Погребальные сооружения населения Среднего Прикамья (по материалам Кудашевского могильника III-V вв. Н. Э.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
УДК 930. 26 (470) (045)
О. А. Казанцева, А.М. Вязников
ПОГРЕБАЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО ПРИКАМЬЯ (ПО МАТЕРИАЛАМ КУДАШЕВСКОГО МОГИЛЬНИКА III—V вв. н.э.)
Рассмотрена классификация погребальных сооружений Кудашевского могильника (Ш-У вв. н.э.) — одного из интереснейших памятников эпохи Великого переселения народов в Среднем Прикамье.
Ключевые слова: эпоха Великого переселения народов, могильник, классификация погребальных сооружений.
Погребальные сооружения являются важнейшим компонентом изучения погребального обряда, обладающим информацией о древнем населении. Детальное исследование погребальных сооружений позволяет получить представление не только о самом обряде, но и о культуре, быте и социальноэкономических отношениях древних коллективов. В реализации погребальных сооружений находит свое отражение социальное положение человека [41]. Структура погребального комплекса включает: погребальное сооружение, останки погребенного, инвентарь, замкнутое пространство, предназначенное для помещения умершего [38]. Кроме конструкции в структуру погребального сооружения входят заполнение могильной ямы, подсыпки, органические подстилки [45].
В современной отечественной археологической науке высок интерес ученых к проблемам изучения погребальных сооружений древних могильников. В работах И. Л. Кызласова, Л. С. Клейна, Е. А. Тюриной, Н. Н. Серегина, А. А. Тишкина, П. К. Дашковского, А. И. Крамарева уделяется внимание теоретическим и классификационным вопросам погребальных сооружений [36- 44−46]. Определению конструктивных особенностей погребальных сооружений булан-кобинской культуры, а также выявлению традиции их устройства в Горном Алтае в гунно-сарматскую эпоху (II в. до н.э. — V в. н.э.) посвящено исследование С. С. Матренина [39]. Погребальным сооружениям афанасьевской культуры конца VI — начала III вв. до н.э., занимающей территорию Алтая, Восточного Казахстана, Западной Монголии, посвящена работа Е. А. Тюриной [46]. В исследовании Н. Н. Серегина по систематизации погребальных сооружений тюркской культуры Саяно-Алтая У-Х! вв. н.э. проводится классификация, подчеркивается перспективность в связи с социальными характеристиками общества номадов, а также комплексом мировоззренческих представлений [44].
Погребальные конструкции (ПК) в рамках характеристики погребального обряда археологических памятников и культур Среднего Прикамья изучали многие ученые: В. Ф. Генинг — Тураевский I могильник [16], Р. Д. Голдина, Т. Р. Сабиров — Тарасовский могильник [18- 19- 43], Т. И. Останина -памятники мазунинской культуры — Ижевский, Покровский, Нивский, Мазунинский [42. С. 20−32], О. В. Арматынская — Усть-Сарапульский могильник [15], О. А. Казанцева — Красноярский могильник [21- 23- 27], Кудашевский могильник [26- 28- 29- 32. С. 67−72], Р. Д. Голдина, В. А. Бернц — Тураевский
I могильник [20].
Целью работы является исследование погребальных сооружений в обряде древнего населения, оставившего Кудашевский могильник. Некрополь расположен на юго-западной окраине д. Кудаш, в 160 м к югу от правого берега р. Большая Амзя, в Бардымском районе Пермского края. Памятник был открыт в 1989 г. отрядом Камско-Вятской археологической экспедиции (КВАЭ) под руководством О. А. Казанцевой [2]. Исследовался стационарно в 1990−91, 1993−94, 1999, 2004−10 гг. О. А. Казанцевой [3−14], в 2003 г. — В. А. Бернц [1]. За годы полевых работ вскрыто 2262 м² площади, изучено 317 погребений, получена источниковая база в грунтовой части памятника, позволяющая изучить погребальные сооружения. На памятнике зафиксированы курганный и бескурганный способы захоронения. Могильник связан с эпохой Великого переселения народов, датируется Ш-У вв. н.э. Памятник содержит яркие коллекции материальной культуры середины I тысячелетия н.э. — оружия, украшений, предметов поли-хромного стиля. Общая характеристика погребального обряда населения памятника представлена в публикациях автора раскопок [22−24−25−30−31−33−34].
При изучении погребальных сооружений наибольшее распространение в археологии получила классификация, которая содержит таксоны: категория, группа, разряд, раздел, отдел, тип [35. С. 359, 379- 37. С. 10]. Преимуществом схемы является возможность использования ее для одного или нескольких памятников. Универсальный характер классификации подчеркивает Е. А. Тюрина и предла-
гает 6 таксономических уровней классификации погребальных сооружений [46. С. 239]. На материалах булан-кобинской культуры С. С. Матренин выделяет тоже 6 таксономических групп погребальных сооружений [39]. Для изучения материалов Кудашевского могильника взята классификация А. А. Тишкина и П. К. Дашковского, разработанная для погребальных сооружений скифского времени горного Алтая [45] и адаптированная к изучаемому памятнику.
Методика работы включала систематизацию, классификацию и интерпретацию погребений. Анализировались следующие признаки: длина, ширина, глубина погребения, форма могилы в плане и профиле, конструктивные особенности устройства могилы, проявление культа огня, наличие охры. После статистического учета признаков погребальных сооружений была проведена корреляция вещевого инвентаря могил и типа погребального сооружения. В классификацию включено 128 (100%) грунтовых одиночных погребений. Ориентация погребений — СВ-ЮЗ, с отклонениями к ССВ-ЮЮЗ и ВСВ-ЗЮЗ. Классификация опирается на принципы подлинности, наблюдаемости, комплексности материалов. На основании этих принципов, в результате проведенного исследования было выделено
6 таксономических групп. 1. Категория — погребальные конструкции (ПК). 2. Группа характеризует состав ПК: «тлен» — погребальная конструкция содержит только остатки тлена, сравнительно небольшой мощности- «тлен+дерево» — погребальная конструкция содержит остатки тлена и значительные фрагменты из дерева, в том числе и обугленного- «тлен+ямки» — погребальная конструкция, особенностью которой является, наряду с тленом и элементами из дерева, наличие ям и ямок, связанных с погребением. Таксономические группы разряд, раздел, отдел характеризуют строение могильной ямы. 3. Разряд учитывает форму могильной ямы в плане: прямоугольная, овальная, трапециевидная.
4. Раздел характеризует форму стенок могильной ямы: прямая, наклонная, с уступом. 5. Отдел указывает на форму дна могилы: прямое, округлое, с уступом. 6. Тип отражает способ организации места для помещения умершего: «настил», «настил + продольные плахи», «настил + поперечные плахи», «настил + поперечные + продольные плахи», «верхний настил + нижний настил», «верхний настил + нижний настил + продольные плахи», «верхний настил + нижний настил + продольные + поперечные плахи», «продольные плахи + «носилки», «носилки», «луб», «колода», «отсутствие конструкции». Древовидная модель классификации характеризует 3 группы, 3 разряда, 3 раздела, 3 отдела, 26 типов П К Кудашевского могильника (рис. 1). Наиболее многочисленна и разнообразна группа «тлен» — 12 типов, в группах «тлен+дерево» и «тлен+ямки» — 7 типов ПК. Краткое описание типов.
Тип I. «Настил» (35,1%) представлен прямоугольными ямами с округлыми углами. Стенки прямые, в редких случаях слегка наклонные в продольной линии погребения. Дно прямое, придонная часть округлая. Длина ям колеблется в пределах от 181 до 298 см, ширина — 50−140 см, глубина от 20 до 115 см. Форма тлена в плане прямоугольная. Иногда встречаются фрагменты прямоугольных (реже овальной, трапециевидной и аморфной) полос тлена. Длина тлена колеблется от 54 до 267 см, ширина от 15 до 114 см. Мощность от 0,1 до 0,5 см. В профилях погребений прослежен загиб полосы тлена на придонную вертикальную часть, что может свидетельствовать об использовании какого-либо материала растительного происхождения (?), довольно легко изменяющего форму [1- 8−10- 12- 13].
Тип II. «Верхний + нижний настил» (2,3%). Прямоугольные ямы с округлыми углами, прямыми стенками и дном. Придонная часть округлая. В профилях погребений фиксируются полосы тлена, расположенные одна над другой, на расстоянии 9 и 20 см соответственно. Длина верхней полосы тлена погребения № 70 в плане — 222 см, нижней — 215 см, ширина верха — 72 см, низа — 71 см. Мощность -0,2 см. Глубина могилы — 54 см. Длина верхней полосы тлена погребения № 229 в плане — 200 см, нижней — 197 см, ширина — 52 см и 61 см. У торцевой стенки нижней полосы тлена зафиксирован фрагмент обугленного дерева толщиной до 1 см. Мощность верхней полосы тлена — 0,1 см [1- 11].
Тип III. «Носилки» (3,1%). Прямоугольные ямы с округлыми углами, прямыми или слегка наклонными стенками, прямым дном. Придонная часть округлая. Длина ям колеблется от 180 до 247 см, ширина от 68 до 90 см, глубина от 24 до 45 см. Тлен прямоугольной формы, длина его от 128 до 218 см, ширина — 34−73 см. В поперечных сторонах тлена с обеих сторон зафиксированы выступы. В данном случае выступы, возможно, образуют паз для крепления торцевой стенки погребальной камеры (гроб, ящик?). В других могилах они сохранились с одной стороны тлена и напоминают ручки для переноски. Мощность тлена от 0,1 до 0,3 см, в п. 160 — до 1,5 см [8].
Тип IV. «Луб» (1,6%). Прямоугольные ямы с округлыми углами, прямыми стенками, прямым дном. Придонная часть округлая. Длина могильных ям — 182 и 196 см, ширина — 76 и 63 см, глубина —
2012. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
44 и 61 см. Остатки тлена прямоугольной формы. В продольном профиле он фиксируется в виде прямой полосы, в поперечном — имеет полукруглую форму. Мощность — 0,3−0,5 см [1].
Тип V. «Луб» (0,8%). Прямоугольная яма с прямыми стенками, выраженным округлым дном. Длина — 257 см, ширина — 88 см, глубина — 70 см. Тлен прямоугольной формы, длиной 177 см, шириной 40 см. Мощность — 0,1 см. В продольном профиле тлен имеет незначительный загиб на придонную часть, в поперечном — округлую форму [12].
Тип VI. «Настил» (8,6%). Прямоугольные ямы с наклонными стенками, плавно переходящими в прямое дно. Длина могил находится в пределах от 185 до 267 см, ширина от 53 до 125 см, глубина -9−34 см. Тлен прямоугольной формы, но встречаются остатки тлена в виде локальных пятен. Длина тлена колеблется от 131 до 242 см, ширина от 32 до 77 см, мощность от 0,1 до 0,5 см. В некоторых случаях отмечен загиб тлена на придонную часть могильной ямы [1- 8- 9- 11- 12].
Тип VII. «Носилки» (0,8%). Прямоугольная яма с наклонными стенками, плавно переходящими в прямое дно. Длина ямы — 194 см, ширина — 70 см, глубина — 19 см. Тлен прямоугольной формы, длиной 180, шириной 59 см, с одной стороны его фиксируются два выступа в форме ручки. В торцевом профиле погребения отмечен значительный наплыв тлена на придонную часть, в продольном профиле наплыв менее значительный [11].
Тип VIII. «Настил» (0,8%). Прямоугольная яма с наклонными стенками, плавно переходящими в дно. Дно в продольном профиле — прямое, в торцевом четко фиксируется уступ-ступенька, вдоль которого расположен тлен. Длина — 190 см, ширина — 88 см, глубина — 32 см. Тлен прямоугольной формы, длиной — 131 см, шириной — 32 см, мощностью — 0,7 см [9].
Тип IX. «Настил» (1,6%). Прямоугольные ямы, в продольном и торцевом профилях стенок которых отмечен уступ, в одном случае выраженный ступенькообразный, дно прямое, придонная часть округлая. Длина могил — 203 и 221 см, ширина — 78 и 86 см, глубина — 24 и 64 см. Тлен прямоугольной формы, длиной — 169 и 191 см, шириной — 53 и 57 см, мощностью — 0,2−0,5 см. В одном случае отмечен наплыв тлена на придонную часть погребения [9].
Тип X. «Настил» (2,3%). Ямы овальной формы с отвесными стенками, прямым дном, округлой придонной частью. Длина могил от 227 до 239 см, ширина от 67 до 161 см, глубина от 16 до 80 см. Тлен прямоугольной формы, длиной от 170 до 200 см, шириной от 54 до 69 см. Мощность — 0,1 -0,2 см. В одном случае отмечен наплыв тлена на придонную часть ямы [1- 12].
Тип XI. «Настил» (3,1%). Трапециевидные ямы с прямыми стенками, прямым дном. Длина погребений от 197 до 255 см, ширина от 67 до 163 см, глубина от 15 до 57 см. Тлен прямоугольной формы, в одном случае — трапециевидной. Длина его от 86 до 232 см, ширина от 53 до 153 см. Мощность
— 0,1−7,0 см. В одном случае зафиксирован наплыв тлена на придонную часть [1- 9- 11- 12].
Тип XII. «Настил» (0,8%). Трапециевидная яма с наклонными, низкими стенками, прямым дном, округлой придонной частью. Длина погребения — 303 см, ширина — 122 см, глубина — 15 см. Тлен прямоугольной формы, длиной 190 см, шириной 72 см, мощностью 0,2 см [1].
Тип XIII. «Настил + продольные плахи» (12,4%). Прямоугольные ямы с отвесными или слегка наклонными стенками, прямым дном. Придонная часть округлая. Длина могильных ям от 143 до 266 см, ширина от 66 до 253 см, глубина от 15 до 86 см. Тлен прямоугольной (в отдельных случаях -аморфной) формы. Длина от 154 до 251 см, ширина от 54 до 216 см. Мощность тлена от 0,1 до 0,5 см. В пределах тлена отмечены фрагменты обугленных деревянных конструкций: вдоль продольных стенок тлена и внутри него- локальные фрагменты дерева- обугленные плахи вдоль одной продольной стенки тлена- обугленные плахи с двух продольных сторон тлена- обугленные плахи с двух продольных сторон тлена и внутри него- обугленные плахи, как в пределах тлена, так и за его пределами. Отмечен наплыв основного тлена в профилях погребений на придонную часть могилы. Мощность фрагментов от 0,3 до 1,5 см [1- 8- 9- 12].
Тип XIV. «Настил + поперечные плахи» (1,6%). Ямы прямоугольной формы с отвесными стенками, прямым дном, придонная часть округлая. Длина погребений — 243 и 316 см, ширина — 93 и 102 см, глубина — 49 и 92 см. Тлен прямоугольной формы длиной — 194 и 276 см, шириной — 69 и 86 см соответственно. Мощность тлена в одном случае — 0,3−0,5 см, в другом — 1−1,5 см. В обоих случаях в профиле могил отмечены остатки поперечных и продольных деревянных плах без следов воздействия огня. Толщина плах — 1,0−3,0 см [1].
Тип XV. «Настил + поперечные + продольные плахи» (0,8%). Яма прямоугольная, стенки и дно прямые, придонная часть округлая. Длина погребения — 221 см, ширина — 89 см, глубина — 66 см.
Тлен прямоугольной формы, длиной — 211 см, шириной — 60 см, мощностью 0,1−0,2 см. Кроме основного пятна тлена зафиксированы остатки обугленных деревянных элементов — поперечная плаха вдоль одной торцевой стороны тлена и две продольные деревянные плахи. В профилях остатки плах не фиксируются, отмечен лишь наплыв тлена на придонную часть [12].
Тип XVI. «Колода» (0,8%). Прямоугольная яма, стенки и дно прямые, придонная часть округлая. Длина — 237 см, ширина — 67 см, глубина — 44 см. Очертания тлена прямоугольной формы имеют длину — 189 см, ширину — 43 см. Мощность тлена — 1,0 см. По продольным сторонам тлена фиксируются остатки дерева без следов воздействия огня. Они отмечены и в торцевом профиле в виде стенок погребальной камеры, плавно переходящих в ее дно. Конструкция представляет собой колоду [13].
Тип XVII. «Верхний + нижний настил + продольные плахи» (1,6%). Прямоугольные ямы с округлыми углами — отвесными, а в одном случае — слегка наклонными стенками, прямым дном. Длина ям — 229 и 250 см, ширина — 99 и 97 см, глубина — 23 и 24 см. В поперечно-торцевом и продольном профилях погребения № 55 фиксируются две полосы тлена прямоугольной формы, расположенные одна над другой на расстоянии 2,5 см. Длина верхней полосы тлена в плане — 196 см, ширина
— 81 см- нижней — 193 см и 60 см. Мощность тлена — 0,1−0,4 см. В верхней полосе у одной из его стенок отмечены остатки деревянной продольной плахи. В нижней полосе тоже фиксируются остатки деревянных плах (толщина до 5 см), одна из которых располагается вдоль стороны и частично выходит за пределы тлена, другая занимает часть продольной стенки. В погребении № 57 фиксируются две полосы тлена, верхняя из которых прямоугольной, нижняя — трапециевидной формы. Длина верхней полосы — 234 см, ширина — 69 см, нижней — 210 см и 61 см, толщина — 0,1 -0,5 см. Расстояние между ними составляет 9 см. Вдоль одной из продольных сторон нижней полосы тлена отмечена плаха, толщиной 4 см [1].
Тип XVIII. «Верхний + нижний настил + продольные + поперечные плахи» (1,6%). Прямоугольные ямы с округлыми углами. Стенки отвесные, дно прямое, придонная часть округлая. Длина могильных ям — 268 и 267 см, ширина — 124 и 87 см, глубина — 80 и 68 см. Очертания тлена прямоугольной формы. В обоих случаях фиксируются две его полосы в плане и в профилях погребений. Толщина нижней полосы меньше верхней — до 2 см- мощность верхней — до 5 см. В верхней полосе тлена фиксировались остатки продольных плах, а также одна поперечная плаха во всю длину одной из торцевых стенок [1].
Тип XIX. «Продольные плахи + «носилки» (0,8%). Прямоугольная яма, отвесные стенки, прямое дно. Параметры — 225×88×26 см. Тлен — прямоугольной формы, размеры — 215×69×0,2 см. В одной из торцевых его стенок фиксируются выступы в виде «ручек». Посередине очертаний тлена в плане и в профиле отмечены остатки продольной деревянной плахи без воздействия огня, длиной -63 см, шириной — 10 см, мощностью — 0,3−0,5 см [1].
Отличительным признаком группы ПК «тлен + ямки» является наличие столбовых ямок и ритуальных ям. Особенности расположения столбовых ямок и ям ритуального характера в погребениях и за их пределами послужили основанием для выделения 8 групп: ямки расположены над тленом, в пределах его очертаний (группа 1) — ямки расположены внутри могильной ямы, при отсутствии тлена (группа 2) — ямки расположены внутри могильной ямы (группа 3) — за пределами очертаний тлена (группа 4) — ямки расположены за пределами могилы (группа 5) — в околомогильном пространстве, при наличии тлена (группа 6) — ямки расположены по углам тлена (группа 7) — ямки расположены над тленом, в пределах его очертаний и внутри могильной ямы за его пределами (группа 8). Ритуальные ямы двух видов: расположены внутри могильной ямы, при отсутствии тлена и ямы примыкают к могиле снаружи, при наличии тлена в могиле.
Тип XX. «Отсутствие конструкции» (0,8%). Яма прямоугольной формы с округлыми углами, продольные стенки прямые, торцевые наклонные. Дно прямое, придонная часть округлая. Параметры могилы — 235×96×28 см. Тлен и вещи отсутствуют. У одной из торцевых стенок практически на продольной оси, на уровне фиксации очертаний захоронения отмечена ямка округлой формы, в профиле — округлая, диаметр — 9 см, глубина — 8 см (группа 2). Заполнение ямки — темный пестроцветный суглинок [9].
Тип XXI. «Настил» (9,3%). Прямоугольные ямы с отвесными или слегка наклонными стенками, прямым дном, округлой придонной частью. Длина ям от 155 до 258 см, ширина от 64 до 108 см, глубина от 19 до 80 см. Тлен прямоугольной формы, в 3 случаях в виде локальных аморфных пятен. Длина тлена от 38 до 206 см, ширина от 27 до 93 см, мощность от 0,1 до 0,5 см. В трех случаях отмечены
2012. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
остатки деревянных конструкций. В погребении № 204 во всю длину фиксируются остатки продольной обугленной плахи, мощностью до 0,5 см, расположенной над основным тленом. Вероятно, это остатки верхнего настила. В остальных случаях фрагменты деревянных плах незначительны. Расположение ямок и ям относительно погребения и остатков тлена различно. В п. 204 округлая ямка располагается над очертаниями тлена у торцевой стенки, на продольной оси погребения (группа 1). Ямка прорезает погребение и остатки тлена, уходя в материк. Диаметр — 13 см, глубина — 17 см, в профиле — коническая. В погребении № 86 овальная ямка зафиксирована на уровне фиксации очертаний погребения и располагается у торцевой стенки над тленом (группа 1). Длина ее — 19 см, ширина — 25 см, глубина —
2 см, в профиле — коническая. Заполнение ямки — темная гумусированная супесь с включениями угля и кальцинированных костей. Одна округлая ямка, расположенная практически над тленом (группа 1), отмечена в погребении № 168. Диаметр ее — 11 см, глубина — 3 см, в профиле — округлая. В погребении № 177 отмечены две округлые ямки, расположенные над тленом (группа 1), судя по уровню фиксации
— в заполнении погребения. Диаметр ямок — 14 см, глубина — 9 и 5 см, в профиле — округлые. В погребении № 176 отмечены две округлые ямки, расположенные в толще заполнения погребения вне очертаний тлена непосредственно у противоположных торцевых стенок (группа 2). Уровень фиксации совпадает с могильной ямой. Диаметр ямок — 10 и 14 см, глубина — 26 и 16 см. В профиле — конической формы. В погребении № 162, в придонной части за пределами остатков тлена (группа 4) отмечена ямка диаметром 12 см, глубиной 3 см. Ямка прорезает материк. В профиле — округлая. Две полуовальные ямы зафиксированы снаружи вдоль продольных стенок погребения № 195 (группа 5). В погребении № 259 яма прорезает угол погребения за пределами сохранившегося тлена (группа 5). Диаметр —
7 см, глубина — 3 см, в профиле — округлая. Две полуовальные ямы зафиксированы снаружи вдоль продольных стенок погребения № 195 (группа 5). Одна из них отмечена и в поперечном профиле погребения. Уровень их фиксации совпадает с уровнем фиксации могильной ямы. Длина одной — 113 см, ширина — 33 см- другой — 68 и 24 см. Глубина — 27 и 11 см. В профиле — округлые. Две ямки обнаружены в околомогильном пространстве погребения № 165 (группа 6). Ямка № 1 расположена у продольной стенки, ямка № 2 — в 12 см от противоположной стенки. Уровень фиксации ямок ниже уровня фиксации могилы. Ямки округлой формы, диаметром — 16 см, глубиной — 4 и 6 см, в профиле — округлые. Четыре ямки, находящиеся в придонной части по углам тлена (группа 7), зафиксированы в погребении № 170 [8- 9- 12].
Тип XXII. «Луб» (0,8%). Яма прямоугольной формы, стенки прямые, дно округлое. Длина -234 см, ширина — 66 см, глубина — 59 см, толщина тлена — 0,1 см. Тлен прямоугольной формы, размеры
— 160×49 см. В поперечном профиле отмечен значительный наплыв тлена на придонную часть. За пределами очертаний тлена, у торцевой стенки внутри могилы, зафиксирована ямка (группа 4). Размеры —
14×11 см, глубина — 3 см. В профиле — округлая. Заполнение — темная гумусированная супесь [12].
Тип XXIII. «Настил» (3,1%). Прямоугольные ямы с наклонными стенками, плавно переходящими в прямое дно. Длина погребений от 199 до 279 см- ширина от 56 до 114 см- глубина от 13 до 22 см. Тлен прямоугольной, неопределенной, трапециевидной формы. Длина тлена от 54 до 220 см- ширина от 44 до 71 см- мощность от 0,1 до 0,5 см. В погребении № 261 отмечены остатки тлена обугленной деревянной конструкции размерами 54×49 см, мощностью 0,5 см. Конструкция прямоугольной формы. В центре ее находились два прямоугольных отверстия размерами 21×14 и 22×20 см [12]. На уровне фиксации очертаний погребения № 231 зафиксированы 4 ямки (группа 8). Две из них расположены в заполнении могильной ямы над тленом, в пределах его очертаний. Одна прорезает тлен, придонная часть и дно ямки находятся в материке. Диаметр ямок — 17 и 20 см, глубина
— 13 и 6 см, в профиле округлые. Остальные две ямы находятся за пределами очертаний тлена. Одна расположена вдоль осевой линии погребения, другая — в углу погребения. Ямы прорезают заполнение захоронения, не выходя на материк. Форма округлая, диаметр — 16 см, глубина — 6 и 4 см. В заполнении всех ямок — темная гумусированная супесь. В погребении № 163 вне очертаний тлена, ниже уровня фиксации очертаний могильной ямы, зафиксирована столбовая ямка диаметром — 16 см, глубиной — 16 см (группа 4), которая прорезает слой погребения и подстилающий слой. В профиле -округлая. Заполнение — светло-серая пестроцветная супесь [14]. В погребении № 241 яма прорезает его угол (группа 5). Уровень фиксации ямы совпадает с уровнем фиксации очертаний могилы [49]. В заполнении могильной ямы погребения № 261 отмечена столбовая ямка диаметром — 4 см, глубиной — 2 см (группа 4). В профиле — округлая. Заполнение — серый пестроцветный суглинок [8- 10−12].
Тип XXIV. «Носилки» (0,8%). Яма прямоугольной формы, стенки низкие, наклонные, плавно переходящие в прямое дно. Длина — 291 см, ширина — 76 см, глубина — 24 см. Тлен прямоугольной формы, длиной — 211 см, шириной — 64 см, толщиной — 0,2 см. В продольном профиле отмечен незначительный загиб тлена на придонную часть погребения. В одной из торцевых стенок остатков тлена фиксируются два «ручкообразных» выступа. Над очертаниями тлена, ближе к одному из выступов отмечена столбовая ямка (группа 1), диаметром — 14 см, глубиной — 23 см, которая фиксировалась на уровне очертаний могилы и прорезала заполнение погребения и тлен. Форма в профиле — округлоконическая, заполнение — темная гумусированная супесь [11].
Тип XXV. «Отсутствие конструкции» (3,9%). Прямоугольные ямы с наклонными стенками, плавно преходящими в прямое дно. Длина погребений от 196 до 253 см, ширина от 86 до 106 см, глубина от 17 до 36 см. Тлен отсутствует. В погребении № 266 отмечены две ямки. Уровень их фиксации ниже уровня могильной ямы, они прорезают заполнение погребения и частично подстилающий грунт (группа 2). Диаметр — 19 см, глубина — 7 см, в профиле — округлой формы. Подобная ситуация отмечена в погребениях № 235, 243 [11]. В погребении № 235 три ямки фиксируются ниже уровня очертаний могилы, прорезают ее заполнение, а одна незначительно врезается в материк (группа 2). Диаметр ямок — 10−13 см, глубина — 4−7 см. В профиле — округлой формы. В погребении № 243 отмечена ямка, расположенная у продольной стенки захоронения, ниже очертаний могилы, частично прорезает ее заполнение (группа 2). Диаметр — 11 см, глубина — 4 см, в профиле округлой формы. В погребении № 239 отмечена яма четырехугольной формы у одной из его торцевых стенок, размерами — 53×50 см, глубиной — 9 см (группа 3). Уровень фиксации ее совпадает с фиксацией очертаний могилы. Яма прорезает слой могилы до подстилающего слоя. Стенки ямы в профиле — наклонные, дно прямое. Заполнение для могил одинаковое — темная гумусированная супесь [11- 12].
Тип XXVI. «Настил» (0,8%). Яма трапециевидной формы, стенки отвесные, дно прямое, придонная часть — округлая. Длина — 237 см, ширина — см, глубина — 49 см. Тлен прямоугольной формы, частично обуглен, длина — 123 см, ширина — 29 см, мощность — 0,1 см. В погребении зафиксировано три ямки, находящиеся вне очертаний тлена (группа 4). Две из них расположены на линии торцевой стенки могильной ямы, в углах. Диаметр — 16 и 17 см, глубина — 3 см. Третья ямка находится вблизи противоположной торцевой стенки могилы, на продольной осевой линии погребения. Диаметр — 14 см, глубина
— 3 см. Уровень фиксации ямок совпадает с уровнем фиксации могилы. Форма ямок в профиле — округлая, заполнение — темная гумусированная супесь [13].
В итоге анализа ПК был выявлен наиболее распространенный вид организации места для погребенных на памятнике — «настил» в разных видах, который выделен во всех таксономических группах. Наиболее простая и популярная его вариация — остатки тлена на дне могилы (типы I, VI, УШ-ХП, XXI, XXIII, XXVI), что составляет 64%. Судя по преобладающему значению мощности тлена
0,1−0,2 см и отмеченному в некоторых случаях наплыву тлена на придонную часть погребения, настил изготавливался из каких-либо мягких органических волокон (возможно, ветки). На подобный настил, во избежание непосредственного контакта с земляным дном могилы укладывали умершего. Другим вариантом является наличие двух настилов (тип II- 2%). Один располагался на дне ямы в виде подстилки, а вторым настилом, вероятно, погребенного укрывали сверху. Выявлены более сложные вариации настила с использованием довольно крупных конструктивных элементов из дерева (типы XIII-XIV, XV, XVII, XVIII- 19%). В большинстве случаев подобные ПК можно атрибутировать как различные варианты гробовищ-ящиков. В Кудашевском могильнике реконструируются гробовища, в которых находился настил толщиной 0,1 -0,2 см, с продольными прямыми или наклонными плахами, играющими роль боковых стенок. Отмечены конструкции с верхней крышкой и без нее. Зафиксированы также остатки гробовищ, только с короткими торцевыми деревянными стенками, без верхней крышки. Третий вариант представлен гробом в виде досчатого настила (1,5−2 см) и верхней крышки (4−6 см). Крышка опирается на плахи, расположенные в торцевых стенках конструкции. Еще одним вариантом настила является конструкция «настил-носилки» (типы III, VII, XIX, XXIV- 6%). В этом случае настил, как правило, незначительной мощности имеет выступы в виде «ручек», в большинстве случаев с одной стороны. Назначение выступов не совсем ясно. Вероятно, они предназначались для переноски и погружения погребенного в могилу. Остатки верхней крышки отмечены в одном случае.
В качестве отдельного типа оформления погребальной камеры выступает «луб» (типы IV-V, XXII- 3%). Он определяется по четкой полукруглой форме тлена в поперечном профиле погребения. Иногда луб фиксировался в яме с округлым дном, в других — с прямым. В одном случае остатки тлена в
2012. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
поперечном профиле погребения имеют мощность до 1 см. Дно конструкции прямое, плавно переходящее в наклонные стенки. Данная конструкция может быть определена как «колода» (тип XVI- 1%). Типы XX и XXV (5%) демонстрируют отсутствие каких-либо погребальных камер и настилов. Вероятно, погребения могли являться кенотафами, либо умершего укладывали на земляное дно могилы.
Исследование заполнения могил как составляющей части погребального сооружения позволяет сделать следующие выводы: в группе «тлен» (тип I) преобладает темно-серый пестроцветный суглинок с включениями угля и кальцинированных костей- в типе IV этой группы — светло-коричневый пестроцветный суглинок- в группе «тлен+дерево» (тип XXVII) — темно-серый пестроцветный суглинок с включениями угля и кальцинированных костей- в группе «тлен+ямки», для типа XXV характерен серый пестроцветный суглинок.
Аналогии П К Кудашевского могильника находим в материалах Тураевского I могильника
вв. н.э., бескурганной части, где могилы прямоугольной формы, с отвесными стенками и плоским дном без дополнительных конструкций [20. С. 86]. Яма овальной формы зафиксирована в одном случае (п. 271- тип X Кудаш). Уступы на стенках могилы отмечены тоже в одном случае (п. 4- тип IX Кудаш) [20. С. 65]. Погребальные конструкции зафиксированы в 28% погребениях и представлены остатками простого настила на дне ямы (аналогично типу I Кудаш). В п. 107 зафиксированы фрагменты погребальной конструкции прямоугольной формы с вертикальными продольными стенками — фрагменты дерева от боковых продольных досок и пятно тлена от днища аналогично типу XIII Кудаш [20. С. 66]. Остатки колоды аналогичной типу ПК XVI Кудаша отмечены в п. 24. Более разнообразные аналогии П К Кудашевского могильника представляют материалы Тарасовского могильника вв. н.э. [18- 19]. Могилы в основном имели прямоугольную форму с прямыми или слегка наклонными стенками, ровным дном. Стенки с уступами отмечены в пп. 699 и 1705, подобие уступа на дне могилы зафиксировано в п. 165 (тип VIII Кудаш). Наличие деревянных ПК установлено в Тарасово почти в 838 случаях [43]. В погребениях зафиксированы остатки настила на дне ямы, иногда с остатками верхнего перекрытия (пп. 47, 531- типы Ш Кудаш). Хоронили умерших и в разных вариантах гробовищ в виде ящика с верхним перекрытием и без него (пп. 197, 194- типы XIII-XV, XVII, XVIII Кудашевского могильника). Зафиксированы конструкции — «носилки» в пп. 369, 431, которые близки типам III, VII, XIX, XXIV Кудаша. Деревянные долбленые колоды (пп. 100, 383 Тарасово) аналогичны типу XVI Кудаша, а луб в п. 1698 Тарасово аналогичен типам XXII Кудаша. В могильниках мазунинской культуры вв. н.э. кроме простых настилов на дне могил зафиксированы остатки деревянных гробов. Преобладают гробы-колоды, меньшая часть приходится на гробы-ящики. Некоторые гробы-колоды и ящики имеют дополнительные элементы — на торцах, вставлены или положены перекладины из досок или жердей. На них, вероятно, укладывали крышку. Подобную конструкцию имеют погребения типа XVIII из Куда-шевского могильника. Гробы-колоды преобладают на Нивском, Сайгатском, Мазунинском могильниках, гробы-ящики — в Ижевском [42. С. 23]. В Усть-Сарапульском могильнике встречаются гробы обеих конструкций, колода (тип XVI Кудаша) находит аналогии в Усть-Сарапульском могильнике [15. С. 28]. Вертикальные стенки гробовищ-ящиков на Усть-Сарапульском могильнике скреплялись с помощью пазов, а горизонтальные перекрытия собирались из толстых плах или досок [15. С. 29]. Остатки подобной конструкции представлены в п. 160 (тип III) Кудашевского могильника. Торцевые выступы в этом случае могли представлять собой пазы под стенку погребального ящика.
Итак, в погребальном обряде населения, оставившего Кудашевский могильник, широко применялись различные конструкции из дерева. Наиболее многочисленными являются простые настилы на дне ямы, на которые укладывали умершего и сопровождающий его инвентарь. Иногда в качестве верхнего перекрытия использовался второй настил. В некоторых случаях настилы имели выступы в виде ручек, для переноски погребенного и помещения его в могилу. Известны более сложные погребальные конструкции с использованием крупных деревянных конструктивных элементов. Это гробо-вища-ящики. Ящики сооружались как на основе сочетания настила и продольных, реже — поперечных плах, с верхним перекрытием и без него, так и на основе мощных настилов и досчатых верхних крышек в сочетании с продольными и поперечными плахами. Другой разновидностью гробовищ является луб (из коры деревьев) и колода (из ствола дерева).
В результате классификации П К Кудашевского могильника можно утверждать, что самой распространенной ПК является прямоугольная яма с округлыми углами, прямыми стенками и дном, с настилом, что соответствует типу I, «настил» (35,1% погребений). ПК в виде прямоугольной ямы с отвесными или слегка наклонными стенками, прямым дном (тип XIII «настил + продольные плахи»)
составляют 12,4% погребений. Прямоугольная яма с отвесными или слегка наклонными стенками, прямым дном (тип XXI «настил») имеет значение 9,3% погребений. Могилы овальной и трапециевидной формы единичны. Многочисленны ямы с наклонными стенками и прямым дном. В единичных случаях зафиксированы ямы, имеющие уступы в продольных и торцевых стенках, уступ на дне, а также дно округлой формы.
Анализ морфологии и специального устройства ПК позволяет утверждать, что погребальные сооружения отражают сложные представления древнего человека о его месте в загробном мире. Социальный статус древнего человека по археологическим источникам условно определялся по вещам в погребении. Погребальный инвентарь был разделен на группы: могилы с оружием ассоциировались с мужскими захоронениями, а погребения, где преобладали украшения — с женскими. Далее могилы условно были распределены на 4 группы: «бедные», «средние», «богатые», «очень богатые». В «бедных» погребениях содержится минимальное количество инвентаря: железный нож, иногда в сочетании с наконечником копья или дротика, вторым ножом, косой-горбушей, пряжкой, шилом, бусинами или керамикой. В некоторых могилах инвентаря нет. В погребениях «средней» группы инвентарь такой же, как в группе «бедных», но возрастает количество категорий предметов. В группе «богатых» погребений вещи более разнообразны по категориям, предметы выполнены из серебра, золота, со вставками из минералов, иногда найдено оружие. Особенностью группы погребений «очень богатые» является значительное количество и разнообразие погребального инвентаря — предметы вооружения, украшения из благородных металлов и бронзы, изделия быта.
Жертвенные комплексы (ЖК) встречены в 19,5% случаях от общего количества могил изучаемой выборки. Объяснить этот факт можно традицией погребального обряда местного населения Прикамья сопровождать умершего своеобразными «дарами» при переходе в другой мир. Наибольшее количество их отмечено в погребениях группы «тлен» (тип I- 8,6%). Состав Ж К в типе I — стеклянный бисер, бронзовые накладки и пронизки, халцедоновые бусины- бусы, бисер и бронзовая гривна. В погребениях группы «тлен и дерево» (тип XIII) дары содержатся в 3,1% могил. Состав «даров» разный по содержанию предметов. Первый вариант — стеклянный бисер, железное шило и нож, а второй вариант — бронзовые цепочки, халцедоновая бусина, стеклянный бисер. В захоронениях типа XXI (2,4%) отмечены ЖК, состоящие из наборов: стеклянный бисер, железное шило, железная пряжка, бронзовая цепочка, бронзовая подвеска- стеклянный бисер, железные пряжка и нож, бронзовая цепочка, халцедоновая бусина- железное шило, стеклянный бисер, бронзовая цепочка. В ПК типа X (1,6%) состав наборов следующий: в одном случае — бусина и бронзовая цепочка, а в другом — стеклянный бисер, бронзовая пряжка, железное шило, бронзовые пронизки. В ПК типов V, X, XII, XVIII, XXIV отмечено по одному случаю наличия в могиле ЖК (всего — 3,9%). В группе «бедные» погребения отмечен один ЖК, в группе «средние» — 15, в группе «богатые» — 5, «очень богатые» — 3.
По вещевому набору и составу погребального инвентаря выделяется 31,7% «бедных» погребений, 48,8% - «средних», 10,6% - «богатых», 8,9% - «очень богатых». В группе «бедных» к типу I относится
8 погребений, к типу VI — 5, по 4 погребения к типам XIII и XXV, по три погребения к типам XXI, XXIII, по два погребения к типам III и XI, по одному погребению к типам II, IV, VII, VIII, XVI, XVII, XX, XXVI. В группе «средних» к типу I относится 23 погребения, к типу XIII — 8, к типу XXI — 7, к типу VI — 5, по два погребения к типам X-XI, по одному — к типам П-^, IX, XII, XV, XVII-XIX, XXII-XXV. В группе «богатые» к типу I относятся 5 погребений, к типу XIII — 3, по одному погребению к типам V, VI, К^, XXI. К группе «очень богатые» 4 погребения относятся к типу I, к типу XIV — 2 погребения, по одному погребению к типам III, XIII, XVIII, XXI. «Бедные» погребения имели в среднем следующие показатели могильных ям: 213×80×31 см. Параметры «средних» погребений — 231×90×46 см, «богатых» погребений — 234×90×51 см, «очень богатых» погребений — 244×100×50 см. Могилы «богатой» и «очень богатой» групп по сравнению с «бедной» и «средней» группами имеют четкую геометрическую форму и большую глубину. Корреляция могил и определенной ПК позволяет заключить, что тип I ПК характерен для всех групп умерших, тип XIII — для женских «средних и богатых» и тип XXI -для женских «средних».
Важными деталями погребальных сооружений являются свидетельства культа огня, наличие органики: тлена, фрагментов ткани, угля, дерева, а также неорганических остатков: охры. Охра, встреченная на памятнике в виде порошка, имеет разные цветовые оттенки: красноватые, алые. Имеются
15 случаев фиксации охры в могилах. Из них в 14,3% она отмечена на рукоятях либо ножнах оружия. В 85,7% охра располагалась в погребении в разных частях погребальной конструкции: на нижнем на-
2012. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
стиле- на настиле рядом с железными изделиями или под предметами- в слое заполнения погребения. Охра зафиксирована в погребениях с ПК типов I, III, X-XV, XVIII. Интересно, что охра присутствует в погребениях со средним набором погребального инвентаря и в «очень богатых» погребениях. В «беднейших захоронениях» охры нет. Признаками культа огня на могильнике являются: наличие обугленных конструкций, мелких включений угля в могилах, находки кальцинированных костей в погребении или одновременно в заполнении могилы, содержание в заполнении могил угля и кальцинированных косточек. Определение принадлежности косточек (животных или человека) не проводилось. Следы культа огня отмечены в 58,5% погребениях. Наиболее часто следы действий с огнем прослеживаются в могилах с заполнением суглинка, перемешанного с углем и кальцинированными костями. 17 погребений, имеющих подобное заполнение, относятся к типу I классификации, по 1 погребению к типам II, V, IX, XIV, XVI, XVIII, XIX, XXIV, XXV. 12 погребений данного варианта по составу погребального инвентаря можно отнести к «бедным», 28 — к «средним», 3 — к «богатым», 4 — к «очень богатым». В другом случае следы огня фиксируются как в заполнении могильной ямы (уголь, кальцинированные кости), так и в виде локальных скоплений угля в различных частях тлена (настила). Такая ситуация зафиксирована в 3,3% могил. 2 погребения относятся к типу I, по одному погребению — к типам XIII и XXI. По составу инвентаря погребения относятся к «средним». В 11 случаях отмечены локальные углистые скопления только на остатках тлена (8,9%). 4 погребения относятся к типу I, по одному погребению к типам X и XI, 2 погребения к типу XXI. По составу инвентаря
3 погребения можно отнести к «бедным», 6 — к «средним», 1 — к «богатым», 1 — к «очень богатым». Следующим вариантом является наличие в погребении обугленных деревянных продольных и поперечных плах. По этому признаку выделяются 6 погребений (4,8%). 4 погребения относятся к типу XIII, по одному погребению — к типам XV и XXIII. «Бедных» погребений — 1, «средних» — 3, «богатых» — 2. Отмечены сочетания обугленных конструктивных элементов и заполнения могильной ямы с углем и кальцинированными костями (1,6%). Погребения относятся к типу XIII. В одном случае погребение «бедное», в другом — «среднее». В одном случае в заполнении погребения со средним составом погребального инвентаря фиксируется яма с кальцинированными костями. Погребение относится к типу IX. Кроме того, в одном случае (0,8%) отмечен локальный участок кальцинированных костей на поверхности остатков тлена в богатом погребении (тип XXI). Наличие угля и кальцинированных костей в заполнении погребений, их скоплений на дне погребения в различных частях тлена и невысокая степень обугленности крупных деревянных элементов ПК свидетельствует о том, что в могилы помещались разной степени интенсивности остатки горения. Основные мероприятия, связанные с отправлением культа огня, вероятно, проходили на стороне. Признаки культа огня зафиксированы в большинстве типов ПК с различным погребальным инвентарем. Этот факт свидетельствует о значительной роли этого культа в погребальной обрядности населения могильника. Исключение составляют лишь несколько погребений, относящихся к типам IV, VII-VIII, XII, XV, XX, XXII, где эти признаки отсутствуют.
Важным элементом наземных погребальных конструкций Кудашевского могильника являются столбовые ямки и ямы ритуального назначения, которые зафиксированы в 22% случаях. Столбовые ямки, отмеченные на памятнике, дополняют внутреннюю «картину» организации пространства для погребения умершего и характеризуют наземное оформление могил. Возможно, участок некоторых могил мог быть огорожен от остальных захоронений.
Итак, деталями погребальных сооружений на Кудашевском могильнике являются: наличие охры в могилах, культ огня, наличие оград и ритуальных ям. Охра применялась при совершении погребального обряда памятника в «богатых» и «средних» по инвентарю мужских могилах. Этот факт можно объяснить тем, что умершие были людьми «значимыми» в обществе и их «отмечали» при погребении: посыпали определенные части могильного пространства или предмета охрой. Охра широко применялась в погребальной обрядности Фенноскандии [40]. Использование красной охры в погребальном обряде было широко распространено в среде археологических культур каменного века — раннего металла лесной зоны Евразии. Финские, шведские и датские исследователи видят в ней заменитель крови, символ жизни после смерти [17]. На могильнике прослежена разная степень проявления культа огня и выявлена своеобразная тенденция: чем богаче могила по инвентарю, тем ярче проявление культа огня (мощные обугленные конструкции, уголь в заполнении, смешанный с кальцинированными косточками).
Картографирование могил с разными ПК на территории Кудашевского могильника выявило следующую картину: равномерно по площади размещаются погребения, ПК которых в виде прямоугольной ямы с округлыми углами, прямыми стенками и дном с органическим настилом. В восточной части сосредоточены могилы, ПК которых имеют столбовые ямки. В юго-восточной части памятника отмечены 3 погребения, принадлежащие разным таксономическим группам и типам. Вероятно, население вносило в устройство захоронений черты, присущие человеку, принадлежащему к определенной социальной и этнической группе, что и нашло выражение в размещении могил на площади памятника.
В морфологии ПК памятника необходимо отметить разнообразие типов для одного могильника (26 типов!), время функционирования которого III—V вв. н.э. Вариантность П К свидетельствует о неоднородном составе населения, оставившего могильник. Большое значение могли иметь социальный статус умершего, время года в момент захоронения, природные, климатические и другие факторы, влияющие на оформление внутреннего убранства погребальных сооружений. Детали погребального обряда: охра, столбовые ямки и культ огня демонстрируют яркую картину разнообразных представлений древнего человека об устройстве места (могилы), удобного для существования в другом мире. Анализ устройства погребальных сооружений, корреляция инвентаря и ПК, деталей погребального обряда (охра, столбовые конструкции, культ огня), определенное расположение могил на территории могильника — все это свидетельствует об индивидуальном понимании древним человеком погребального ритуального сооружения и обряда. Изучение погребального обряда Кудашевского могильника следует продолжать, так как определенные стандарты и своеобразие в захоронениях отражают эволюцию погребального обряда древнего населения в III—V вв. н.э. на территории Среднего Прикамья.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бернц В. А. Отчет об археологических исследованиях в Бардымском районе Пермской области летом 2003 года // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 2004. Т. I. Ф. 2. Д. 409.
2. Казанцева О. А. Отчет о работах в Бардымском районе Пермской области в 1989 году // Архив И А РАН. М., 1989. Р-1. № 13 798.
3. Казанцева О. А. Отчет о работах в Бардымском районе Пермской области в 1990 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 1990. Ф. 2. Д. 293
4. Казанцева О. А. Отчет о работах в Бардымском районе Пермской области в 1991 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 1992. Ф. 2. Д. 304
5. Казанцева О. А. Отчет о работах в Бардымском районе Пермской области в 1993 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 1993. Ф. 2. Д. 315
6. Казанцева О. А. Отчет о работах в Бардымском районе Пермской области и о разведке в Алнашском районе Удмуртии в 1994 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 1994. Ф. 2. Д. 321.
7. Казанцева О. А. Отчет о работах в Бардымском районе Пермской области в 1999 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 1999. Ф. 2. Д. 346.
8. Казанцева О. А. Отчет о работах в Бардымском районе Пермской области в 2004 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 2005. Ф. 2. Д. 437.
9. Казанцева О. А. Отчет о работах в Бардымском районе Пермской области в 2005 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 2006. Ф. 2. Д. 447.
10. Казанцева О. А. Отчет об исследованиях Кудашевского могильника в Бардымском районе Пермского края в 2006 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 2007. Ф. 2. Д. 469.
11. Казанцева О. А. Отчет о работах на Кудашевском могильнике в Бардымском районе Пермского края в 2007 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 2008. Ф. 2. Д. 488.
12. Казанцева О. А. Отчет об исследованиях Кудашевского могильника и разведке в Бардымском районе Пермского края в 2008 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 2009. Т. 1. Ф. 2. Д. 506.
13. Казанцева О. А. Отчет об исследованиях Кудашевского могильника и разведке в Бардымском районе Пермского края в 2009 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 2010. Ф. 2. Д. 538.
14. Казанцева О. А. Отчет об исследованиях Кудашевского могильника в Бардымском районе Пермского края в 2010 году // Архив ИИКНП УдГУ. Ижевск, 2011. Ф. 2. Д. 543.
15. Арматынская О. В. Усть-Сарапульский могильник // Приуралье в древности и средние века: сб. ст. Устинов, 1986. С. 26−46.
16. Генинг В. Ф. Тураевский могильник V в. н.э. (захоронение военачальников) // Из истории Волго-Камья. Казань: Изд-во ИЯЛИ КНАФ СССР, 1976. С. 55−108.
17. Герман К. Э. Могилы с красной охрой на территории Фенноскандии (краткая характеристика) // Кижский вестник. № 7. Сб. ст. Петрозаводск, 2002.
2012. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
18. Голдина Р. Д. Тарасовский могильник I—V вв. на Средней Каме. Ижевск, 2003. Т. 2. 721 с.
19. Голдина Р. Д. Тарасовский могильник I—V вв. на Средней Каме. Ижевск, 2004. Т. 1. 319 с.
20. Голдина Р. Д., Бернц В. А. Тураевский I могильник — уникальный памятник эпохи великого переселения народов в Среднем Прикамье (бескурганная часть). Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 2010. 499 с.
21. Казанцева О. А. Красноярский могильник // Новые археологические памятники Камско-Вятского междуречья: сб. ст. Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1988. С. 43−65.
22. Казанцева О. А. Исследования Кудашевского могильника в Бардымском районе Пермской области и в Ал-нашском районе Удмуртии // Археологические открытия 1994 года: сб. ст. М.: Наука, 1995. С. 210−211.
23. Казанцева О. А. Хронология погребальных комплексов Красноярского могильника // Типология и датировка археологических материалов Восточной Европы: сб. ст. Ижевск, 1995. С. 156−165.
24. Казанцева О. А. Исследование Кудашевского могильника в бассейне р. Тулвы // Духовная культура финноугорских народов: история, проблемы развития: сб. ст. междунар. науч. конф. Глазов, 1997. Ч. 2. С. 34−35.
25. Казанцева О. А., Широбокова Н. Ф. Археологические исследования в Бардымском районе Пермской области // Пермское Прикамье в истории Урала и России: сб. ст. Всерос. науч. -практ. конф. Березняки, 2000. С. 47−50.
26. Казанцева О. А. Кудашевский могильник // Каталог археологических памятников Бардымского района Пермской области. Ижевск, 2004. С. 23−25.
27. Казанцева О. А. Красноярский могильник // Каталог археологических памятников Бардымского района Пермской области. Ижевск, 2004. С. 21−22, 43−168.
28. Казанцева О. А. Кудашевский могильник — памятник эпохи великого переселения народов в Среднем Прикамье // Удмуртской археологической экспедиции 50 лет: сб. ст. Всерос. науч. конф., посвящ. 50-летию Удмуртской археологической экспедиции и 80-летию со дня рождения В. Ф. Генинга. Ижевск: Удм. ин-т истории, яз. и лит., 2004. С. 132−139.
29. Казанцева О. А. Некоторые итоги археологических исследований в Бардымском районе Пермской области // Удмуртия: история и современность: сб. ст. Междунар. науч. -практ. конф. «Проблемы и перспективы функционирования родных языков». Ижевск, 2005. С. 19−26.
30. Казанцева О. А., Широбокова Н. Ф. Исследование Кудашевского могильника в Бардымском районе Пермской области // Археологические открытия: сб. ст. / Ин-т археологии РАН. М.: Наука, 2005. С. 348−349.
31. Казанцева О. А. Исследования в Бардымском районе Пермской области // Оборинские чтения: сб. ст. VI-VII региональных археологических конф. Пермь, 2006. С. 48−51, прил. С. 181.
32. Казанцева О. А., Черных А. В., Подюков И. А. и др. Бардымский район: от прошлого к настоящему. СПб.: Ма-матов, 2009. С. 33−90.
33. Казанцева О. Кудашевский могильник — новый источник эпохи великого переселения народов в Среднем Прикамье // Congressus XI. International Fenno-Ugristarum. Piliscsaba, 9−14. VIII, 2010. P. II. Р. 288.
34. Казанцева О. А., Ютина Т. К. Исследования Кудашевского могильника // Археологические открытия 2007 года: сб. ст. М.: Языки славянской культуры, 2010. С. 358−360.
35. Клейн Л. С. Археологическая типология: монография. Л.: ЛФ ЦЭНДИСИ. ЛНИАО, 1991. 448 с.
36. Крамарев А. И. Характеристика погребальных сооружений срубной культуры Южного Средневолжья // ВАП: сб. ст. Самара, 2003. Вып. 3. С. 277−305.
37. Кызласов И. Л. Аскизская культура Южной Сибири X—XIV вв. // САИ. М., 1983. Вып. Е3−18. 128 с.
38. Леонова Н. Б., Смирнов Ю. А. Погребение как объект формального анализа // КСИА. М., 1977. Вып. 148. С. 16−23.
39. Матренин С. С. Классификация погребальных сооружений булан-кобинской культуры // Историкокультурное наследие Северной Азии: Итоги и перспективы изучения на рубеже тысячелетий: сб. ст. Барнаул, 2001. С. 340−344.
40. Миеттинен М. Могила с красной охрой в Хартикка // СА. 1990. № 1. С. 316.
41. Ольховский В. С. Погребально-поминальная обрядность населения степной Скифии (VII-III вв. до н.э.). М.: Наука, 1991. 256 с.
42. Останина Т. И. Население Среднего Прикамья в III—V вв. Ижевск: Удм. ин-т истории, яз. и лит., 1997. 326 с.
43. Сабиров Т. Р. Погребальный обряд Тарасовского могильника (I-V века) на средней Каме // Вестн. Челяб. унта. 2010. № 18 (199). С. 32−40.
44. Серегин Н. Н. Погребальные сооружения тюркской культуры Саяно-Алтая: систематизация и анализ // Изв. Алтай. ун-та. 2009. № 4/2 (64). С. 190−194.
45. Тишкин А. А., Дашковский П. К. Классификация погребальных сооружений Скифской эпохи Горного Алтая // Известия лаборатории археологии: сб. ст. Горно-Алтайск, 1997. № 2. С. 19−24.
46. Тюрина Е. А. Опыт классификации погребальных сооружений афанасьевской культуры // Изв. Алтай. ун-та. 2009. № 4/2 (64). С. 237−242.
Поступила в редакцию 15. 01. 11
О.А. Kazantseva, A.M. Vayznikov
Burial constructions of ancient people of Middle Prikamye (on the materials from the Kudashevsky burial ground of III — V centuries A.D.)
The article is devoted to the classification of burial constructions in the Kudashevsky burial ground being one of the interesting archaeological monuments of the age of the great migration of peoples on the territory of Middle Prikamye.
Keywords: the great migration of the people, cemetery, classification of the burial constructions.
Казанцева Ольга Алексеевна, кандидат исторических наук, доцент
ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» 426 034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 2) E-mail: kazantsevaolga@yandex. ru
Вязников Алексей Михайлович, соискатель ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» 426 034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 2) E-mail: michal@udm. ru
Kazantseva O.A. ,
candidate of history, associate professor Udmurt State University 426 034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya st, ½ E-mail: kazantsevaolga@yandex. ru
Vayznikov A. M., associate of candidate Udmurt State University 426 034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya st, ½ E-mail: michal@udm. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой