Английская антиклерикальная карикатура конца XVIII - первой трети XIX В. Как исторический источник

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2015
ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Сер. 17
Вып. 2
РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
УДК 283+211.5 М. С. Стецкевич
АНГЛИЙСКАЯ АНТИКЛЕРИКАЛЬНАЯ КАРИКАТУРА КОНЦА XVIII — ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX В. КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК
В статье рассматривается отражение антиклерикальных настроений в английской карикатуре периода «золотого века» ее развития. Опираясь на многотомный каталог карикатур, хранящихся в Британском музее, автор приходит к выводу о широком распространении антиклерикальных эстампов, наибольшее число которых приходится на периоды активизации борьбы за парламентскую реформу в конце 1810-х и начале 1830-х годов. По мере нарастания кризиса «старого порядка», одной из опорных конструкций которого была государственная церковь, острие критики всё чаще обращалось не только против недостойного поведения отдельных духовных лиц, но и против самой церкви как института. Антиклерикальная карикатура, являвшаяся средством репрезентации и визуализации антицерковных настроений, может рассматриваться в качестве важного исторического источника.
Ключевые слова: Церковь Англии, антиклерикализм, духовенство, английская карикатура, общественное мнение.
M. S. Steckevich
ENGLISH ANTICLERICAL CARICATURE OF THE END OF 18th AND THE FIRST THIRD OF THE 19th CENTURY AS A HISTORICAL SOURCE
The paper analyzes the process of reflection of anticlericalism in English caricature in the period of «golden age» of her development. Using & quot-Catalogue of Political and Personal Satires Preserved in the British Museum& quot-, the author comes to the conclusion that anticlerical prints were widespread, especially in the periods of struggle for parliamentary reform in the end of 1810 and the beginning of 1830s. The Church of England was one of the main pillars of the ancien regime. So, in the process of its decline and crisis the Church of England became the object of rising criticism in caricature. If at the turn of the centuries caricaturists mocked the unworthy behaviour of particular parsons, in the 1810−1830s they already criticized the Church of England as an institution. Prints were one of the ways of representation of anticlerical frame of mind and may be considered a historical source.
Keywords: The Church of England, anticlericalism, clergy, English caricature, public opinion.
Зародившаяся в первые десятилетия XVIII в. английская карикатура во второй половине столетия сформировалась как самостоятельный вид искусства, вступив в свой «золотой век», продолжавшийся до 1830-х годов. В это время разворачивается
Стецкевич Михаил Станиславович — кандидат исторических наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199 034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9- msstets@yandex. ru
Steckevich Мikhail S. — Candidaste of History, Associate Professor, St. Petersburg State University, 7/9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199 034, Russian Federation- msstets@yandex. ru
творчество таких мастеров, как Т. Роуландсон (1756−1827), Дж. Гилрей (1757−1815), И. Крукшенк (1764−1811), Дж. Крукшенк (1792−1878), Р. Сеймур (1798−1836), продолжавших традиции одного из зачинателей жанра У Хогарта (1697−1764) (см., напр.: [1]). Расцвет карикатуры был в значительной мере обусловлен самым высоким в Европе того времени уровнем политических свобод и отсутствием цензуры. Карикатуры печатались в журналах, а также выходили отдельными листами. Они не только продавались, но и выставлялись в специальных лавках, и взглянуть на изображения мог каждый. Карикатуристы немедленно откликались на любое значимое событие, особенно политическое. Иногда они выражали собственную точку зрения, иногда — работали по заказу. Современные исследователи отмечают факты сотрудничества авторов сатирических изображений с властью, но при этом подчеркивают: «в целом карикатура оставалась вполне репрезентативным отражением общественного мнения — того требовали в том числе и законы рынка» [2, с. 9]. Естественно, в карикатуре находила отражение религиозная жизнь эпохи. Те политические и бытовые карикатуры, на которых сатирически изображалось духовенство, прежде всего государственной Церкви Англии, могут быть квалифицированы как антиклерикальные.
В конце XVIII в. общественный авторитет Церкви Англии был весьма высок. Отток населения в радикальные протестантские (диссентерские) церкви, имевшие право совершать богослужение, был не слишком значительным, и казалось, что лидирующая роль Церкви Англии в религиозной жизни страны и дальше не будет подвергаться сомнению. События рубежа XVIII—XIX вв., прежде всего Великая французская революция и наполеоновские войны, привели к тому, что серьезные реформы, способные скорректировать английский «старый порядок», основанный на доминировании земельной элиты, были надолго заморожены, а в политике возобладали охранительные тенденции. Церковь Англии стала рассматриваться и властными структурами, и духовенством в первую очередь как опора существующего порядка вещей, надежный противовес представлявшимся нежелательными изменениям. Такое акцентирование политических функций с возрождением агитации за парламентскую реформу, первый (неудачный) раунд которой имел место в 1815—1819 гг., а второй, завершившийся успехом, — в 1830—1832 гг., неизбежно вело к росту антиклерикальных настроений.
Исследователи английского антиклерикализма не пришли к единому мнению относительно его масштабов и степени распространения [3- 4, р. 291−303- 5]. Ученые обращаются к разнообразным письменным источникам, но антиклерикальные эстампы остаются, как правило, вне сферы внимания. В настоящей статье предпринимается попытка получить ответ на следующие вопросы: какое отражение антиклерикализм получил в карикатуре, какие темы затрагивались художниками, какую эволюцию претерпел образ Церкви Англии и ее духовенства? Мы будем опираться на многотомный каталог карикатур, хранящихся в Британском музее, коллекция которого является крупнейшей в мире [6].
Антиклерикальные мотивы присутствовали еще в творчестве У. Хогарта и его современников. В карикатуре конца XVIII — начала XIX в. затрагивались в основном те же темы, что и в предшествующие несколько десятилетий. На многих листах находила отражение проблема десятины. Она уплачивалась только в сельской местности, но постоянное возвращение карикатуристов к этой проблеме свидетель-
ствует о ее значимости. Поскольку десятина взималась натурой, важнейшими символами ее были свинья или поросенок. Их всеми возможными способами пытаются заполучить жадные и практически всегда тучные англиканские священники [6, vol. 6, N 6737, 7752, 7777]. Один из крупнейших карикатуристов этого времени Т. Роу-ландсон на листе «Поросенок в качестве десятины» (1790) изобразил женщину, подносящую зажаренную свинку толстому священнику и его помощнику, внимательно изучающему списки уже полученных продуктов [6, vol. 7, N 9681]. На офорте С. Кол-лингса «Десятина в натуральном выражении, или реванш свиней» (1784) юмористический эффект достигается с помощью радикальной смены привычных ролей: священник сам подвергся атаке свиньи, которая схватила его за подол платья и тащит в свой загон. За этой сценой со смехом наблюдают сельские жители [6, vol. 6, N 6737].
Еще одна распространенная тема — пренебрежение духовными лицами своими прямыми обязанностями, несоответствие их поведения нормам христианской морали. Высмеивается пьянство священников [6, vol. 7, N 9606], их увлечение азартными играми [6, vol. 7, N 9144], обжорство [6, vol. 6, N 7643, 8323]. Не ускользает от внимания карикатуристов вопиющее неравенство в доходах духовенства. Карикатурист Р. Дайтон противопоставляет друг другу стоящих рядом невероятно толстого епископа, к жилету которого прикреплен билет на званый обед, и худощавого приходского священника, держащего в руках огромную Библию [6, vol. 9, N 11 930].
Впрочем, за исключением немногих случаев, когда священники изображены в компании женщин легкого поведения [6, vol. 7, N 8524, vol. 8, N 10 671], карикатуры этого времени еще достаточно беззлобны. Художники констатируют факт возрастания числа священников в магистратах, изображая идущих вместе и похожих как две капли воды пастора и юриста [6, vol. 7, N 9096], но сама Церковь Англии как институт критике пока не подвергается. Напротив, предпринятая в марте 1790 г. попытка известного политика Ч. Дж. Фокса добиться отмены «Акта о проверке» и «Акта о корпорациях», ограничивавших права диссентеров, получила почти исключительно негативный отклик карикатуристов. Лидеры диссентеров Дж. Пристли и Р. Прайс предстают не только врагами Церкви Англии, но и неверующими [6, vol. 6, N 7628]. На эстампе Т. Роуландсона «Отмена Акта о проверке» представлена картина событий, которые произошли бы в случае утверждения законопроекта Фокса парламентом: диссентеры поджигают и разрушают англиканские храмы, избивают епископов и священников [6, vol. 6, N 7629].
Такая реакция карикатуристов вполне соответствовала общественным настроениям. Билль Фокса был провален в нижней палате парламента большинством почти в 200 голосов, а диссентеры, в силу симпатий их лидеров к революции во Франции, воспринимались как потенциальные разрушители существующего порядка. В начале 1790-х годов в Манчестере, Бирмингеме и других городах произошли беспорядки под лозунгом «Церковь и король!», в ходе которых уничтожались молитвенные дома и собственность диссентеров.
Вплоть до середины 1810-х годов немногочисленные антиклерикальные эстампы по-прежнему строятся преимущественно вокруг темы десятины. Встречаются и карикатуры в поддержку Церкви Англии. Так, в дискуссии о характере образования Т. Роуландсон выступил как защитник англиканской точки зрения, согласно которой в обязательном порядке должен изучаться катехизис Церкви Англии. На гравюре «Белл и дракон» (1811) он изобразил священника Э. Белла (ключевую
в этой дискуссии фигуру) защищающим от атаки дракона школу, стоящую на высоком холме с надписью «церковь и государство», с помощью спущенного с неба Солнцем щита с надписью «религия». Дракон, на высунутом языке которого написано «ложь», олицетворяет собой квакера Дж. Ланкастера, полагавшего, что образование может быть построено на общехристианских принципах [6, vol. 9, N 11 745].
В конце 1810-х годов количество карикатур, посвященных Церкви Англии и ее духовенству, значительно возросло. Это было связано с массовым демократическим движением 1816−1819 гг., участники которого выдвигали лозунг парламентской реформы, а наиболее последовательные, так называемые радикалы, требовали всеобщего избирательного права для мужчин. Движение не было антирелигиозным по своему характеру, только один из его лидеров, Р. Карлайл, провозглашал себя материалистом и атеистом. Однако антиклерикальные мотивы — критика Церкви Англии как опоры земельной элиты, алчность духовенства, его нехристианское поведение, необходимость сокращения епископских доходов — регулярно находили отражение в радикальных памфлетах и прессе.
Что касается карикатуры, то в ней, наряду с антиклерикальными мотивами, присутствовала и противоположная тенденция. Неоднократно предпринимались попытки представить радикалов как опасных революционеров, врагов не просто Церкви Англии, но религии в целом. В таком виде они изображаются на нескольких листах одного из наиболее плодовитых карикатуристов этих лет — Дж. Крукшен-ка [6, vol. 9, N 13 271, 13 274, 13 275, 13 279]. Сложно сказать, в какой мере эти изображения, на одном из которых символизирующая Британию женщина, защищаясь от атак радикалов, опирается на камень с надписью «религия», отражают точку зрения самого автора. Возможно, это тот самый случай, когда карикатурист работал по заданию правительства. Примечательно, что одновременно Крукшенк создал ряд карикатур, высмеивающих членов правительства лорда Ливерпуля и осуществлявшиеся этим правительством меры по сокращению влияния радикалов, в частности ограничение свободы печати. На некоторых листах весьма иронично представлены высшие духовные сановники Церкви Англии [6, vol. 9, N 12 871, 13 276].
В 1819 г. Дж. Крукшенк выступил в качестве иллюстратора самого известного сатирического произведения радикального поэта и публициста У Хона «Политический дом, который построил Джек» (1819). Джек здесь — это английский народ, который должен осуществить парламентскую реформу и избавиться от всех зол «старого порядка»: всевластия аристократии, коррупции, синекур и др. На гравюре, включенной в текст, англиканский священник изображается в виде двуликого Януса, левая часть которого стоит за проповеднической кафедрой с крестом в руках и благостным выражением лица, тогда как правая, с мрачной и злобной физиономией, держит в руках плетку, виселицу, кандалы и ружье [7]. Вероятно, это Ч. Этель-стон — англиканский священник и член манчестерского магистрата, зачитавший 16 августа 1819 г. «Акт о мятеже», после чего мирный митинг в поддержку парламентской реформы был разогнан войсками и более 10 человек погибло. Эти события на манчестерской площади св. Петра получили большой общественный резонанс и, по аналогии с битвой при Ватерлоо, ироническое наименование «Питерлоо».
Памфлет Хона породил целый ряд ответных иллюстрированных текстов антирадикальной направленности. На одной из таких иллюстраций изображен дворец Джона Булля (буквально — «Джон Бык», собирательный образ типичного англи-
чанина и английской нации), стоящий на фоне процветающей страны. В центре, на троне, восседает король, слева от него — англиканский священник, а справа — женщина с весами, олицетворяющая правосудие [6, vol. 9, N 13 556]. Если здесь Церковь Англии предстает в позитивном свете, то на карикатуре Дж. Крукшенка «Бедный Булль и его ноша» (1819) лежащий бык с трудом удерживает увенчанную короной людскую пирамиду, состоящую из министров, сборщиков налогов, военных, священников и епископов [6, vol. 9, N 13 288]. Эта карикатура примечательна тем, что здесь впервые критически представлены не отдельные духовные лица, а, по сути, церковь как таковая. Смысл карикатуры вполне понятен: Англия не в силах терпеть существующие государственные институты в их современном виде.
Затухание движения за парламентскую реформу в 1820-е годы привело к значительному сокращению числа антиклерикальных карикатур, однако тема «церковь и власть» продолжает сохранять актуальность. В 1827 г. У Хит фактически воспроизвел карикатуру Крукшенка «Бедный Булль и его ноша», дав ей новое название: «Опора государства, или Джон Булль перегружен» [6, vol. 10, N 15 363]. В 1828 г. Р. Сеймур создал лист под названием «Катехизация и поддержка церкви и государства» [6, vol. 10, N 15 543]. Он стал реакцией на известия о поддержанных премьер-министром герцогом Веллингтоном и епископами планах создания в Лондоне Королевского колледжа, в противовес основанному в 1826 г. Университетскому колледжу. Если в Королевском колледже планировалось преподавать англиканское вероучение, то в Университетский колледж принимались студенты вне зависимости от их вероисповедания. Сеймур изобразил короля Георга IV, государственных мужей и епископов сидящими на накренившейся платформе. Платформу поддерживают три столба. Один из них, с надписью «общественное мнение», уже треснул. Рядом с трещиной надпись «моральное разложение». Стоящий рядом Веллингтон пытается поддержать эту опору с помощью штыка и пушек (намек на его предшествующую военную карьеру). Другие столбы, в том числе с надписями «платежи в пользу церкви», «десятина», пока стоят прочно. Главная мысль карикатуриста очевидна: Церковь Англии, тесно связанная с государством, утрачивает общественное доверие.
В 1829 г. Сеймур откликнулся на кризисные явления в экономике карикатурой «Положение нации» [6, vol. 11, N 15 799]. На ней изображен переломившийся мост над пропастью. На обломках надписи: «торговля» и «производство». Люди пытаются удержаться, но всех тянет вниз фигура, являющаяся наполовину епископом, наполовину — королем. Надпись под карикатурой завершается словами: «основной пожиратель налогов — союз церкви и государства». Свидетельством нарастания антицерковных настроений в обществе может служить факт появления карикатур, выходящих за рамки антиклерикализма. В предшествующие десятилетия появился лишь один такой лист. Теперь же на протяжении одного года вышли две, по сути, антирелигиозные карикатуры. Обе они анонимны. На одной сатирически изображалось не только англиканское, но всё английское духовенство [6, vol. 11, N 15 889], на другой свободомыслящий Р. Тейлор, подвергавший сомнению богооткровенный характер Библии, представлен разящим англикан, диссентеров, иудеев мечом с надписью «разум» [6, vol. 11, N 15 905].
Настоящий бум антиклерикальных карикатур последовал в 1831—1832 гг., в период борьбы за первую парламентскую реформу, явившуюся значительным шагом на пути к утверждению представительной демократии. Если на пике демократиче-
ского движения второй половины 1810-х годов в год выходило не более 20 (1819 г.) антиклерикальных карикатур, а в предшествующие десятилетия — 10−12, при средней цифре 5−6 в год, то в конце 1831 — 1832 г. их появилось более 80. Толчком послужило голосование англиканских прелатов в верхней палате парламента по поводу билля о парламентской реформе 8 октября 1831 г. Законопроект был отвергнут большинством в 41 голос, причем только двое епископов поддержали его, тогда как 21 голосовал против. Пресса, поддерживавшая идею реформы, возложила основную вину за провал законопроекта именно на епископов. Утверждалось, что билль имел бы шансы на прохождение в случае поддержки со стороны прелатов. Изображения епископов сжигались, на улицах городов они подвергались нападениям толпы, в домах священников били стёкла (подробнее см., напр.: [8, р. 248- 9, р. 296−297- 10, р. 26−32]).
В последующие 14 месяцев епископы и духовенство были постоянным объектом насмешек карикатуристов, подчас весьма грубых. Основную массу антиклерикальных эстампов создал Р. Сеймур. Одна из карикатур изображает епископов, связавших министров вигского правительства лорда Грея, внесшего в парламент законопроект о его реформе [6, vol. 11, N 16 805]. На другой Грей представлен готовящимся ввести сидящему в кресле почти круглому по форме епископу зонд для промывания желудка с надписью «радикальная реформа» [6, vol. 11, N 16 926]. На многих карикатурах противопоставлялись сторонники и противники парламентской реформы, и духовенство неизменно изображалось в рядах последних [6, vol. 11, N 16 940, 17 077, 17 087]. Сеймур иронически изобразил гербы сторонников сохранения «старого порядка» в стране и самой Церкви Англии [6, vol. 11, N 16 971, 17 189]. В первом гербе присутствует епископская митра и свиньи (намек на десятину). Второй образуют свиньи, дьявол в священническом облачении с мешком денег в руках, волк с митрой на голове и ягненком в зубах. Всё это свидетельствует о смещении акцентов в сторону создания обобщенного негативного образа церкви. Наличие этой тенденции подтверждают и работы других карикатуристов [6, vol. 11, N 17 129, 17 334, 17 339].
Почти совершенно исчезла тема «радикалы — враги общественного порядка и религии», активно развивавшаяся карикатуристами в конце 1810-х годов. Редкостью стали и карикатуры на диссентеров, влияние которых на общественную жизнь резко возросло. В 1831—1832 гг. только один эстамп («Удивительные симптомы итогового характера билля» [6, vol. 11, N 17 165]) проникнут сочувствием к англиканскому духовенству. Он вышел в свет в июле 1832 г., когда основные политические баталии завершились и акт о реформе уже был подписан королем Вильгельмом IV. Автором эстампа был всё тот же Р. Сеймур, на этот раз изобразивший епископа, стоящего у входа в разрушаемую радикальными реформаторами церковь и кричащего: «Кража! Убийство!».
Таким образом, можно сделать вывод о том, что карикатура являлась важным средством визуализации и репрезентации антиклерикальных настроений, неизменно присутствовавших в английском обществе. Периоды наибольшего подъема антиклерикальная карикатура переживала в моменты активизации борьбы за парламентскую реформу — в конце 1810-х и начале 1830-х годов. По мере нарастания кризиса «старого порядка», одной из опорных конструкций которого была государственная церковь, острие критики всё чаще обращалось не только против недостойного поведения отдельных духовных лиц, как на рубеже столетий, но и против самой церкви
как института. Утрата Церковью Англии общественного доверия, с тревогой констатировавшаяся церковной прессой, отмечалась и карикатуристами.
Если в прошлом встречались попытки представить позитивный образ церкви, а многие дискуссионные вопросы, например предоставление избирательных прав диссентерам и католикам, порождали целые серии карикатур «за» и «против», то в 1831—1832 гг. у Церкви Англии фактически не нашлось защитников среди карикатуристов. Этот факт красноречиво свидетельствует о масштабе антиклерикальных настроений.
Предпринятый анализ карикатуры приводит к выводу о необходимости ее более интенсивного использования в качестве исторического источника.
Литература
1. Дукельская Л. А. Английская бытовая карикатура второй половины XVIII века. Л. — М.: Советский художник, 1966. 140 с.
2. Успенский В. М., Россомахин А. А., Хрусталев Д. Г. Медведи, казаки и русский мороз: Россия в английской карикатуре до и после 1812 г. СПб.: Арка, 2014. 252 с.
3. Evans E. Some reasons for the growth of English rural anti-clericalism, 1750−1830 // Past and Present. 1975. Vol. 66. P. 84−109.
4. Jacob W. M. The Clerical Profession in the Long Eighteenth Century, 1680−1840. Oxford: Oxford Univ. Press, 2007. 357 p.
5. Knight F. Did Anticlericalism exist in the English Countryside in the Early Nineteenth Century? // An-ticlericalism in Britain: С. 1500−1914 / ed. by N. Aston, M. Cragoe. Gloucester: Sutton Publishing, 2001. Р. 159−178.
6. Сatalogue of Political and Personal Satires Preserved in the Department of Prints and Drawings in the British Museum: 11 vols. / ed. by F. G. Stephens, M. D. George. London: British Museum, 1870−1954. Vol. 5. 1771−1783. N 4839−6360. 1935. 852 p.- Vol. 6. 1784−1792. N 6361−8283. 1938. 1082 р.- Vol. 7. 1793−1800. N 8284−9692. 1942. 742 р.- Vol. 8. 1801−1810. N 9693−11 703. 1947. 1079 р.- Vol. 9. 1811−1819. N 1 170 413 500. 1949. 1096 р.- Vol. 10. 1820−1827. N 13 501−15 496. 1952. 812 р.- Vol. 11. 1828−1832. N 15 497−17 391. 1954. 756 р.
7. Hone W. The Political House that Jack built. London: Printed by and for William Hone, Ludgate Hill, 1819. 24 p.
8. Brock M. R. The Great Reform Act. London: Hutchinson University Library, 1973. 412 р.
9. Butler J. R. M. The Passing of the Great Reform Bill. London: Longmans, Green and Co, 1914. 497 p.
10. Chadwick O. The Victorian Church. Vol. 1. London: Adam & amp- Charles Black, 1966. 567 р.
Статья поступила в редакцию 3 февраля 2015 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой