Поэтика экфразиса в повести Н. В. Станкевича «Три художника»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 161. 1
ПОЭТИКА ЭКФРАЗИСА
В ПОВЕСТИ Н. В. СТАНКЕВИЧА «ТРИ ХУДОЖНИКА»
Наталья Геннадьевна Морозова
Новосибирский государственный университет экономики и управления, 630 099, Россия, г. Новосибирск, ул. Каменская, 56, кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры социальных коммуникаций и социологии управления, тел. (383)243−95−05, e-mail: ngm_2006@mail. ru
Работа посвящена анализу поэтики и семиотики экфразиса в русских повестях первой трети XIX века. На материале произведения Н. В. Станкевича «Три художника» выявляются специфические приемы и мотивы романтического экфразиса. Анализ синестетических тропов наиболее полно раскрывает эстетические позиции автора.
Ключевые слова: экфразис, синестезия, композиция, мотив, литературная традиция.
POETICS EKPHRASIS IN THE NARRATIVE OF N. V. STANKEVICH «THREE ARTISTS»
Natalya G. Morozova
Novosibirsk State University of Economics and Management, 630 099, Russia, Novosibirsk, 56 Kamenskaya St., candidate of philological sciences, professor, professor of department social communication and sociology of management, tel. (383)243−95−05, e-mail: ngm_2006@mail. ru
The work provides analysis of ekphrasis semiotics in Russian narratives of the first third of the XIX century.
Key words: ekphrasis, synesthesia, composition, motive, literary tradition.
Проблема литературного экфразиса в последнее время прочно заняла место среди наиболее актуальных направлений литературоведческих исследований. Сам термин заметно прибавил своей популярности и утратил тот оттенок непонятной новизны, налет чужеродности, который был присущ ему в самом начале 2000-х гг. Большое количество работ в последнее время посвящено также образу героя-созерцателя. (См., например, подробное исследование данного образа в хронотопе немецкого пространства, представленное в статье С. С. Жданова [1]. Анализу сюжетной ситуации замирания героя перед картиной, скульптурой посвящены также наши более ранние работы [2], [3].)
Среди видов литературного экфразиса, обусловленных различными эстетическими парадигмами, пожалуй, самого пристального внимания исследователей заслуживает романтическая его разновидность. Как известно, период романтизма стал переломным в самоопределении экфразиса как живой эстетики и философии искусства. Сближение различных искусств в аспекте их взаимодействия и взаимообогащения — одна из основ романтической эстетики, обеспечившая дальнейшую интеграцию кодов смежных искусств.
Наиболее востребован у писателей-романтиков был живописный экфразис — описания портретов, пейзажных зарисовок и тематических картин. Одним из таких выдающихся образцов романтического экфразиса может служить миниатюра Н. В. Станкевича «Три художника» (1833).
Основное содержание произведения — утверждение идеи истинного искусства, имеющего божественные основания. Три брата у Станкевича представляют три вида искусства — живопись, музыку, слово — три составляющие красоты (гармонии): «Безмолвно каждый в своем углу покушался дать плоть прекрасному мгновению своей жизни. Но у всех творило одно могучее чувство, одна мысль облекалась в красоту, один дух парил над тремя избранными» [4]. Можно провести аналогию со статьей Д. В. Веневитинова «Скульптура, живопись и музыка» [5], где три вида искусства представлены в аллегорической форме: живопись, скульптура и музыка — три сестры, посланные на землю их матерью, Поэзией. Полного совпадения образов, создаваемых Веневитиновым и Станкевичем, нет, но сама идея родства (синтеза) искусств, единства их природной основы, составляющая сущность романтического мировидения, лежит на поверхности.
Станкевич прибегает к художественному приему синестезии — строит образы, совмещающие визуальные и акустические ассоциации, ощущения: «Задумчиво коснулся струн своих другой брат: звуки его проясняли темную даль, разгадывали тайные образы, глубоким чувством проницали картину» [4]. Использование синестетических тропов — специфическая характеристика эпохи романтизма. Синестезия у Станкевича, как и у романтиков в целом, тяготеет к обобщенности и находится в неразрывной связи с поэтикой сверхъестественного, мистического основания жизни. Картина как пластическое выражение целостности, звуки и всё окружающее братьев связаны воедино — есть явленная мировая гармония. Моделирование этого метаобраза основано на взаимодействии кодов музыки, живописи и литературы. При этом акцент в миниатюре смещен на описание реакции братьев на создаваемые ими аудио-, визуальные и вербальные произведения: вместо подробного описания каждого творения характеризуется атмосфера вокруг него — ощущение от соприкосновения с гармонией: «Звуки затихли, мешаясь с вечерним благовестом, и братья бросились обнимать друг друга" — «Молча, со слезами на глазах, подал третий брат руки живописцу и музыканту» [4]- «Сладко текли слезы братьев!» [6].
Экфразис в «Трех художниках» — описание картины, которая есть оживленный одной единственной фигурой пейзаж, архетипический для художественной прозы первой трети Х1Х-го в., — построен на синтезе визуальных и акустических образов. Идиллическая картина вечера дополняется различными эффектами, придающими ей динамику, согласующуюся при этом с царящими на холсте умиротворенностью и полнотой жизни: «Окрашенные розовым сиянием неба, струятся воды, за рекой высится гора, на ней хижины, и крест божией церкви ярко сияет в лучах заходящего солнца… даль синеет, чуть видно одинокое существо… не различишь лица его: оно слилось с вечерним туманом. И картина полна была мыслью, полотно дышало чувством» [4].
Станкевич наделяет персонажей синестезией — способностью угадывать звук на картине, слова и звуки воспринимать как зримые образы. Ср.: «Посмотри: когда бы ты мог узнать песнь твою в этой картине!» [4]- «И разрешились уста третьего брата: речь его досказала песнь, дорисовала картину, дала звуку образ и образу движение…» [6]. Стирается грань условности не только между искусствами, но и между искусством и жизнью: лучи заходящего солнца проникают в комнату братьев и одновременно сияют на втором плане картины.
Весь текст построен на гармоническом чередовании тишины / молчания со звуком (музыкой) / речью. Особая акустика созданного Станкевичем художественного мира задается акционным мотивом: все проникнуто движением, действием, жестом, перевоплощением — «струна задрожала», «томящие звуки возникли… и, умирая, просили ответа», «звуки затихли», «бросились обнимать друг друга», «струятся воды», «высится гора», «даль синеет», «полотно дышало чувством», «они его разгадывали», «коснулся струн», «текли слезы братьев» и т. д. Все три искусства — живопись, литература, музыка — оказываются динамическими, темпоральными. Само произведение «Три художника» есть своеобразный экфразис (описание творческого акта), композиционно складывающийся из описания песни (музыкальный экфразис), картины (живописный экфразис), словесного описания физических и ментальных коммуникативных действий.
Таким образом, миниатюра «Три художника» — пример синестетического мироощущения писателей-романтиков. Анализ синестетических тропов способствует конкретизации эстетических позиций автора. Экфразис у Н. В. Станкевича есть утверждение философских и эстетических принципов романтизма.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Жданов С. С. Карнавальные мотивы немецкого хронотопа в доэмигрантской поэзии Саши Черного // Интерэкспо ГЕО-Сибирь-2014. Х Междунар. науч. конгр.: Междунар. науч. конф. «Глобальные процессы в региональном измерении: опыт истории и современность»: сб. материалов в 2 т. (Новосибирск, 8−18 апреля 2014 г.). — Новосибирск: СГТА, 2014. Т. 2. -С. 35−39.
2. Морозова Н. Г. Поэтика и семиотика экфразиса в русской прозе первой трети XIX века // Екфразис: Вербальш образи мистецтва: монография / за ред. Т. Бовсушвськог -К.: ВПЦ «Кшвський ушверситет», 2013. — С. 109 — 128.
3. Морозова Н. Г. Акустический и акционный мотивы в романтическом экфразисе // Интерэкспо ГЕО-Сибирь-2014. Х Междунар. науч. конгр.: Междунар. науч. конф. «Глобальные процессы в региональном измерении: опыт истории и современность»: сб. материалов в 2 т. (Новосибирск, 8−18 апреля 2014 г.). — Новосибирск: СГТА, 2014. Т. 2. — С. 70−74.
4. Станкевич Н. В. Три художника // Станкевич Н. В. Избранное. — М.: Сов. Россия, 1982. — С. 83.
5. Веневитинов Д. В. Скульптура, живопись и музыка // Веневитинов Д. В. Стихотворения. Проза. — М.: Наука, 1980. — С. 137 — 140.
6. Станкевич Н. В. Три художника // Станкевич Н. В. Избранное. — М., 1982. — С. 84.
© Н. Г. Морозова, 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой