Национально-культурная специфика фразеологизмов с компонентом-антропонимом в русском, белорусском и немецком языках

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Маркевич Виктория Ивановна
НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С КОМПОНЕНТОМ-АНТРОПОНИМОМ В РУССКОМ, БЕЛОРУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ
Статья посвящена исследованию фразеологизмов с компонентом-антропонимом, которые относятся к одной из репрезентативных групп фразеологических сочетаний антропоцентрической направленности. В нашей статье мы акцентируем внимание на национально-специфических фразеологических единицах. Исследованный материал показал, что имя собственное является особым языковым знаком, который несет в себе историческую и культурную информацию. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/272 014/7−2/38. html
Источник
Филологические науки. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2014. № 7 (37): в 2-х ч. Ч. II. C. 136−139. ISSN 1997−2911.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/2. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/2/2014/7−2/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: voprosv phil@gramota. net
УДК 811. 1/. 2'-373 Филологические науки
Статья посвящена исследованию фразеологизмов с компонентом-антропонимом, которые относятся к одной из репрезентативных групп фразеологических сочетаний антропоцентрической направленности. В нашей статье мы акцентируем внимание на национально-специфических фразеологических единицах. Исследованный материал показал, что имя собственное является особым языковым знаком, который несет в себе историческую и культурную информацию.
Ключевые слова и фразы: фразеология- фразеологизм- компонент-антропоним- имя собственное- фразеологическая параллель.
Маркевич Виктория Ивановна
Балтийский федеральный университет имени И. Канта vika. markewitch2011@yandex. ru
НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С КОМПОНЕНТОМ-АНТРОПОНИМОМ В РУССКОМ, БЕЛОРУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ®
Язык, являясь средством человеческой коммуникации, представляет собой социальное и национальное явление. С одной стороны, он является инструментом познания мира человеком и хранилищем индивидуального и общественного опыта, а с другой стороны, отражает мировоззрение, выражает национальный характер, хранит этнические и культурные ценности народа. В связи с этим в последнее время большинство лингвистов занимаются изучением проблемы взаимодействия языка и культуры.
Развитие языка тесно связано с историей и культурой народа и происходящие изменения в жизни общества проявляются в его лексическом и фразеологическом составе.
Фразеология представляет собой сложное и самобытное явление. Фразеологический состав достаточно живо реагирует на те изменения, которые происходят в обществе, и весьма специфичен в каждую эпоху, в каждой стране и у каждого народа.
Согласно В. Н. Телия, фразеологизмы выполняют роль эталонов, стереотипов культурно-национального мировидения, или указывают на их символьный характер и в этом качестве выступают как языковые экспоненты (носители) культурных знаков [Цит. по: 13, с. 71]. По мнению Е. Ф. Арсентьевой, фразеологизмы представляют собой сгусток культурной информации и позволяют сказать многое, экономя языковые средства, добираясь до глубины народного духа, культуры [1, с. 50].
На современном этапе развития лингвистики изучение фразеологических единиц (ФЕ) не представляется возможным без изучения национально-культурной специфики, без рассмотрения их роли в репрезентации культуры народа.
На наш взгляд, изучение ФЕ с компонентом-антропонимом является особенно интересным, поскольку имя собственное как одна из универсалий культуры выполняет функцию хранения и трансляции традиций, истории, культуры народа, в силу чего является особым языковым знаком.
Достаточно подробно имя собственное в составе ФЕ русского, английского, немецкого, татарского проанализировано в работах В. М. Мокиенко [14], Т. Н. Кондратьевой [5], Г. П. Манушиной [12], З. В. Корзюковой [6], В. В. Ловянниковой [10], Г. Р. Ганиевой [4], и др. исследователей.
Имена собственные довольно часто встречаются в составе ФЕ, а также являются компонентом пословиц и поговорок. Наше исследование посвящено анализу русских, белорусских и немецких ФЕ с компонентом-антропонимом, обладающим национально-культурным компонентом значения.
В данной работе мы не рассматриваем ФЕ с компонентом-антропонимом античного и библейского происхождения, так как это тема отдельного исследования.
Как показывает исследованный материал, наиболее обширную группу в русском, белорусском и немецком языках представляют ФЕ с компонентом-антропонимом, связанные с повседневной жизнью, традициями, нравами трех народов: рус. на всякого Егорку есть поговорка- небогатый Филат, чем богат, тем и рад- бел. казала Насця, як удасца- наш Пятрук не цецярук- нем. Hinz und Kunz- Hans Hucke. (Здесь и далее фразеологизмы цитируются из словарей, приведенных в списке литературы — В. М.)
Наиболее распространенными русскими именами являются Иван, Фома, Еремей, Макар, Мария, Варвара. По частотности употребления на первом месте стоит имя Иван. В большинстве случаев данный антропоним имеет нейтральную коннотацию и обозначает абстрактного человека, указывает на то, что речь идет о русском человеке: добрый Иван и людям и нам- худой Иван и людям и нам. По мнению Ю. А. Рылова, «наиболее часто в неантропонимической функции выступает имя Иван. Оно может обозначать -русский человек, человек из простонародья, простак& quot-» [15, с. 259].
Нами были определены следующие характеристики, связанные с данным именем: глупость (был Иван, а стал болван, а все винцо виновато), бродяга, скиталец (Иван, не помнящий родства), надменность (строить из себя какого-то Ивана).
(r) Маркевич В. И., 2014
Таким образом, в русской культуре имя Иван символизирует простоту, глупость, безалаберность.
Образ простака закрепился и за именем Макар. Русские пословицы дают ему подробную характеристику. Он незнатен (не Макару с боярами знаться), послушен и любезен (Макару поклон, а Макар на семь сторон), а также безобиден и несчастлив (на бедного Макара все шишки валяться). Также образ простака и неумехи сохранился в пословице: куда Макар телят не гонял.
Другие имена также заслуживают внимания. Так, например, для большинства русских имя Емеля имеет характеристику «болтун, пустослов». Однако она обусловлена чисто формальным сходством глагола молоть, вошедшим в поговорку: мели Емеля — твоя неделя.
Большинство Ф Е используются для обозначения характеристик и качеств человека: у злой Натальи все люди канальи — злой, недружелюбный человек, который сам думает о других плохо- Алёха сельский — чрезмерно хвастливый человек- Алёша бесконвойный — сумасбродный, неуравновешенный человек- Аноху строить — валять дурака.
В белорусской фразеологии наиболее частотны имена Марка, 1ван, Петр, Макар, Марыя. Однако на первом месте стоит имя Марка. В белорусском языке данный антропоним имеет коннотации «скиталец», «неудачник», «несчастный»: як Марка на пекле (без перерыва делать что-либо, часто без толку) — як Марку на пекле ганяць (с одного места на другое, в разных направлениях) — адзiн раз Марку жатць (выражение решительности в принятии решения).
Согласно П. В. Шейну, фразеологизмы с именем Марка образовались на основе легенды про Марку Пякельнага. В данной легенде рассказывается, как сельский парень Марка на протяжении многих дней ездит на коне по пеклу и с сожалением наблюдает, как страдают грешники, однако он ничем не может им помочь.
Часть личных имен стали символами для белорусского народа, каких-либо положительных или отрицательных качеств. Например, Варвара — =любопытный человек'- (цжаунай Варвары нос адарвалг) — Андрэй -=хвастун'- (Андрэй за yrix мудрэй) — Алёша — =неумелый человек'- (Алёша с батонамг).
Некоторые имена собственные входят в состав пословиц, содержащие мудрость о семье и семейной жизни: Адзт Сцяпан — заусёды пан, а калi i нястача, дзщя не плача- ят б m быу Панцялей, а жыць весялей- як Хомка, такая яго i жонка.
Отдельные имена символизируют среднего, заурядного человека: калi шанцуе, то i Халiмон танцуе- пастухова Ганна.
Следует отметить, что в русских и белорусских пословицах зачастую употребляются имена святцев, при этом отмечается неразличение святого и посвященного ему дня: рус. до Ильи мужык купается, а с Ильей с рекой прощается- до Ильина дни дождь — в закорм, а после Ильина дни — из закорма- бел. прыйшоу Пятрок — апау лкток- прыйшоу 1лья — апала два- прыйдзе 1лья — наробщь гтлля.
В немецком языке к традиционным и популярным именам относятся Hans, Heinrich, Peter, Liese. По частотности употребления во фразеологизмах первое место занимает имя Hans. В немецких фразеологизмах данный антропоним переходит в разряд нарицательных и используется для обозначения людей, часто с негативными качествами и чертами характера: Hans Dum =дурачок'-, Hans Hucke =неудачник'-, Hans Feigling =трусишка'-, Hans Liederlich =ветреник'-, Hans Guckindieluft =разиня'-.
Кроме этого, имя Hans может употребляться в значении =мужчина'-: Jeder Hans findet seine Grete (букв. каждый Ганс найдет свою Грету). Интересно, что уменьшительно-ласкательная форма данного имени употребляется в значении =ребенок'-, =молодой'-: Hanschen im Keller — ребенок в утробе матери- was Hanschen nicht lernt, lernt Hans nimmermehr — чему смолоду не научишься, того под старость знать не будешь.
В отличие от антропонима Hans имя Liese имеет определенную социальную окраску. Оно характерно для простонародья. Этим именем называли домашнюю прислугу, поэтому в немецких фразеологизмах данный антропоним имеет отрицательную коннотацию: eine liederliche Lieschen =неряха'-, eine dumme Lieschen дурочка, глупая'- [11, с. 122]. Также выражение Lieschen Muller обозначает женщину среднего класса, без особых запросов.
Полную деконкретизацию личного имени можно наблюдать во фразеологизме der deutsche Michel. Данное выражение имеет значение ^простодушный) немецкий Михель'-. Михель — это шутливо-ироническое прозвище немцев. Следует отметить, что данный антропоним уже давно стал синонимом национально-ограниченного немецкого бюргера, воплотившего в себе типичные черты немецкой отсталости, ограниченности и провинциальности в период между освободительными войнами 1813−1844 гг. и революцией 1848 г. [Там же, с. 128].
Так же как в русском и белорусском языках, некоторые немецкие антропонимы входят в состав фразеологизмов для обозначения человека с его характерными признаками: ein sanfter Heinrich =скромный человек'-, ein dummer Peter =глупец'-, ein langweiliger Peter =зануда'-, frech wie Oskar =нахал из нахалов'-.
Необходимо отметить тот факт, что в отличие от русского и белорусского языков, в немецкой фразеологии встречаются имена собственные, которые используются для обозначения физического состояния, транспорта, продуктов питания, предметов домашнего обихода и т. д.: der flotte Heinrich =понос'-, der grune August =полицейский автомобиль для арестованных'-, der blaue Peter =сигнал к отплытию корабля'-, langer Heinrich =отмычка'-, stolzer Heinrich =рисовая каша'- и др.
Особый интерес представляют также ФЕ, в которых имя собственное связано с историей, культурой и народным творчеством русских, белорусов и немцев. В первую очередь это имена известных исторических деятелей. В русской и белорусской фразеологии мы наблюдаем много схожего, данный факт является очевидным, так как данные языки являются близкородственными. Например, в русском и белорусском языках можно встретить фразеологизмы Мамаево побоище /Мамаева пабошча, т. е. большая ссора, драка или полный беспорядок. Данное выражение возникло по имени татарского хана Мамая, совершившего в XIV в. опустошительное нашествие на Русь и побежденного русскими под руководством Дмитрия Донского в Куликовской битве в 1380 г.
Русское и белорусское выражения потемкинские деревни / па^мктскЫ вeскi имеют значение =обман, показной блеск при неблагополучном состоянии дел'-. Данный фразеологизм появился после посещения Крыма Екатериной II, когда князь Г. А. Потемкин по пути ее следования установил декорации селений, деревень с целью убедить царицу в своей созидательной деятельности.
Однако, несмотря на родственность языков, имеются также и различия. Так, например, в русском языке встречается фразеологизм кондрашка хватил, т. е. кто-либо внезапно разбит параличом. По предложению историка С. М. Соловьева, выражение связано с именем предводителя Булавинского восстания на Дону в 1707 г., с Бахмутским атаманом Кондратием Афанасьевичем Булавиным, который внезапным налетом истребил весь царский отряд с воеводой князем Долгоруким.
В белорусском языке встречаются такие фразеологизмы, как Батура — сабачча натура (букв. Батура -собачья натура) — помнщь караля Батуру (букв. помнить короля Батуру) — гэта яшчэ было, як ваявау кароль Батура (букв. это было еще тогда, когда воевал король Батура), в которых закреплено имя польского короля Стефана Батория, известного своей военной политикой в отношении Московской державы.
Фразеологизмы не фiгуруйся, Грышачка (тому, кто настойчиво и бессовестно домогается чего-нибудь) и кепско, пан Гр^орш, што далей, то горш (с сожалением о неудавшихся попытках поправить что-либо), по мнению И. И. Носовича, связаны с именем Григория Загорского, полоцкого архиепископа, который добивался униатского первопрестола в Полоцке.
В немецком языке встречается достаточно много фразеологизмов с именами собственными, связанными с историей и культурой немецкого народа. Например, выражение nach Adam Riese (букв. по Адаму Ризе) имеет значение _по всем правилам, абсолютно точно'-, в котором закрепилось имя известного в XVI веке в Германии составителя учебника по арифметике.
Выражение seinen Friedrich Wilhelm unter etw. setzen (подписывать что-либо) соотносится с именем короля Пруссии Фридриха I, который при подписи документов прописывал свое имя полностью.
Фразеологизм rangehen wie Blucher (действовать решительно) связан с мужеством и решительностью прусского маршала Гебхарда Блюхера во время войны за независимость Германии 1813−1815 гг.
Особую группу в русской, белорусской и немецкой фразеологии составляют также фразеологизмы с именем собственным из литературных источников (связанные с именами персонажей, названиями произведений).
Литература значительно обогащает язык и дарит ему множество ярких образов, вошедших в повседневную речь. Немногочисленными являются ФЕ с антропонимами из произведений мировой литературы. Фразеологической параллелью в русском и немецком языках выступают следующие: рус. Панургово стадо и нем. die Schafe des Panurge (книж.) — толпа, рабски, безрассудно следующая за своим вожаком. По имени Панурга, героя романа французского писателя Рабле «Гаргантюа и Пантагрюель», в котором рассказывается как Панург, поссорившись на корабле с купцом Дандено, наказывает его. Он покупает у купца, владельца стада овец, одного барана и бросает его в море. Овцы его стада устремляются за бараном, увлекая за собой и своего хозяина, купца Дандено.
Фразеологические параллели наблюдаются также в русском и белорусском языках: рус. Демьянова уха и бел. Дзям '-янава юшка — что-либо назойливо, навязчиво предлагать тому, кто этого не хочет. Выражение из одноименной басни И. А. Крылова, в которой рассказывается, как Демьян так угощал своей ухой соседа Фоку, что тот вынужден был убежать «и с той поры к Демьяну ни ногой». Из басен И. А Крылова заимствованы и другие ФЕ. Например, фразеологизмы рус. Тришкин кафтан и бел. Трышкау кафтан имеют значение =положение дел, когда устранение одних недостатков влечет за собой возникновение новых'-. Фразеологизм возник по названию басни И. А. Крылова (1815 г.), в которой Тришка для починки рукавов кафтана обрезал рукава, а для того, чтобы надставить рукава, обрезал полы.
В русском языке фигурируют также ФЕ с именем собственным из выражений, высказываний героев. Например: Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать? — о чрезмерном проявлении увлеченности в чем-либо (изречение из комедии Н. В. Гоголя «Ревизор») — Фигаро здесь, Фигаро там — о проворном человеке, который всегда всем нужен (выражение из оперы «Севильский цирюльник» (1816 г.) Россини, текст Стербини, по комедии Бомарше, где Фигаро — плутоватый, предприимчивый и остроумный слуга).
В немецком языке встречаются такие ФЕ как Gotz von Berlichingen! — оставь меня в покое (выражение возникло по названию пьесы И. В. фон Гете) — Sieh da, sieh da, Timotheus! — смотри! (фразеологизм восходит к балладе Ф. Шиллера «Die Kraniche des Ibykus»). Выражение Otto Normalverbraucher имеет значение средний потребитель (продуктов питания), а также средний ценитель произведений искусства и литературы'-. Устойчивое сочетание восходит к фильму «Berliner Ballade», снятому в Западной Германии в 1947 г.
Таким образом, в русской, белорусской и немецкой фразеологии встречается достаточно много национально-маркированных ФЕ с компонентом-антропонимом. С помощью ономастической фразеологии можно узнать много фактов из истории нации, о его традициях и культуре. Исследованный материал позволяет сделать вывод, что личное имя является особым языковым знаком, обладающим особыми культурогенными возможностями. Поэтому, чтобы интерпретировать смысловое содержание ФЕ с компонентом-антропонимом, необходимо знать его культурно-исторический контекст.
Список литературы
1. Арсентьева Е. Ф. Сопоставительный анализ фразеологических единиц, семантически ориентированных на человека,
в английском и русском языках и вопросы создания русско-английского фразеологического словаря: дисс. … д. филол. н.
Казань, 1993. 476 с.
2. Бинович Л. Э. Немецко-русский фразеологический словарь. М.: Аквариум, 1995. 768 с.
3. Войнова Л. А., Жуков В. П., Молотков А. И., Федоров А. И. Фразеологический словарь русского языка / под ред. А. И. Молоткова. Изд-е 2-е, стереотип. М.: Сов. Энциклопедия, 1968. 543 с.
4. Ганиева Г. Р. Фразеологические единицы с компонентом именем собственным в английском, русском и татарском языках: дисс. … к. филол. н. Казань, 2010. 274 с.
5. Кондратьева Т. Н. Переход собственных имен в нарицательные в фразеологизмах, пословицах и поговорках русского народа XIX — начала XX в. // Ученые записки КГУ. Казань, 1961. Т. 119. Кн. 5. С. 123−135.
6. Корзюкова З. В. Основные аспекты функционирования фразеологических единиц с именами собственными в английском языке: национально-культурная специфика: дисс. … к. филол. н. М., 2003. 234 с.
7. Лепешау I. Я. Тлумачальны слоушк прыказак. Гродна: ГрДУ, 2011. 667 с.
8. Лепешау I. Я. Фразеалапчны слоушк беларускай мовы: у 2 т. Мшск: БелЭн, 2008.
9. Лепешау I. Я. Этымалапчны слоунж фразеалапзмау. Мшск: Беларуская энцыклапедыя, 2004. 448 с.
10. Ловянникова В. В. Ономастическая фразеология в лингвокультурологическом аспекте на материале немецкого языка: автореф. дисс. … к. филол. н. Владикавказ, 2008. 20 с.
11. Мальцева Д. Г. Страноведение через фразеологизмы. М.: Высш. школа, 1991. 173 с.
12. Манушина Г. П. Фразеологические единицы с компонентом «Имя собственное» в современном английском языке: автореф. дисс. … к. филол. н. М., 1973. 27 с.
13. Маслова В. А. Лингвокультурология: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2001. 208 с.
14. Мокиенко В. М. О собственном имени в составе фразеологии // Перспективы развития славянской ономастики. М.: Наука, 1980. С. 57−67.
15. Рылов Ю. А. Имена собственные в европейских языках. Романская и русская антропонимика: курс лекций по межкультурной коммуникации. М.: АСТ: Восток-Запад, 2006. 311 с.
16. Сысоев В. Д. Пословицы и поговорки. М.: АСТ, 2007. 65 с.
17. Федосов И. В., Лапицкий А. Н. Фразеологический словарь русского языка. М.: ЮНВЕС, 2003. 608 с.
18. Duden Redewendungen und sprichwortliche Redensarten Worterbuch der deutschen Idiomatik. Mannheim — Leipzig -Wien — Zurich: Dudenverl., 2011. 959 S.
THE NATIONAL-CULTURAL IDENTITY OF PHRASEOLOGICAL UNITS WITH A COMPONENT-ANTHROPONYM IN THE RUSSIAN, BYELORUSSIAN AND GERMAN LANGUAGES
Markevich Viktoriya Ivanovna
Immanuel Kant Baltic Federal University vika. markewitch2011 @yandex. ru
The article is devoted to the study of phraseological units with a component- anthroponym which belong to one of representative
groups of phraseological combinations of the anthropocentric orientation. In the work the author focuses on national-specific
phraseological units. The studied material shows that a proper name is a special language symbol which carries historical and
cultural information.
Key words and phrases: phraseology- phraseological unit- component- anthroponym- proper name- phraseological parallel.
УДК 82−3
Филологические науки
Статья посвящена проблеме восприятия философии Платона в Англии рубежа XIX—XX вв.еков и ее влияния на творчество О. Уайльда. Автор убедительно доказывает, что роман английского писателя «Портрет Дориана Грея» имеет структуру, напоминающую кристалл, где форма и идея, в соответствии с философией Платона, взаимно проникают и взаимно имитируют друг друга. Основой кристаллической структуры является система лейтмотивов, которые носят декоративный характер и способствуют эстетическому, а не рациональному восприятию произведения.
Ключевые слова и фразы: идея- форма- кристаллическая структура- организующий художественный принцип- поверхность- глубина.
Мещерякова Анна Владимировна
Владимирский государственный университет
имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых knigojor 7@yandex. ru
СТРУКТУРА РОМАНА О. УАЙЛЬДА «ПОРТРЕТ ДОРИАНА ГРЕЯ» В СВЕТЕ ФИЛОСОФИИ ПЛАТОНА (c)
Роман О. Уайльда «Портрет Дориана Грея», впервые опубликованный в 1890 году в -Ippincott'-s Magazine& quot-, породил множество откликов в печати. Однако современники оценивали произведение только со стороны его содержания. Даже У. Пейтер, в целом одобрявший роман, обратил внимание лишь на его смысловую
© Мещерякова А. В., 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой