
,, силу известных причин, не обеспечивало. Кроме того, такое тесное единство устраняло взаимную оппозиционность представительной и исполнительной ветвей, ,
,.
Наличие законодательного органа в форме Советов, парламента (Думы), народного собрания или какого-либо другого представительства всегда считалось важным критерием демократического или тоталитарного устройства государст-. -ганизациями и группами в условиях централизации власти, сводилось к сотрудничеству с религиозными и иными объединениями граждан по интересам, что, например, было характерно для дореволюционной России и, что выразилось в понятии — «соборность», которое, впрочем, ни на шаг не приближало Россию к демо-,, -ление народовластия в России, так как имеют обязательный характер только для, .
Нельзя не отметить, что представительство рассматривается в научной литературе и как часть учения о публичной власти, на что обращают внимание, такие ученые, как P.M. Романов, О. Н. Булаков и др. [3−5]. «Народовластие есть режим обязательной политической солидарности между правительством и органом или органами, которые признаются авторитетными выразителями народного мнения [2]», — утверждал С .А. Котляревский. Эта оценка сохранила свою актуальность до настоящего времени, по крайней мере в части, рекомендующей социальное партнерство и консенсус между гражданским обществом и государством как залог стабильного их развития в условиях расширяющейся демократии, прав и свобод граждан.
В настоящее время к таким структурам относится Общественная палата, правозащитные организации, различные наблюдательные советы и т. д. Общим в их оценке является акцентирование внимания на легитимность их деятельности и организации, правомочия которых закрепляются законодательным путем, а избра-
, -., P.M.
отмечает такие их черты, как «выражение и защита интересов всех социальных групп населения страны- приоритет законодательных органов власти (парламентов) перед исполнительными, судебными, хозяйственными и иными» [3].
В этой связи АД. Керимов называет представительные органы как «принимаемую обществом систему взаимодействия определенным образом сформиро-, —
, —
венном механизме и выступающую в качестве основного способа организации и функционирования представительной демократии» [4]. Следовательно, можно
,
складывается общая точка зрения, что она является выражением базисных отношений публичной власти и гражданского общества выполняя функции, которые не может адекватно выполнить никакой другой орган, его отсутствие или бездействие приводит к атрофии публичной власти. «На сегодняшний день народовластие представляет собой комплексную структуру публичной власти, выражающую интересы населения посредством законодательной деятельности и многофункцио-, -сти» [5]. Таким образом, народовластие, с точки зрения автора, сужается до уровня государственной власти, при которой функционируют различные структуры, вносящие в стратегию государственной власти свои коррективы. Признавая это, сле-,
, —
стия. Тогда законы будут не насаждаться властью, а исполняться в обществе как программа реализации собственных интересов.
Понятие народовластия можно определить также как особую систему организации публичной власти, структурно и функционально основанную на принципах разделения властей, верховенства закона при ведущей роли представительной власти в целях реализации и закрепления полновластия народа. При этом следует иметь в виду, что народовластию более соответствует именно представительная, -го контроля со стороны гражданского общества. В российской властной концепции заложена туманная идея, что все государственные служащие находятся на службе у Президента Р Ф и, следовательно, контролируются им, тогда как публичная власть избирается непосредственно народом и подотчетна им. Чиновники олицетворяют власть и закон, тогда как депутаты выступают от имени своих избирателей и в соответствии с полученными наказаниями, что ставит их в отношения обратной связи со своим электоратом.
В научной литературе можно найти и другие определения публичной власти,, , -властие занимает доминирующее положение- как форма представительной демо--
социальных слоев общества, декларируемый как общенародный интерес- как реальное и конкретное воплощение демократии и другие. Это говорит о многоплановости института народовластия, который реализуется в различных формах са-, -кратии к правовому государству. Нельзя ограничивать проявление народных инициатив по развитию самоуправления, так как это было бы равносильно сужению потенциальных возможностей народа на участие в отправлении публичной власти и местного самоуправления.
В то же время очевидно что если народовластие на общегосударственном уровне было бы самым совершенным, то в таком случае оно подрывало бы парламентаризм как таковой или, как утверждал К. Шмитт, «оправдывало бы антипар-ламентский центризм» [6]. В принципе такая ситуация является отдаленной целью развития народного представительства и реально может воплотиться пока только на уровне местного самоуправления. На практике же это приводит к установлению той или иной формы тоталитаризма, как это и произошло в Г ермании в 30-е гг. XX в. И как это позже проявилось в странах, где устанавливалась власть «отца
«, ««.. , -струкция на практике иногда приводит к издержкам политической жизни, что подтверждает актуальность анализа института народовластия и развитие его как наиболее эффективной модели реализации субъективных прав граждан на участие.
В связи с этим современную форму народовластия можно рассматривать в следующих аспектах: во-первых, как реальный политико-правовой институт, воплощающий в себе единство представительной и законодательной власти, где существует демократический способ формирования органов публичной власти и местного самоуправления- во-вторых, как особый случай расширения публичной, ««, -рогативы парламента частью распространяются на формирование исполнительной власти, что характерно для так называемых стран народной демократии- в, —, -ем необходимости народовластия, как института и его общественных функций и, в, , -ления при решении вопросов своего жизнеобеспечения. Очевидно, что названные аспекты тесно взаимосвязаны между собой, но сведение понятия народовластия лишь к народному представительству принижает его политико-правовое значение, лишая общественную науку надежды на поиск модели построения гражданского.
Народовластие исторически сочетается с различными формами правления, подтверждая свою прикладную значимость и универсальность в решении вопроса о самоуправлении или, как писал С. Котляревский, «с народным представительством в равной степени применима и монархическая, и республиканская формы» [2].
, -стия заключалась в ограничении власти правителя, создании сдерживающих ее механизмов. Инструментом для этого послужило условие обязательного одобрения парламентом определенных решений и указов правителя, таких как новые налоги, наборы в армию, объявление войны, заключение мира и т. д., обязательность исполнения принятых законов со стороны правителя и всех государственных ор,. -сти постепенно складывалась его представительная функция, как возможность политического выражения интересов определенных социальных групп, а затем и всего населения путем последовательного становления всеобщего избирательного ,. Концепция народного представительства, предполагающая, прежде всего, выборность представителей от различных социальных групп в законодательные и иные органы власти, включает исследование вопроса о средствах и механизмах реализации политической воли народа. Гипотетически существует много таких инструментов, но практически в этом качестве утвердились политические партии и избирательные объединения граждан. В настоящее время политические партии в России являются важнейшим звеном политического процесса, так как они выступают либо от имени большинства, либо в качестве организации ле.
Поэтому анализ механизмов и функций народовластия требует также учитывать законность интересов различных социальных групп в обществе, так как от них зависит конфигурация политико-правого ландшафта. В то же время ошибочно представлять любую оппозиционную деятельность как экстремистскую, так как экстремизм и радикализм, с одной стороны, а оппозиция — с другой, имеют различную социальную природу и преследуют различные социальные
.
наметившегося консенсуса основных политических сил общества, тогда как радикализм может выступать с «прорывными» идеями, призванными придать этому консенсусу новое начало, но при этом выходить за рамки сложившегося баланса политических сил.
В условиях постсоветского становления народовластия в России радикальные силы не были отодвинуты на периферию политико-правовой жизни и присут-,, институтов гражданского общества, о чем свидетельствует опыт существования так называемой парламентской оппозиции, которая оппонирует лидирующей пар,.
В последнем случае народовластие не исчезает, но теряется его многофункциональность, и начинают выдвигаться преимущественно демагогические цели, которые формально имеют право на существование, но малоконкретные, так как действительно общенациональных целей в России наметилось достаточно и целью политической борьбы является их диверсификация. В российском политикоправовом менталитете постепенно складывается понимание, что в политической, ,
, -тики со стороны оппозиционной, и, наоборот, партия теряет свое влияние, как ин-
,.
,
, —
щает те политические группы, которые в прошлом противостояли ей. В частности, вхождение Аграрной партии в «Единую Россию» свидетельствует о таком недру-, -тии чиновников и олигархов. Следует признать, что при формировании и институционализации современных политических партий в России большинство из них, представляя интересы своего электората, предлагают свои политические программы, не подвергающие сомнению основные принципы народовластия. Поднявшие в прошлом голову монархисты постепенно сходят с политической сцены, так как,, ,, -» — «,., деятельность может расцениваться как направленная на изменение конституци-,, -ленными принципы суверенитета народа, народовластия и самоуправления.
Поскольку монархисты ставили антиконституционные цели по замене наро-, -менно вступили в конфликт с существующей системой. Вводить же монархию лишь для удовлетворения амбиций небольшой прослойки общества было бы ударом по складывающейся системе народовластия, что отбросило бы политический консенсус в России на исходные позиции, именно внесением абсурдности и неопределенности в республиканские ценности, закрепленные в институте народовла-.
,, неоднозначностью и противоречивостью как социально-философского плана, так и характером российского менталитета. Однако притягательность принципа народовластия оказалась выше различных политико-правовых концепций, уводящих Россию на периферийные магистрали общемирового развития.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Матейкович М. С. Защита избирательньix прав граждан в РФ. — М.: Проспект, 2003.
— С. 67.
2. Котляревский С А. Сущность парламентаризма // Новое время. — 1994. — № 14. — С. 58.
3. Романов P.M. Понятие и сущность парламентаризма // Социально-политический журнал. — 1998. — № 4. — С. 213. "-
4. .: —:
Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1999. — С. 16.
5. Булгаков О. Н. Государственная власть и местное самоуправление. — М., 2003. — С. 12−17
6. Шмитт К. Политическая теология. — М.: Проспект, 2000. — С. 184.
Земченков Николай Федорович
Технологический институт федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет в г. Таганроге.
E-mail: kaf_gp@tsure. ru.
347 928, г. Таганрог, пер. Некрасовский, 44.
Тел.: 888 634 371 631.
Zemchenkov Nikolai Fedorovich
Taganrog Institute of Technology — Federal State-Owned Educational Establishment of Higher Vocational Education «Southern Federal University».
E-mail: kaf_gp@tsure. ru.
44, Nekrasovskiy, Taganrog, 347 928, Russia.
Phone: +788 634 371 631.
ББК 374. 00
.
СУДЕБНЫЙ ПОДХОД К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ ВОЗМЕЩЕНИЯ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦАМ
Проанализировав за последние годы влияние судебной практики по применению норм гражданского законодательства, о возможности возмещения морального вреда, причинённого вследствие умаления деловой репутации юридического лица, можно сделать вывод о недостаточности взаимодействия между различными ветвями судебной власти. В статье автор указывает на различное толкование юридической конструкции «моральный «,, -шем дискредитировать институт компенсации морального вреда.
— - - -
— - -.
E.G. Kozaruk
THE JUDICIAL APPROACH TO THE QUESTION ON POSSIBILITY OF COMPENSATION OF INDEMNIFICATION OF MORAL HARM TO LEGAL
BODIES
Having analysed during the last years judiciary practice influence on application of norms of the civil legislation, on possibility of compensation of the moral harm caused owing to belittling of business reputation of the legal person, it is possible to draw a conclusion on insufficiency of interaction between various branches of judicial authority. In article the author specifies «moral harm» in various interpretation of a legal design. It results not only in miscarriages ofjustice, but also to danger further to discredit institute of indemnification of moral harm.
Moral harm- the legal body- precedent- business reputations- non-material harm- harm of business reputation- non-material loss- The European court under human rights.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой