Подойдет ли накидка из Болоньи российскому Гулливеру?

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 378.
Е. М. Щербина, Н. Г. Щербина
ПОДОЙДЕТ ЛИ НАКИДКА ИЗ БОЛОНЬИ РОССИЙСКОМУ ГУЛЛИВЕРУ?
Реформа системы российского высшего образования не должна пониматься как претворение в жизнь положений Болонской декларации 1999 г., потому что этот документ содержит лишь рекомендации и потому что высшее образование России должно иметь и имеет свои стандарты, цели, задачи и преимущества.
Ключевые слова: реформа, высшее образование, Россия, Болонская декларация, компетенция, стратегия, национальные интересы, сотрудничество.
Will the Bologna cloak fit the russian Gulliver? EVGENIA M. SHCHERBINA (Russian Customs Academy, Vladivostok Branch), NIKOLAI G. SHCHERBINA (Far Eastern State Technical University, Vladivostok).
The ongoing reforms of the Russian system of the higher education cannot be considered as an implementation of the 1999 Bologna Declaration provisions because this document contains only recommendations and the Russian higher education must have and has its own standards, goals, tasks and advantages.
Key words: reform, the higher education, The Russian Federation, the Bologna Declaration, competence, strategy, national interests, cooperation.
Все беды в жизни происходят, как известно, от разного толкования людьми одних и тех же слов. Вот и реформа системы высшего образования России стала почему-то пониматься как необходимость перестройки этой сферы в соответствии с чьими-то удобными стандартами, в соответствии с практикой пресловутых «цивилизованных» стран. Многочисленные семинары и совещания по проблемам модернизации высшего профессионального образования в России, как это обычно бывает, не столько показывают суть проблем и направления их решения, сколько порождают новые вопросы. И основной из них, ключевой для юриста с классической подготовкой: кому выгодно, чтобы высшее образование огромной страны, к которой исторически и географически примыкает Европа, пошло в своем развитии в направлении, указанном инициаторами Болонского процесса — руководством двух небольших европейских университетов и чиновниками Европейского Союза? Ну, чиновники, понятно, получают свою зарплату за формирование единого пространства в соответствующей сфере сотрудничества, а испанский университет, например, заинтересован в том, чтобы богатые норвежские или, скажем, российские студенты, желающие продолжить в нем свое обучение, не имели формальных препятствий для перехода
и платы за обучение. Все, что для этого требуется, -единая система зачетных единиц (в данном случае кредитов), взаимное признание документов, в том числе дипломов об окончании обучения, а также достаточное количество желающих поговорить об едином европейском пространстве высшего образования под чужим флагом восстановления конкурентоспособности европейской экономики к 2010 г., что было провозглашено в качестве цели Союза на лиссабонском этапе Болонского процесса. Основополагающим же документом остается совместная декларация министров образования Европы 1999 г. («Болонская декларация»), на которую европейские миссионеры и их способные российские ученики ссылаются как на нормативный акт, который якобы обязывает Россию срочно вводить европейские стандарты и реалии высшего образования. На региональных семинарах эти «западники» намеренно уводят обсуждение сути реформы в русло сложных и бесплодных терминологических споров, например, о компе-тентностном подходе к обучению и о компетенциях как о желаемой цели обучения в высшей школе, поскольку это понятие якобы шире и точнее, чемпользуемые понятия «знания», «навыки», «умения» и др.
Для уяснения понятия «компетенция» стоит обратиться к английскому глаголу «to compete» — конкурировать,
ЩЕРБИНА Евгения Михайловна, кандидат юридических наук, заведующая кафедрой уголовно-правовых дисциплин Владивостокского филиала Российской таможенной академии, ЩЕРБИНА Николай Григорьевич, кандидат юридических. наук, профессор-консультант кафедры государства и права Тихоокеанского института политики и права Дальневосточного государственного технического университета, Владивосток (e-mail: shch1951@mail. ru).
© ЩЕРБИНА Е.М., ЩЕРБИНА Н.Г., 2008
Подойдет ли накидка из Болоньи.
Е.М. ЩЕРБИНА, Н. Г ЩЕРБИНА
бороться с кем-либо за место, приз, прибыль и т. д. [2, р. 283], т. е. компетентность — это конкурентоспособность. Это хорошо увязывается с общей задачей Болонского процесса, провозглашенной в программном документе ЮНЕСКО «Реформы и развитие высшего образования»: развитие международного сотрудничества для повышения конкурентоспособности европейских вузов на мировом рынке образовательных услуг [1]. А в основе лежит конкуренция двух крупнейших в мире экономик: Евросоюза и США, к чему наша система образования не имеет прямого отношения. Даже если предположить, что Евросоюз из корыстных интересов создает единое европейское образовательное пространство для массового привлечения наших студентов и выпускников, оснований радоваться у нас не более, чем у нефтяных и газовых компаний, которых с их деньгами пускают и в европейское экономическое пространство, и в европейский футбол. Но это не обязывает нас вводить фунты и дюймы на огромном пространстве до Тихого океана. Точно так же при любом уровне сотрудничества в сфере образования вряд ли стоит во всей огромной России вводить европейские образовательные стандарты и самим организовывать массовую «утечку мозгов» в европейском направлении. Удивительно, но традиционное невнимание Москвы к восточным районам России в различных сферах управления («Москва — порт пяти морей») как-то сосуществует с четкой позицией высшего руководства страны о приоритете отношений со странами СНГ, Китаем и странами ЕврАзЭС (Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан), что подтверждается как маршрутами официальных визитов, так и заключенными соглашениями об углублении интеграции, в том числе в области образования: Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях 1996 г., Соглашение о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях 1998 г. и др. В отличие от рекомендаций Декларации 1999 г., эти договоры содержат юридические обязательства России, ее государственных органов и образовательных учреждений: так, по ст. 12 упомянутого договора 1996 г., «стороны определяют межгосударственную стратегию образования, разрабатывают совместные программы обучения студентов, подготовки и переподготовки специалистов». Образована Межпарламентская ассамблея евразийского экономического сообщества с законотворческими функциями, действуют рабочие группы по разработке Основ законодательства ЕврАзЭС, самое время позаботиться о своих национальных интересах по массовой подготовке квалифицированной русскоязычной рабочей силы вместо производства качественных дешевых полуфабрикатов для европейских работодателей. Параллельно можно решать назревшие задачи по сохранению и развитию отечественной системы образования (см., например, приказ Минобразования Р Ф от 25. 12. 2000 г. № 3784 «О проблемах сохранения единства образовательного
пространства в Российской Федерации»). Не менее полезными могут оказаться обсуждения данных вопросов в различных рабочих группах АТЭС. И пора уже иметь свою собственную концепцию развития высшего образования и международного сотрудничества в этой сфере. Для многих стран образование в России уже является привлекательным, осталось только сделать его доступным и эффективным за пределами Москвы, тогда у нас будут и авторитет, и доллары, и стандарты образования, которые вполне могут стать международными. И оснований для этого у нас не меньше, чем у двух небольших европейских университетов, которые инициировали Болонский процесс интеграции исходя из своих реалий и потребностей.
Очевидно, правы ректоры ряда владивостокских и московских университетов, которые в целом поддерживают идею более тесного сотрудничества с зарубежными университетами, в том числе путем обмена студентами, но считают нецелесообразным ломать сложившуюся систему образования для удобства нескольких студентов, реально участвующих в таком обмене. Кроме того, они убеждены, что широкая фундаментальная подготовка студентов — это традиционное преимущество нашего образования, от которого ни в коем случае нельзя отказываться. Да и в самой Болонской декларации прямо говорится, что меры по достижению данных целей должны приниматься с глубоким уважением к различиям в культуре, языках, национальных системах высшего образования и в автономии университетов. Только одно механическое перенесение системы кредитов как своеобразных учетных единиц способно внести хаос в довольно отлаженную систему высшего образования в России. Достаточно представить, как вчерашние абитуриенты вместе с родителями выбирают в августе предметы для изучения на I курсе и как на этой основе изменяются учебные планы, расписание занятий и штатное расписание. И откуда возьмутся тысячи помогающих «тьюторов» с квалификацией не ниже, чем у ныне работающих преподавателей?
Похоже, опять следует учиться у Китая, который участвует во многих международных механизмах сотрудничества, но все-таки идет вперед своим путем в каждой сфере, в том числе в развитии классического образования. Многие тысячи китайцев прошли стажировку или обучение в университетах США, Австралии и других стран, но это не привело к заимствованию чужих стандартов образования. В университетах тихоокеанских штатов США более 50% студентов — молодежь из Океании, Юго-Восточной Азии и КНР, но все сводится к отношениям заинтересованных лиц и университетов, соответствующие государства могут участвовать только путем выделения средств нуждающимся на обучение. Что же касается немногих студентов, настроенных на учебу в зарубежных вузах, в наших условиях любой успевающий студент со знанием языка и свободными средствами в состоянии узнать и учесть
2008 • № 4 • ГИСДВ
17
ПЕДАГОГИКА. СОЦИОЛОГИЯ
условия обучения или стажировки в любом зарубежном заведении даже при некотором несовпадении программ, а университеты содействуют им через свои подразделения или могут еще эффективнее обеспечивать такое сотрудничество через создание общих для города или края центров, ассоциаций, взаимодействующих с органами власти, а также с многочисленными представительствами зарубежных учебных заведений. Задача еще облегчается с созданием в регионах мощных федеральных университетов. С учетом того, что многие вузы востока России уже имеют и предпочитают взаимодействие с вузами АТР (включая вузы США, Японии, Китая, Австралии, Новой Зеландии, Сингапура, Индии), целесообразно искать точки соприкосновения на двусторонней основе на различных уровнях: университеты — специализированные ассоциации и центры — министерства и правительства (например, для заключения межправительственных соглашений двустороннего и регионального характера о взаимном признании дипломов о высшем образовании). А документы Болонского процесса могут послужить при этом материалом для размышления.
Отдельного обсуждения заслуживает вопрос о введении трехступенчатой системы подготовки кадров в российском высшем образовании, интерес к которому, похоже, искусственно подогревается инициаторами модернизации высшего профессионального образования в России. Практическим организациям неинтересны европейские стандарты и рекомендации, они упорно и не без оснований считают бакалавров «недоделанными» специалистами. И сколько бы мы ни спорили в своем кругу по этому вопросу, практика по-прежнему остается здесь критерием истины.
По специальности «юриспруденция», например, можно представить себе целевую подготовку бакалавров на должность помощников адвокатов, судей, нотариусов, но при этом, очевидно, следует усиливать их подготовку по делопроизводству за счет, например, введения латыни, чтобы повысить их конкурентоспособность. Во всяком случае, университеты при
поддержке органов власти способны продолжать сотрудничество с работодателями непосредственно или в форме ярмарок рабочих мест, практических конференций и семинаров, повысить роль практики на месте будущей работы. Если уж что-то брать из зарубежной практики, то именно самостоятельность и независимость университетов, когда десятилетиями и веками отрабатывались модели ненавязчивого управления ими через наблюдательные или попечительские советы с помощью грантов, льгот и привилегий.
В нынешней же ситуации, особенно после принятия ФЗ «Об автономных учреждениях в РФ», любые разговоры о реформах порождают справедливые подозрения в существовании определенных планов по приватизации университетских комплексов с их недвижимостью, превращению их в укрупненные и единообразные легкоуправляемые структуры, способные и себя прокормить, и эффективно выполнять срочные социальные заказы по подготовке кадров, обладающих конкурентоспособностью на европейском и иных рынках труда при постоянно меняющихся условиях трудовой деятельности. И подкрепляются эти подозрения выступлениями лоббистов, докладывающих, что вверенные им подразделения принципы Болонской декларации разделяют и к их соблюдению готовы. Они, наверное, и не помнят, что в народе «болонией» называли непромокаемую ткань, из которой шили удивительно дешевые плащи, настолько дешевые, что в Италии их включали в стоимость билета на футбол. Но вот в нашей стране даже такой дешевый стандартный ширпотреб не прижился: не все могли его себе позволить (а другим он просто не нравился): другая страна, другие реалии.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Реформы и развитие высшего образования: Программный документ ЮНЕСКО, 1995 г — Режим доступа: http//www. crsdod. ru/
2. Black’s Law Dictionary, Sixth Edition St. Paoul, Min.: West Group. 1990.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой