Национально-культурная обусловленность жанрового своеобразия английской народной сказки

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК: 811. Ш'-42:398. 21 ББК: 81. 2
Плахова О. А.
НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ЖАНРОВОГО СВОЕОБРАЗИЯ АНГЛИЙСКОЙ НАРОДНОЙ СКАЗКИ
Plakhova О.А.
NATIONAL-CULTURAL CONDITIONALITY OF ENGLISH FOLK TALE GENRE
SPECIFICITY
Ключевые слова: фольклор, жанр, жанровый канон, английская народная сказка, сказочный дискурс.
Keywords: folklore, genre, genre canon, English folk tale, folk tale discourse.
Аннотация: в статье рассматриваются социокультурные факторы, обусловившие жанровую специфику английской фольклорной сказки. Особое внимание уделено изучению роли составителей сборников народных сказок в сохранении или изменении исконной формы английских народных сказок. Литературная деятельность фольклористов на Британских островах оказала огромное влияние на трансформацию жанрового канона народной сказки.
Abstract: the article focuses on the scope of socio-cultural factors and the way they cause the genre specificity of the English folk tale. The attention is fixed upon the role of editors of folk tale collections in preserving or changing the original form of English folk tales. Folklorists'- literary activity on the British Isles exerted a profound influence on the transformation of the folk tale genre canon.
Исследования в области
дискурсологии последних лет1,
направленные на изучение универсальных и специфических конститутивных признаков разных видов дискурса, подтверждают значимость жанрово-стилистических
категорий для определения границ данных дискурсов. Жанр признается в качестве значимого дискурсивного атрибута,
Акименко, Н.А. Лингвокультурные
характеристики англоязычного сказочного дискурса: дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 2005. Давыдова М. М. Просодия, семантика и прагматика текста в регистре документального кино (на материале англоязычных фильмов страноведческой тематики): дис. … канд. филол. н. — Самара, 2005. Давыдова М. М. Документальный фильм через призму категорий кинодискурса // Гуманитарные и социальные науки. — 2014. -
№ 2. — С. 523−526. Сухомлина Т. А. Понятие автор и его значение в тексте // Вопросы когнитивной лингвистики. — 2014. — № 2. — С. 138−140. Тананыхина А. О. Лингвостилистические особенности современной англоязычной литературной сказки: автореф. дис. … канд. филол. наук. — СПб., 2007. Тананыхина А. О. Эмотивность современной английской волшебной сказки // Когнитивные исследования языка. — 2013. — № 13. — С. 795−801.
который включен в процесс коммуникации2. Тесная корреляция жанра и дискурса раскрывает новые ракурсы в изучении жанрового своеобразия сказочного дискурса как одного из видов бытийного дискурса.
Произведения устного народного творчества обладают определенными структурно-композиционными, сюжетными и поэтическими характеристиками, позволяющими говорить о принадлежности произведений к одному из фольклорных жанров. В качестве критериев жанровой классификации традиционно выделялись общность поэтической системы, бытового назначения, форм исполнения,
музыкального строя. В. Я. Пропп отмечал возможность применения комбинированных сочетаний перечисленных критериев в
2 Berman, R.A. Genre and Modality in Developing Discourse Abilities // Discourse Across Languages and Cultures / Ed. by C. L. Moder and A. Martinovic-Zic. Amsterdam, Philadelphia: John Benjamins Publishing Co., 2004. P. 329.
3 Кравцов, Н. И. Славянский фольклор. — М.: Изд-во МГУ, 1976. Пропп В. Я. О фольклоре и фольклористике // Фольклор. Литература. История. -М.: Лабиринт, 2002. — С. 172−188.
отношении произведении разных жанров и отдавал предпочтение критерию поэтики, т. е. изучению признаков формы.
Несмотря на существование нескольких обусловливающих жанр критериев, при определении места фольклорного произведения в жанровоИ классификации предпочтение, как правило, отдавалось критерию бытового назначения или функциональному критерию, поскольку изменение намерении рассказчика и, следовательно, функции произведения приводит к изменению жанровои принадлежности этого произведения1.
В целом можно выделить три основных сферы функционального назначения фольклорных произведении: сферы эстетического, социально-педагогического и магического воздеиствия на человека2. Характер отношении первых двух сфер, проявляющиися во взаимных отношениях эстетическои и информативнои функции, определяет характер
мировосприятия и дает основания разграничить сказочную и несказочную устную прозу (В.Я. Пропп, Э.В. Померанцева). Отдельные исследователи фольклора (Э.В. Померанцева, Ь. Бё§ Ь) подчеркивают наличие эстетическои функции во всех без исключения произведениях устного народного творчества независимо от их жанровои специфики3.
В последние десятилетия в отечественнои и зарубежнои
фольклористике (Е.М. Мелетинский, Э. В. Померанцева,
Б. Н. Путилов, В. Е. Гусев, С. Н. Азбелев, М. А. Венгранович, Бавеош) все чаще говорится о полифункциональности фольклорных текстов, поскольку в
1 Померанцева, Э.В. О русском фольклоре. — М.: Наука, 1977. — С. 14.
2 Bascom, W.R. Four Functions of Folklore // Dundes A. The Study of Folklore. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice Hall, Inc., 1965. P. 279−298. Кольцова И. Н. Социокультурные функции сказки: дис. … канд. культурол. наук. — Нижний Новгород, 2000.
3 Померанцева, Э.В. О русском фольклоре. — М.: Наука, 1977. С. 13−15. Degh L. American Folklore and the Mass Media [Text] / L. Degh. Bloomington: Indianapolis: Indiana University Press, 1994. Р. 15.
отдельных случаях в них наблюдается отсутствие четкои взаимнои
дифференциации отдельных функции. Данное явление расценивается как остаточныи признак синкретизма, приводящии к характернои для фольклорного произведения контаминации функций4. В этой связи в науке о фольклоре отмечена стоикая тенденция к рассмотрению жанра фольклорного произведения как «типа внутренней образно-структурной и композиционно-поэтической организации"5, которая предполагает учет не только формальных, но и содержательных признаков. Тем не менее В. П. Аникин подчеркивает условный характер понятия «жанр» и недостаточную степень разработанности данной проблемы,
что затрудняет определение жанровой
6
принадлежности отдельных текстов. Своеобразие фольклорной сказки как жанра проявляется в ее структурно-композиционных особенностях, системе образов и поэтике, а именно: традиционных сказочных формулах, типизированном образе персонажа, семиперсонажной системе и ограниченном наборе функций, организующих структуру сказки (в частности, волшебной).
Диахроническое изучение жанров выявляет разную степень проницаемости
7
жанров или их герметичности, детерминирующую их общую тенденцию (хотя и выраженную в разной степени) к изменению, взаимодействию (комбинации) с образованием промежуточных форм (иногда «сложных конгломератов»), переходу в новое жанровое образование8. Идеи исторической
Венгранович, М.А. К определению специфики фольклорной речедеятельностной макросферы // Текст: теория и методика в контексте вузовского образования: Научные труды I Всероссийской конференции. — Тольятти: ТГУ, 2003. — С. 415.
5 Аникин, В. П. Теория фольклора. Курс лекций. -М.: КДУ, 2004. — С. 97.
6 Там же. — С. 107−108.
7 Чистов, К. В. Народные традиции и фольклор. Л.: Наука, 1986. Аппатова В. С. Атрибутика персонажей британской народной волшебной сказки: (семасиологическое исследование): автореф. дис. … канд. филол. наук. — Одесса, 1990.
8 Бараг, Л. Г. Состояние восточнославянской устной сказочной традиции и современные народные сказочники // Традиции и современность в
неоднородности и культурной
обусловленности жанра предопределяют необходимость изучения в рамках данной публикации совокупности социокультурных факторов (исторических, религиозных, политических, экономических), обусловивших жанровую специфику английской
фольклорной сказки. Актуальность настоящего исследования видится прежде всего в исследовании характера трансформации общепринятого жанрового канона фольклорной сказки в рамках отдельной культуры под влиянием экстралингвистических факторов,
определивших условия ее бытования на Британских островах. В качестве методов исследования были использованы
общенаучные методы анализа, синтеза, обобщения и систематизации, а также сравнительно-сопоставительный и
контекстуально-ситуативный методы с элементами дефиниционного, компонентного и этимологического анализа.
Собирание и записи фольклорных памятников были начаты в Англии лишь в XVIII в. Первые записи были сделаны преимущественно в Северной Англии и Шотландии, которые в тот исторический период в наименьшей степени испытали на себе влияние цивилизации и технического прогресса. Запись сказаний, преданий, легенд, бытовавших в устной форме, осуществлялись монахами. Однако записи были далеко не полными- многие записи были утеряны, а многие подвергались многократным правкам и христианизации1.
Факт сравнительно поздней записи английских фольклорных сказок отмечается многими исследователями и составителями сборников2. Понятие сказки как таковой
фольклоре. — М.: Наука, 1988. — С. 116−117. Пропп В. Я. Поэтика фольклора. — М.: Лабиринт, 1998. — С. 187. Fairclough N. Analysing Discourse. London and New York: Routledge Taylor and Francis Group, 2003. Р. 66.
1 Федотова, Л. В. Фольклор как художественный и духовно-философский феномен в эстетических исканиях поэтов английского романтизма: автореф. дис. … д-ра филол. наук. — Майкоп, 2007. — С. 12−13.
2 Жиляков, А. С. Жанровое своеобразие литературной сказки рубежа XIX — XX веков («Посолонь» А. М. Ремизова — «Пак с волшебных холмов» Р. Киплинга): автореф. дис. … канд. филол. наук. — Томск, 2008. Печеркина М. П., Ибниаминова Д. Т. О некоторых
появилось в Англии лишь в конце XIX в., к тому времени в других европейских странах уже были выпущены добротные, ставшие классическими сборники народных сказок. На слабое знакомство англичан с собственными сказками повлияли особые социокультурные и экономические факторы: пуританство, эпоха Просвещения, исчезновение крестьянства (deterioration of rural society) под влиянием урбанизации и технического прогресса. На сохранение фольклорной традиции существенное влияние оказали также особенности жизни английских крестьян, чей быт был менее консервативен, чем быт европейского крестьянства, что в значительной степени ослабило процессы сохранения и передачи произведений устного народного творчества3.
Огромную роль в сохранении или изменении исконной формы народных сказок сыграли составители сборников, степень вмешательства которых
варьировалась от минимальной (точная письменная фиксация услышанного и частичное литературное редактирование, включая орфографическую правку и нейтрализацию некоторых диалектных особенностей речи при сохранении содержания и основных форм языкового выражения)4 до значительной (слияние сюжетов, включение в ткань повествования отдельных персонажей, изменение имен сказочных героев, вкрапление в структуру текста отрывков из произведений фольклора и художественной литературы разных жанров: песен, баллад, поэм, стихотворений, тостов, пословиц, загадок и
¦особенностях сказки в немецкой и английской культурах // Иноязычное образование в XXI веке. — Тобольск, 2008.
— С. 127−131. Baring Gould S. Old English Fairy Tales. London: Methuen & amp- Co., 1895.
3 Haase, D. Introduction to This Edition // English Fairy Tales and More English Fairy Tales by Joseph Jacobs. Santa-Barbara: ABC-CLIO, Inc., 2002. P. x-xi.
4 Hartland, E.S. English Fairy and Other Folk Tales [Electronic resource]. London: Walter Scott, 24 Warwick Lane, Paternoster Row, 1890. // URL: www. sacred-texts. com/neu/eng/efft/index. htm (Последнее обращение 16. 03. 2004). Addy S.O. Household Tales and Traditional Remains: Collected in the Counties of York, Lincoln, Derby and Nottingham. London: David Nutt in the Strand, 1895.
т.д.)1. По замечанию С. Баринг-Гоулд, события в сказке напоминают цветные стеклышки калейдоскопа, при малейшем поворачивании которого создаются новые узоры-сказки ('-The incidents in fairy tales are like kaleidoscopic particles, ever entering into new combinations'-). При этом составитель сборника на правах рассказчика волен сплетать две или более сказок в одну или добавлять в сказку новые эпизоды по своему усмотрению2.
Проиллюстрируем роль составителей сборников в формировании жанрового своеобразия английской народной сказки на конкретных примерах. Орфографическая правка и нейтрализация диалектных особенностей фольклорных материалов связана с желанием фольклористов приблизить язык сказки к лексико-грамматическим, орфоэпическим и орфографическим нормам литературного языка, сделать его отвечающим эстетическим вкусам современного общества. Аутентичность обработанных произведений достигалась посредством вкрапления в сказочный текст отдельных диалектных и архаических форм. Данная тенденция отчетливо просматривается на примере литературной адаптации Дж. Джейкобсом сказки «Тот Тит Тот» ('-Tom Tit Tot'-) из сборника Э. Клодда (1889). Выделенные полужирным шрифтом в тексте Э. Клодда сниженные формы тщательно отредактированы составителем сборника: восстановлена орфографическая форма диалектизмов, отражающих фонетические особенности диалекта (ivery -every- mornins — mornings- soo — so- to-warts — towards- ind — end) — введены нормативные грамматические конструкции и формы слова (they was browt — the flax and the food were brought- a tryin'- fur to think of names -trying to think of names- hot on the right one -hit on the right one) — вместо диалектной лексики использована
1 Jacobs, J. English Fairy Tales and More English Fairy Tales. Santa Barbara, Denver, Oxford: ABC-CLIO, 2002. Keding D., Douglas A. English Folktales. Westport, London: Greenwood Publishing Inc., 2005. Народные сказки Британских островов. Сборник / сост. Дж. Риордан. — М.: Радуга, 1987.
2 Baring Gould S. Old English Fairy Tales. London:
Methuen & amp- Co., 1895. Р. 5−6.
общеупотребительная (vittles — food- mawther — girl). В представленном отрывке наблюдается также адаптация отдельных синтаксических конструкций и
нивелирование явлений плеоназма и парцелляции: ivery day the flax an'- the vittles, they was browt — every day the flax and the food were brought- the impet that began for to look soo maliceful — the impet began to look so maliceful.
Clodd'-s version: Well, ivery day the flax an'- the vittles, they was browt, an'- ivery day that there little black impet used for to come mornins an'- evenins. An'- all the day the mawther she set a tryin'- fur to think of names to say to it when te come at night. But she niver hot on the right one. An'- as that got to-warts the ind o'- the month, the impet that began for to look soo maliceful, an'- that twirled that'-s tail faster an'- faster each time she gave a guess.
Jacob'-s version: Well, every day the flax and the food were brought, and every day that there little black impet used to come mornings and evenings. And all the day the girl sate trying to think of names to say to it when it came at night. But she never hit on the right one. And as it got towards the end of the month, the impet began to look so maliceful, and that twirled that'-s tail faster and faster each time she gave a guess3.
Типизированные персонажи
английских народных сказок наделяются составителями сборников
индивидуальными чертами, при этом индивидуализация образа персонажа эксплицируется через скрупулезное описание его внешности, эмоционального состояния, предметов гардероба и пр. при активном использовании широкого спектра лингвостилистических средств разных уровней. Так, детализация гардероба мальчика с пальчик достигается путем указания на предметы одежды, составляющие его гардероб (hat, shirt, jacket, trousers, stockings, shoes), материалы, из которых они изготовлены (oak-leaf, thistle'-s down, apple-rind, eyelash, mouse'-s skin, downy hair), и саму технологию их
3 Haase, D. Introduction to This Edition // English Fairy Tales and More English Fairy Tales by Joseph Jacobs. Santa-Barbara: ABC-CLIO, Inc., 2002. P. xix.
изготовления, репрезентируемую
глаголами, обслуживающими сферу деятельности портных и ткачей (spin, weave, tan). В сказке «Том — мальчик с пальчик» ('-The History of Tom Thumb'-) экспрессивность воздействия усиливается благодаря параллельным конструкциям, однородным членам предложения, постпозитивным атрибутам, обособлениям и фонетическим стилистическим средствам: The queen kissed the child, and, giving it the name of Tom Thumb, sent for some of the fairies, who dressed her little favourite according to the instructions she gave them: An oak-leaf hat he had for his crown- His shirt of web by spiders spun- With jacket wove of thistle'-s down- His trowsers were of feathers done. His stockings, of apple-rind, they tie With eyelash from his mother'-s eye: His shoes were made of mouse'-s skin, Tann'-d with the downy hair within1. Достаточно частотны случаи включения в тексты сказок элементов фольклорных и этнографических описаний как одного из видов детализации (например, '-The Green Ladies of One Tree Hill'-, '-Lutey and the Merrymaid'-, '-The Clicking Toad'-, '-The Hedley Kow'-2). В фокусе внимания фольклориста оказываются самые разные сферы жизни и быта английского крестьянства: обычаи, традиции, система мифологических представлений, праздники, традиционные блюда, убранство дома и т. д. Тщательное воссоздание «картинок» крестьянской жизни не только воспроизводит атмосферу, в которой рассказчики вели сказочное повествование, т. е. естественные условия бытования народной сказки, но и в определенной степени реализует образовательные и воспитательные задачи — знакомство читателей с народной культурой в самых разнообразных формах ее проявления. Элементы этнографических описаний могут либо быть тонко вплетены в ткань сказочного повествования (a), либо
1 Hartland, E.S. English Fairy and Other Folk Tales [Electronic resource]. London: Walter Scott, 24 Warwick Lane, Paternoster Row, 1890.
2 Народные сказки Британских островов. Сборник / сост. Дж. Риордан. — М.: Радуга, 1987.
представлять собой достаточно
пространные текстовые фрагменты, как правило, предваряющие развитие сказочного действия (b).
a) Lutey and the Merrymaid: In the meantime, dame Lutey passed an anxious time because her husband hadn'-t been home to supper, which the good man never missed. And she had made his favourite: tiddy oggy pastie,
о
with figgy hobbin, raisins and all, to follow.
b) The Green Ladies on One Tree Hill:
Christmas fare would consist of new beer, and honey, primrose, elderberry and dandelion wines, with roast and boiled beef, hams, hares, geese and fowls, mince and apple pies, junkets, cinnamon cakes, cider cakes and Christmas cakes. Supper fare consists of meat, pig'-s puddings, pork pies or mince pies, or else of toasted cheese eaten with beer and toast4
В приведенных примерах
репрезентированы особенности
национальной кухни, включая как повседневные, так и праздничные блюда и напитки. Повседневная крестьянская еда представлена лексемами tiddy oggy и figgy hobbin, обозначающими соответственно традиционные корнуоллские пироги с картофелем и свининой и вареный пудинг с изюмом ('-tiddy oggy'- is a Cornish pasty ^ tiddy = potato and oggy & lt- Old Cornish hogen = a pork pasty- '-figgy hobbin'- - suety raisin pudding or '-spotted dick'-5). Праздничный стол крестьянина отличается разнообразием подаваемых вин, мясных блюд и выпечки.
В отдельных случаях зарисовки крестьянского быта сменяются зарисовками окружающей природы и более походят на авторские лирические отступления в художественном произведении:
The Clicking Toad: And this particular traveller, who had come to Darlaston on business, betook himself for a walk in the fields beyond the town while he was waiting for his return coach. It was an evening in late summer, still but close. The harvest had begun and the oats were already stoked- and the partridges were feeding in the blond stubble. The thrushes and black birds had finished singing, and only the woodpigeons, hidden in the tops of the
3 Там же. — С. 43.
4 Там же. — С. 117−118.
5 Там же. — С. 350.
elms, tried over their unfinished cooings1.
В процессе литературной обработки фольклорных произведений составители сборников английских сказок объединяли сказочные сюжеты, получая новые контаминированные образования.
Контаминация как «соединение, смешение разнородных эпических и лирических мотивов, сюжетных ситуаций»,
«неоправданное совмещение компонентов с относительным или абсолютным
самостоятельным художественным
значением, со своим устойчивым образным смыслом», как «механическое соединение разнородных элементов"2 приводит к появлению новых произведений сказочного жанра, своими сюжетными и композиционными характеристиками не удовлетворяющих требованиям сказочного жанрового канона. Например, возможно контаминирование нескольких сюжетов, объединенных единым персонажем, в один ('-Skillywidden'-, '-The Wise Men of Gotham'-) или соединение нескольких разрозненных мотивов, ранее в таком сочетании не встречавшихся. Так, в основу сказки «Сатернвуд» ('-Southernwood'-) составителем положен сюжет шотландской баллады о похищении Тэм Лина фейри, с которым контаминированы мотив потери золотого шара, относящийся к другой сказке, и фольклорные истории о подменышах фейри, широко известные в областях распространения кельтской культуры (Ирландии, Шотландии, Уэльсе и Корнуолле). В оригинальной сказке «Золотой шар» ('-The Golden Ball'-) мотив потери героиней золотого шара органично встроен в последовательность мотивов, организующих сюжет сказки. Данный мотив предваряется мотивом дарения девушке незнакомцем золотого шара. За анализируемым мотивом, представляющим в плане композиции завязку действия, следуют следующие мотивы: поиски протагонистом золотого шара, так как героине грозит казнь за потерю шара через
1 Там же. — С. 106.
2 Аникин, В. П. Теория фольклора. Курс лекций. -М.: КДУ, 2004. — С. 79−80, 85.
3 Baring Gould S. Old English Fairy Tales. London:
Methuen & amp- Co., 1895. Р. 99.
повешение, добывание золотого шара в результате прохождения испытаний и спасение девушки протагонистом. Золотой шар как сказочный атрибут таким образом детерминирует причинно-следственные связи изображаемых событий, выстраивая логику сказочного повествования. С. Баринг-Гоулд в сказке «Сатернвуд» предлагает рациональную мотивировку получения героиней золотого шара: если в оригинальной сказке он просто дарится героине, и процесс дарения сопровождается наложением ограничений на характер его использования, то в анализируемом произведении золотой шар — награда героине за ее мужественный поступок (спасение беззащитной рыбки от акулы). Ср. :
The Golden Ball: There were two lasses, daughters of one mother, and as they came from the fair, they saw a right bonny young man stand at the house-door before them. They never saw such a bonny man before. He had gold on his cap, gold on his finger, gold on his neck, a red gold watch-chain -- eh! but he had brass. He had a golden ball in each hand.
He gave a ball to each lass, and she was to keep it, and if she lost it, she was to be hanged4.
Southernwood: Then Southernwood picked flints and chalkstones out of the wall, and threw them at the shark, and drove it away, back into the deep sea. And when she saw it was gone, she put back the little rainbow fish into the water, and it swam away quite joyous. Next day, when Southernwood came down to the beach and sat on the sea wall, she saw the rainbow fish come swimming to her, and it had a gold ball in its mouth, and it rolled the golden ball to her feet, and then swam away5.
В сказке «Сатернвуд» мотивы потери золотого шара и прохождение испытаний с целью возврата чудесного подарка значительно ослаблены. Акцент
переносится на функцию золотого шара как
4 Jacobs, J. More English Fairy Tales [Electronic resource]. London: David Nutt, 1894. // URL: www. sacred-texts. com/neu/eng/meft/index. htm (Последнее обращение 16. 03. 2004).
5 Baring Gould S. Old English Fairy Tales. London: Methuen & amp- Co., 1895. Р. 81−82.
медиатора между двумя мирами, с его помощью героиня попадает в королевство фейри и возвращается обратно в мир людей: He bade her roll the golden ball before her, and follow where it led. She did so, and the ball rolled away, and she ran after it. Then she rose out of the water, first her head, then her shoulders, then her body to the waist. Lastly she rose to her knees, and she forthwith stepped on land1. Таким образом, из стержневого элемента, соединяющего все события в сказке, золотой шар превращается по воле исследователя-фольклориста во второстепенный атрибут, достаточно инородный в сказочном тексте и не выполняющий в полной мере своих функций по скреплению двух сюжетных линий: возвращение потерянного чудесного подарка и освобождение героя-человека от власти фейри.
Несмотря на максимальное сохранение языковых (в частности, диалектных) особенностей сказки, в сказочные тексты могут быть инкорпорированы имена одних
сверхъестественных персонажей для обозначения других (Skillywidden, Madgy Figgy). Так имя великана Skillywidden из одноименной корнуоллской сказки в сборнике британских сказок Дж. Риордана составитель заимствовал из сборника сказок Р. Ханта ('-Popular Romances of the West of England'-), а имя русалки Madgy Figgy в свою очередь принадлежало ранее известной корнуоллской колдунье. Искусственное введение в сказочный текст составителем сборника мифонимов для обозначения нетипичных вымышленных референтов имеет целью перенос уже имеющихся у носителей английской лингвокультуры ассоциаций и
мифологических представлений на новых героев, тождественных своим тезкам по функциям (способность при помощи магических манипуляций управлять стихиями), ареалу обитания (Корнуолл), происхождению (сверхъестественное) и т. д. Ср. :
Madgy Figgy'-s Chair: On the top is
placed a stone of somewhat remarkable shape,
1 Ibid. P. 95.
which is by no great effort of the imagination converted into a chair. There it was that Madgy Figgy, one of the most celebrated of the St Levan and Burian witches, was in the habit of seating herself when she desired to call up to her aid the spirits of the storm.
Lutey and the Merrymaid: Here, my dear, keep this as a token of my faith- now mind, whenever you be in any difficulty, you have only to pass that comb through the sea three times, calling me as often, and I'-ll come to ye on the next
a
flood tide. My name is Madgy Figgy.
К достаточно распространенному способу литературной адаптации
фольклорных произведений сказочного жанра относится включение составителями сборников в текст сказки фольклорных произведений малых форм (пословиц, поговорок, примет, загадок, тостов) или отрывков из более крупных фольклорных и литературных произведений (песен, баллад, заговоров, пьес, стихотворений). В данном случае необходимо разграничивать случаи искусственного смешения разножанровых произведений и их элементов с целью создания ощущения непринужденности и естественности повествования и усиления производимого на слушателей эмоционально-эстетического эффекта от произведений синкретичного характера, представляющих собой архаическое органическое единство стихотворной и прозаической форм. Сказочные тексты подобного рода, которые Дж. Джейкобс называл cante-fable4, в анализируемых сборниках достаточно многочисленны. К их числу исследователь фольклора относил такие известнейшие образцы сказочного жанра, как '-Black Bull of Norroway'-, '-Childe Roland'-, '-Habetrot and Scantlie Mab'-, '-Jack the Giant Killer'-, '-Johnny Gloke'-, '-Kate Crackernuts'-, '-Molly Whuppie'-, '-The Cauld Lad of Hilton'-, '-The Fish and the Ring'-, '-The Old Witch'-, '-The Lambton Worm'-,
2 Hunt, R. Popular Romances of the West of England [Electronic resource]. London: Chatto and Windus, 1903. // URL: http: //www. sacred-texts. com/neu/eng/ prwe/index. htm (Последнее обращение 16. 03. 2004).
3 Народные сказки Британских островов. Сборник / сост. Дж. Риордан. — М.: Радуга, 1987. — С. 40.
4 Jacobs, J. English Fairy Tales [Electronic resource]. London: David Nutt, 1890. // URL: www. sacred-texts. com/neu/eng/eft/index. htm (Последнее обращение 16. 03. 2004).
'-The Red Ettin'- и другие. Факты вкрапления в сказочный текст элементов других жанров, как правило, фиксируются составителями в примечаниях: например, в примечании, посвященном сказке «Скиллиуидден» ('-Skillywidden'-), Дж. Риордан упоминает о включении в нее корнуоллской пословицы ('-Now,'- says Skillywidden, '-Guare wheag yw guare teag- Fair play is good play- '-tis your promise to go away from round here, and never come back no more. But as no one don'-t trust you, I'-ll make sure'-) и четверостишия зеннорского поэта Генри Квика / Henry Quick (The Cornish drolls are dead, each one- / The fairies from their haunts have gone- / There'-s scarce a witch in all the land, / The world has grown so learn'-d and grand)1. В сказке о Хедлийском оборотне (Коровчике) составитель сборника эксплицитно делает ссылку на строки Бена Джонса, позволяющие более образно охарактеризовать изоморфизм двух мифологических персонажей — Коровчика и Робина Доброго Малого:
The Hedley Kow: Surely this Northern sprite is closely akin to Robin Good-fellow, whom Ben Jonson introduced to us as speaking thus: '-Sometimes I meete them like a man, Sometimes an ox, sometimes a hound, And to a horse I turn me can, To trip and trot about them round. But if to ride My backe they stride, More swift than wind away I go: O'-er the hedge and lands, Through pools and ponds, I whirry laughing, Ho ho ho! '-2 Подобные «вольности», очевидно, -следствие распространенной еще в XIX в. идеи об индивидуальном авторстве фольклорных произведений, активным сторонником которой был Дж. Джейкобс. Его отрицание самой возможности коллективного авторства в отношении фольклорной сказки привело к ее активной литературной обработке, инициатором которой выступил сам Джейкобс3.
1 Народные сказки Британских островов. Сборник / сост. Дж. Риордан. — М.: Радуга, 1987. — С. 33, 349.
2 Hartland, E.S. English Fairy and Other Folk Tales [Electronic resource]. London: Walter Scott, 24 Warwick Lane, Paternoster Row, 1890.
3 Haase, D. Introduction to This Edition // English
Fairy Tales and More English Fairy Tales by Joseph
Jacobs. Santa-Barbara: ABC-CLIO, Inc., 2002. P. xiii-
Адаптация традиционных сказок для детей, изменение исходного сказочного материала в соответствии с классическим каноном волшебной сказки, художественная обработка фольклорных произведений привели к размыванию границ между фольклором и детской литературой, между народной и литературной сказкой. Подобные промежуточные образования фольклористы и литературоведы рассматривают как детскую сказку, стилизованную под фольклор, как литературную запись сказки народной4. В частности, при подготовке уже ставших классическими сборников сказок '-English Fairy Tales'- (1890) и '-More English Fairy Tales'- (1894) Дж. Джейкобс объединял варианты сказочных текстов ('-Jack the Giant-Killer'-, '-Whittington and His Cat'-), количество которых варьировалось от двух до шести- на основе существующих версий создавал собственные, называя это экспериментированием в области фольклора ('-folk-lore experiment'-). Подобные произведения получали особые названия, отличающие их от собственно фольклорных сказок ('-Rushen Coatie'-, '-Nix Nought Nothing'-, '-Molly Whuppie'-, '-Johnny Gloke'-). Отдельные сказочные тексты подверглись значительной правке, фактически переделке (rewriting), со стороны издателя сборников английских сказок Д. Натта ('-Tom Hickathrift'-, '-The Pedlar of Swaffham'-)5. Традиция неразграничения как собственно
фольклорных жанров (в силу существования многочисленных
переходных форм), так и фольклорной и авторской сказки (в силу разной степени литературной обработки фольклорного текста) наблюдается при составлении сборников народных сказок (и английских, и британских) вплоть до настоящего времени. Например, в выпущенном в 1997 г.
xix.
4 Брауде, Л.Ю. К истории понятия «литературная сказка» // Известия А Н СССР. Серия литературы и языка. — 1977. Т. 36. — № 3. — С. 232−233.
5 Haase, D. Introduction to This Edition // English Fairy Tales and More English Fairy Tales by Joseph Jacobs. Santa-Barbara: ABC-CLIO, Inc., 2002. P. xx-xxi. The Oxford Companion to Fairy Tales / Ed. by J. Zipes. Oxford: Oxford University Press, 2002. Р. 268.
издательством '-Penguin Popular Classics'- сборнике шотландских народных сказок '- Scottish Folk and Fairy Tales'- (под ред Г. Джарви) наряду с образцами собственно народных сказок присутствуют
литературные сказки, созданные
Дж. Макдональдом, А. Конан Дойлем, Дж. Бакэном, Э. Лангом1.
Итак, условия бытования английской сказки не могли не отразиться на ее жанровых характеристиках, трансформируя общепринятый жанровый канон
фольклорной сказки, поскольку
совокупность политических,
экономических, религиозных и историко-культурных факторов отсрочили начало собирания английских фольклорных сказок, что привело к потере значительного фонда произведений данного жанра и письменной фиксации сказки на этапе ее трансформации в легенду. С другой стороны, эстетические требования и научные взгляды того времени на вопросы записи и сохранения фольклорных произведений сделали возможной ее литературную обработку, приближающую фольклорную сказку по художественным достоинствам, силе эстетического воздействия и степени индивидуализации образов героя и автора (рассказчика) к произведениям
художественной литературы. В зависимости от научной позиции собирателей английского фольклора степень
вмешательства в сказочный текст варьировала. Минимальная обработка сказочного текста предполагала по возможности точную письменную фиксацию услышанного и частичное литературное редактирование,
направленное на максимальное сохранение содержания и основных форм языкового выражения (в том числе и диалектных особенностей). Значительная литературная адаптация произведений сказочного жанра находила выражение в слиянии сюжетов, во включении в ткань повествования отдельных мотивов и персонажей, в замене имен сказочных героев, в переносе индивидуализирующих именований
мифологических персонажей на новых
вымышленных референтов, во вкраплении в структуру текста отрывков из произведений фольклора и художественной литературы разных жанров. Описанные тенденции детерминировали существование у английской фольклорной сказки особого набора жанровых особенностей,
отличающихся от стандартизованного набора сказочного жанрового канона. К ним относятся более свободная композиционная структура произведения, широкая вариативность инициальных и финальных сказочных формул, наличие наряду с типизированными героями исторических персонажей и образов, обладающих яркой индивидуальностью и приближающихся по детализированности изображения к персонажам художественной литературы. Данные особенности в своей совокупности демонстрируют характер преломления общепринятых жанрообразующих
признаков сказки через призму культурно-исторического развития английского этноса.
1 Scottish Folk and Fairy Tales / Ed. by G. Jarvie. London: Penguin Books, 1997.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Aкимeнкo, НА. Лингвокультурные характеристики англоязычного сказочного дискурса: дис. … канд. филол. наук. — Волгоград, 2005.
2. Aникин, В. П. Теория фольклора. Курс лекций. — 2-е изд., доп. — M.: КДУ, 2004.
3. Aппaтoвa, В.С. Aтрибутикa персонажей британской народной волшебной сказки: (семасиологическое исследование): автореф. дис. … канд. филол. наук. — Одесса, 1990.
4. Бараг, Л. Г. Состояние восточнославянской устной сказочной традиции и современные народные сказочники // Традиции и современность в фольклоре. — M.: Наука, 1988. -С. 113−135.
5. Венгранович, M.A. К определению специфики фольклорной речедеятельностной макросферы // Текст: теория и методика в контексте вузовского образования: Научные труды I Всероссийской конференции «Текст: теория и методика в контексте вузовского образования» (Тольятти, 14 — 1б октября 2003 г.). — Тольятти: ТГУ, 2003. — С. 412−418.
6. Брауде, Л.Ю. К истории понятия «литературная сказка» // Известия AH СССР. Серия литературы и языка. — 1977. Т. 3б. — № 3. — С. 22б-234.
7. Давыдова, M.M. Документальный фильм через призму категорий кинодискурса // Гуманитарные и социальные науки. — 2014. — № 2. — С. 523−526.
8. Давыдова, M.M. Просодия, семантика и прагматика текста в регистре документального кино (на материале англоязычных фильмов страноведческой тематики): дис. … канд. филол. н. — Самара, 2005.
9. Жиляков, A. C Жанровое своеобразие литературной сказки рубежа XIX — XX веков («Посолонь» A.M. Ремизова — «Пак с волшебных холмов» Р. Киплинга): автореф. дис. … канд. филол. наук. — Томск, 2008.
10. Кольцова, И. Н. Социокультурные функции сказки: дис. … канд. культурол. наук. — Нижний Новгород, 2000.
11. Кравцов, Н. И. Славянский фольклор. — M.: Изд-во MГУ, 197б.
12. Народные сказки Британских островов. Сборник / сост. Дж. Риордан. — M.: Радуга, 1987.
13. Печеркина, M., Ибниаминова Д. Т. О некоторых особенностях сказки в немецкой и английской культурах // Иноязычное образование в XXI веке. — Тобольск, 2008. — С. 127−131.
14. Померанцева, Э.В. О русском фольклоре. — M.: Наука, 1977.
15. Пропп В. Я. О фольклоре и фольклористике // Фольклор. Литература. История. -M.: Лабиринт, 2002. — С. 172−188.
16. Пропп, В. Я. Поэтика фольклора. — M.: Лабиринт, 1998.
17. Сухомлина, ТА. Понятие автор и его значение в тексте // Вопросы когнитивной лингвистики. — 2014. — № 2. — С. 138−140.
18. Тананыхина, A^. Лингвостилистические особенности современной англоязычной литературной сказки: автореф. дис. … канд. филол. наук. — СПб., 2007.
19. Тананыхина, A^. Эмотивность современной английской волшебной сказки // Когнитивные исследования языка. — 2013. — № 13. — С. 795−801.
20. Федотова, Л. В. Фольклор как художественный и духовно-философский феномен в эстетических исканиях поэтов английского романтизма: автореф. дис. … д-ра филол. наук. Maйкoп, 2007.
21. Чистов, К. В. Народные традиции и фольклор. — Л.: Наука, 198б.
22. Addy, S.O. Household Tales and Traditional Remains: Collected in the Counties of York, Lincoln, Derby and Nottingham. London: David Nutt in the Strand, 1895.
23. Baring Gould S. Old English Fairy Tales. London: Methuen & amp- Co., 1895.
24. Bascom, W.R. Four Functions of Folklore // Dundes A. The Study of Folklore. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice Hall, Inc., 1965. P. 279−298.
25. Berman, R.A. Genre and Modality in Developing Discourse Abilities // Discourse Across Languages and Cultures / Ed. by C. L. Moder and A. Martinovic-Zic. Amsterdam, Philadelphia: John Benjamins Publishing Co., 2004. Р. 329−356.
26. Degh, L. American Folklore and the Mass Media [Text] / L. Degh. Bloomington: Indianapolis: Indiana University Press, 1994.
27. Fairclough, N. Analysing Discourse. London and New York: Routledge Taylor and Francis Group, 2003.
28. Haase, D. Introduction to This Edition // English Fairy Tales and More English Fairy Tales by Joseph Jacobs. Santa-Barbara: ABC-CLIO, Inc., 2002. P. ix — xxxiv.
29. Hartland, E.S. English Fairy and Other Folk Tales [Electronic resource]. London: Walter Scott, 24 Warwick Lane, Paternoster Row, 1890. // URL: www. sacred-texts. com/neu/eng/efft/index. htm (Последнее обращение 16. 03. 2004).
30. Hunt, R. Popular Romances of the West of England [Electronic resource]. London: Chatto and Windus, 1903. // URL: http: //www. sacred-texts. com/neu/eng/prwe/index. htm (Последнее обращение 16. 03. 2004).
31. Jacobs, J. English Fairy Tales and More English Fairy Tales. Santa Barbara, Denver, Oxford: ABC-CLIO, 2002.
32. Jacobs, J. English Fairy Tales [Electronic resource]. London: David Nutt, 1890. // URL: www. sacred-texts. com/neu/eng/eft/index. htm (Последнее обращение 16. 03. 2004).
33. Jacobs, J. More English Fairy Tales [Electronic resource]. London: David Nutt, 1894. // URL: www. sacred-texts. com/neu/eng/meft/index. htm (Последнее обращение 16. 03. 2004).
34. Keding, D., Douglas, A. English Folktales. Westport, London: Greenwood Publishing Inc., 2005.
35. The Oxford Companion to Fairy Tales / Ed. by J. Zipes. Oxford: Oxford University Press, 2002.
36. Scottish Folk and Fairy Tales / Ed. by G. Jarvie. London: Penguin Books, 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой