Научная коммуникация: межкультурный аспект

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В. В. Леонтьев // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: сб. науч. тр. — Волгоград: Перемена, 2000. — С. 200.
31
Курьянович, А. В. Коммуникативные аспекты слова в эпистолярном дискурсе М. И. Цветаевой: дис. … канд. филол. наук / А. В. Курьянович. — Томск, 2002. — С. 54.
32 Там же. — С. 56−63, 114.
33 Седов, К. Ф. Дискурс и личность: эволюция коммуникативной компетенции / К. Ф. Седов. — М.: Лабиринт, 2004. — С. 7.
34 Кабанова, Т. Н. Эпистолярный текст частной переписки в аспекте теории речевого общения (на материале рукописных и опубликованных текстов XX века): автореф. дис. … канд. филол. наук / Т. Н. Кабанова. — Челябинск, 2004. — С. 10.
35 Сапожникова, Н. В. Философско-антропологическая природа эпистолярного дискурса: автореф. дис. … д-ра филол. наук / Н. В. Сапожникова — Екатеринбург, 2005. — С. 19.
36 Рогалева, О. С. Брачное объявление как речевой жанр. — С. 6.
37
Ковалева, Н. А. Русское частное письмо XIX века. Коммуникация. Жанр. Речевая структура: автореф. дис. … д-ра филол. наук / Н. А. Ковалева. — М., 2002. — С. 8.
38
Седов, К. Ф. Дискурс и личность. — С. 74.
39 См. об этом Винокур, Т. Г. К характеристике говорящего. Интенция и реакция / Т. Г. Винокур // Язык и личность. — М.: Наука, 1989. — С. 11−23.
Т. Н. Хомутова
НАУЧНАЯ КОММУНИКАЦИЯ: МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ
В статье рассматриваются вопросы глобализации науки и ее влияния на межкультурную научную коммуникацию- принимается трехкомпонентная структура коммуникативного акта- анализируется культурно-обусловленное взаимодействие первичной и вторичной языковых личностей- предлагаются три вариантных реализации абстрактной модели межкультурной научной коммуникации, центральным компонентом которых является научный текст- намечаются пути интеграции российской науки в глобальное научное пространство.
Ключевые слова: глобализация науки, межкультурная научная коммуникация, коммуникативный акт, модель, языковая личность, научный текст, грамматическая структура.
Проблема межкультурной научной коммуникации приобретает в настоящее время особую актуальность. Это связано, в первую очередь, с процессом глобализации, охватывающим все стороны общественной жизни, в том числе и науку.
Научный подход характеризует сегодня практически любой аспект жизнедеятельности человека. По мнению зарубежных исследователей, наука стала своеобразными «культурными одеждами для всех сфер современной общественной жизни», а ее «культурная когнитивная модель» является в определенной степени универсальной и распространяется далеко за пределы собственно науки1. Сегодня научный подход характеризует все стороны нашей повседневной жизни: выбор предметов потребления, отношение к собственному здоровью, отдыху, образованию — все это основано на сборе фактического материала, его анализе и обобщении, что характеризует эмпирический уровень познания. И в этом смысле
можно говорить о проникновении науки во все сферы общественной жизни в качестве мощной объединяющей силы, формирующей человеческое общество, которая, по мнению ряда авторов, даже сменила на этом посту религию1.
Кроме глобализации науки вглубь, то есть универсализации всех сторон общественной жизни в рамках монокультурной научной когнитивной модели, наблюдается и глобализация науки вширь, то есть поликультурная, или межкуль-турная научная интернационализация. Этот процесс проявляется, в частности, в широком распространении международных научных ассоциаций, целью которых является проведение единой политики в области науки и образования, совместных научных и образовательных проектах, направленных на объединение усилий ученых разных стран в различных областях знания, системе международных научных грантов и т. д.
Несмотря на различное отношение к процессу глобализации, от восторга до полного неприятия, необходимость интеграции российской науки в глобальную науку осознается на всех уровнях. Показателем этого является, в частности, вступление России в Болонский процесс, активизация деятельности по получению международных грантов, активизация мобильности преподавателей вузов и научных работников, вводимые с 2010 года требования ВАК по обязательным публикациям результатов докторских исследований в международных изданиях, научные исследования в области теории и практики преподавания языка для специальных целей, программы лингвистической поддержки научных и образовательных проектов, осуществляемые в вузах России и т. д. 2
Глобализация науки вширь невозможна без межкультурных контактов и в этом плане в основе процесса глобализации науки лежит межкультурная научная коммуникация, или межкультурное общение.
Практика преподавания английского языка в русскоязычной научной аудитории, а также опыт общения и перевода представителей научного социума русскоязычной и англоязычной культур показали, что незнание базовых элементов ментально-лингвального комплекса англоязычной культуры и науки как ее части, основных закономерностей англоязычного научного речевого общения приводит к коммуникативным сбоям, которые затрудняют межкультурную научную коммуникацию, замедляют процесс глобализации науки, интеграции России в мировое научное пространство, а вместе с этим и научно-технический прогресс в глобальном масштабе. Стремление преодолеть имеющееся противоречие между англоязычным и русскоязычным научным дискурсом и обусловливает практическую потребность в исследовании межкультурной научной коммуникации.
Под межкультурной коммуникацией, как правило, понимают «адекватное взаимопонимание двух участников коммуникативного акта, принадлежащих к разным национальным культурам"3, «общение людей, представляющих разные культуры"4, «процесс совместной выработки единого, скорее всего нового для всех участников акта общения, значения всех воспроизводимых и воспринимаемых действий и их мотивов"5. В основе этих определений эксплицитно или имплицитно присутствует идея взаимопонимания коммуникантов как необходимого условия успешности коммуникативной деятельности.
Для современного этапа развития лингвистики характерна коммуникативнокогнитивная парадигма, в рамках которой успешно развивается и коммуникативнодеятельностное направление, которое представляет коммуникативную деятельность как ролевое исполнение речевой деятельности, при этом последняя осуществляется индивидом для того, чтобы путем знакового управления деятельностью адресата способствовать успешности деятельности отправителя сообщения.
Согласно теории Е. В. Сидорова, базирующейся на коммуникативной концепции Р. Якобсона, в отдельном акте речевой коммуникации выделяются три основных компонента: а) первичная коммуникативная деятельность (коммуникативная деятельность отправителя сообщения6) — б) текст (речевое произведение) — в) вторичная коммуникативная деятельность (коммуникативная деятельность адресата7). Кроме указанных основных компонентов в состав акта речевой коммуникации входит системный контекст в виде неречевых деятельностей автора и адресата сообщения, условий коммуникации и референтной ситуации8.
Такое представление о строении акта речевой коммуникации является, на наш взгляд, весьма плодотворным, поскольку в нем подчеркивается представление о коммуникантах как о субъектах, представленных в коммуникации реализуемой ими деятельностью. Заслуживает внимания и представление о знаковой координации деятельностей коммуникантов как о внутренней системной и необходимой связи компонентов в акте речевой коммуникации.
Центральным звеном акта речевой коммуникации в коммуникативнодеятельностной парадигме является текст как предметно-знаковая модель сопряженных коммуникативных деятельностей общающихся. Коммуникативная деятельность, в свою очередь, вырастает из неречевой деятельности как отдельной формы жизнедеятельности индивида и является ее необходимым продолжением или предшествованием.
Межкультурная коммуникация в коммуникативно-деятельностной парадигме определяется как знаковая координация свойств и ресурсов культур языковых личностей коммуникантов.
Говоря о межкультурной научной коммуникации, следует отметить, что наука рассматривается как часть культуры, такой способ познания мира, в котором вырабатываются и теоретически систематизируются знания о действительности. Поэтому к науке как части целого применимы в той или иной мере те положения и принципы, которые применяются по отношению к культуре в целом. Это касается в первую очередь самого понятия научной коммуникации, а также понятий системы и структуры акта научной коммуникации, как монокультурной, так и межкультурной.
Под монокультурной научной коммуникацией мы понимаем общение на родном языке представителей одной культуры, являющихся специалистами в одной научной области, на темы, представляющие профессиональный интерес. Под межкультурной научной коммуникацией мы будем понимать общение представителей разных культур, являющихся специалистами в одной научной области, на темы, представляющие профессиональный интерес, осуществляемое на языке межкультурного общения, который для одного или для всех коммуникантов является неродным.
Модель акта научной коммуникации представляет, на наш взгляд, одну из вариантных реализаций общей модели речевой коммуникации, описанной выше, при этом первичная и вторичная коммуникативные деятельности репрезентируют научную деятельность коммуникантов.
Как известно, в науке выделяют два уровня: эмпирический и теоретический. К эмпирическому уровню относят прикладное знание, к теоретическому — фундаментальное знание. Теоретический и эмпирический уровни научного познания отличаются, прежде всего, степенью обобщения и ценности. В структуру эмпирического уровня входят непосредственные наблюдения и эксперименты, эмпирические процедуры, зависимости и факты. К структурным компонентам теоретиче-
ского познания относят проблемы, гипотезы, теории и сформулированные на основе теорий законы10.
Наука по своей сути ориентирована на выявление объективных законов действительности с целью дальнейшего их использования на практике. Основной целью научного познания является достижение истины, которая выступает как ценность. Важнейшая характеристика науки — развитие знания и способов его получения. Показателями научности процесса познания являются исторически установленные доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность, системность. Важнейшим механизмом научной деятельности является метод (способ) получения знания11.
В самом общем виде процесс научной деятельности можно представить следующим образом: наблюдение- получение научных фактов- их обобщение, систематизация, анализ- выявление противоречий и постановка проблемы- формулирование гипотезы- создание теоретической модели- проверка ее адекватности- исследование модели- перенос результатов, полученных с помощью моделирования на реальный объект- проведение эксперимента с реальным объектом- формулирование выводов (законов) и определение направлений дальнейших исследований12.
Очевидно, что научный текст как предметно-знаковая модель сопряженных коммуникативных деятельностей автора и адресата с неизбежностью репрезентирует их научную деятельность, однако этот процесс не является прямым, а опосредован коммуникантами. Так, в употреблении определенных композиционноречевых форм (описание, повествование, рассуждение) можно найти некоторое соответствие форме научной деятельности: описание — наблюдение, сбор эмпирических фактов- повествование — отображение действий экспериментатора- рассуждение — воспроизведение связей и зависимостей научных фактов. По композиционно-речевым формам, таким образом, с определенной долей приближения можно сделать заключение о том, на каком уровне познания — эмпирическом или теоретическом — находится исследователь.
Исходя из вышеизложенного, научный текст определяется нами как основная единица акта научной речевой коммуникации, как предметно-знаковая модель сопряженных коммуникативных деятельностей автора и адресата, репрезентирующих их научную деятельность, как сложное иерархически организованное системно-структурное образование, обладающее собственным планом содержания и выражения13.
В качестве плана содержания научного текста мы рассматриваем его информационную структуру, в основе которой лежат коммуникативные деятельности общающихся, репрезентирующие их научную деятельность. Информационная структура текста трактуется как сложное иерархическое единство, совокупность смысловой и грамматической структур текста. План выражения составляют различные по природе и уровню средства языка.
Смысловая структура текста включает денотаты (предметные имена), организованные в тезаурус личности, а также модели представления знаний, такие как фреймы, сценарии, семантические макроструктуры (к ним относятся проблема-решение, общее-частное и т. д.).
Грамматическая структура текста рассматривается как совокупность грамматических категорий, участвующих в организации содержания текста.
В грамматической литературе обычно обращают внимание на два аспекта грамматической структуры текста: связность (микроструктура) и цельность (макроструктура).
Мы предлагаем подойти к рассмотрению этой структуры с иных позиций, ориентируясь на базовые функции языка! коммуникативную и когнитивную. Ориентация на базовые функции языка, а от них на текст как материальное воплощение этих функций позволяет определить в качестве классификационных принципов для характеристики грамматической структуры текста именно эти сущности.
Такой подход был успешно осуществлен по отношению к синтаксису современного английского языка Н. А. Слюсаревой, которая выделила следующие аспекты функционального синтаксиса- структурный, актуальный, аналоговый и логико-ориентированный14. В теории Н. А. Слюсаревой структурный и актуальный аспекты представляют выражение принципов организации предложения, обеспечивающих коммуникативную функцию, а логико-ориентированный и аналоговый аспекты являются воплощением принципов организации мысли о мире и обеспечивают когнитивную функцию языка.
Функциональный подход Н. А. Слюсаревой к синтаксису позволил продемонстрировать соотношение универсально-мыслительного, универсальноязыкового и конкретно-языкового. Поскольку именно в тексте как основной единице акта речевой коммуникации ярче всего манифестируются базовые функции языка, представляется правомерным и весьма актуальным в рамках современной коммуникативно-когнитивной парадигмы провести функциональный анализ текста от базовых функций к грамматическим категориям текста, их выражающим, а от них к языковым средствам, служащим для реализации последних.
На основе функционального подхода Н. А. Слюсаревой мы выделяем следующие аспекты грамматической структуры текста і структурный, актуальный, аналоговый и логико-ориентированный. Эти аспекты мы относим к разряду суперкатегорий, которые, в свою очередь, подразделяются на категории и субкатегории структурный (введение, основная часть, заключение и т. д.), актуальный (тема-рема, модальность, пер-сональность и т. д.), аналоговый (темпоральность, локативность и т. д.) и логикоориентированный (описание, повествование, рассуждение и т. д.)15
Как показало наше исследование (600 текстов 6 жанрові монография, научная статья, аннотация, реферат, рецензия, реклама), описание грамматической структуры текста в терминах суперкатегорий и категорий является инвариантным, в то время как описание грамматической структуры текстов в терминах субкатегорий дает большое число вариантов.
Очевидно, что модель акта научной коммуникации, рассмотренная выше, будет по-разному реализовываться в монокультурной и межкультурной среде. В монокультурной среде конкретизация модели пойдет по линии конкретизации профессиональной принадлежности автора и адресата сообщения, самого сообщения (текста) и системного контекста. В отличие от монокультурной межкультурная научная коммуникация осложняется, кроме прочего, национально-специфическими моментами, которые могут затруднить понимание и препятствовать успешности коммуникации.
К таким национально-специфическим моментам мы относим, в первую очередь, национальную специфику автора и адресата как субъектов коммуникации, как первичной и вторичной или двух вторичных языковых личностей, носителей разных культур и языков, а также текст как объект и продукт межкультурной научной коммуникации (как предметно-знаковую модель сопряженных коммуникативных деятельностей общающихся).
Из приведенного выше определения межкультурной научной коммуникации следует, что возможны, по меньшей мере, три вариантных реализации ее модели с учетом вариаций статуса коммуникантов и языка общенияі
1) автор (язык общения родной) — текст — адресат (язык общения неродной) —
2) автор (язык общения неродной) — текст — адресат (язык общения неродной) —
3) автор (язык общения неродной) — текст — адресат (язык общения родной).
В эпоху глобализации науки реализуются все три варианта модели межкультурной научной коммуникации, о чем свидетельствуют данные об авторстве в научных журналах, материалах научных конференций и симпозиумов и других научных публикациях. Об этом также свидетельствует интерес к исследованию взаимодействия носителей разных языков и культур, имеющих различный уровень иноязычной коммуникативной компетенции.
Особую роль в условиях межкультурной научной коммуникации приобретает язык межкультурного общения. Таким языком в настоящее время является английский. По данным Ю. Гарфилда, автора индекса цитирования научных публикаций, в 1997 году 95% из 925 тысяч научных статей, опубликованных в тысячах ведущих научных периодических изданий, были написаны на английском языке, причем авторы половины из них не были носителями английского языка16.
Вместе с тем исследователями отмечаются значительные трудности при восприятии и понимании иноязычных текстов в процессе межкультурной научной коммуникации. Эти трудности, на наш взгляд, обусловлены целым рядом противоречий. Указанные противоречия, в первую очередь, касаются когнитивных пространств и коммуникативной компетенции участников коммуникации.
Как известно, любая языковая личность обладает, по меньшей мере, тремя совокупностями знаний и представлений: индивидуальным когнитивным пространством, коллективным когнитивным пространством и когнитивной базой. Когнитивная база и когнитивные пространства национально детерминированы и маркированы, поскольку их ядром служит когнитивная база носителей родной культуры17.
Таким образом, в процессе межкультурной научной коммуникации могут быть отмечены следующие противоречия:
1) между когнитивными базами носителей разных культур-
2) между индивидуальными когнитивными пространствами автора и адресата, которые могут быть одинаковыми и разными (шире, уже) —
3) между когнитивными пространствами одного социума (ученых в одной области) в разных странах и культурах (совмещаемые полностью или частично, несовмещаемые) —
4) между коммуникативными компетенциями носителей разных культур в межкультурном аспекте (лингвистической, социолингвистической, прагматической, или дискурсивной, социокультурной, стратегической и др.), то есть коммуникативными компетенциями первичной и вторичной языковой личности или двух вторичных языковых личностей. Особое внимание, на наш взгляд, следует уделять дискурсивной компетенции, под которой понимают «знания правил построения высказываний, их объединения в текст"18, «способность использовать подходящие стратегии в конструировании и интерпретации текстов"19, что в нашей терминологии соответствует знанию грамматической структуры текста и способности использовать эти знания в конструировании и интерпретации текстов.
Указанные противоречия приводят к непониманию или неадекватному пониманию текста как единицы коммуникации и затрудняют интеграцию национальной науки в глобальное научное пространство.
Пути преодоления противоречий мы видим в следующем:
1) повысить требования к научным работникам, студентам, аспирантам и
докторантам в плане обязательного знакомства с последними достижениями зарубежной науки — научными текстами на английском языке- включить в государственные образовательные стандарты и рабочие программы всех дисциплин зарубежные источники в больших количествах- активизировать участие научных работников в международных конференциях, их публикации в зарубежных журналах, мобильность научных работников, студентов, аспирантов- обеспечить доступность зарубежных источников, скоростной Интернет и др. -
2) формировать и развивать иноязычную и межкультурную коммуникативную компетенции вторичной языковой личности: внести изменения в учебные планы и программы вузовской подготовки по английскому языку, разработать и включить в учебные планы следующие дисциплины: анализ научного текста и дискурса, теория научных жанров, практика чтения, письменной речи, говорения и аудирования научных текстов, перевод научных текстов соответствующей области знания, культура английской научной речи и профессионального общения- разработать соответствующие учебные и методические материалы, использовать достижения отечественной и зарубежной лингвистики и лингводидактики.
Перечисленные мероприятия непосредственно связаны с осуществлением языковой политики и языкового планирования на государственном уровне и могут стать частью программы интеграции России в мировое научное пространство. Самыми важными среди них представляются мероприятия второго блока, поскольку без соответствующих коммуникативных компетенций ни частые поездки на конференции, ни знакомство с зарубежными источниками становятся бессмысленными. Таким образом, имеется потребность в формировании, развитии и совершенствовании иноязычной и межкультурной научной коммуникативной компетенций на английском языке у вторичной русскоязычной языковой личности.
Очевидно, что основой для этого и всех перечисленных выше практических мероприятий должна стать современная адекватная теория научного текста как основной единицы научной коммуникации в ее вариантных реализациях, теория, которая интегрировала бы последние достижения мировой науки: лингвистики, лингвистики текста, психолингвистики, когнитивной лингвистики, прагмалингви-стики, социолингвистики, дискурсивного анализа, теории жанра, теории коммуникации, переводоведения, функциональной стилистики, лингводидактики, теории межкультурной коммуникации и других наук.
Примечания
1 Drori, G. Science in the Modern World Polity: Institutionalization and Globalization / G. Drori, J. W. Meyer, F. Ramirez, E. Schofer. — Stanford: Stanford University 2Press, 2003.
2 Хомутова, Т. Н. Программа лингвистической поддержки научных и образова-
тельных проектов / Т. Н. Хомутова // Актуальные вопросы современного университетского образования: материалы IX Российско-Американской научно-
практической конференции (С. -Петербург, 15−17 мая 2006 г.) — СПб.: Изд-во 3РГПУ им. А. И. Герцена, 2006. — С. 296−300.
3 Верещагин, Е. М. Язык и культура / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров. — М., 1990. — С. 26.
4 Тер-Минасова, С. Г. Язык и межкультурная коммуникация / С. Г. Тер-Минасова.
— М., 2000. — С. 14.
5 Елизарова, Г. В. Культура и обучение иностранным языкам / Г. В. Елизарова. -СПб, 2001. — С. 27.
6 В дальнейшем, чтобы подчеркнуть творческий характер носителя первичной коммуникативной деятельности, мы будем использовать термин «автор» вместо «отправитель сообщения».
7 Термин «адресат» в данном контексте определяется не только как получатель сообщения, но и как его интерпретатор, то есть несет «творческую» коннотацию.
8 Сидоров, Е. В. Онтология дискурса / Е. В. Сидоров. — М., 2007.
9 Там же. — С. 132.
10 Степин, В. С. Философия науки и техники [Электронный ресурс] /
B. Г. Горохов, М. А. Розов, В. С. Степин. — М.: РГИУ, 2004. — Режим доступа: http: //www. i-u. ru/biblio/archive/stepin_filosofiа.
11 Звездкина, Э. Ф. Теория философии / Э. Ф. Звездкина, В. Ф. Егоров.- М.: Экс-
мо, 2004. — С. 391−392.
12
Кощеева, Е. С. Развитие исследовательских умений учащихся на основе использования схемотехнического моделирования в процессе обучения физике: дис. … канд. пед. наук / Е. С. Кощеева. — Екатеринбург, 2003.
13 Хомутова, Т. Н. Теория языковой вариативности и грамматика текста / Т. Н. Хомутова // Вестн. Юж. -Урал. гос. ун-та. Серия «Лингвистика». — 2004. -Вып. 1. — № 7. — С. 30−34.
14 Слюсарева, Н. А. Проблемы функционального синтаксиса современного английского языка / Н. А. Слюсарева. — М.: Наука, 1981.
15 Хомутова, Т. Н. Лингвостилистические особенности научной статьи /
C. В. Кислицына, Т. Н. Хомутова // Вопр. лингвистики и методики преподавания иностр. языков в неязыковом вузе: сб. науч. тр. / под ред. Т. Н. Хомутовой. -& quot-Челябинск: ЮУрГУ, 1999. — С. 34−41.
16 Bollag, B. The new Latin: English dominates in academe / B. Bollag // The Chronicle of Higher Education. — Washington: Sept 8, 2000. — Vol. 47. — Iss. 2. — P. 73.
17
Красных, В. В. Структура коммуникации в свете лингво-когнитивного подхода (коммуникативный акт, дискурс, текст): дис. … д-ра филол. наук / В. В Красных.
— М., 1999.
18 Общеевропейские компетенции владения иностранным языком: Изучение, преподавание, оценка. — М.: МГЛУ, 2003. — С. 122−124.
19 Елизарова, Г. В. Культура и обучение иностранным языкам. — С. 184.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой