Научная школа в библиотековедении как объект идентификации ученых

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 02: 001. 8
Т. В. Захарчук
Научная школа в библиотековедении как объект идентификации ученых
Статья-ответ на публикацию В. В. Орлова «Научные школы кафедры библиотековедения и теории чтения библиотечно-информационного факультета СПбГУКИ"1. Научная школа в библиотековедении формируется и развивается, основываясь на его принадлежности к наукам социально-гуманитарного цикла и особенностях развития самой науки. Основными признаками научной школы являются: наличие лидера, исследовательской программы, сформулированной лидером и разрабатываемой его учениками, традиций, способствующих формированию этических научных норм.
Ключевые слова: научная школа, признаки научной школы, состав научной школы, кафедра библиотековедения и теории чтения СПбГУКИ
Tatiana V. Zakharchuk
School of sciences in library science as object of identification of scientists
Article answer on V. V. Orlov'-s publication «Schools of sciences of Department of library science and theory of reading of Faculty of library and information of Saint-Petersburg State University of Culture and Arts». The school of sciences in library science is formed and developed, based on its belonging to sciences of a social and humanitarian cycle and features of development of the science. The main signs of school of sciences are: presence of the leader, the research program formulated by the leader and developed by his pupils, the traditions promoting formation of ethical scientific standards.
Keywords: school of sciences, signs of school of sciences, structure of school of sciences, chair of library science and theory of reading of Saint-Petersburg State University of Culture and Arts
Потребность в написании отзыва на статью В. В. Орлова о научных школах кафедры библиотековедения и теории чтения СПбГУКИ вызвана тем, что ее автор предлагает научному сообществу взгляд на феномен научной школы как на некий предмет, к которому каждый исследователь может подойти со своими мерками. Статья носит чисто описательный и перечислительный характер и не содержит никаких научных подтверждений предлагаемым тезисам. Наличие факта существования научной школы зависит, по мнению автора, от того как мы определим содержание этого понятия. Это первая и самая важная методологическая ошибка автора. В таком случае научной школой можно назвать любое объединение ученых, придумав ему соответствующие признаки.
Так и В. В. Орлов, сразу после одного произвольно выбранного определения термина «научная школа», вдруг утверждает: «Таким образом, основоположниками научных школ кафедры можно считать…». Как это следует из определения термина «научная школа» — не очень понятно.
Не буду подробно говорить о принятых в социологии науки определениях понятия «научная школа», из которых автор статьи выбрал не самое распространенное. Однако совершенно очевидно, что при подготовке такой статьи сле-
довало бы ознакомиться с определениями этого термина, данными современными социологами науки и государственными деятелями Е. З. Мирской, И. Г. Дежиной, Н. Х. Розовым, Д. А. Александровым.
Кроме того, с науковедческой точки зрения, вообще нельзя употреблять словосочетание «научные школы кафедры». Научная школа -неформальный научный коллектив. Можно говорить лишь о научных школах, сформировавшихся на кафедре, для которых кафедра является лишь организацией, где научные школы зарождались и, возможно, развиваются. А представителями этих школ могут быть исследователи, работающие в любом другом учреждении.
Вторая методологическая ошибка связана с выделением признаков научной школы. Автор ссылается на работы О. Б. Борисовой и работы автора настоящей статьи (правда, не указывает, на какие именно)2. Однако перечисленные им признаки выделены не нами. Это общепринятые признаки научной школы. Важнейшими признаками научной школы в настоящее время являются: признание научной школы профессиональным сообществом и самоидентификация возможных представителей научной школы. Но В. В. Орлов считает, что их можно не учитывать при рассмотрении школ кафедры библиотековедения и теории чтения СПбГУКИ.
Научная школа в библиотековедени и как объект идентификации ученых
Из этого вытекают и ошибки в идентификации состава научных школ, сформировавшихся на кафедре. Автор произвольно называет основателей научных школ, не используя для доказательства этого никаких исследовательских методов (например, социологический опрос, анализ профессиональных публикаций и т. п.).
Игнорирование важнейшего признака научной школы — «наличие единой исследовательской программы» — приводит к тому, что «во главу угла» ставятся отношения типа «учитель-ученик», т. е. наличие диссертаций, защищенных под руководством лидера. Это один из возможных, но далеко не основной метод идентификации научной школы. Нельзя утверждать, что в научную школу входят все специалисты, защитившие диссертацию у того или иного крупного ученого. Многие ученики после защиты диссертации по разным причинам «уходят» в другие области исследований, а иногда даже переходят на противоположные научные позиции, т. е. меняют исследовательскую программу.
В результате своих размышлений В. В. Орлов относит профессора Т. И. Ключенко с ее кандидатской диссертацией «Первичный информационный поток и факторы его формирования (на материалах предприятий и организаций черной металлургии)» к научной школе, занимающейся проблемами библиотечного обслуживания. Аналогичная ситуация с профессором Г. В. Варгановой, кандидатская диссертация которой была защищена на кафедре научно-технической информации («Пути совершенствования справочно-поискового аппарата научно-технических библиотек и органов информации в условиях междуведомственного территориального отраслевого взаимодействия»), а докторская и вовсе посвящена научно-исследовательской деятельности в библиотечно-информационной отрасли США. Не объясняет автор и оснований отнесения А. Н. Ванеева к школе З. И. Ривлина. И таких примеров множество. В. В. Орлов в своей статье практически не использует термин «научная школа», речь идет лишь о научных направлениях. И это правильно, поскольку речь идет именно о научных направлениях, которые развивали определенные исследователи, в разные годы работавшие на кафедре. Но это совсем не означает, что они являются главами научных школ, а ученые, названные в статье их последователями, на самом деле разрабатывают одну исследовательскую программу. Они могут развивать различные подходы к исследованию одной и той же проблемы. Работа на одной кафедре и даже в одном научном направлении не означает принадлежности к одной научной школе.
Предварительное ознакомление В. В. Орло-
ва со статьей О. И. Воверене, О. П. Вилькиной и Д. А. Рингайтите (которую он приписал только О. И. Воверене), позволило бы выявить очень осторожные высказывания ее авторов о научных направлениях, сложившихся в библиотековедении, которые могут перерасти в научную школу (а могут и не перерасти)3. Одним из основателей такого научного направления, связанного с историей библиотековедения, справедливо назван профессор А. Н. Ванеев. Однако у Орлова А. Н. Ванеев является одним из разработчиков направления «проблемы истории, теории, организации и управления библиотечным делом» (специалист, знакомый с основами библиотековедения, отчетливо представляет, что такого научного направления (не говоря уж о научной школе!), включающего и историю, и теорию, и управление просто быть не может). Для того чтобы понять научную обоснованность высказывания О. И. Воверене и ее соавторов, достаточно посмотреть список трудов профессора
А. Н. Ванеева. Одним из основателей исторического направления в библиотековедении профессора А. Н. Ванеева называют в своих работах Л. И. Сальникова, В. В. Скворцов, Г. В. Варганова4. Вряд ли необходимо дополнительно объяснять, что библиотековедение — это наука, а библиотечное дело — область практики.
Я не утверждаю, что названные В. В. Орловым в статье выдающиеся ученые не являются и главами научных школ. Однако такая бездоказательная и произвольная их компоновка в неформальные научные коллективы не позволяет говорить о научном подходе автора к рассмотрению и идентификации научных школ, сложившихся на кафедре библиотековедения и теории чтения СПбГУКИ.
Если всерьез говорить о научных школах, сложившихся на кафедре, то необходимо учитывать следующие моменты:
1. Школой может называться только неформальный научный коллектив, признанный профессиональным сообществом, а не составленный произвольно. Для этого нужно найти упоминания о школе в профессиональной печати, опросить ведущих специалистов отрасли.
2. Основатель школы и ее лидеры могут быть выявлены не на основании мнения кого-то из представителей кафедры, а только на основании мнения профессионального сообщества и анализа публикаций представителей школы.
3. Говоря о научной школе, важно сформулировать ее исследовательскую программу. В противном случае о школе говорить не имеет смысла. Нельзя сводить тематику деятельности школы к ее названию. Например, невозможно говорить о школе «библиотечного обслужива-
Т. В. Захарчук
ния», не раскрыв ее отличия от других школ, имеющихся в этом научном направлении. Ведь этими проблемами занимаются не только на кафедре библиотековедения и теории чтения СПбГУКИ.
4. Главным признаком членства в школе является самоидентификация ученого. Если исследователь отрицает свою принадлежность к научной школе, то это должно быть принято как данность. С другой стороны, если исследователь считает себя принадлежащим к научной школе, это дает основания для дальнейшего изучения этого факта. Прежде чем говорить о принадлежности тех или иных ученых к тем или иным школам, хорошо было бы опросить указанных ученых. Уверен ли В. В. Орлов, что все эти специалисты единодушно согласились бы с ним?
5. При идентификации школы важно рассматривать не всех диссертантов предполагаемого основателя школы, а только тех, кто в дальнейшем развивал его идеи, не ушел из его исследовательской программы.
6. Научную школу от других форм организации научных исследований отличает наличие традиций и постоянное поддержание репутации научной школы. Отсутствие этого компонента делает научный коллектив просто группой ученых, работающих в одном направлении.
Ни один из этих моментов не был учтен
В. В. Орловым.
Совершенно удивительным является заключительный вывод автора о том, что «говоря о научных школах кафедры библиотековедения и теории чтения, трудно добиться их однозначного разграничения, все они, так или иначе, пересекаются между собой». Что же это за научные школы, у которых нет самостоятельной исследовательской программы, а представители которых могут свободно «кочевать» из одной школы в другую? «Уход» ученого из школы — обычно значительное событие в его научной биографии.
Таким образом, можно говорить о том, что в данном случае мы имеем дело со статьей, которая не позволяет всерьез говорить о количестве и составе научных школ, сложившихся на кафедре библиотековедения и теории чтения
СПбГУКИ. Для проведения такого рода исследований необходима серьезная науковедческая подготовка и значительное количество усилий, направленных на выявление «ядра» научных школ, предполагающих изучение соавторства, взаимного цитирования и т. д., а также идентификации их признаков (через мемуары, публикации).
Одновременно можно утверждать, что у автора статьи не сложилось четкого, научно обоснованного представления о научных школах. Для формирования такого представления необходимо использовать достижения философии и социологии науки, а также подходы к описанию и идентификации научных школ, сложившихся в науках библиотечно-информационного цикла.
Примечания
1 Орлов В. В. Научные школы кафедры библиотековедения и теории чтения библиотечно-информационного факультета СПбГУКИ // Библиотечное дело-2013: библ. -информ. деятельность в соврем. системе информации, документных коммуникаций и культуры: материалы XVIII междунар. науч. конф., Москва, 24−25 апр. 2013 г. М.: МГУКИ, 2013. Ч. 1. С. 79−82.
2 Борисова О. Б. Научно-исследовательские коллективы в библиотековедении: наукометр. анализ // Науч. и техн. б-ки. 1997. № 8. С. 7−13- Захарчук Т. В. Научные школы в области библиотечно-информационных наук // Библиография. 2012. № 1. С. 38−49.
3 Воверене О. И., Вилькина О. П., Рингайтите Д. А. Идентификация научных школ в библиотековедении, библиографоведении и информатике // Науч. и техн. б-ки СССР. 1989. № 2. С. 11−18.
4 Сальникова Л. И. История библиотечного дела и история библиотековедения в структуре библиотечной науки // Библиотечное дело-2013: библ. -информ. деятельность в соврем. системе информ., документ. коммуникаций и культуры: материалы XVIII междунар. науч. конф., Москва, 24−25 апр. 2013 г. М.: МГУКИ, 2013. Ч. 1. С. 86- Скворцов В. В. Исследование истории отечественной библиотековедческой мысли // Библиотечное дело-2004: всеобщ. доступность информ.: материалы девятой междунар. науч. конф., Москва, 22−24 апр. 2004 г. М., 2004. URL: http: // libconfs. narod. ru (дата обращения 12. 05. 2013).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой