Иноязычные слова в языке права и чистота речи юриста XXI века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ежеквартальный научно-практический журнал
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ PHILOLOGIAL SCIENCE
УДК 811. 161.1. 373. 613
ИНОЯЗЫЧНЫЕ СЛОВА В ЯЗЫКЕ ПРАВА И ЧИСТОТА РЕЧИ
ЮРИСТА ХХ1 ВЕКА
FOREIGN LANGUAGE WORDS IN THE LANGUAGE OF THE LAW AND THE PURITY OF THE SPEECH OF THE LAWYER-XXI CENTURY
Изюмская С. С., Южный федеральный университет. доцент кафедры русского языка и культуры речи, кандидат филологических наук, доцент.
Izumskaya S.S., South federal university, docent of department of Russian language and culture speech, candidate of philology, docent
e-mail: lenarnd1008@mail. ru
Аннотация: Данная статья затрагивает один из актуальных вопросов современной лингвистики — вопрос о чистоте русского языка и культуры употребления иноязычных слов юристами XXI века. В центре внимания автора — соотношение понятий «богатство и разнообразие современного русского литературного языка», «лингвистическая экология», «культура речи юриста», «языковой вкус эпохи», «мера функционирования иноязычных слов».
Annotation: This article deals with one of the topical issues of modern linguistics is a question of the purity of the Russian language and culture of foreign words lawyers of the XXI century. In the center of attention of the author — correlation of the terms «the richness and variety of the modern Russian literary language», «linguistic ecology», «culture of speech of the lawyer», «linguistic taste of the age», «a measure of the functioning of the foreign-language words».
Ключевые слова: чистота речи, русский язык, язык права, ясность речи, лингвистическая экология, иноязычные слова.
Key words: the purity of speech, the Russian language, the language of rights, clarity of speech, linguistic ecology, foreign language words.
В современном российском социуме в период становления антропоцентрической парадигмы особый статус приобретают такие понятия, как «богатство и разнообразие современного русского литературного языка», «чистота речи», «лингвистическая экология», «культура речи юриста», «этическая норма», «языковой вкус эпохи», «мера функционирования иноязычных слов» и «духовно-нравственное развитие личности юриста».
Язык — это бесценное сокровище, «великая заповедь творчества» [5], душа России, её святыня, предметное воплощение высших духовных ценностей, нерушимое духовное достояние, без которого человек (и народ) теряет свое лицо, при поругании которого народ
1 -----------------------------------------------------------------------------------
338
I____
«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2013 № 1(5)
испытывает ущерб своего достоинства и духовной самостоятельности, оттесняется, становится нравственно уязвимым и духовно бессильным. Слова, по мнению академика Ф. Я. Шипунова, «запечатлеваются в любой точке Вселенной навсегда».
Как известно, именно русский язык — хранитель духовности, опыта прошлого, накопленного многими поколения. Великие мыслители по этому поводу отмечали следующее: «Без трех важнейших понятий — отечество, язык и культура — трудно представить себе единство народа, живущего в цивилизованной стране [7]- „Язык, которым Российская держава великой части света повелевает, по могуществу имеет природное изобилие, красоту и силу, чем ни единому европейскому языку не уступает. И для того нет сомнения, чтобы российское слово не могло приведено быть в такое совершенство, каковому в других удивляемся“ (М.В. Ломоносов „Краткое руководство к красноречию“ [9]- „Язык — это история народа. Язык — это путь цивилизации и культуры. Поэтому-то изучение и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью“ А. И. Куприн [9]- „Среди великолепных качеств нашего языка есть одно совершенно удивительное и малозаметное. Оно состоит в том, что по своему звучанию он настолько разнообразен, что заключает в себе звучание почти всех языков мира“ К. Г. Паустовский [9]- „Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!“ И. С. Тургенев [9]- „Наша речь — важнейшая часть не только нашего поведения, но и нашей личности, наших души, ума, нашей способности не поддаваться влияниям среды, если она „затягивает““ Д. С. Лихачев [9]- „Да будет же честь и слава нашему языку, который в самородном богатстве своём, почти без всякого чуждого примеса, течёт, как гордая, величественная река — шумит, гремит — и вдруг, если надобно, смягчается, журчит нежным ручейком и сладостно вливается в душу, образуя все меры, какие заключаются только в падении и возвышении человеческого голоса!“ Карамзин Н. М. [9] и др.
Сегодня учёные, писатели, журналисты, общественные деятели бьют тревогу по поводу состояния языка сегодня. Процессы, которые происходят сейчас в русском языке, лингвисты называют „третьей варваризацией“ (первая была в Петровскую эпоху, вторая -после революции 1917 года). Точнее, следовало бы говорить о тотальной жаргонизации, ибо именно жаргон правит сегодня свой мерзкий бал в речи большинства представителей всех слоев общества» [5].
Особую тревогу вызывает культура использования заимствованных слов. В резком падении культуры речи и общей культуры носителей русского языка многие ученые-лингвисты обвиняют средства массовой информации, «ставшие поистине теле-радио-ядом, настоянным из смеси иностранщины с полу — или совсем непечатным просторечием…» [6]. Так, исследователи отмечают, «чаша современного русского языка переполнена до краёв блокбастерами, ремейками, постерами, тинейджерами, сетами, прайм-таймами, мультиплексами, роумингами — словно бы Россия не рождала никогда Ломоносова, Даля, Достоевского, Толстого, Чехова и Шолохова, а одну только Эллочку-Людоедку, взявшуюся за первоначальное американское образование» [5].
------------------------------------------------------------------------------ 1 I
339
1____
Ежеквартальный научно-практический журнал
Языковые процессы, отражающие агрессивность диалога, актуализируют борьбу за сохранение чистоты русского языка. Как известно «чистота речи» — это отсутствие в ней лишних слов, слов-паразитов, слов-сорняков. Нарушают чистоту и неоправданные заимствования. Сегодня, по мнению исследователей, «агрессивно впихивая (простите за столь грубый глагол, но точнее сказать просто невозможно) в нашу речь легионы иноязычных заимствований, нам, по сути, методично вбивают в подсознание мысль о том, что наш-денациональный язык не поспевает за стремительной цивилизацией. И вновь сквозь почти два столетия этому страстно противостоит А. С. Шишков: «Язык наш превосходен, богат, громок, силен, глубокомыслен. Надлежит только познать цену ему, вникнуть в состав и силу слов, и тогда удостоверимся, что него другие языки, но он их просвещать может» [5], а также великий мыслитель И. С. Тургенев «Берегите чистоту языка, как святыню. Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас» [5].
Проведенные лингвистами исследования показали, что ситуация с культурой русской речи и, что особенно важно, отношение к этой проблеме людей не могут не вызывать серьезной озабоченности. Сокращается объем чтения художественной литературы, появляется «мода» на агрессивность диалога (злоупотребление иноязычными словами, ненормативной лексикой и т. д.).
Судьба великого русского языка ещё в конце XVIII и начале XIX веков волновала многих известных мыслителей (А.Н. Радищева, Д. И. Фонвизина, Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина, А. П. Сумарокова, А. С. Грибоедова, И. А. Крылова и др.). Великие мастера слова обращали внимание читателей на богатство, красоту русского языка, призывали беречь его чистоту, развивать и усовершенствовать «дух» языка, утверждая, что в языке, как в зеркале, отражается народ и его историческое прошлое.
Великий мыслитель М. В. Ломоносов дальновидно призывал: «Береги свойства собственного своего языка. Ибо то, что любим в стиле латинском, французском или немецком, смеху достойно иногда бывает в русском». А. Н. Радищев отмечал: «Познанием чуждого языка становимся мы гражданами той области, где он употребляется, собеседуем с жившими за многие тысячи веков, усвояем их понятия- и всех народов и всех веков изобретения и мысли сочетаем и приводим в единую связь».
В. Г. Белинский полагал, что «кроме духа, постоянных правил, у языка есть ещё и прихоти, которым смешно противиться», и в результате даже избыточные слова могут укорениться «вопреки всякой разумной очевидности» [1], В. Г. Белинский выступал против излишнего, ненужного употребления иностранных слов [1]. Так, он писал, что «употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, — значит оскорблять и здравый смысл и здравый вкус» [1]. Охота пестрить иностранными словами без достаточного основания и неумеренный пуризм — две противоположные крайности, которые, по мнению В. Г. Белинского, вредят не русскому языку, а только тем, кто одержим ими [1]. Главный хранитель чистоты русского языка — его же собственный дух, гений: «Гений языка умнее писателей и знает, что принять и что исключить» [1]. 1
1 -----------------------------------------------------------------------------
340
I____
«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2013 № 1(5)
Рассматривая русский язык и культуру речи как деятельность и как продукт деятельности человека в контексте духовной культуры, исследователи требуют срочно защитить русский язык «от деструктивного влияния извне… от засилья грубо просторечной и иноязычной лексики. «, в центре внимания ученых — защита прав личности на лингвистическую свободу и комфортность пользования языком» [2].
Современная языковая ситуация подтверждает мнение о том, что изменения в языке связаны с событиями в социуме, с развитием политики, экономики, техники, народа в целом. Иноязычное слово сегодня становится «модным элементом» современного диалога в СМИ (на телевидении в передачах, посвящённых экономической или политической жизни, моде, музыке, кино, спорту). Расширение культурных, деловых, торговых, научных связей, интенсификация общения с носителями иностранных языков способствует быстрой адаптации первоначально в профессиональной, а затем в иных областях различных терминов: 1) экономические и финансовые (бартер, брокер, дилер и др.) — 2) компьютерные (дисплей, файл, интерфейс, принтер и др.) — 3) спортивные (виндсерфинг, скейтборд, армрестлинг, кикбоксинг и др.).
«Судьбу» заимствованных слов в русском языке определяют как экстралингвистические, так интралингвистические факторы. К экстралингвистическим факторам закономерно отнести не только традиционно приводимые в лингвистической литературе (социально-психологические и др.), но и те, что определяют новые тенденции в жизни социума на рубеже веков. В качестве наиболее значительных причин заимствования слов (преимущественно английского происхождения) выступают:
1) новые формы деятельности социально-экономических структур (толлинг -«операция по взиманию пошлин», инжиниринг — «форма услуг на коммерческой основе в сфере науки и техники», софтмейкер — «торговый агент, осуществляющий сбыт закупленных у производителей товаров», бартеризация — «широкое применение натурального безденежного товарообмена» и др.) —
2) частная инициатива (спонсорство — «негосударственная поддержка социально значимых явлений и процессов», сайтхолдер — «самостоятельный предприниматель-арендатор строительного участка», ньюсмейкер — «сотрудник отдела хроники независимой газеты» и др.) —
3) криминогенная обстановка в социуме (киллерство — «заказное убийство», фрикер -«взломщик телефонов-автоматов», наркодилер — «агент по нелегальной продаже наркотиков» и др.).
Довольно часто, по мнению исследователей, процесс заимствования может происходить из-за стремления к ликвидации полисемии, упрощению смысловой структуры слова, потребность уточнить или детализировать соответствующее понятие, разграничить некоторые смысловые оттенки: отобрание — конфискация, рассказ — репортаж, деньги -валюта, оправдание — алиби, страсть — хобби и др. [4].
Как известно, основным источником формирования терминов, обозначающих особые юридические понятия, было римское право. Большинство римских юридических терминов
----------------------------------------------------------------------------- 1 I
341
1____
Ежеквартальный научно-практический журнал
дошло до наших дней, «став достоянием многих современных законодательных систем» [4]. В русское законодательство латинские термины пришли через посредство французского (изоляция, мародерство, мотивы), итальянского языков (валюта, контрабанда), заимствованы прямо из латинского языка: диверсия, кодекс, колония, конфискация, претензия, рецидивист, симуляция, эксперт. В законодательстве и юридической практике получили широкое распространение латинские термины алиби, декрет, деликт, адвокат, кворум, контракт, юриспруденция, юстиция и др.
Многие иноязычные слова, обладая в прошлом статусом «экзотизмов», проникают в русский язык, в связи с необходимостью обозначить какое-либо новое мелиоративное или пейоративное явление в российской действительности. Например: коррупция (лат.), мафия (ит.), акция (фр.), бизнесмен (англ.), коммерция (лат.), наркотики (гр.), наркоман (гр.), инфляция (лат.) и др. Криминогенная ситуация в России конца ХХ века способствовала проникновению большого количества неологизмов, обладающих отрицательной коннотацией, обозначающих понятия зла и насилия, акты вымогательства, шантажа (рэкет, киднеппинг, песнеппинг), технически «усовершенствованного» ограбления государственных и коммерческих структур, заказного убийства (хакерство, кибергангстерство, киллерство). К этим пейративным неологизмам примыкают и те, что обозначают утрату нравственных устоев, упадок культуры (рейв-культура, реберфинг илиреберсинг и др.).
Неологизмы (рэкетир, пэндер) — субъекты социально-экономической макросферы -подчеркивают тенденцию к наживе в нарушение правовых норм социума (рэкетир), к игнорированию этики в коммерческой деятельности, по сути к шантажу покупателя (пэндер). Экономичность этих неологизмов проявляется в том, что они исключают употребление адъективно-описательных конструкций типа: «преступник, занимающийся рэкетом»,
«шантажист, навязывающий людям ненужный им товар».
Ср.: «Российские рэкетиры давно уже третируют родственников хоккеистов, уехавших играть в НХЛ» («Комсомольская правда», 12. 02. 1994) — «Пэндеры (от англ. pander -сводник, сутенер) — это нагловатые молодые люди в костюмах, которые ловят вас на улицах или на работе и уговаривают купить у них что-нибудь совершенно ненужное, но, по их мнению, необходимое» («Московские новости», 1997, № 32).
Существует мнение, что иноязычные слова становятся широкоупотребительными из-за стремления обозначить негативные явления экзотическим и оттого более привлекательным, модным словом. Например, вместо «вымогатель» — «рэкетир». Однако слово «вымогатель» («вымогательство») не может быть полным экивалентом «рэкетира» («рэкет»), так как последний имеет сему «профессия» и соответственно более конкретную сферу применения.
Ср.: «Профессиональный рэкет на страже порядка» («Комсомольская правда», 5. 01. 1996) — «Больше половины предпринимателей признались социологам, что чувствуют к себе недоброжелательное отношение общества… Но больше всего их давят государство и рэкет» («Аргументы и факты», № 44, 1996). * I
1
342
I_______
«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2013 № 1(5)
Криминогенная обстановка в социуме нашла отражение в неологизмах конца ХХ века «хакер», «кибергангстер», «хайджекер», «фрикер», «киднеппер», «киллер».
Наиболее часто, без дополнительных пояснений в прессе функционирует неологизм «кибергангстер» («бандит, совершающий преступление при помощи кибернетики», «взломщик электронных замков»). Указанные неологизмы подчеркивают тот факт, что преступный мир использует в криминальных целях достижения научно-технического прогресса («хакер», «кибергангстер»), культивирует «профессию» угонщика машин («хайджекер»), «изобретателя» технических приспособлений для бесплатного разговора по телефону-автомату («фрикер»). Неологизмы «киднеппер» и «киллер» не относятся к гангстерам — «интеллектуалам» (киберганстер и др.), но еще ярче подчеркивают криминогенную обстановку в социуме.
«Киднеппер», функционируя в прессе конца ХХ века, обозначает преступника, похищающего людей вообще. На первый взгляд, у неологизма «киллер» есть русский синоним — «убийца». Но это все же не дублеты, потому что киллером называют обычно только наемного убийцу, того, кто хладнокровно (как работу) совершает заказное преступление. Зловещий неологизм «киллер» прочно вошел в язык, так как явление, им обозначенное, стало, к сожалению, приметой конца ХХ столетия.
Ср.: «А на Левине российское хакерство не кончается. И кибергангстеров российская земля уже народила вдосталь» («Московский комсомолец», 7. 02. 1996) — «Собственно, любой из нас, кто ищет «бесплатно» таксофон (а то и стучит по нему кулаком), становится фрикером» («Литературная газета», 1996, № 7) — «Суд приговорил новошахтинских
киднепперов к смертной казни» («Известия-Юг», 7. 02. 1997) — «Если раньше киллеры обращали внимание прежде всего на «чистых» коммерсантов, то теперь их интересы все чаще пересекаются и с государственными чиновниками…» («Московский комсомолец», 1522. 01. 1998).
Неологизм «киллер» перешел из сферы общелитературного языка в
профессиональный язык правоохранительных органов, образовал производные (киллерский центр, мотокиллеры, суперкиллер, киллерство и др.). Ср.: «Подмосковных бизнесменов расстреляли мотокиллеры… Обнаружить киллеров-мотоциклистов не удалось» («Сегодня»,
21. 04. 1995).
Группу неологизмов, отражающих криминальные акты, можно представить следующей схемой: «фрикерство» -& gt- «хакерство» -& gt- «хайджекерство» -& gt- «рэкет» -& gt- «киднеппинг».
Как видно из схемы, в ней отражена семантическая восходящая градация, в которой каждый последующий неологизм оказывается более пейоративно насыщенным и выразительным, чем предыдущий.
Ср.: «Другая проблема: «государственный» и «ведомственный» рэкет» («Молот», 5. 03. 1996) — «Попав в неприятную ситуацию (крупные долги поджимали), ростовчанин Максим Болян решил поправить дело при помощи киднеппинга» («Комсомольская правда»,
17. 02. 1995).
------------------------------------------------------------------------------ 1 I
343
1____
Ежеквартальный научно-практический журнал
По аналогии с «киднеппингом» образован неологизм «пёснеппинг», отмеченный в прессе с ироническим подтекстом: «Мало кого удивишь звериным оскалом нашей действительности — пёснеппингом (кража собак, как метод воздействия на богатенькую хозяйку» («Комсомольская правда», 3. 04. 97).
Наиболее значительными неологизмами пейоративного характера являются те, что обобщают криминальные явления, упадок духовности в социуме (киллерство, рэйв-культура, реберфинг).
Неологизм «рэйв-культура» — дериват слова «рэйв» (техномузыка, возводимая в идеологию тусовщиками, допускающая лояльное отношение к наркотикам) — можно определить как псевдо-культуру. «Реберфинг» (от английского слова rebirth — возрождение) -явление социальной среды — знаменует собой тенденцию к духовному «возрождению» путем отречения от радостей жизни. Упражнения для дыхания, выполняемые поклонниками «реберфинга» и сопровождаемые заклятьями, можно оценить как нездоровый мистический экстаз, вызванный выполнением ритуалов, подрывающих здоровье и жизненные импульсы людей. Ср.: «Реберфинг (или реберсинг) в переводе с английского означает «возрождение». А поскольку мне очень хотелось возрождения духовного, я быстренько побежал на эти занятия» («Вечерний Ростов», 16. 02. 1995) — «Если у бывалых фанатов был девиз «Пиво, девки, рок-н-ролл», то сегодня молодое поколение выдвинуло другой лозунг: «Рэйв, движение, наркотики»… Этот наркотик (экстази — С.И.), пришедший к нам с Запада, стал неотъемлемой частью рэйв-культуры» («Огонек», 1996, № 8) — «Киллерство становится престижной профессией, но руководители правоохранительных органов продолжают лишь говорить о сложности борьбы с этим явлением» («Литературная газета», 1997, № 36).
Процессы криминализации общества, насилия, беззакония, отказа от норм, становятся проявлением хаоса в мире. Они «находят зеркальное отражение в языке и способах построения лексической структуры текстов, часто ироничных, скептических, саркастических» [11].
По мнению исследователей, «в современный лингвистике поставлена проблема права человека на лингвитическую экологию, по которому человек не должен оказываться во враждебной языковой среде» [2], а «политика (выборы, пропаганда), реклама (псевдо), психотерапия — вот далеко не полный перечень сфер возможного нечестного использования языка» [3].
В дореволюционной России язык закона, с использованием большого количества иноязычных слов и выражений, не переведенных с языка-источника, был трудным, непонятным. П. С. Пороховщиков по этому поводу писал: «Вы говорите перед русским судом, а не перед римлянами или западными европейцами. Щеголяйте французскими поговорками и латинскими цитатами в ваших книгах, в ученых собраниях, перед светскими женщинами, но в суде — ни единого слова на чужом языке» [ 10]
Таким образом, речь юриста должна обладать ясностью, понятностью и точностью, доступностью для каждого слушателя, не включать слова, нарушающие чистоту языка, избыточные термины, слова иноязычного происхождения. Появление иноязычного слова, 1
1 -------------------------------------------------------------------------------
344
I____
«Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института»
2013 № 1(5)
термина в судебной речи должно быть обоснованным, не нарушать культуру речи юриста, его «языковой вкус».
В век инноваций и компьютерных технологий необходимо
1) развивать в каждой личности языковую компетентность, любовь к богатству великого русского языка, обращаясь к опыту великих мастеров слова (М.В. Ломоносов, А. С. Пушкин, Л. Н. Толстой, И. С. Тургенев, В. Г. Белинский, А. П. Чехов, Ф. М. Достоевский, Н. В. Гоголь и др.) —
2) формировать у юристов ХХ1 века коммуникативный компонент культуры речи, основные качества речи (богатство и разнообразие речи, чистоту речи, выразительность речи, ясность, понятность, точность, правильность) —
3) обращаться в процессе усовершенствования к опыту великих юристов А. Ф. Кони, Ф. Н. Плевако, В. И. Жуковского, Н. И. Холева, П. А. Александрова, К. К. Арсеньева, Н. П. Карабчевского, А. Х. Лохвицкого и др., тексты судебных речей которых являются образцами ораторского мастерства-
4) усовершенствовать этический компонент культуры речи, прививая разумное употребление иноязычных слов (т.е. не имеющих эквивалентов в русском языке, экономичных и семантически точных), не нарушающих чистоту русского языка, «языковой вкус эпохи».
Литература
1. Белинский, В. Г. Полн. собр. соч. — М., 1956. — Т. 9. — С. 170−316.
2. Беляева, И. В. Феномен речевой манипуляции. — Ростов н/Д., 2008. — С. 156−157.
3. Голев, Н. Д. Юридический аспект языка в лингвистическом освещении // Юрислингвистика — 1. Проблемы и перспективы. — Барнаул, 1999. — С. 28.
4. Ивакина, Н. Н. Профессиональная речь юриста. Учебное пособие. — М., 1997. — С. 140.
5. Ирзабеков, В. Тайна русского слова. -М.: Даниловский благовестник, 2010. — С. 3−192.
6. Костомаров, В. Г. Языковой вкус эпохи (из наблюдений над речевой практикой масс-медиа). — М., 1997. — С. 87.
7. Культура русской речи: Учебник для вузов / под ред. проф. Л. К. Граудиной и проф. Е. Н. Ширяева. — М.: Издательство НОРМА, 2003. — С. 1.
8. Лельчицкий, И. Д., Песков, И. В. Цели и задачи поликультурного образования // Образование и общество. — 2009. — № 2. -С. 18.
9. Прямая речь. Мысли великих о русском языке /Составление, подготовка текста и вступительная статья Д. Н. Бакуна. — М.: Российский Фонд Культуры, 2007. — С. 98−406.
10. Сергеич, П. Искусство речи на суде. — М., 1960. — С. 68.
11. Сулименко, Н. Е. Мир хаоса и порядка в его преломлении лексической структурой текста // Текст: узоры ковра. — СПб.- Ставрополь, 1999. — Вып. 4, ч. 1. — С. 16. I
I
345

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой