Национальное образование и безопасность перед вызовами глобальной западофикации: в поисках альтернатив

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГАОЁ^ ГАЁ0Г 1А 1АвАд1ААГЁА ЁААр I ТАЙГ I N00 ТАрАА Аид 1АА1Ё АЁ 1ААЁ0 Г I Ё дАТАА I ОЁЕАОЁЁ:
АТ I ЁЙЕАО АЁ00АвГА0ЁА
А. Т. 0аёааа
1 ёЭТаТддЭаНапёёё баёоТЭ уаеуаопу Эа0а|эйё1 а аТЭиаа ГаЭТаТа да паТа пТоЭаГа-Гёа, а аёТааёиГП 1ёЭа. Тг ГаёаТёаа УТаааЭжаГ +оапоаа1 ё у! Тоёу1, ГаёаТёаа +оа-поаёоаёаГ ё аГаяГё! ё аГооЭаГГё! аТдааёпоаёу! ё ТаГТаЭаУаГГТ уаёуаопу паш! ёТЭТоёё! ё оптаиГи! Уооа! ё атоёжаГё|э оаёаё ТайапоааГГТаТ Эадаёоёу. ОУЭаа-ёаГёа УёЭТаТддЭаГёа! ГаЭТаТа — аажГйё баёоТЭ пёТЭТаТ ё от'-аяГТаТ оУЭааёаГёу ёо УТааааГёа!, а дГа+ёо, УТааааГёа! Тайапоа, ёТоТЭиа уоё ГаЭТаи ТаЭадо|эо, а пёооа-оёё аёТааёёдаоёё, УТГёУааУТё ааоТЭи ёаё УТ УЭаёЮйапоао УЭТоапп даУааТбёёа-оёё. I Та даУааТбёёаоёаё ааоТЭ УТГёУаао УЭТоапп УЭааЭайаГёу ГаЭТаТа 1ёЭа, а УЭё-ааоТё, УаоаГёд!, боГёоё|э даУааГТё пёпоаш оаГГТпоаё ё ТЭааГёдаоёё ТайапоааГГТё жёдГё. ?аУааТбёёаоёу ёдГа+аёиГТ поааёо поЭаГи ё ГаЭТаи Га даУааГТаТ 1ёЭа, а пё-ооаоё|э поЭТёоаёиГТаТ УаоаЭёаёа (УЭёЭТаГио ё оЭоаТайо ЭапоЭпТа) пТдаааааУТаТ да-УааГйУё поЭаШё оУЭааёуаУТаТ УёЭТаТаТ ёаЭаЭоё+апёТаТ пТТайапоаа, пТоЭаГу|эйааТ да даУааи УЭёТЭёоаои ааёиГаё0ааТ Эадаёоёу 1ёЭа. 1 Т 1ГаГё|э ааоТЭа, даУааТбёёа-оёу 1ёЭа, а дГа+ёоаёиГТё поаУаГё Эааёёдоаопу п УпТйф УЭТОаппа аГааЭаГёу, а Га даУааГйа поЭаГи даУааГйо ТаЭадоТа ТаЭадТааГёу.
Рассматривая столь принципиальную для нынешнего состояния и перспектив отдельных народов мира проблему их национальной безопасности, мы не можем не заметить ее прямую связь и зависимость от состояния их мировоззрения, приверженности к национально-государственной идентичности и от качества управления все более сложным и насыщенным рисками миром эпохи глобализации. Слишком много игроков на мировой арене сошлись сегодня в явной и неявной конкуренции за доминирование своих систем ценностей и форм организации общественной жизни народов. Победа в этой борьбе будет заключаться в значительных преференциях, бонусах укрепления или ослабления потенциалов обществ и народов в открытом пространстве глобализации. Победителей никогда не судят. Но понимание сути проблемы всегда лучше, чем деятельность вслепую. Этим и важна для нас тема соединения и адекватного прочтения сложного единства столь, казалось бы, разных, но взаимозависимых и взаимовлия-ющих процессов, как глобализация, постмодерн, национальная безопасность, мировоззрение, образование, западофикация и адекватное управление.
Проблема национальной безопасности непосредственном образом связана с сохранением, устойчивым воспроизводством и укреплением базовых национально-идентифицирующих ценностей, целей и установок в сознании своих граждан, лежащих в основе их мировоззрения. Но речь идет не только о важнейшем механизме
воспроизводства национального единства и идентичности народов, чрезвычайно актуальной в условиях глобального мира, но и о том, что с этой национальной идентичностью, вобравшей в себя факты великих духовных событий и борений истории, являющихся яркими растящими образами для подрастающих и каждый раз снова и снова социализирующихся молодых поколений.
Речь идет и о том, что эти ценности и образы, оформляясь в мировоззренческое ядро, становятся основой духовного здоровья, укрепляющего и содействующего единству индивидов, поколений, различных социальных групп в обществе, сколь бы пестры эти поколения и социальные группы не были, под влиянием изменчивого мира. Этим и определяются великий смысл и роль мировоззрения народов как фундаментальной основы их жития на путях вызовов природной и социальной среды, сколь бы сильны эти вызовы ни были. Великая роль в этом до сих пор принадлежала религии и светской национальной культуре и истории.
Специфика мировоззренческих тенденций XXI в. во многом может быть описана и понята в своей сущности, если мы заострим внимание на одном из выдающихся феноменов современности, влияние которого бесспорно фундаментально на все происходящее в мире второй половины XX — начала XXI в. А именно мы не можем не зафиксировать своего внимания на феномене глобализации в ее западофикационной форме реализации как базовой проблеме в
© А. I. 0аёааа, 2010
поиске ответов на многие вопросы современности, в том числе мировоззренческие. Многие из происходящих в современном обществе процессов, в том числе успех этого общества в области материальных благ жизни, свободы личности, роста правовой ее защищенности и мобильности, имеют и оборотную сторону. Чрезмерная открытость социальных систем (народов, цивилизаций, культур, отдельных личностей — все равно) влечет к значительным ее издержкам. Глобальные социокультурные изменения последней четверти двадцатого столетия и начала столетия двадцать первого стали наиболее четким воплощением противоречивости и рубеж-ности этих процессов, характеризующих человечество в его современности. В чем заключается эта рубежность и какова содержательная сторона связанных с ней процессов?
Глобализация, проявившая себя прежде всего как формирующаяся глобальная экономическая цивилизация, будучи инициирована экономически лидирующими странами и центрами мира, постепенно, кроме еще больших дивидендов экономического роста и благосостояния, принесла их инициаторам неведомые до сих пор проблемы. Одной из главных причин этих проблем стала форма той динамики, что была призвана обобществить отдельные народы, культуры, государства мира, объединив их в рамках единого мирового сообщества. Развиваемые в рамках этой динамической формы многообразные связи и отношения стран и народов мира открыли народам не только информацию друг о друге, но и вслед за этим объективно привели к распространению (нередко в принудительной форме, то есть насаждению) цивилизационных и культурных форм жизни именно западных стран. По существу, процесс этого распространения можно назвать также западофикацией, т. е. уподоблением не западного мира миру западному с целью выстраивания иерархической системы отношений в интересах западного сообщества государств и их народов. По существу реализуемый проект глобального мира с самого начала был основан на прагматическом интересе и западно-центризме.
Субстрат связанного с этим процессом действа самонасыщения за счет других может быть зафиксирован, прежде всего, в феномене получаемой западными странами в ходе процесса глобализации дополнительной прибыли, ренты от стран третьего мира. Эта рента носит всеохватывающий характер и проникает не только в сферу социально-экономической, но и духовной культурной жизни народов. В условиях глобализации дополнительной эксплуатации в ходе коммерционализации подвергается вся совокупность духовных ценностей всякого общества,
превращая содержание традиционных культур в предмет товарно-денежных отношений, замещающих их историческую и культурную ценность для народов. Так проявляет себя в западной культуре набирающая силу эпоха постмодерна, в рамках которого доминирующим принципом культуры признается только поиск все новых феноменов, какой бы ценой они ни достигались, т. е. культивируется внеэтическая культурная форма, сущностью которой является погоня за новизной, оригинальностью, а главным критерием оценки становится цена, за которую это произведение может быть реализовано в процессе потребления в системе массовой культуры.
Тем самым глобализация выступает как всепроникающая не только экономическая, но и масскультурная цивилизация, проект которой направлен на построение мировой экономической цивилизации по образцам и в соответствии с общей моделью западной системы организации общественной жизни. В ней господствует не только жесткий принцип внутримирового разделения труда между различными странами и регионами мира, обрекающий десятки народов, миллионы людей на роль строительного материала глобальной экономической жизни, гигантским социально-экономическим катком стирающий самобытность хозяйственной жизни народов, а также и менее жесткий, дополняющий, а во многом лежащий в основе этой хозяйственной жизни принцип внутримировой культурной унификации народов, превращения их в духовных люмпенов и маргиналов.
Все эти процессы непосредственным образом связаны с предметом нашего исследования. Проблема мировоззрения и безопасности человека и общества в условиях формирующейся глобальной экономической и масскультурной цивилизации может рассматриваться как одна из наиболее актуальных в понимании настоящего и будущего человеческого рода. Эта актуальность проявляет себя как с точки зрения сохранения, устойчивого социально-экономического развития отдельных народов и человечества, так и с точки зрения метаморфоз, свойственных системе ценностей, мировоззрению современного человека, во многом определяющих метаморфозы этого общества во всех сферах его жизнедеятельности.
Глобализация, имевшая своими начальными официально провозглашенными теоретически обоснованными целями целостное развитие народов мира, на практике представила лишь экономические аргументы, да и то в исключительно западноцентристской форме, как экономическая монополия запада над цивилизационно-культурным развитием остального мира. Такое положение дел не могло не рождать проти-
воположные реакции и тенденции в сознании и социальной практике народов мира.
Теперь, когда мы описали общую ситуацию, свойственную современному нам обществу в понятиях экономической глобализации и постмодерна, выяснили причины и цели идущих в контексте этих социальных феноменов процессов, коротко описали наиболее адекватный синергетический метод, которым воспользовались в интерпретации современного общества, представляется возможным перейти непосредственно к феномену сознания и мировоззрения этого нового культивируемого постмодерном человека.
Каковы основные тенденции его развития и как они связаны с вопросами безопасности человека, отдельных обществ и человечества в целом? Обобщая содержательную ситуацию, связанную с сознанием современного общества эпохи глобализации и постмодерна, мы можем констатировать, что это сознание переходного, неоднородного характера. В нем еще сохраняются две находящиеся в состоянии противоборства тенденции. Во-первых, в общественном сознании все еще достаточно сильны тенденции истории и традиционной культуры, в которой народы мира формировались как особые культурные феномены.
Особенно сильны эти тенденции в странах, в которых сохраняется существенное влияние фундаментальных мировых религий (например, в странах мусульманского мира). Они сильны и в странах, где сохраняется традиционно сильное влияние национального государства и связанного с этим национального государственного самосознания (например, в России или Китае). Здесь при достаточно большой самостоятельности от западного мира чрезвычайно сильны центробежные силы, и религиозное или национально-государственное самосознание являются фактором устойчивого воспроизводства традиционных форм культуры. В этих странах и у этих народов традиция остается реальным, живым фактором их сохранения и самозащиты перед натиском чуждого их пониманию унифицирующего и обобщающего глобального мира.
Вторая тенденция связана с процессами ускоренного демонтажа остатков традиционных религий и культур в направлении их вытеснения западно-ориентированными унифицирующими мир масскультурными образами и моделями поведения и организации общественной жизни. Эта тенденция свое активное воплощение находит на примере как западных, так и кильватерных им регионов мира. Особенно интенсивно эти процессы идут в экономически развитых странах «Большой восьмерки», странах Африки и Латинской Америки, которые можно считать наиболее зависящей частью
стран третьего мира от западно-американского влияния.
Причина этой кильватерности и повышенной зависимости от запада заключается в том высоком уровне ассимилированности их экономической жизни и культур, что они получили, начиная с периода колониального мира и циви-лизационно, и культурно- в частности, посредством осуществленной во времена колониального мира христианизации этих территорий. Поэтому успехи и неуспехи западного мира — это в значительной степени сегодня успехи и неуспехи и этих регионов мира. Фактически сегодня это единая социокультурная система. В подтверждение этого мы можем привести хотя бы ситуацию на рынке мировых валют, колебания которого в наибольшей степени задевают именно эти страны и менее всего мусульманские регионы.
Центральная роль в этих процессах метаморфоз культурно-цивилизационной ситуации в мире, безусловно, будет принадлежать процессам, происходящим в мировоззрении народов. Взрывоопасность политико-экономических процессов тем самым напрямую будет зависеть от процессов мировоззренческих, являющихся главной составной частью культуры народов. Таким образом, борьба за стабильную цивилизацию завтра — это, прежде всего, борьба за стабильную духовную культуру и взвешенную культурную политику в мире сегодня. Этим и определяется вопрос связи мировоззрения и безопасности человека, отдельного общества и человечества сегодня.
Действительно, безопасность или национальная безопасность как она существует сегодня в мире по своей сути может быть проявлена как сохранение базовых потенциалов человечества, всякого народа, общества, отдельного человека. В своих работах мы уже исследовали ранее этот вопрос и пришли к выводу, что, говоря о безопасности, например, отдельно взятого народа или общества, необходимо говорить о сохранении базовых потенциалов общества:
1) физическое здоровье, численность населения и процент в его среде трудоспособного населения (популяционныересурсы общества) —
2) богатство территории проживания народов природными ресурсами (природные ресурсы общества) —
3) уровень и качество технической и технологической системы общества (технико-техно-логическиересурсы общества) —
4) уровень и качество образования и науки в обществе (научно-образовательные ресурсы общества) —
5) уровень, характер и качество нравственной системы ценностей в мировоззрении и по-
ведении человека (нравственные, мировоззренческие ресурсы общества).
В ситуации нестабильности и непредсказуемости путей дальнейшего развития формирующейся глобальной системы стран и народов любой из этих потенциалов способен сыграть базисную роль в сохранении или разрушении устойчивого их существования. Нам представляется, что мировоззренческий фактор может стать решающим в борьбе этих народов за свое сохранение в перспективном мире. Причина этого в том, что именно этот фактор является наиболее подверженным чувствам и эмоциями и именно он является самым чувствительным и одновременно самым коротким путем к достижению целей общественного развития, исповедуемых теми или иными социальными группами.
Будучи включенной в общую атмосферу глобального общества в его западофикационной форме, современная молодежь активно копирует его ценности, установки, стереотипы поведения. В этом смысле у современного института образования и воспитания, в том числе университетского образования и воспитания, и не только российского, появились серьезные вызовы внутреннего и внешнего характера. С одной стороны, оно не может не быть образованием национальным, не может не работать на сохранение социально-культурной идентичности и сплоченности своего общества, своей страны, с другой — оно не может не быть образованием глобализационным, готовящим молодых людей к жизни в большом, глобальном обществе. Но, значит, оно не может не становиться невольно трамплином для перехода молодых людей в наднациональное пространство своей будущей социально-культурной идентичности. В том, каким быть нашему образованию, являющемуся центральным фактором социализации молодых людей в современном обществе, наша позиция заключается в следующем:
1. Ситуация глобализации, понимаемая как распространение общества массового производства и массового потребления на основе западной системы ценностей и западных образцов организации общественной жизнедеятельности народов, есть западноцентристская модель развития глобального мирового сообщества и в интересах прежде всего западного общества, его культуры и его цивилизации, за которым просматривается внеморальное, наднациональное проявление превращенной формы капитала.
2. Развиваемая и распространяемая западом (превращенной формой мирового капитала в западной форме) в мире система образования и профессиональной подготовки населения — важный инструмент реализации глобализации в ее западофикационной форме.
3. Например, принципы Болонского соглашения (зачетные единицы, двуступенчатый процесс высшего образования, академическая мобильность студентов и др.) являются фактором подготовки массовой исполнительской рабочей силы в форме узкомыслящего специалиста. Программы бакалавриата на западе предусматривают до половины учебного времени на практики, чрезвычайно обедняя теоретическую подготовленность специалистов. Глобальному массовому производству необходима ускоренно подготовленная за 2−3 года исполнительная рабочая сила, солидарная с ценностями общества массового производства и потребления и способная на высокий уровень мобильности по законам развития международного разделения труда и производства.
4. Эта готовящаяся по западным образцам в университетах и колледжах массовая рабочая сила изначально должна рассматриваться как подготовленная профессиональная сила, лояльная ценностям экономической глобализации, прежде всего, за счет ценностей высокого массового потребления и материального благополучия как главных для человека и общества в его западной либерально-потребительской, утилитарной форме.
5. Эта готовящаяся в университетах и колледжах массовая рабочая сила должна быть наднациональна и быть приверженной ценностям глобального, но не национального общества, глобальной, но не национальной культуры (читай западной либерально-потребительской культуре), что и реализуется в форме либерально-демократической системы образования и воспитания в современной, рожденной на западе глобальной модели двуступенчатого, прак-тико-ориентированного образования молодых поколений.
В целом перед современными университетами и колледжами, в том числе и российскими, встали в полный рост следующие основные дилеммы выбора ответственной миссии в форме уже реально существующего дуализма:
1) служить национальной или наднациональной системе ценностей общественного и государственного развития-
2) служить национальной или наднациональной системе целей и задач общественного и государственного развития-
3) служить национальной или наднациональной системе интересов и потребностей общественного и государственного развития-
4) в конечном счете служить своему или виртуальному глобальному обществу, подчиненному превращенной форме капитала, своим или превращенным ценностям, не знающих национальной идентичности, но рядящихся в одежды западной культуры и цивилизации, на-
чавших страдать от превращенного либерального, наднационального влияния первыми. Эти цивилизации и культуры стали первым международным отрядом либерально-культурного национального саморазрушения, утрачивающим в современных условиях свои внутренние потенциалы развития, в форме люмпенимизирован-нных масскультурных потребителей ничуть не меньше, чем народы и культуры, входящие в глобальную цивилизацию и культуру в наши дни.
В этой ситуации все национальные университеты и колледжи, принявшие принципы западной системы образования, воплощением которой является Болонское соглашение, в том числе и российские, оказались в своеобразной ситуации буриданового осла. Переход на западные образцы организации учебного процесса делает их трамплином, гигантским интеллектуально-профессиональным насосом по перекачке огромного профессионального, интеллектуального ресурса из не западных стран в наднациональные, контролируемые западным капиталом и западной цивилизацией системы организации массового производства и потребления. Они становятся важным условием содействия массовой трудовой миграции наиболее профессио-
Поступила 10. 03. 10.
нальных и мобильных кадров из стран не западных в развитые страны запада и созданные ими наднациональные центры производства и потребления.
Тем самым национальное университетское и среднее профессиональное образование отрывается от хозяйственно-экономических традиций своих стран, от национальной экономической и культурной почвы и становится фактором поддержки наднациональных форм экономической организации жизни народов, организуемых испытывающими дефицит в интеллектуальных и трудовых ресурсах странами запада и его капитала. В конечном итоге «перекачка» серого вещества, деятельного трудового ресурса становится формой дополнительной эксплуатации западным капиталом и бизнесом не западных стран и народов, рассматриваемых в качестве дополнительных природных и трудовых ресурсов. В этом процессе серое вещество не может не рассматриваться в качестве важнейшего фактора, влияющего не только на актуальную национальную безопасность стран и народов не западного мира, но и важного фактора снижения экономической и политической состоятельности этих стран и народов в будущем мире.
В I ЁиЁдГАхАГЁАЁ I ГОЁЁЁО|ЁIАЁхАЙЁЁО? ГАГЁЕАГВ I ОАЙЙЁ I ГАЁО Г I Ё ГЛАА'- О IАЁАМТАОЁАЁЁМОI, А II Ш ОЁАЁи Г I Е ВАА I ОА
N. А. АаГепТа
А поаоиа ЭапёЭйаааопу ТпТаау ЭТёи ёПбёёёоТёТаё+апёёо дТаТёё, а УТааТоТаёа пУаоё-аёёпоТа ЇТ пТоёаёиТТё ЭааТоа, УТа+аЭёёаааопу УЭёёёааТТа дТа+аТёа ёТТбёёёоТёТаё-^апёТё '-иааТоТаёё, а аоаоиаё '-ГЭТбаппёПаёшТё аауоаёиТТпоё т'-аоёаёёпоа ЇТ пТоёаёиТТё ЭааТоа.
Одними из основных характеристик современной постиндустриальной цивилизации являются динамизм, скоротечные преобразования в социальной, экономической, политической, культурной и даже частной жизни. Как следствие — постоянный дефицит времени, психологическая и эмоциональная напряженность, повышенная конфликтность. Причем, это характерно для любого экзистенционального уровня:
внутриличностного, межличностного, социального.
Исторический анализ показывает, что степень конфликтности с течением времени на каждом из трех экзистенциональных уровнях увеличивается. Так, например, уровень самоубийств (как результат неконструктивно разрешенного внутриличностного конфликта) в Российской Федерации находится в диапазоне от
© N. А. АаТёпТа, 2010

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой