Поэтонимы в художественном тексте (на материале монгольских исторических романов)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

представителей современной поэзии Китая.
Литература
1. Борев Ю. Эстетика: в 2 т. Смоленск, 1997.
2. Волков И. Теория литературы. М., 1995.
3. Основы литературоведения. М., 2000.
4.
Ш, 2001. 9
5. Лагуновский А. Художественный образ как форма художественного мышления. [электр. ресурс].- 2009. Режим
доступа: http: //www. stihi. ru/2009/06/22/2956
Бодоева Александра Александровна — аспирант и ассистент кафедры филологии стран Дальнего Востока Бурятского государственного университета. 670 025, г. Улан-Удэ, ул. Пушкина, 25, e-mail: shoura@list. ru
Bodoeva Alexandra Alexandrovna, assistant and postgraduate of department of philology of Far East countries, Buryat State University. 670 025, Ulan-Ude, Pushkin str., 25, e-mail: shoura@list. ru
УДК 821. 161. 1−1
А. Галданова
ПОЭТОНИМЫ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ
(НА МАТЕРИАЛЕ МОНГОЛЬСКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНОВ)
В статье определяется терминология научной дисциплины поэтическая ономастика, анализируются теоретические взгляды ученых на природу поэтонимов, описывается значение имен собственных в художественном тексте на примере монгольских литературных произведений.
Ключевые слова: онимическая лексика, поэтическая ономастика, литературное имя
A. Galdanova
POETONYMS IN FICTIONAL TEXT
The article gives definitons to poetic onomastics as a scientific discilpineas and analyzes theoretical views on the nature of poetonyms. The author describes the meaning of proper names on the example of fictional textx of Mongolian writers.
Key words: onymic lexis, poetic onomastics, literary proper name.
Исследование онимической лексики в художественном тексте предусматривает закрепление за ней специализированного наименования и выделения самостоятельной научной дисциплины. Как отмечает С. И. Зинин, нередко поиск нужного термина для названия самой научной дисциплины бывает длительным. В таких случаях исследователи используют различные терминологические варианты. К. Б. Зайцева раздел лингвостилистики, изучающий собственные имена в художественной литературе, предложила называть «стилистической ономастикой», а ее подвиды соответственно «стилистической антропонимией», «стилистической топонимией» и т. д. М. В. Карпенко использует термин «литературная антропонимика». Такой термин встречается и в работах Л. М. Щетинина.
Э. Б. Магазаник и Л. И. Ройзензон полагали, что при анализе собственных имен в художественных текстах нужно разграничивать «ономопоэтику» и «ономостилистику», при этом первый термин более применим к литературоведческой характеристике собственных имен в художественных текстах, в то время как второй термин тяготеет к сугубо лингвистическому аспекту. В дальнейших публикациях, в том числе и в «Краткой литературной энциклопедии», Э. Б. Магазаник придер-
живался термина «поэтическая ономастика».
В коллективной монографии «Теория и методика ономастических исследований» [Суперанская, Сталтмане, Подольская, Султанов, 2007] синонимично используются термины «поэтическая ономастика» [с. 7] «литературная ономастика» [с. 10], «ономастика художественного текста» [с. 220].
И. В. Немировская в статье «Некоторые проблемы литературной ономастики» использует термин «литературная ономастика» с учетом жанрового распределения, например: а) ономастика поэзии или поэтическая ономастика — лирика, поэмы, баллады- б) ономастика художественной прозы или художественная ономастика — рассказ, повесть, роман- в) ономастика драматургии или драматургическая ономастика — комедии, драмы, трагедии" [1988, с. 112−113].
В «Словаре русской ономастической терминологии» Н. В. Подольской термин «поэтическая ономастика» в самостоятельной словарной статье определен как «раздел ономастики, изучающий любые имена собственные (поэтонимы) в художественных литературных произведениях: принципы их создания, стиль, функционирование в тексте, восприятие читателем, а также мировоззрение и эстетические установки автора» [1988].
В лексеме «поэтический», как считает С. И. Зинин, есть первичное значение, соотносимое со словом «поэтика» в значении «художественный, творческий». В «Словаре литературоведческих терминов» термин «поэтика» определяется как «целостная система тех художественных средств (образной структуры, композиции, сюжета, поэтической речи), появление которых обусловлено определенными тематическими задачами произведения или замыслом писателя и характерно для анализируемого жанра или манеры писателя».
Следовательно, в этом случае термин «поэтика» позволяет образованному от него определению «поэтический» в сочетании с термином «ономастика» не только конкретно обозначать объект исследования, но и определять методы, цели и задачи научной дисциплины поэтическая ономастика. Отмечая многоплановость определения «поэтический», В. М. Калинкин в монографии «Поэтика они-ма» предложил ввести термин «поэтика онима» для названия научной дисциплины, изучающей специфику собственных имен художественных текстов. По его мнению, этим же термином будет обозначаться и объект исследования [1999, с. 73].
С. В. Шойбонова и Л. В. Шулунова в монографии «Ономастикон художественного произведения» придерживаются термина «литературная ономастика» и определяют, что «исследование литературной ономастики занимает особое место в лингвостилистическом анализе художественных произведений. Поэтонимы, или литературные имена, представляют собой своеобразную группу слов, изучение которой дает интересный материал для анализа особенностей стиля разных авторов» [2004, с. 3].
Объект нашего исследования — поэтонимы в монгольских историко-литературных произведениях, таких как «Сокровенное сказание монголов» (XIII в.), «Сборник летописей» Рашид-ад-Дина (XIV в.), «Алтан тобчи» Лувсанданзана (XVII в.), {^убилай хаан" Ж. Пурэва (XX в.). «Сокровенное сказание монголов» [Козин, 1990] является самым ранним сохранившимся литературно-эпическим памятником монголоязычных народов. Кроме этого, данный памятник содержит обширный ан-тропонимический материал, в нем зарегистрированы имена около 430 индивидов. В «Сборнике летописей» Рашид-ад-Дина [1946, 1952, 1960] также зафиксировано большое количество антро-понимических единиц. В качестве дополняющих и уточняющих могут служить летописи XVII в., в которых содержатся материалы по истории монголов XIII—XIV вв. [Лувсанданзан, 1990]. Роман
Ж. Пурэва «Хубилай хаан» [1998] посвящен жизни и эпохе правления хана Хубилая, основателя монгольской империи Юань.
Вслед за В. Н. Михайловым, проанализировавшим ономастику русской литературы ХУШ-ХІХ вв., литературные имена, выбранные из монгольских произведений, мы подразделяем на следующие разряды:
1. Имена, обладающие функцией «семантической характеристики»: Чингис хаан (ср. монг. тэнгис «океан, море»), Иркидей [Лувсанданзан, 1990, с. 112] - ср. стп. -м. е^еШ, е^еШ «мощный, могущественный, сильный, властный- владетель, владыка, властитель" — Алтан-хатун [Рашид-ад-Дин, 1952, т. 1, кн. 2, с. 53] - монг. алтан «золото», хатан «ханша, знатная женщина», Цагаан жанжин [Пурэв Ж., 1998, с. 94] - полководец Хубилай хана, ср. монг. цагаан «белый- безобидный, добродушный- добрый» и др.
2. Имена, осуществляющие «общеэкспрессивную» функцию: Хомоол [Пурэв Ж., 1998, с. ]
— ср. монг. хомоол «лошадиный помет», Лоолой [Пурэв Ж., 1998, с. 108] - монг. лоолой «женщина легкого поведения" — управляющая делами гарема- поверенная в делах Хубилай хана и др.
3. Имена, осуществляющие по преимуществу функцию указания на социальную, национальную принадлежность: Хоахчин-эмген [Козин, 1990, § 98] - ср. монг. эмгэн «старуха" — к именам служанок прибавлялись такие компоненты- Тогоонтвмвр хаан [Лувсанданзан, 1990, с. 156], Туракина хатан [Пурэв Ж., 1998, с. 110] - старшая ханша Угэдэй хана и др.
4. Реальные исторические имена персонажей художественного произведения, которые не «создает» художник: Чингис хаан, Тоорил ван хаан, Марко Поло, Раббан Саума, Цин Ши Хуанди и др.
По мнению многих ученых, поэтонимы — существенный и необходимый фактор в постижении авторского замысла, глубинного смысла произведения. Большинство представленных поэтонимов в рассматриваемых произведениях принадлежит реальным историческим личностям. Подобные поэтонимы сохраняют в художественных текстах всю полноту характеризующих признаков, которые закрепились за ними при их употреблении в национальной ономастике. Тем не менее значимость авторской воли возрастает после закрепления за поэтонимами дополнительных коннотаций, которые усиливают индивидуализацию поэтонима, наполняют экспрессивностью художественный образ. В некоторых случаях
приобретенная в художественном произведении дополнительная характеристика исторического поэтонима в дальнейшем может закрепляться за историческим онимом, который в реальной действительности мог и не иметь характеризующих признаков, свойственных поэтониму.
Длительное время исторические поэтонимы не привлекали внимания исследователей поэтической ономастики. Г. А. Силаева в своей работе рассматривает определения Л. Н. Андреевой, М. В. Карпенко, Э. Б. Магазаника, В. Н. Михайлова [1977, с. 152−156]. Обобщая мнения авторов, исследователь приходит к выводу о том, что литературными именами являются не только созданные писателями имена собственные, но и имена реальных исторических личностей, которые становятся действующими лицами произведения.
Однако, как отмечает Г. А. Силаева, ученый М. В. Карпенко не относит имена известных личностей к литературным именам. Полагаем, что правы те исследователи, которые считают, что анализу в художественном тексте должны подвергаться все виды собственного имени: и реальные имена, и вымышленные. Вслед за Л. Н. Андреевой, Г. А. Силаевой, Э. Б. Магазаником, В. Н. Михайловым, Л. В. Шулуновой, С. В. Шойбоновой мы намерены считать литературными именами и имена реальных деятелей, и вымышленные онимы.
С. И. Зинин в работе «Введение в поэтическую ономастику» определяет характеризующие признаки исторических поэтонимов. Во-первых, автор при создании художественного произведения всегда тенденциозен, поэтому способы именования исторических персонажей обычно обусловлены авторским отношением к изображаемым реальным лицам. Например, в «Сокровенном сказании монголов» описывается сцена убийства брата Бектера Темучжином и Хасаром: «…Бек-тер в это время стерег на холме девять соловых меринов. Темучжин подкрался к нему сзади, а Ха-сар — спереди… Темучжин же с Хасаром пронзили его выстрелами спереди и сзади и ушли» [Козин, 1990, § 77]. В этом эпизоде автор выражает свое негативное отношение к совершенному преступлению. Здесь же вспомним рождение сына Есугай-Баатура и наречение его Темучжином, «…Есугай-Баатур воротился домой, захватив в плен Татарских Тэмучжин-Уге, Хори-Буха и других… Соображаясь с тем, что рождение его совпало с приводом Татарского Тэмучжин-Уге, его и нарекли его поэтому Темучжином…» [Козин, 1990, § 59]. Возможно, именно в этом акте наречения
усматривается дальнейшее предопределение судьбы Темучжина, будущего Чингисхана.
Во-вторых, именования реальных лиц в художественном тексте приобретают дополнительные смысловые оттенки, так как они выполняют определенную художественно-стилистическую функцию. Например, в романе «Хубилай хаан» одну из героинь зовут Сэ… хатан, это младшая жена Тулуя, отца Хубилай хана. По этимологизации данного поэтонима предположим, что он произошел от кит. qi «воздух». По роману она состоит в близких отношениях с учителем Хубилая Д0м0г0м (ср. монг. д0м0г «довольно хороший, приличный- удовлетворительный»).
В-третьих, собственные имена исторических лиц влияют на формирование всего ономастикона произведения. В рассматриваемых произведениях имена исторических лиц уносят нас в далекие времена, когда создавалось великое монгольское государство, формировалась социальная структура общества.
В-четвертых, исторические собственные имена оказывают влияние не только на выбор поэто-нимов для вымышленных художественных образов, но и на их стилистическое функционирование в художественном тексте.
Историзм художественного произведения обусловлен обязательным включением в его ономастическое пространство подлинных собственных имен реальных исторических лиц. Антропонимы Раббан Саума, Рашид-ад Дин, Яо Шу, Цин Ши Хуанди, Чжан Шинцзэн и многие другие придают произведениям определенную масштабность, расширяют границы тематики и обогащают содержательный план повествования в целом.
Использование литературных имен, или по-этонимов, в художественных текстах полифунк-ционально. Литературные антропонимы выполняют функцию семантической характеристики. Исторические поэтонимы к присутствующей характеристике приобретают дополнительные смысловые оттенки, так как они выполняют определенную художественно-стилистическую функцию. Любой поэтоним в художественном тексте влияет на формирование ономастикона всего произведения. Имена собственные в художественном тексте занимают главенствующее место, потому как сквозь их призму авторы выражают свое отношение к героям, выбирают имена персонажам, а также способы и приемы использования тех или иных поэтонимов в художественных текстах. Все происходящие события, герои, их поступки, вре-
мя действия связаны между собой и зависят друг от друга.
Литература:
1. Пурэв Ж. Хубилай хаан. Улаанбаатар, 2006. 348 х.
2. Зинин С. И. Введение в поэтическую ономастику // Материалы с сайта planeta-imen. narod. ru
3. Калинкин В. М. Поэтика онима. Донецк, 1999. С. 73.
4. Лувсанданзан. Алтан тобчи. Улаанбаатар, 1990.
5. Митрошкина А. Г Личные имена бурят / науч. ред. В. В. Свинин. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1995. 377 с.
6. Немировская И. В. Некоторые проблемы литературной ономастики // Актуальные вопросы русской ономастики. Киев, 1988. С. 112−113.
7. Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии. М., 1988. С. 96.
8. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей: в 3 т. М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1946−1960.
9. Силаева Г. А. О содержании понятия «литературной антропонимии» // Русская ономастика: республиканский сб. / отв. ред. В. Д. Бондалетов. Рязань, 1977. C. 152−156.
10. Сокровенное сказание монголов / пер. А. С. Козин. Улан-Удэ, 1990.
11. Суперанская А. В., Сталтмане В. Э., Подольская Н. В., Султанов А. Х. Теория и методика ономастических исследований / отв. ред. А. П. Непокупный. Изд. 2-е. М.: Изд-во ЛКИ, 2007. 256 с.
12. Шойбонова С. В., Шулунова Л. В. Ономастикон художественного произведения. Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ВСГАКИ, 2004. 191 с.
Галданова Ариуна — ассистент кафедры филологии Центральной Азии восточного факультета Бурятского государственного университета. 670 025, г. Улан-Удэ, ул. Пушкина, 25. e-mail: ariuna gald@mail. ru
Galdanova Ariuna, assistant of department of Central Asian Philology, Oriental faculty of the Buryat State University, Ulan-Ude. Pushkina St. 25. 670 025. e-mail: ariuna gald@mail. ru
УДК 811. 58 Д12
В.В. Дашеева
СБОРНИК «БАИЦЗЯСИН» — «СТО КИТАИСКИХ ФАМИЛИИ»
КАК ОДИН ИЗ ПЕРВЫХ УЧЕБНИКОВ ДРЕВНЕГО КИТАЯ
Первые материалы, которые можно назвать своеобразными учебными пособиями Древнего Китая, появились очень давно. Сборник «Байцзясин» (Сто китайских фамилий) — один из характерных представителей учебной литературы того времени.
Ключевые слова: китайские фамилии, «Байцзясин», просвещение.
V.V. Dasheeva
COLLECTION «BAYTSZYASIN» — «ONE HUNDRED CHINESE SURNAMES» AS ONE OF THE FIRST
TEXTBOOK OF ANCIENT CHINA
The first materials that can be called a kind of teaching materials of ancient China, there were very long. Collection «Baytszyasin» («One hundred Chinese surnames») — one of the typical representatives of the academic literature of the time.
Keywords: Chinese surnames, «Baytszyasin», education.
В Китае с давних времён большое значение придавалось раннему воспитанию и развитию детей. Древняя китайская педагогика уже на ранних этапах становления юного китайца ставила своей целью далеко не только развитие нравственных
ценностей и физического здоровья. Через такого рода воспитание, которое китайцы именовали «йШ», этот термин можно наиболее близко перевести как «просвещение, обучение на начальном этапе», достигалось развитие интеллектуальных способностей ребёнка. Первые материалы, которые можно назвать своеобразными учебными пособиями Древнего Китая, появились очень давно. Сборник «Байцзясин» (Сто китайских фамилий)
— один из характерных представителей учебной литературы того времени.
Китайские фамилии появились приблизитель-
но в период правления династии Шан (ХУ1-Х1 вв. до н.э.) — археологами обнаружены записи на черепаховых, бамбуковых пластинках, на ткани, в которых вписаны фамилии чиновников и правителей. Первоначально фамилии являлись привилегией знати, а потому слово изначально имело смысл «дворяне, аристократы, чиновники».
Объединение Китая произошло в период правления династии Цин (221−206 гг. до н.э.). В результате падения множества знатных семей, которые подверглись репрессиям правителей Цин, фамилии перестают быть атрибутом аристократии. Среди простого народа всё чаще встречаются носители фамилий.
Антропонимическая модель остаётся неизменной в Китае на протяжении долгих столетий.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой