Наша история: от пастеровских прививок до вакцины «ЭнцеВир»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СИБИРСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ № 22 009 (выпуск 2)
ПЕРЕДОВАЯ СТАТЬЯ
УДК 52. 66
Л. Д. Быстрицкий, Р. Г. Соляник,
Е. Л. Быстрицкий, Г. П. Билалова
E-mail: leo2116@yandex. ru
НАША ИСТОРИЯ: ОТ ПАСТЕРОВСКИХ ПРИВИВОК ДО ВАКЦИНЫ «ЭНЦЕВИР»
Филиал ФГУП «НПО «Микроген» МЗ РФ в г Томск НПО «Вирион»
Фото 1. Томский бактериологический институт им. Ивана и Зинаиды Чуриных. 1906 г
В 1896 году на Томской земле была создана первая в Сибири станция по изготовлению лечебных сывороток, а уже в 1904 году она трансформировалась в бактериологический институт, который был выстроен на пожертвование крупного общественного деятеля Сибири Валериана Тимофеевича Зимина (фото 1). Успехи в деятельности станции, опыт по приготовлению сывороток послужили фундаментом для создания института при Императорском Томском университете. Забота о здоровье людей, борьба с самыми страшными и опасными болезнями стали смыслом его существования на долгие десятилетия. Невзирая на исторические катаклизмы и смены общественного строя, институт рос, успешно совмещая научные изыскания с прикладными разработками. Менялись его названия (Институт эпидемиологии и микробиологии, НИИ вакцин и сывороток, НПО «Вирион», Филиал ФГУП «НПО «Микроген» в г. Томск «НПО «Вирион»), но оставалась неизменной задача — защита здоровья жителей России. За все годы своего существования институт неуклонно раз-
вивался как в количественном, так и в качественном отношении.
Бактериологический институт имени Ивана и Зинаиды Чуриных открылся в составе трех отделений, два из которых были вакцинными — пастеровское и оспенное. С начала работы пастеровского отделения
— 1 сентября 1906 года — проводился прием больных, покусанных животными, подозрительными на заболевание бешенством. В первый год работы от бешенства было вакцинировано 969 пациентов. Вакцину изготавливали на свежем штамме уишАхе, присланном из Кракова пастеровским институтом профессора Буйвида, который, в свою очередь, приобретал его в знаменитом Парижском институте имени Луи Пастера. Со временем росло число обращений за медицинской помощью и, соответственно, объемы изготовления антирабической вакцины. Уже в 1913 году отделение посетило 1904 человека.
Для получения оспенного детрита телят, приобретенных в частных телятниках, прививали штамм
— лимфой.
Уже через месяц после открытия института поставили под иммунизацию лошадей, от которых ожидали получить впервые антитоксические сыворотки для лечения дизентерии и скарлатины (фото 2). Деятельность Института с первых дней была направлена на ликвидацию тяжелых инфекционных заболеваний, таких как оспа, бешенство, дифтерия, брюшной тиф, сыпной и возвратный тиф. Это направление деятельности сохранялось во все времена.
В предвоенные годы номенклатура медико-биологической продукции приблизилась к 30 видам вакцин, сывороток, анатоксинов и диагностических препаратов. Значительно пополнился коллектив института кадрами, причем преимущественно подготовлены они были им же самим. Работало на тот период в ТИЭМе, так в то время назывался институт, 347 человек, из них 303 были рабочими и служащими, 44 — инженерно-технические работники и научные сотрудники (фото 3).
Война до предела усложнила и обострила привычный ход деятельности института. Коллектив, потеряв ушедших на фронт сотрудников, заметно уменьшился, между тем как производственные пла-
Фото 2. Процесс получения лечебных сывороток
Фото 3. Семинарские занятия для сотрудников института
ны в одночасье возросли кратно. Действующая армия ждала в большом количестве оперативные средства лечения и предупреждения основных инфекционных заболеваний в условиях боевых действий, в прифронтовой полосе, обязательны были их поставки и в тыловые военные госпитали. Главные заказы
— на противостолбнячную и противогангренозную сыворотки. Нескончаемо требовались и вакцинные препараты — кишечные, оспенные, дифтерийные. Перед самой войной освоили дизентерийный анатоксин, его применили в качестве компонента тривак-
Фото 4. Работа в боксе
цины тифо-паратифозно-дизентерийного назначения. Существенно улучшили качество дифтерийного анатоксина, прежде всего по иммуногенным показателям, отработали одновременно метод его концентрации (фото 4).
В условиях военного времени нашли возможность продолжить разработку методов очистки, сушки и хранения оспенного детрита. Для освобождения сухой оспенной вакцины от посторонней микрофлоры использовали грамицидин. Не прекращалась и в целом научно-исследовательская деятельность. Напротив, получили свое решение и развитие некоторые существенные проблемы, имеющие важное значение в теории и особенно в практике микробиологии, иммунологии, эпидемиологии. Научно обоснованно при изготовлении вакцинных препаратов решили проблему заменителей дефицитных материалов. Исследовали с этой целью более дешевое, имеющееся в наличии сырье для питательных сред.
Более 30 млн доз оспенного детрита дал стране за годы войны Томский ИЭМ. Тысячами литров изготавливали столбнячный и дифтерийный анатоксины. В таблетках и в жидкой форме выпускалась дизентерийная вакцина. Продолжено было производство вакцин антирабической, гонококковой, БЦЖ. Освоили в 1942 году производственное изготовление сыпнотифозной вакцины, в 1944 году — пентавакцины. В бактериофаговой лаборатории производились тифо-паратифозные бактериофаги. Сыпнотифозную вакцину Дюрана-Кронтовской готовили в сыпнотифозной лаборатории. До конца войны проводились эпидемиологические наблюдения ее эффективности, причем сравнительно с аналогичным препаратом — вакциной Кокса, получаемой СССР из Америки. Прививки были организованы в Томске и его пригородах. Вакцина ТИЭМа показала некоторое преимущество по своей эффективности перед заморским аналогом.
Небывало тяжелым образом военное лихолетье испытало институт на прочность. И он вышел из этого горнила так же победно, как одолела весь путь войны страна.
Фото 5. Новые производственные корпуса, 60-е годы
В 1953 году произошло переименование ТИЭМа в Томский научно-исследовательский институт вакцин и сывороток — ТомНИИВС, и начались неслыханно грандиозные преобразования, закончившиеся строительством нового предприятия, по сути — созданием сложнейшего современного микробиологического производства, рассчитанного на то, чтобы в многократно увеличенных объёмах поставлять органам здравоохранения самый широкий спектр бактерийных и вирусных препаратов улучшенного качества для более массовой и эффективной борьбы с инфекционными заболеваниями (фото 5). Многие из этих препаратов, которые с полным правом следует назвать историческими, начинали свою «биографию», понятно, задолго до появления нового производственного комплекса. И среди них — вакцина против клещевого энцефалита.
Приступив в 1954 году к освоению технологических разработок по ее изготовлению, ТомНИИВС уже на следующий год впервые произвел пробные производственные серии новой и так необходимой, главным образом, Сибирскому региону вакцины. Осуществилось это в только что начавшем свою деятельность отделении по производству противо-энцефалитных препаратов. А за год перед этим отделение освоило выпуск самого первого в Сибири противоэнцефалитного препарата — гипериммунной сыворотки, предназначенной для экстренной пассивной профилактики клещевого энцефалита.
Впервые основательное изучение этого заболевания начато было на Дальнем Востоке прибывшей туда в 1937 году спецэкспедицией Наркомата здравоохранения СССР. За четыре месяца ученым удалось установить очень многое относительно этиологии, эпидемиологии, патологической анатомии и клиники болезни. Экспедиционные выезды продолжились и в следующие несколько лет. Спецприказом Нар-комздрава почти одновременно было предусмотрено и проведение практических мероприятий по борьбе с энцефалитом. В числе первых ставился вопрос специфической вакцинации. Поэтому очередные дальневосточные экспедиции, уточняя и расширяя далее знания о клещевом энцефалите, уже изучали эпидемиологическую эффективность экспериментально примененной здесь мозговой противоэнце-фалитной вакцины.
На восточной окраине страны восходила в те годы эра клещевого энцефалита как научной проблемы, сформировавшей постепенно полновесное, многостороннее учение, вылившееся в накопление огромной литературы по вопросам вирусологии, иммунологии, клиники, диагностики, лечения и профилактики этой инфекции, отнесенной к числу природноочаговых.
Томская область тоже еще до войны была официально признана очагом инфекции весенне-летним клещевым энцефалитом. Но в серьезных масштабах смогли обратиться к этой проблеме лишь после По-
беды. Возросшим к ней вниманием продиктованы были первые реальные меры реагирования. Всех подозрительных на эту инфекцию больных подвергали госпитализации сначала в клинику нервных болезней, потом преимущественно в инфекционную клинику мединститута. Созданы были первые условия учета энцефалитных больных. Масса неучтенных заболеваний оставалась за ее пределами. Малоизученная клиника болезни не позволяла безошибочно распознавать истину. Без специальных лабораторных исследований, на основе невнятных симптомов ставившиеся диагнозы были часто разноречивы. В 1939 году Н. В. Шубин официально зарегистрировал клещевой энцефалит, клинически установив его наличие в Томском районе. Тогда же им была предпринята первая попытка обосновать этиологию во многом непонятного пока заболевания. Из деревни Лучаново привезли небольшой сбор клещей. Требовалось исследовать переносчиков на вирус. В Томске такой возможности еще не было. И лучановские клещи поехали в Москву, в лабораторию М. П. Чумакова, где был выделен вирус клещевого энцефалита, оказавшийся тождественным дальневосточному (фото 6).
Фото 6. Клещ — переносчик вируса клещевого энцефалита
После безусловного определения резервуара и переносчика инфекции исследователям необходимо было изучить экологию, условия популяции, видовой состав, фенологию, стации клещей, характеристику численности и т. д. Необозримое поле работы предоставилось и эпидемиологам. Все подвергалось их исследованию: статистика заболеваемости возрастная, по профессиональному признаку, виды контакта, зависимость между фенологическим «поведением» клещей и статистикой заболеваний и пр. Повсюду подтверждалась закономерность: с освоением территории возрастает количество переносчика и резко интенсифицируется циркуляция вируса в природе, приводящая к большей вирусофорности клещей. Комплекс исследований включал в себя даже изучение естественно-исторической характеристики очаговой территории: орографии, климата, растительности, животного мира.
Весь 1946 год в лаборатории исследовали кровь и ликвор больных клещевым энцефалитом людей. Лабораторному изучению подверглись клещи с больных, с животных, взятые из природы. Занимались исследованиями трупов диких животных из эндемичного очага, домашней свиньи, павшей с клиническими признаками энцефалита.
Накопление первого опыта только приоткрыло всю серьёзность и неисчерпаемость проблемы в целом, для продолжения которой необходимо было усилить исследования по очень многим, в том числе совершенно новым направлениям. В 1952 году разрабатывается комплексный план изучения всех вопросов, касающихся заболевания клещевым энцефалитом. Развернулась полномасштабная работа по всестороннему изучению этого природноочагового заболевания.
На базе эпидемиологических исследований и механизма природной очаговости клещевого энцефалита приступили к разработке методов борьбы, профилактики и оздоровления эндемичных территорий. Организована была уже в нашем городе вакцинация населения, начинавшаяся с того, что московской вакциной в 1951 году были привиты 130 томичей (фото 7). Через три года впервые стали применять в Томске серопрофилактику. Но вместе с тем более эффективными виделись пока всё же способы уничтожения клещей на местности.
Серьёзный расчёт был на пропаганду знаний о клещевом энцефалите среди населения, на использование людьми мер личной защиты. По крайней мере, очень активно проводились в коллективах лекции, звучали выступления по радио. Организовывались, кроме того, регулярные публикации в прессе, посвящались борьбе с клещом стенные газеты. Большими тиражами издавались брошюры. Печатались и разбрасывались над населёнными пунктами листовки. Но главные, самые убедительные результаты прино-
сило всё-таки уничтожение переносчика, клеща Ixodes persulcatus, в очагах его популяции. С 1951 года, обычно весной, облсанэпидстанция производила сплошные обработки намеченных территорий дустом. Применялись в этих же целях инсектицидные дымовые шашки. Из года в год площади обрабатываемой местности значительно увеличивались. В конце 50-х авиаопылением охватывалось по области за сезон более 16 тыс. га.
Исследованиями было подтверждено, что после опылений клещи массово погибали. К полной ликвидации заболеваемости это, правда, не приводило, тем не менее метод имел неоспоримо большой удельный вес в эффективности комплексных мероприятий по профилактике клещевого энцефалита. С использованием акарицидов производилось также уничтожение взрослой стадии клеща на домашних животных. К середине 1960-х годов значительные территории «южного» (Томский район) очага клещевого энцефалита в результате всего комплекса предпринятых мер признаны были «оздоровленными».
Наглядные успехи позволяли, конечно, высказывать предположения о том, что на территории отдельно взятого очага инфекцию клещевым энцефалитом можно будет фактически исключить. Когда же мощные ядохимикаты были окончательно запрещены, оказалось, что до полной победы в общем-то далековато и что наиболее надежным средством защиты, которое пока не подводит, остается все-таки, совместно с серотерапией, широкоохватная вакцинация населения в эндемичных районах проживания.
Прошли длительный путь беспрерывных исследований самые первые внедрённые в практическую медицину профилактические препараты: вначале производилась мозговая, затем эмбриональная, и, наконец, осуществлялся выход на вакцину культуральную. В том же направлении двигалась производственная история противоэнцефалитной вакцины и в ТомНИИВСе, продолженная впоследствии научно-производственным объединением «Вирион».
В течение целого ряда лет мозговая противо-энцефалитная вакцина изготовлялась Московским институтом эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи. Вторым советским производителем этого препарата стал, начиная с 1955 года, Томский научно-исследовательский институт вакцин и сывороток. Был период, выпавший на 1959−1960 годы, когда ТомНИИВС оставался единственным в СССР производителем вакцины против клещевого энцефалита. Фактически самостоятельно институт работал тогда и над усовершенствованием технологии изготовления мозговой вакцины.
Мозговая вакцина под маркой ТомНИИВСа как препарат сравнительно малореактогенный и обладающий достаточно выраженной эпидемиологической эффективностью стала широко применяться в областях и краях Российской Федерации. Изготавливалась она на протяжении четырёх лет поливалент-
ной: в её производстве использовались одновременно три штамма. Год 1959-й стал началом выпуска моновалентной вакцины, готовившейся из единственного штамма «Софьин». Переход на моновалентный вариант был связан с тем, что появилось к тому моменту утверждение немалого числа авторов о единстве иммуногенных и антигенных свойств у всех штаммов вируса клещевого энцефалита. Разумеется, были проведены и собственные на этот счёт исследования, которые подтвердили тот факт, что вакцина из восточного штамма («Софьин») вируса клещевого энцефалита обладает вполне надёжными защитными свойствами как против эталонных, так и против свежевыделенных местных штаммов этого вируса.
Первый большой государственный заказ производственная часть института выполнила уже в 1956 году. Для стабильного наращивания объёмов было предусмотрено открытие своего крупного питомника лабораторных животных. В 1958 году первый полученный миллион белых мышей обеспечил выполнение дальнейших плановых заданий. На практике при изготовлении мозговой, да потом и эмбриональной, вакцины производственный процесс во многом осуществлялся лабораторно-ручным трудом немалого количества людей. И наиболее тяжело давались, конечно, самые первые шаги. Но институт благополучно и с похвальной оперативностью справился с задачей. Приказом по Минздраву СССР ему объявлена была в конце 1956 года благодарность. Успех томской противоэнцефалитной программы был отмечен ещё и Почётной грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР, которая вручалась институту в ознаменование его полувековой истории.
Параллельно налаженному производству мозговой вакцины в московских институтах экспериментально испытывались принципиально иные способы создания противоэнцефалитной вакцины. Ещё в самом конце 1940-х годов научными экспериментами, определив возможность культивирования вируса клещевого энцефалита на развивающихся куриных эмбрионах, была предложена эмбриональная вакцина для профилактики весенне-летнего энцефалита. В опытах на лабораторных животных она показала себя довольно неплохо, ничем не уступив по своей иммуногенности препарату, приготовленному из мозга заражённых мышей. Осуществлены были и эпидемиологические испытания, на основании которых в 1951 году инструкцию по изготовлению эмбриональной вакцины утвердил сывороточно-вакцинный Комитет Минздрава СССР (фото 8).
В 1957 году производственное освоение нового препарата началось в Томском научно-исследовательском институте вакцин и сывороток. Однако продержалось Томское производство эмбриональной вакцины недолго, поскольку была обнаружена слабая антигенная активность препарата в начале в опытах на животных, а затем и при вакцинации людей.
Практическая история мозговой вакцины закон-
Фото 8. Заражение эмбрионов для изготовления вакцины
чилась в 1963 году. К этому времени теоретически и экспериментально обоснованная возможность введения в практику культуральных вакцин неоднократно уже была реализована производственниками. А начиналось всё с поисков наиболее оптимальной тканевой культуры для репродукции и накопления вируса в культуральной жидкости.
При практической ареактогенности и безопасности иммунологическая и, стало быть, эпидемиологическая эффективность первых культуральных вакцин была невелика. Поэтому необходимо было решать как можно скорее вопрос о получении высокоактивной культуральной вакцины, изготавливаемой в условиях крупносерийного промышленного производства.
В Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов группа исследователей отрабатывала условия выращивания клеточных культур, репродукции в них вируса клещевого энцефалита, изучала методы инактивации вируса, стабилизации и концентрации готовой инактивированной вакцины.
Совместно с ИПВЭ усовершенствованием препарата занимались Московский институт вирусных препаратов и Томский научно-исследовательский институт вакцин и сывороток. В ТомНИИВСе к разработке технологии получения вакцины из вируса (штамм «Пан»), репродуцированного в культуре клеток, приступили в 1962 году.
Особенностью томской разработки было использование для репродукции вируса клещевого энцефалита нетрипсинизированных клеток эмбриона курицы, культивируемых в монослое и во взвеси. Были отработаны оптимальные условии инактивации вируса и лиофилизации уже сорбированной вакцины. Итогом этой большой комплексной работы стала разработка технологии и контроля инактивированной сорбированной культуральной вакцины против клещевого энцефалита жидкой и сухой. В 1966 году был утвержден комплект документации (ПР и МРТУ-42). Полученная вакцина имела стабильно высокую иммуногенную и антигенную активность.
Авторами нового препарата стали три института
— ИПВЭ, Московский НИИ вирусных препаратов и Томский НИИВС. Эта работа была зарегистрирована в качестве изобретения.
К 1981 г. Томский НИИ вакцин и сывороток стал основным производителем вакцины клещевого энцефалита в стране и центром исследований по ее усовершенствованию. Ежегодно предприятие производило 5 млн. доз культуральной инактивированной сорбированной вакцины против клещевого энцефалита.
Последующее изучение препарата в ходе проведения вакцинаций населения в Приморском крае позволило проанализировать его иммунологическую эффективность. Вакцина вызывала развитие гуморального иммунитета у 70% привитых, однако обращали на себя внимание низкая напряженность иммунитета, сообщения о случаях заболевания среди лиц, вакцинированных по полной схеме.
Факты недостаточной эпидемиологической эффективности вакцины, изготовленной на основе штамма западного варианта вируса клещевого энцефалита, особенно в восточных регионах страны, предопределили ближайшую задачу — поиск новых, «своих» штаммов.
Исходя из достижений вирусологии, иммунологии, медицинской техники, накопленного опыта работы с вирусными штаммами, сотрудниками института были выбраны следующие направления работы: приготовление препаратов на основе полноценных свежевыделенных штаммов, соответствующих циркулирующим в очагах, особенно угрожающих по заболеваемости клещевым энцефалитом. Хабаровский институт эпидемиологии и микробиологии предложил ТомНИИВСу в качестве кандидата для производства противоэнцефалитной вакцины один из выделенных вариантов вируса, названный штаммом «205». Новый штамм был получен в результате популяционного отбора и сравнительного изучения и предложен в качестве вакцинного. Он характеризуется более высокой нейровирулентностью, выраженной инвазивностью, высокими показателями репродукции в культуре тканей куриного эмбриона, высокой и стабильной гемагглютинирующей активностью. Предложенный штамм был всесторонне изучен в Государственном НИИ стандартизации и контроля медицинских иммунобиологических препаратов (ГИСК) им. Л. А. Тарасевича. По заключениям штамм обладал высокой антигенной и имму-ногенной активностью, прекрасно репродуцировался в культуре клеток.
С 1983 года технология производства вакцины претерпела значительные изменения: она начала производиться на основе дальневосточного штамма вируса клещевого энцефалита — «205», кроме этого, были внесены коррективы в режимы культивирования вируса, и с 1984 года был начат выпуск нового варианта вакцины против клещевого энцефалита.
Полученный на основе штамма «205» вируса
клещевого энцефалита препарат имел стабильно высокую иммуногенность. Высокая репродуктивность штамма обеспечивала экономически эффективное промышленное масштабирование технологического процесса.
По результатам комиссионного испытания, прошедшего в 1985—1987 гг. в соответствии с программой, утвержденной МЗ СССР, был сделан вывод о том, что не концентрированная коммерческая вакцина из штамма «205» характеризуется высокой антигенной активностью (частота сероконверсий у привитых достигала 89,5%). По зафиксированным в ходе испытания результатам препарат не отличался, а порою даже превосходил по этим показателям концентрированные вакцины против клещевого энцефалита. В испытании также были определены оптимальные схемы применения вакцины для профилактики клещевого энцефалита и для иммунизации доноров с целью получения специфического иммуноглобулина. Долгие годы производимая предприятием вакцина была основным препаратом для профилактики клещевого энцефалита в нашей стране. Ее массовое применение позволило снизить заболеваемость клещевым энцефалитом и уменьшить число случаев развития тяжелых осложнений и инвали-дизации. Благодаря профилактической вакцинации контингентов групп профессионального риска по клещевому энцефалиту удалось добиться снижения заболеваемости клещевым энцефалитом в этих группах до единичных случаев.
Однако новое время требовало новых вакцинных препаратов. Изменились международные требования к их качеству, этические нормы вакцинации, изменилась эпидемиологическая характеристика клещевого энцефалита, изменился и сам человек — как объект вакцинации.
Производимая ранее вакцина, бесспорно, позволяла снизить частоту заболеваний и количество развития тяжелых клинических форм среди привитых. Тем не менее содержащиеся в ней балластные вещества — куриный белок, остаточный формалин -служили источниками, провоцирующими развитие реакций на введение вакцины. Длительность курса вакцинации также усложняла ее практическое применение. Все перечисленные недостатки, естественно, вызывали нарекания со стороны органов практического здравоохранения и требовали совершенствования препарата.
Эти обстоятельства стали причиной прекращения производства вакцины этой модификации в 2000 году.
Разработка новой вакцины проводилась сотрудниками предприятия с 1996 г. За основу разработки были взяты методы очистки, применяемые в Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М. П. Чумакова РАМН.
Для снижения вероятности аллергических реакций на введение вакцины последняя должна быть
максимально очищена от технологических примесей. Поэтому главным критерием оценки степени очистки препарата стало снижение содержания белков куриного эмбриона до уровня не более 1 мкг/мл. Кроме этого, эффективность очистки контролировали по содержанию общего белка, остаточного формальдегида и канамицина в конечном продукте.
Взяв за основу современные требования Всемирной организации здравоохранения и Национального органа контроля к вакцинным препаратам, в частности к вакцинам клещевого энцефалита, опыт отечественных и зарубежных разработок, собственный опыт по промышленному производству вакцины клещевого энцефалита и результаты экспериментов, коллектив разработчиков дополнил имевшуюся ранее технологическую схему ее производства новыми стадиями и сопровождающими их контрольными тестами.
В экспериментальных работах по концентрации и очистке изготовленного по оригинальной технологии ФГУП НПО «Вирион» полуфабриката вакцины клещевого энцефалита как исходные были взяты известные и общепринятые методы ультра- и микрофильтрации, адсорбционной хроматографии и гель-хроматографии на макропористых кремнеземах.
В результате проведенных экспериментальных работ с использованием сочетаний этих методов была предложена новая технология вакцины клещевого энцефалита, которая приоритетна и защищена патентом.
Разработанная технология позволила достичь чистоты полуфабриката вакцины по содержанию общего белка в соответствии с требованиями НОК.
Требования к готовому препарату были изложены в проекте ФСП 42−42−135 179 001. Таким образом, разработанная технологическая схема новой вакцины позволила максимально сохранить антигенную активность, накопленную на стадии изготовления первичного вирусного сбора- эффективно производить очистку по гетерологичному белку куриного эмбриона- получать качественный готовый продукт без внесения антибиотиков и консервантов на заключительных стадиях.
Антибиотик канамицин, внесенный на стадии получения первичного вирусного сбора, разрешен требованиями ВОЗ к вакцинам клещевого энцефалита, он удаляется на последних стадиях очистки и отсутствие его контролируется на стадии готовой лекарственной формы. В готовом препарате отсутствует инактиватор формальдегид, и это также подтверждается соответствующим тестом на заключительном этапе. Это дало возможность использовать один и тот же препарат для вакцинации взрослых, подростков и детей.
Согласно разработанной технологии, в конце 2000 г. были получены экспериментально-производственные серии очищенной вакцины. Новый препарат получил коммерческое название ЭнцеВир (вак-
Фото 9. Стадия получения вакцины ЭнцеВир
цина клещевого энцефалита культуральная очищенная концентрированная инактивированная сорбированная жидкая) (фото 9).
Созданная технология обеспечила высокую безопасность препарата, поскольку резко уменьшилась вероятность побочных реакций на его введение. При разработке инструкции по использованию нового препарата был учтен многолетний опыт применения вакцин отечественных и зарубежных производителей. Более высокая степень очистки полученного препарата, отсутствие в нем остаточного формальдегида, позволяет вводить его внутримышечно (в дельтовидную мышцу). Такой метод введения обеспечивает более легкое поступление вакцины в кровяное русло и этим увеличивает ее иммуногенную способность по сравнению с подкожным способом введения. Более высокая концентрация антигена вируса клещевого энцефалита в вакцине ЭнцеВир позволила снизить объем вводимого препарата до 0,5 мл. Перейти от громоздкой 3-кратной схемы вакцинации к 2-кратной: с интервалами между введением 2−5 мес., однократной ревакцинации через год и затем отдаленными ревакцинациями через каждые три года. С учетом опыта применения других инактивированных вакцин, данных наблюдений и научных исследований было принято решение отказаться от ограничения применения новой вакцины во время эпидсезона клещевого энцефалита.
Поскольку на протяжении всего периода изучения клещевого энцефалита, с момента выделения
этой патологии в самостоятельную нозологическую единицу и по настоящее время, заболевание клещевым энцефалитом регистрируется у детей, начиная с самого раннего возраста (в некоторых регионах процент детей среди заболевших достигает 30), вопрос о защите их с помощью вакцинации всегда стоял перед практическим здравоохранением.
Результаты проведенных клинических испытаний вакцины против клещевого энцефалита ЭнцеВир свидетельствуют о ее низкой реактогенности и выраженной иммуногенности при двукратной вакцинации детей и подростков с интервалом между инъекциями 2 месяца.
На основании полученных в ходе испытаний данных вакцина против клещевого энцефалита Эн-цеВир была рекомендована для проведения вакци-нопрофилактики клещевого энцефалита у детей и подростков, начиная с 3-летнего возраста.
Таким образом был создан и введен в практику здравоохранения новый, высокоэффективный, соответствующий международным требованиям препарат для профилактики клещевого энцефалита как у взрослых, так и у детей с трехлетнего возраста. Изготавливается он на основании восточного антигенного варианта штамма вируса, выделенного из очага Хабаровского края. Оптимизировать затраты на его производство позволяет оригинальность примененных технологий, по причине чего высококачественная современная вакцина выпускается по более низкой, чем у других производителей аналогичных препаратов, цене.
Потребительскими свойствами новая вакцина значительно превосходит прежнюю: при выраженно-высоких показателях иммунологической активности препарат оказывает щадящее воздействие на иммунную систему, не перегружая и организм вакцинируемого в целом. Полное отсутствие формалина делает ее введение безболезненным. Одна доза в ампуле — гарантия точного дозирования, защиты от случайных ошибок при проведении вакцинации. Производство вакцины в жидком виде не только сокращает манипуляции медицинского персонала во время работы, но и в большей степени позволяет сохранять стерильность препарата при введении. Одно-дозная форма выпуска — это еще и дополнительное условие экономической эффективности, поскольку при многодозном варианте потери препарата достигают 50%. И, наконец, качественные харак-
Фото 10. Вакцина ЭнцеВир
теристики и отработанные схемы вакцинации делают ЭнцеВир взаимозаменяемой с другими вакцинами против клещевого энцефалита, зарегистрированными в стране, а также с вакцинами Календаря профилактических прививок.
С 2002 года предприятие, полностью прекратив производство прежней культуральной вакцины, перешло на выпуск только ЭнцеВира (фото 10).
Расцвет Томского научно-исследовательского института вакцин и сывороток пришёлся на годы руководства учреждением Синельникова Георгия Ефимовича. Именно при нём ТомНИИВС стал пользоваться высоким авторитетом в стране и на международном рынке, из года в год показывал устойчивый рост микробиологического производства, энергично открывал и совершенствовал новые направления в научно-экспериментальных исследованиях.
В школьном возрасте будущий директор ТомНИИВСа и НПО «Вирион» проживал в Казахстане, в городке Кзыл-Орда, где, кстати, в начале 30-х отбывал своё несправедливое наказание сосланный из Томска «преступник» — директор Томского Санбактина профессор Павел Васильевич Бу-тягин. После школы уехал Синельников учиться в город Омск. И уже потом, выпускником Омского ветеринарного института, устроился молодой человек на работу в известное томское учреждение. Случилось это в августе 1961 года, и лаборанту 4-го разряда иммунизационного отделения Георгию Синельникову было тогда 23 года. Первая должность продолжалась недолго: меньше чем через пару лет новый сотрудник ТомНИИВСа уже заведовал клиникой энцефалитных продуцентов. Здесь он достойно освоил сложную профессию иммунолога, и ему как толковому специалисту доверили ещё более высокую и ответственную должность — начальника им-мунотделения. В августе 1964 года Синельников назначается начальником крупнейшего на предприятии ТомНИИВСа цеха — сывороточно-анаток-синного. Столь стремительное становление его как руководителя-производственника сочеталось с активным приобретением глубоких научных познаний. К тому времени, когда произошло утверждение его в должности заместителя директора ТомНИИВСа по производству, успел Георгий Ефимович защитить диссертацию на ученую степень кандидата биологических наук. И вот, наконец, год 1971-й — во исполнение приказа министра здравоохранения СССР Г. Е. Синельников становится директором Томского научно-исследовательского института вакцин и сывороток (фото 11).
В истории института это был первый директор, вышедший непосредственно из глубин самого учреждения, начинавший службу в коллективе, что называется, с низов. Институт Синельников принял в очень интересное время. Фактически уже завершался период перехода от прежнего состояния к новому, от старых, если не устаревших, методов производ-
Фото 11. Генеральный директор НПО «ВИРИОН» ГЕ. Синельников
ства к современным технологическим возможностям. И всё же созданные новые условия ещё надо было развернуть в полную мощность, вывести предприятие в режим стабильной ритмичности, рентабельности и неуклонного роста. Для этого надо было прежде всего сформировать и укрепить свою «команду», коллектив учреждения в целом, добиться того, чтобы производство и научно-исследовательская деятельность функционировали в гармоничном единстве.
С подчинёнными, как вспоминают сейчас на «Ви-рионе», он никогда не был «этаким добрым дядюшкой». Строгость его выражала неукоснительную требовательность. И жёсткий спрос, предъявляемый к работникам, вовсе не мешал заботиться об этих же работниках. Отсюда и его выдержанный такт, не позволявший срываться на оскорбления или унижения даже в самых горячих ситуациях. С доверительным уважением относились к нему, со своей стороны, и производственники, и научные сотрудники. В 1984 году на Учёном совете Центрального научноисследовательского института вакцин и сывороток в Москве Георгий Ефимович защитил докторскую диссертацию.
При Синельникове ТомНИИВС вступил в полосу очередных кардинальных преобразований, когда
— с благими намерениями «ускорить научно-технический прогресс в области создания иммунобиологических препаратов» — Министерство медицинской и микробиологической промышленности СССР структурно реорганизовало институт в научно-производственное объединение, дав ему новое наименование — НПО «Вирион».
Более 15 лет занимался Георгий Ефимович де-
лом упрочения, развития и усовершенствования производственного комплекса, углублением научноисследовательской деятельности ТомНИИВСа. Он же принял и первые удары крепчавшего экономического ненастья. Внезапная его смерть в октябре 1989 года не стала синонимом участи всего научнопроизводственного объединения. Хотя очередные удары перестроечной стихии и повлияли гибельно на сывороточное производство, пострадала группа оспенных препаратов, анатоксинов- наконец, произошло немыслимое — была расформирована научная часть «Вириона». Многим вынуждены были пожертвовать, прежде чем удалось остановить сползание к пропасти, укрепиться в новом состоянии. Усилиями всего коллектива под руководством назначенного в 1997 году директора Л. Д. Быстрицкого «Вирион» сохранил себя как научно-производственное объединение, направив вектор деятельности на решение самых современных задач и самых насущных проблем здравоохранения. Этим же обусловлено было и продолжившееся успешное развитие в дальнейшем, точнее сказать — оно во многом обеспечено правильной ассортиментной политикой, организацией стабильно высокого качества.
Одно из ведущих мест среди производимых предприятием иммунобиологических препаратов осталось, разумеется, за вакцинами. История вакцинного производства поэтому до сего дня не прерывалась ни на год с самого времени открытия Бактериологического института имени Ивана и Зинаиды Чури-ных. И путь она прошла огромный: от первых прививок против бешенства, вакцину для которых готовил «колыванский томич» Б. И. Вендер, начинавший историю пастеровского отделения, до самых современных препаратов профилактического назначения «ЭнцеВир», «ОспаВир», вакцины против гепатита В ДНК рекомбинантной. По-прежнему предприятие производит вакцину гонококковую, которая и сегодня находит спрос и применение, несмотря на конкуренцию, которую ей составляют антибиотики.
Особо актуальна вакцина против клещевого энцефалита, без преувеличения считающаяся для предприятия препаратом историческим. Но она и в настоящее время нужна как никогда. Ведь проблема клещевого энцефалита по-прежнему никуда не ушла, она и сегодня также насущна, потому что «клещевой энцефалит бурно ворвался в новый, XXI век» (В.И. Злобин), как и в годы, положившие начало «ознакомительным» исследованиям.
За последние пять лет в составе ФГУП «НПО «Микроген» МЗ РФ в филиале г. Томска «НПО «Ви-рион» проводятся работы по стандартизации выпускаемых серий препаратов, ведутся научные разработки и внедрение в производство жизненно важных препаратов, таких как препарат фактора свертывания VIII из плазмы крови человека. Большое внимание уделяется поэтапной реконструкции существующих производств согласно правилам GMP.
Фото 12. «Вирион» сегодня
Сегодня производственный процесс жестко регламентирует все технологические операции: на каждую из них помимо привычных технологических инструкций разрабатывают стандартные процедуры, в которых сжато и понятно расписана последовательность действий работника. Но мало правильно описать процедуры, важно научиться так же верно их выполнять. Пожалуй, наиболее важный вопрос в переходе к работе по требованиям GMP — обучение персонала. На «Вирионе» этот процесс происходит параллельно с проводящейся реконструкцией, а в некоторых случаях даже опережает ее. Для проведения обучения сотрудников были приглашены зарубежные специалисты немецкой компании «Фарма-план». Стало хорошей традицией проведения на «Вирионе» семинаров специалистами фирм ведущих мировых производителей: «Сарториус», «Палл», «Миллипор». Большое внимание уделяется постоянной работе с кадрами. Разработана и действует система непрерывного обучения персонала. На предприятии стараются создать атмосферу доверия и открытости, уверенности в действиях тех, кто работает рядом с тобой. Большое значение придается личностным качествам характера.
В заключение необходимо отметить, что начатая в 1998 году и продолжающаяся сегодня поэтапная реконструкция производства позволяет Филиалу ФГУП «НПО «Микроген» МЗ РФ в г. Томск «НПО «Вирион» оставаться современным предприятием, ориентированным на реализацию национальной политики лекарственного обеспечения, в том числе Федеральной программы по вакцинопрофилактике. Генеральная линия филиала во все времена остает-
ся прежней — обеспечить население России качественными и доступными, жизненно важными препаратами, способствовать созданию надежного противоэпидемического барьера на пути распространения инфекционных заболеваний. И мы уверены в том, что сумеем и впредь сохранить и развить то, что завещано нам основателями Томского бактериологического института имени Ивана и Зинаиды Чуриных (фото 12).
OUR HISTORY: FROM PASTEUR VACCINATIONS TO THE «ENCEVIR» VACCINE
L.D. Bystritski, R.G. Solyanik, E.L. Bystritski,
G.P. Bilalova
SUMMARY
In the setting of total history of establishment, formation and development in the Siberia of microbiological science advanced post and bacteriologic dealing, the article is paying main attention to the historical route on which vaccine industry was going and which began in the Tomsk Bacteriologic Institute by «Pasteur vaccinations» and are presented now by modern vaccine preparations produced by the SPS «Microgen» branch in Tomsk SPS «Virion».
Key words: bacteriologic institute, vaccines, forest-spring encephalitis, virusologic investigations, immunogeneity, epidemiologic efficacy, reactogeneity, vaccination.
Информация для читателя
Обратите внимание!
В редакцию журнала продолжают поступать книги от авторов с целью опубликования рецензии.
Напоминаем, что в журнале будет обязательно опубликован ОТЗЫВ или КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ об издании (учебник, монография и др.) на каждую присланную в редакцию «СМЖ» книгу.
_______________________________________________________Редакция журнала

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой