Инновационное измерение промышленной политики стран Центральной и Восточной Европы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Инновационное измерение промышленной политики стран Центральной и Восточной Европы
Г. А. Власкин,
к. э. н., в. н. с. ,
Е. Б. Ленчук,
к. э. н., в. н. с. Институт международных экономических и политических исследований РАН
В настоящей статье рассматриваются проблемы перехода стран Центральной и Восточной Европы к инновационной модели экономического развития. Существенную роль в решении этой проблемы сыграл процесс подготовки и вступления этих стран в Европейский Союз. Приток иностранных инвестиций, приход транснациональных корпораций в страны ЦВЕсодействовали прогрессивным технологическим сдвигам в экономике этих стран, увеличению доли экспорта высокотехнологичной продукции, повышению конкурентоспособности.
Тем не менее, в целом страны ЦВЕ все еще существенно отстают от ЕС по основным показателям инновационного развития и, прежде всего, по показателям развития научно-технических потенциалов. Национальные инновационные системы находятся в стадии становления. Практически ни в одной из стран не проводится своя собственная промышленно-инновационная политика.
С самого начала экономических преобразований в европейских постсоциалистических государствах после распада СЭВ и СССР новым центром притяжения для них стал Европейский Союз. Вступление в Евросоюз в мае 2004 г. восьми стран ЦВЕ (Чешской Республики, Венгрии, Польши, Словакии, Словении, Эстонии, Латвии и Литвы) знаменовал собой новый этап в процессе превращения западноевропейской интеграционной группировки в европейскую, который после предстоящего присоединения к ней балканских государств (Болгарии, Румынии) практически завершит свое формирование уже в контурах «Большой Европы».
Произошла полная переориентация с Востока на Запад внешнеэкономических связей. Для большинства стран ЦВЕ в эти годы была характерна высокая динамика роста экспорта в западном направлении, что позволило им серьезно продвинуться в евроин-теграционном взаимодействии, добиться неплохих результатов в формировании новой технологической среды, совместимой с западноевропейскими системами менеджмента, инжиниринга, обеспечения качества и сертификации продукции, телекоммуникаций.
Наблюдаемое изменение характера взаимодействия на западном направлении было бы невозможно без соответствующей политики правительств стран ЦВЕ, направленной на создание благоприят-
The present article deals with the problems of transition of the Central and East Europe (CEE) countries to the innovation model of economic development. The essential role in solving these problems has been played by the process of preparation and introduction of these countries to the European Union. Inflow of the foreign direct investment, activities of multinational corporations in the CEE’s countries have provided progressive structural technological changes, increased the export’s share of the high technology productions, improved their trade competitiveness.
Nevertheless, on the whole, the CEE’s countries have still essentially lag behind EU on the basic indicators of innovation development and, first of all, on indicators ofdevelopment of scientific and technical potentials. National innovation systems are being in a stage of building. Practically there are no CEE’s countries who are carried out their own industrial and innovation policy.
ного инвестиционного климата, а также усилий иностранных инвесторов, чей вклад в развитие экономики региона трудно переоценить.
С их помощью, прежде всего, в рамках деятельности транснациональных компаний на территории региона начал набирать силу активный процесс вовлечения восточноевропейских стран в орбиту глобальной экономики, сопровождающийся дальнейшим расширением притока инвестиций, наращиванием экспортного потенциала, активизацией трансфера технологий, ноу-хау и менеджерских услуг.
В результате активных мер по реструктуризации и приватизации, ускоряемых притоком прямых иностранных инвестиций, промышленность более развитых стран ЦВЕ сумела частично восстановить дореформенные позиции1. Увеличился объем промышленного производства в Венгрии (в 1,7 раза), Польше (в 1,5 раза) и Словакии (в 1,1 раза).
1 В общей сложности иностранные компании к концу 2003 г. вложили в экономику стран-кандидатов из ЦВЕ 156 млрд долл. Основными инвесторами выступают Германия (40% всех капиталовложений), Франция, Нидерланды и Австрия. При этом подавляющая часть ПИИ в течение всех 1990-х годов направлялась в три страны — Польшу, Чехию и Венгрию (соответственно, 31, 26 и 11% инвестиций, накопленных в странах ЦВЕ, накануне последнего расширения ЕС).
ИННОВАЦИИ № 3 (80), 2005
ИННОВАЦИИ № 3 (80), 2005
Таблица 1
Доля некоторых стран Центральной и Восточной Европы в мировом экспорте в высокотехнологичных отраслях (Источник: OECD: Main Science and Technology Indicators, 2003)
Венгрия Польша
1997 2000 2002 1997 2000 2002
Аэрокосмическая промышленность 0,00 0,00 0,03 0,07 0,18 0,11
Электроника 0,53 0,84 1,77 0,28 0,26 0,54
Офисное оборудование и компьютеры 0,89 1,63 1,25 0,03 0,04 0,06
Фармацевтическая промышленность 0,50 0,39 0,35 0,39 0,16 0,15
Инструментальная промышленность 0,15 0,22 0,38 0,11 0,11 0,18
Словакия Чехия
1997 2000 2002 1997 2000 2002
Аэрокосмическая промышленность 0,02 0,02 0,01 0,24 0,06 0,09
Электроника 0,07 0,06 0,12 0,21 0,33 0,61
Офисное оборудование и компьютеры 0,02 0,02 0,05 0,11 0,21 1,22
Фармацевтическая промышленность 0,17 0,17 0,08 0,28 0,22 0,18
Инструментальная промышленность 0,08 0,08 0,06 0,21 0,23 0,33
Экономическая активность на внешнем рынке сопровождалась быстрой переориентацией товарной структуры экспорта, что видно на примере роста «технологичности» экспортируемой продукции и сокращении доли сырьевых товаров в структуре экспорта наиболее «продвинутых» стран ЦВЕ. Так, в 2001 г. в экспорте Венгрии эта доля снизилась до 4%, что в 5 раз меньше, чем в 1990 г. Одновременно возросла доля товаров несырьевой группы (особенно технологически емких товаров), составившая в 2001 г. 63% (рост более чем в 6 раз). Аналогичный показатель «технологичности» чешского экспорта составляет 46%, словенского — 41%, польского — 30% [1].
Особенно заметен рост экспорта высокотехнологичных отраслей промышленности, таких как аэрокосмическая, электронная промышленность, производство средств связи, химико-фармацевтическая отрасль и производство сложных инструментов (табл. 1). Оснащаемые современным технологическим оборудованием, эти отрасли выделяются более высоким уровнем производительности труда, качеством выпускаемой продукции, отвечающим требованиям ЕС, и, как следствие, конкурентоспособностью на внешнем рынке.
Так, в период 1997—2002 гг. доля региона на мировом рынке электроники увеличилась в два-три раза. Для Венгрии, например, она составила 1,77% в 2002 г., что выше доли таких промышленно развитых стран, как Германия — 1,0%, Испания — 1,08% и Нидерланды — 1,56%.
Разумеется, эти перемены к лучшему «даются» восточноевропейскому бизнесу непросто, но важно подчеркнуть, что они создают основу для большей его прозрачности. А это всегда первый шаг на пути повышения конкурентоспособности, так как позволяет
сделать реальную оценку уровня развития компаний и отраслей, способствует большему восприятию ими новаций, ибо соединяет отечественную экономику с современным мировым экономическим порядком.
Наблюдаемое укрепление конкурентных позиций стран ЦВЕ на европейском рынке во многом явилось результатом качественных преобразований в самой производственной сфере. В ходе подготовки к конкурентной борьбе на евроинтеграционном поле предприятия стран ЦВЕ уже успели пройти почти десятилетний этап реструктуризации, направленной на снижение производственных затрат и качественное обновление самого производства с целью его приведения в соответствие с европейскими и международными (180) нормами и стандартами. Предприятия, оказавшиеся на высоте требований европейских стандартов, получили возможность не только сохранить свои позиции на внутреннем рынке, который с расширением ЕС становится частью общего европейского рынка, но и занять свою нишу в евроинтегра-ционном процессе. Предприятия, не вписавшиеся в новые требования, вынуждены были ликвидироваться.
Вступая на путь сближения с ЕС, страны ЦВЕ в первую очередь рассчитывали на осуществление глубокой структурной перестройки в своих собственных интересах, чтобы на равных правах включиться в европейские интеграционные процессы. Однако, как показывает практика, реально влиять на политику формирования новых производственных структур в своих странах они пока оказались не в состоянии. Транснациональные корпорации выбирают объекты для своих инвестиций без оглядки на интересы стран, а руководствуются, прежде всего, стремлением завоевать новые рынки сбыта, оптимально использовать возможности поузловой и пооперационной специализации, опирающейся на сравнительные преимущества кооперирующихся стран, с целью получения максимальной прибыли. И хотя сами страны ЦВЕ извлекают большие выгоды от нацеленных на высокую отдачу капиталовложений в избранные инвесторами отрасли, в том числе высокотехнологичные (доступ на рынок, передача технологии филиалам и накопление ими соответствующего потенциала, улучшение таких макроэкономических показателей, как выпуск продукции, экспорт, занятость), более долговременные перспективы подобной специализации выглядят достаточно неоднозначными.
Единственным вариантом разрешения перечисленных проблем и противоречий, возникающих в связи с вступлением стран ЦВЕ в Европейский Союз, может стать эффективная национальная промышленная политика, позволяющая этим странам предотвратить складывающуюся почти полную экономическую и технологическую зависимость от более развитых стран за счет укрепления и поддержки национальных промышленных структур, а также стимулирования перевода экономики на инновационный путь развития.
Лиссабонский саммит ЕС (март 2000 г.) выдвинул общую для сообщества цель — превратить Сообщество до 2010 года в регион с наиболее динамичной и самой сильной конкурентоспособной высокоразви-
Таблица 2
Индикаторы инновационного развития стран Центральной и Восточной Европы в 2002 г. (Источник: EUROSTAT, Labor forse Survey, CIS, UNCTAD, р. 17- European Innovation Scoreboard 2002, Cordis fokus Supplement, issue No 19, December, 2002, Candidate Countries, p. 21. Представленные данные, в основном, относятся к 2000 и 2001 гг., но по некоторым показателям они варьируют в более широких временных границах)
той экономикой мира, сохраняющей устойчивое развитие, предлагающей множество рабочих возможностей, более высокого качества и на более высоком уровне социальной сплоченности.
Такая постановка задачи отвечает интересам стран ЦВЕ, ориентируя их на однонаправленное с развитыми европейскими государствами движение Евросоюза к новой инновационной модели развития, показатели которой будут в большей степени учитывать качество человеческого потенциала, состояние окружающей среды, доступность культурных благ, плотность городского населения и другие факторы, которые не присутствуют в современной концепции показателя ВВП. По ряду таких показателей, например по уровню образования населения, квалификационному составу рабочей силы, некоторые более продвинутые восточноевропейские страны только ненамного уступают государствам ЕС. Это означает, что период сближения уровней социально-экономического развития стран ЦВЕ и нынешних членов Евросоюза может оказаться короче, чем при учете лишь современных количественных показателей.
В Евросоюзе также понимают, что перемещение стран ЦВЕ на траекторию инновационного развития потребует от них серьезной перестройки отраслевой структуры промышленности как по производству, так и по занятости, с точки зрения ее соответствия прогрессивным постиндустриальным сдвигам в экономике ведущих стран ЕС. А это невозможно без форми-
рования целостного инновационного национального комплекса на базе собственной промышленной политики, основы которой еще только закладываются.
В последние два-три года в ряде стран ЦВЕ были приняты основополагающие документы в области промышленной и инновационной политики, целью которых является закрепление курса на развитие современных производств. Они содержат основные направления инновационных стратегий и программы развития национальных инновационных лидеров на базе крупных предприятий, холдингов, высокотехнологичных производств, имеющих приоритетное значение для формирования национальной модели промышленного роста.
Как вытекает из наименований принятых документов, страны ЦВЕ намерены в первую очередь привести в соответствие с задачами инновационного развития положение дел в научно-технологической сфере. Нынешняя ситуация характеризуется серьезным отставанием региона от западноевропейских стран по основным показателям развития научно-технического потенциала. С одной стороны, по отношению расходов на НИОКР к ВВП Чехия и Словения стоят выше, чем Испания, Венгрия опережает Грецию и Португалию, не уступают членам Евросоюза большинство стран ЦВЕ и по уровню образования в целом. С другой стороны, доля расходов на НИОКР в ВВП стран ЦВЕ в целом существенно ниже (в 2−3 раза), чем в государствах ЕС. При этом, если в 1990-е
ИННОВАЦИИ № 3 (80), 2005
ИННОВАЦИИ № 3 (80), 2005
Таблица 3
Внутренние затраты на исследования и разработки по источникам финансирования (Источник: OECD: Main Science and Technology Indicators, 2003)
Венгрия
1991 1998 2000 2001 2002
Внутренние затраты на исследования и разработки, млн долл. 980,9 704,4 907,8 1115,7 1248,5
Доля затрат на науку в ВВП, % 1,06 0,68 0,8 0,95 1,2
Внутренние затраты на науку и исследования в расчете на душу населения, долл. 86,7 72,1 95,0 123,5 142,3
Доля государственного финансирования НИОКР, % 40,0 56,2 49,5 53,6 58,5
Доля финансирования НИОКР частным сектором, % 56,0 36,1 37,5 34,8 29,7
Польша
Внутренние затраты на исследования и разработки, млн долл. 2343,0 2471,9 2407,3 2244,4
Доля затрат на науку в ВВП, % 0,68 0,66 0,64 0,59
Внутренние затраты на науку и исследования в расчете на душу населения, долл. 63,4 67,4 67,0 63,7
Доля государственного финансирования НИОКР, % 59,0 63,4 64,8 61,1
Доля финансирования НИОКР частным сектором, % 37,8 32,6 30,8 31,0
Словакия
Внутренние затраты на исследования и разработки, млн долл. 867,9 396,4 339,5 346,3 326,1
Доля затрат на науку в ВВП, % 2,13 0,79 0,65 0,64 0,68
Внутренние затраты на науку и исследования в расчете на душу населения, долл. 145,2 77,2 69,4 72,5 70,8
Доля государственного финансирования НИОКР, % 31,7 45,3 42,6 41,3 44,1
Доля финансирования НИОКР частным сектором, % 68,3 51,8 54,4 56,1 53,6
Чехия
Внутренние затраты на исследования и разработки, млн долл. 2323,6 1580,6 1759,9 1771,1 1800,2
Доля затрат на науку в ВВП, % 2,02 1,24 1,33 1,3 1,3
Внутренние затраты на науку и исследования в расчете на душу населения, долл. 206,3 161,2 182,4 193,5 196,2
Доля государственного финансирования НИОКР, % 46,0 44,5 43,6 42,1
Доля финансирования НИОКР частным сектором, % 50,2 51,5 52,5 53,7
годы эта доля в Евросоюзе оставалась без изменения, то в постсоциалистических странах она заметно снизилась. Аналогичная картина наблюдается и по другим показателям инновационной и научно-технической деятельности, в частности, по расходам бизнеса на НИОКР, по доле в ВВП венчурного капитала, уровню капитализации новых компаний, рынку информационных технологий, а также по удельному весу новых продуктов на национальных рынках. Огромно отставание этих стран в области патентной деятельности (табл. 2) [2].
В то же время есть и некоторые обнадеживающие данные. Например, малые и средние фирмы рассматриваемой группы стран более динамичны по отношению к использованию результатов НИОКР при создании новых продуктов и предоставлении технологических услуг на рынке, и здесь их показатели близки к среднеевропейскому уровню. По доле занятых в средне- и высокотехнологичном производстве Чехия, Венгрия и Словения опережают среднеевропейский показатель.
Лиссабонский саммит призвал страны ЦВЕ изыскать реальные возможности для поддержки научнотехнической сферы и сохранения созданного в предшествующий период научного потенциала. В первую очередь, речь идет об увеличении финансирования науки. Если измерять уровень внутренних затрат на исследования и разработки в постоянных ценах, то к 2002 г. он возрос только в Венгрии. Внутренние затраты на исследования и разработки в Чехии к 2002 г. составили 77% от уровня 1991 г., а в Словакии — всего 38%.
Еще больше отставание стран Центральной и Восточной Европы по уровню затрат на исследования и разработки в расчете на душу населения. Так, наиболее высокого показателя в этом регионе в 2002 г. достигли Чехия — 196 долл. и Венгрия — 142 долл., в то время как в США он составлял 964 долл., Японии — 838,4 долл., в Финляндии — 915,4 долл., а в среднем по странам ЕС — 436,4 долл. на душу населения (табл. 3).
Как видно из приведенных данных, основным источником финансирования научных исследований и разработок в странах ЦВЕ продолжает оставаться госбюджет, частный сектор пока проявляет слабую заинтересованность в финансировании такого рода деятельности. За последние пять лет почти повсеместно в этих странах наблюдалась тенденция к сокращению доли затрат частного сектора в сфере науки. Если в среднем соотношение между государственным и частным финансированием в этой области в странах ЕС составляет 30: 62, то в странах Центральной и Восточной Европы — 51: 42 [3]. Сокращение финансирования научных исследований и разработок со стороны частного сектора закономерно ведет и к сокращению количества исследователей в этом секторе. Так, в Польше в 1997 г. на частных предприятиях было занято около 20% всех исследователей, в 2002 г. — только 8,3%, в Словакии за тот же период этот показатель сократился с 34 до 23,6%.
Прикладные промышленные исследования определены как главный фактор развития инновационных
процессов в странах ЦВЕ, затрагивающих практически все отрасли, но, прежде всего, отрасли высоких и средних технологий. Речь идет в первую очередь о создании собственной научно-технической базы в автомобильной и электронной промышленности, информационных и коммуникационных технологиях, нефтехимии и т. д. Словакия, Чехия и Польша уже располагают собственными опытно-конструкторскими подразделениями в автомобильной промышленности. Специалистами отмечается высокий уровень опытно-конструкторской базы авиационной промышленности в Чехии, где функционирует крупный Центр авиационно-космических исследований с развитой сетью предприятий, разрабатывающих инновационные проекты. Уже по традиции высокой результативностью отличаются исследования и разработки в станкостроении Чехии и Румынии, в области создания подъемнотранспортного оборудования в Польше и т. д.
Структура затрат на научные исследования и разработки в странах ЦВЕ свидетельствует также о возрастании интереса бизнеса к наукоемким отраслям промышленности, в первую очередь, к таким, как фармацевтика и электроника. Как следствие, это ведет к созданию новой конкурентоспособной продукции в указанных отраслях и, соответственно, как уже отмечалось выше, к заметному увеличению доли стран ЦВЕ на мировых рынках этой наукоемкой продукции (табл. 4).
И все-таки инвестиционные возможности для инновационного ускорения используются далеко не полностью. Так, венчурный бизнес в странах ЦВЕ находится пока в стадии становления и не играет существенной роли в финансировании высокорисковых проектов, в том числе инновационных. Объем венчурного капитала в этом регионе остается незначительным. По некоторым данным, вместе с Россией в странах ЦВЕ было размещено до сих пор 6 млрд долл., из них 4,5 млрд долл. было инвестировано в 500 компаний.
Согласно данным Европейской венчурной ассоциации, в странах ЕС объем рискового капитала в среднем составлял 0,28% ВВП, в то время как в Польше — 0,06%, а в Чехии — 0,05% ВВП [4]. Исключение составляет лишь Венгрия. В 2001 г. объем венчурного капитала здесь достиг отметки 0,23% ВВП. Это даже больше, чем в некоторых благополучных странах ЕС, включая Португалию и Австрию. Большая часть инвестиций поглощается в настоящее время телекоммуникационным сектором, сектором услуг и средствами информации.
Оценивая опыт стран Центральной и Восточной Европы в области развития венчурной индустрии, следует отметить, что наибольших успехов в этой области достигла Венгрия. Ранние реформы приватизации привели к тому, что в настоящее время здесь имеется множество благополучных и довольно сильных малых и средних предприятий, кроме того, достаточное количество частного капитала привлекалось для финансирования технологических разработок и их внедрения.
Тем не менее, говоря об общих проблемах развития венчурного финансирования в странах ЦВЕ, следует отметить, что оно сегодня, в основном, базиру-
Таблица 4
Структура затрат на исследования и разработки предпринимательского сектора в отдельных наукоемких отраслях промышленности (в млн долл.) (Источник: OECD: Main Science and Technology Indicators)
Венгрия
1998 1999 2000 2001 2002
Аэрокосмическая промышленность — - -
Электроника 10. fi 12,3 39,0 17,2 52,9
Машиностроение и компьютерное оборудование 0,7 1,3 1,3 1,8 2,2
Фармацевтика 117,5 142,1 159,4 198,4 192,7
Польша
Аэрокосмическая промышленность 32,3 43,8 38,5 35,2 22,0
Электроника 68,9 60,1 62,8 55,2 23,6
Машиностроение и компьютерное оборудование 1,3 0,8 6,0 1,9 0,5
Фармацевтика 39,4 52,5 42,9 53,9 89,3
Словакия
Аэрокосмическая промышленность — - -
Электроника If) 31,6 36,3 24,8
Машиностроение и компьютерное оборудование 0,0 4,7
Фармацевтика — - - 17,1 17,8
Чехия
Аэрокосмическая промышленность 63,8 55,0 38,5 32,8 35,9
Электроника 27,4 22,5 26,6 34,6 36,8
Машиностроение и компьютерное оборудование 0,2 0,3 0,5 0,5 0,3
Фармацевтика 16,0 22,1 32,4 32,1 43,6
ется на зарубежных инвестициях (до 90% в Польше) и испытывает явный дефицит собственных финансовых средств. Если в развитых странах основными источниками капитала являются средства пенсионных фондов и страховых компаний, то в странах с переходной экономикой центр тяжести смещен в сторону банковского и государственного секторов, что, несомненно, ограничивает возможность получения длинных денег для малых и средних предприятий. Так, основным источником венчурного финансирования в Венгрии является банковский сектор, в котором шесть крупных банков — Немецкий Банк, K& amp-H Банк, CIB, Commerzbank, Volksbank и OTP Банк. Они хотя и поддерживают высокорисковые предприятия, но ориентируются на краткосрочные сделки. Кроме того, в странах отсутствуют соответствующие законодательная и налоговая базы. Возможности венчурного инвестирования ограничены размером уставных капиталов малых и средних предприятий. Существенным препятствием развития венчурного бизнеса в этом регионе является также отсутствие или недостаток «культуры предпринимательства».
Однако, по мнению экспертов, в течение ближайших 20 лет уже в условиях евроинтеграционного процесса рынок венчурного капитала в странах ЦВЕ бу-
ИННОВАЦИИ № 3 (80), 2005
ИННОВАЦИИ № 3 (80), 2005
дет развиваться ускоренными темпами. Расширение данной области деятельности неразрывно связано с увеличением экспорта товаров. По завершении начальных стадий развития, реализуемых в пределах внутреннего рынка, предприятия, производящие современную и привлекательную для покупателей продукцию, все в большей степени будут ориентироваться на экспорт. Это открывает благоприятные перспективы и для внешнеторговых фирм, которые благодаря сотрудничеству с фондами венчурного капитала могут получить совокупный эффект, приносящий прибыль всем участникам. Развитию венчурного бизнеса также благоприятствует активно происходящий в странах процесс реструктуризации предприятий, а также активно формирующийся рынок капитала.
В развитие лиссабонских решений правительства почти всех восточноевропейских стран разработали национальные программы стимулирования инновационной деятельности, направленные, прежде всего, на создание эффективного механизма распространения нововведений. Одно из основных мест в реализации этих программ займут институциональные изменения. Речь идет, например, о реформировании сети национальных академий наук, исследовательских подразделений промышленности и университетов как базовых элементов строительства инновационной системы, которая должна создать конкурентную среду, стимулирующую востребованность инноваций со стороны бизнес-сектора и внешних для страны потребителей.
Конечной целью инновационных программ является повышение конкурентоспособности продукции промышленных предприятий и предпринимательских услуг, т. е. оптимальное развитие промышленности, сопровождаемое подъемом ее технологического уровня до уровня, сопоставимого с развитыми странами, повышение экономической эффективности при одновременном росте занятости. Ожидается, что, в основном, благодаря успешной реализации этих программ в ближайшие 10 лет торговый оборот стран ЦВЕ, присоединившихся к ЕС, увеличится по широкой номенклатуре товаров, в том числе по машинам и оборудованию — на 37%, электронному оборудованию — на 79%, транспортному оборудованию — на 94%. Наибольший эффект получит наиболее подготовленная в этом отношении Венгрия, прирост экспорта которой составит 44%. В Польше прогнозируется увеличение экспорта на 30%, в Чехии, Словакии и странах Балтии — на 32%, в то время как в ЕС в целом — на 2%.
В этом же инновационном направлении последнее время в наиболее продвинутых странах ЦВЕ происходит качественное изменение структуры прямых иностранных инвестиций: ТНК стали переносить в эти страны более высокие звенья производственнохозяйственного цикла (реализация, маркетинг, НИОКР), требующие привлечения высококвалифицированных инженерно-технических и исследовательских кадров. Отчасти в связи с этим Венгрия увеличила расходы на образование (11% госбюджета). Если 10 лет назад высшее образование получали 8% венгерской молодежи, то в настоящее время — 33−34%.
Одновременно быстрыми темпами увеличивается число наукоемких проектов, разрабатываемых ТНК на территориях стран ЦВЕ и охватывающих сферу исследований, разработок и услуг. В частности, в Чехии к новым проектам такого рода удалось привлечь несколько крупных инвестиций от известных мировых компаний, а именно: «Accenture» и DHL, «Logica CMG», «Honeywell», «Olympus», «Mercedes», «Panasonic», «Exxon Mobil» и др.
Новые тенденции в поведении инвесторов побудили правительства Венгрии и Чехии внести соответствующие коррективы в модель экономического роста. В основу нового подхода по-прежнему положено привлечение иностранного капитала, но уже с акцентом на развертывании собственной инновационной деятельности и на эффективном использовании местной высококвалифицированной рабочей силы.
Вместе с создаваемыми в рамках нового подхода технологическими центрами или центрами стратегических услуг появились не только инвесторы-новички. Учитывая уже накопленный в ряде стран ЦВЕ (прежде всего в Чехии и Венгрии) опыт и профессионализм, а также государственную поддержку инновационной деятельности, свои исследовательские и опытно-конструкторские подразделения переносят сюда также те компании, которые до недавнего времени занимались исключительно выполнением производственных программ. Например, японская компания «Matsushita» («Panasonic»), начавшая в 1997 году в г. Плзень (Чехия) производство минителевизоров, в настоящее время создает крупный центр технологических разработок для четырех новых заводов по производству телевизоров высшего класса, автомобильных радиоприемников и сотовых телефонов.
В развитие такого рода инициатив Министерство экономики Венгрии разработало специальную программу привлечения иностранного капитала к созданию сети различных инновационных центров, бизнес-инкубаторов и малых предприятий — проводников инновационного процесса на десять лет (20 022 011 гг.). В рамках этой программы, транснациональные компании, создающие центры технологического развития, могут получить солидную финансовую поддержку, величина которой может достигать 100 млн форинтов. В целом на реализацию программы планируется выделить со стороны государства 50 млрд форинтов. Около 14,5 млрд форинтов на развитие этих центров внесет Европейский Союз. Таким образом, суммарные инвестиции в реализацию программы составят порядка 80−85 млрд форинтов.
В рамках чешского плана поддержки инновационной конкурентоспособности отечественной промышленности также запущена программа привлечения иностранных инвестиций в сферу НИОКР. Благодаря установлению особого преференциального и льготного режима свыше 40% иностранных компаний, работающих на территории Чехии, решили перенести сюда свои исследовательские центры и проектно-конструкторские бюро. Так, шведский концерн «Ericsson» уже создал (в сотрудничестве с местным оператором мобильной телефонной связи «Cesky
Mobil») научно-исследовательскую структуру в рамках Пражского технического университета, которая будет заниматься проблемами мультимедийных систем третьего поколения. Развертывают свою деятельность исследовательские центры по электронике таких ТНК, как «Honeywell» и «Philips».
Европейская комиссия, оценивая инновационную деятельность стран ЦВЕ, пришла к выводу, что в целом они слишком робко стимулируют малый инновационный бизнес, который динамично развивается в продвинутых западноевропейских странах. Практически только в Венгрии и Чехии идет довольно активный процесс развития малого инновационного бизнеса, где средние и мелкие фирмы возникают как в результате дробления крупных государственных научно-исследовательских организаций и объединений, так и вокруг крупных промышленных компаний. Этому во многом способствует формирование технологических парков (Венгрия) и бизнес-инкубаторов (Чехия), для поддержки которых разрабатываются общенациональные программы.
Еще с конца 1990-х годов западные страны стали активно привлекать будущих кандидатов на вступление в ЕС к участию в различных программах и исследовательских проектах. Главным институциональным каналом в области активизации процессов интеграции служат научно-технические программы ЕС, программа «Эврика» и другие формы западноевропейского сотрудничества в области науки и техники. Однако до сих пор, несмотря на предоставленный странам ЦВЕ широкий доступ к участию в этих программах и существенное расширение возможности их включения в процессы западноевропейской научнотехнической интеграции по другим направлениям, они пока мало продвинулись в этом. С вступлением в Евросоюз интеграционное направление, как считают в ЕС, должно стать основой национальной научно-технической политики стран ЦВЕ.
Серьезное значение будет иметь активное участие стран ЦВЕ в реализации общеевропейской VI Рамочной программы научных исследований, технологического развития, инноваций и создания европейского научно-исследовательского пространства в Европейском Союзе. Она является одной из крупнейших таких программ в мире, ее бюджет на период 2002—2006 гг. составляет 17,5 млрд евро (с учетом вклада новых стран ЕС — 20 млрд евро). Финансируя проекты в избранных стратегических областях, РП-6 будет способствовать созданию европейского научного пространства со стабильным внутренним рынком научных достижений и наукоемких технологий. Почти в 40% заявленных проектов принимают участие ученые и специалисты из стран ЦВЕ. Итогом каждого проекта РП-6 в отличие от проектов предыдущих рамочных программ должны стать конкретные результаты, которые призваны усилить конкурентоспособность европейской науки, т. е. инновации. Проекты будут носить, в основном, междисциплинарный характер, в них могут быть задействованы как минимум три участника из трех старых или новых членов ЕС. Основное внимание в ходе реализации отдельных
проектов программы будет уделено участию в них малых и средних инновационных фирм.
Помимо этого, в рамках VI программы формируются так называемые сети по обмену опытом (Networks of exellence), т. е. программы координации национальных научных исследований и разработок с реальной отдачей в научной, экономической и промышленной сферах. Фокусируясь на четко определенных семи приоритетных научных направлениях и вовлекая в сотрудничество наиболее работоспособную часть научно-технического потенциала стран ЦВЕ, VI Рамочная программа становится, таким образом, основой их инновационной деятельности в ЕС.
В Евросоюзе рассчитывают, что активное вовлечение стран ЦВЕ в европейские процессы объединения научно-исследовательских, производственных и финансовых ресурсов ускорит создание в рамках Сообщества цельного многоуровневого научно-производственного комплекса с тесными взаимосвязями на фирменном, государственном и надгосударственном уровнях. Именно он, по замыслу идеологов ЕС, должен перехватить инициативу у транснациональных компаний в деле активизации интеграционных процессов в промышленно-инновационной сфере.
В области промышленной политики перед странами ЦВЕ стоит сложный комплекс проблем, связанных с дальнейшим ходом структурно-технологических преобразований. По крайней мере, ясно, что на смену стихийному характеру этого процесса постепенно должна прийти четко выверенная долгосрочная стратегия национального промышленного и инновационного развития, увязанная с провозглашенным ЕС курсом на превращение Европы к 2010 году в самый конкурентоспособный регион, на основе перехода к экономике, базирующейся на знаниях. Разработка такой стратегии тем более важна, что после того, как завершится более чем десятилетний процесс приватизации, приток иностранного капитала в страны ЦВЕ неизбежно начнет замедляться. И если не будет сформирован научно-технический комплекс как собственный источник технологических нововведений, а также не создана среда для ассимиляции приобретаемых технологий, обеспечивающих модернизацию производства и выпуск конкурентоспособной продукции, то страны обрекут себя на перманентное отставание и технологическую зависимость от экономически развитых стран.
Нарастающее участие в евроинтеграционных процессах, в том числе в научно-технической сфере, позволит странам ЦВЕ, находящимся на траектории догоняющего развития, быстрее адаптироваться к передовым технологическим, организационно-управленческим и социально-экономическим стандартам, существующим в Евросоюзе, и самым серьезным образом позиционировать себя уже в качестве субъектов глобальной экономики.
Литература
1. Страны ЦВЕ на пути в Евросоюз. С. 39.
2. Ibid. N 1. P. 164−175.
3. Reform der innovations systeme in Osteuropa, Wochenbericht, No
8, 2002, s. 287−288.
4. European Innovation Scoreboard 2002, p. 21.
ИННОВАЦИИ № 3 (80), 2005

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой