«Ное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав» как форма злоупотребления правом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 124
Харсеева Виктория Леонидовна
кандидат социологических наук, доцент кафедры гражданского и гражданско-процессуального права Кубанского социально-экономического института
«ИНОЕ ЗАВЕДОМО
НЕДОБРОСОВЕСТНОЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ» КАК ФОРМА ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ
Kharseeva Victoria Leonidovna
PhD in Social Science, Assistant Professor, Civil Law and Civil Procedure Department, Kuban Institute for Social and Economic Studies
«OTHER KNOWINGLY DISHONEST EXECUTION OF CIVIL RIGHTS» AS A FORM OF ABUSE OF RIGHTS
Аннотация:
В статье рассмотрены новеллы гражданского законодательства о принципе добросовестности, дана характеристика формы злоупотребления правом — «иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав» с точки зрения цивили-стической доктрины и судебной правоприменительной практики.
Ключевые слова:
добросовестность, принцип, презумпция добросовестности, недобросовестные действия, злоупотребление правом, иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.
Summary:
The article deals with civil law novels regarding the principle of good faith. The author describes such a form of abuse of rights as «other knowingly dishonest execution of civil rights& quot- from the perspective of civil law doctrine and forensic law enforcement practice.
Keywords:
fair practice, principle, presumption of good faith, dishonest actions, abuse of a right, other knowingly dishonest execution of civil rights.
В ходе реформирования отечественного гражданского законодательства Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. № 302-Ф3 «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Федеральный закон о внесении изменений в ГК РФ, Федеральный закон № 302-Ф3) в качестве основного начала закреплен принцип добросовестности [1]. В соответствии с п. 3 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее -ГК РФ) [2] участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей.
До этого момента в ч. 1 ГК РФ принцип добросовестности был закреплен в п. 2 ст. 6 лишь «в связке» с принципами разумности и справедливости, где речь идет о применении принципов к правам и обязанностям сторон в случаях невозможности использования аналогии закона. Помимо этого, в ранее действующей редакции п. 3 ст. 10 ГК РФ было регламентировано: если закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от разумности, добросовестности их осуществления, то разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. В настоящее время презумпция разумности закреплена в п. 5 ст. 10 ГК РФ.
В цивилистической доктрине традиционно понятие добросовестности связывают с категориями морали и нравственности. Так, В. П. Грибанов считает, что этот термин в буквальном его значении выражает обязанность соблюдения правил морального порядка [3, с. 209]. Л.В. Щенни-кова полагает, что «добросовестность — это уважение и верность принятому на себя обязательству, собственная честность и доверие к чужой честности» [4, с. 58].
Категорию нравственности в качестве критерия деления поведения участников гражданских правоотношений на добросовестное и недобросовестное предлагает избрать Е. Е. Богданова. По мнению автора, добросовестность в договорных отношениях означает сложившуюся в обществе и признанную законом, обычаем, судебной практикой систему представлений о нравственности поведения сторон договора при приобретении, осуществлении и защите субъективных гражданских прав, а также при исполнении обязанностей. Нравственность поведения участников автор предлагает оценивать на основе противопоставления категорий добра и зла. Поэтому поведение, отражающее представление о добре следует, считать добросовестным, а представление, отражающее представление о зле — недобросовестным [5, с. 23−24].
Вопрос определения правовой природы злоупотребления правом является дискуссионным. По мнению В. П. Грибанова, злоупотребление правом представляет собой особый тип граж-
данского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения [6, с. 34].
Существует и другая позиция. Так, И. В. Сазонова, напротив, полагает, что смешение понятий «злоупотребление правом» и «пределы осуществления права» недопустимы. В результате суды в отдельных решениях констатируют злоупотребление правом в тех случаях, когда у субъекта вообще отсутствует право на совершение определенных действий (он действует противоправно). При злоупотреблении правом, в отличие от обычного правонарушения, субъект действует в рамках возможностей, заключенных в содержании субъективного права. Суть проблемы злоупотребления гражданским правом по видению автора состоит в том, что происходит осуществление субъективного права с целью удовлетворения недопустимого интереса [7, с. 10−12].
Подобная позиция находит отражение в судебной правоприменительной практике, когда злоупотребление правом рассматривается в качестве недозволенного способа осуществления правом. Например, подобный вывод сделан в постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда: «Довод апелляционной жалобы о злоупотреблении заявителем правом судом апелляционной инстанции отклоняется как несостоятельный. Согласно ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации под злоупотреблением правом понимается осуществление прав недозволенным способом. Право на обращение в арбитражный суд закреплено в ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» [8].
По мнению других авторов, злоупотребление правом представляет собой превышение пределов осуществления гражданских прав путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами [9, с. 31].
Существуют и другие точки зрения на этот счет. Так, многими учеными недобросовестное поведение отождествляется со злоупотреблением правом [10, с. 56−57]. Подтверждением данного взгляда служит новая редакции п. 1 ст. 10 ГК РФ, которая предусматривает, что понятие «злоупотребление правом» включает в себя: причинение вреда другому лицу- действия в обход закона с противоправной целью- иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Буквальное толкование этого положения, использование слова «иное» позволяет сделать вывод, что все названные формы злоупотребления правом представляют собой недобросовестное поведение.
Здесь необходимо отметить, что критерий «иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав» законодателем не раскрывается, что может породить дополнительные трудности в судебной правоприменительной практике. Анализ показывает, что суды формируют его понимание казуистически, путем указания на конкретные случаи недобросовестного поведения сторон при исполнении обязательств. В частности, необоснованное уменьшение неустойки судами с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам [11].
Недобросовестным является требование одной стороны признать незаключенным договор, фактически исполненный другой стороной. Подтверждением сказанного может служить следующий пример из судебной практики. Предприниматель Л. предоставил предпринимателю Т. в аренду на пять лет нежилое помещение. Спустя два года после подписания и фактического начала исполнения договора аренды арендодатель обратился в арбитражный суд с иском о выселении арендатора, мотивируя свое требование тем, что договор не был зарегистрирован. Суд первой инстанции иск удовлетворил, ссылаясь на то, что в отсутствие государственной регистрации договор является незаключенным согласно ст. 433 ГК РФ, а между сторонами сложились отношения из неосновательного обогащения в части пользования ответчиком имуществом истца.
Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в иске отказал, указав, что в письменном соглашении стороны договорились о передаваемом в аренду объекте, размере платы за пользование им и в течение длительного времени. Доказательств того, что не все существенные условия договора аренды согласованы, в деле не имеется. Предоставив конкретное помещение в пользование ответчика на условиях подписанного сторонами договора, истец принял на себя обязательство (ст. 310 ГК РФ), которое должно исполняться надлежащим образом. К такому обязательству в отношении сторон должны применяться правила гражданского законодательства о договоре аренды. Поэтому, если это не затронет прав указанных третьих лиц, до окончания определенного соглашением срока пользования ответчик вправе занимать помещение, внося за него плату, установленную соглашением сторон. Истец вправе требовать возврата помещения лишь по истечении названного срока пользования или в иных случаях, когда обязательства сторон друг перед другом будут прекращены в общем порядке (ст. 450 Гк РФ) [12].
В завершении сказанного необходимо подчеркнуть, что закрепление принципа добросовестности в ГК РФ является одной из наиболее ярких и значимых тенденций развития отечественного гражданского законодательства. В настоящее время субъекты гражданских прав не могут полагаться на принцип «разрешено все, что прямо не запрещено законом». Фактически речь идет о введении в гражданский закон общего положения об ограничении свободы предоставляемого правом или предписываемого обязанностью поведения нормами нравственности. В правоприменительной деятельности необходимость руководства этим принципом проявляется в том, что, реализуя какое-либо субъективное право, участник гражданского правоотношения должен будет удостовериться, а имеет ли он на это моральное право.
При этом акцентируем внимание на том, что использование критерия «иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав», который законодателем не раскрывается, может породить дополнительные трудности в судебной правоприменительной практике. В связи с этим в разъяснениях пленумов высших судебных инстанций должен быть закреплен отрытый перечень случаев, подпадающих под такую форму злоупотребления правом как «иное недобросовестное осуществление гражданских прав».
Ссылки:
1. О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части 1 Г ражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. № 302-Ф3 // Российская газета. 2013. № 3. 1І янв.
2. Г ражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51 -ФЗ (ред. от 5 мая 2014 г. № 129-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301- Российская газета. 2014. 7 мая.
3. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001. С. 209.
4. Щенникова Л. В. Принципы гражданского права: достижения цивилистики и законодательный эффект // Цивилисти-ческие записки: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 2. М. — Екатеринбург, 2002. С. 58.
5. Богданова Е. Е. Добросовестность участников договорных отношений и проблемы защиты их субъективных гражданских прав: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 23−24.
6. Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1992. С. 34.
7. Сазонова И. В. Квалификация поведения субъектов как злоупотребление гражданским правом: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2010. С. 10−12.
8. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 03. 09. 2010 № 07АП-6474/10 по делу № А27−4948/2010 [Электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс».
9. Фатеев К. В., Харитонов С. С. О некоторых проблемах злоупотребления правом на предоставление жилого помещения военнослужащему в период военной службы и его правовых последствиях // Право в Вооруженных силах. 2010. № 5. С. 31.
10. Яколева С. Принцип добросовестности и запрет злоупотребления правом в договорном праве // Хозяйство и право. 2010. № 11. С. 56−57.
11. Постановление Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 13 января 2011 г. № 11 680/10 по делу № А-41 -13 284/2009// Вестн. ВАС РФ. 2011. № 4 — Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2012 г. № 15АП-138/2012 по делу А53−21 188/2011 [Электронный ресурс] // сПс «Консультант Плюс». uRL: http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=RAPS015-n=33 818 (дата обращения: 07. 07. 2014).
12. Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными: Информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 25. 02. 2014 г. № 165 // Экономика и жизнь. 2014. № 12. 28 марта.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой