Антимонопольная политика как фактор реализации концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТЕRRА ECONOMICUS (Экономичeский вестник Ростовского государственного университета) ^ 2009 Том 7 № 3 (часть 3)
АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ ДОЛГОСРОЧНОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДО 2020 ГОДА
Л.В. САВЕЛЬЕВА
Северо-Кавказская академия государственной службы,
аспирант e-mail: savlina@yandex. ru
В статье ставится задача обозначить на макроэкономическом уровне конкурентную политику как средство стимулирования и перенаправления концентраций в инновационное русло.
Ключевые слова: конкуренция- рынок- инновации- неоиндустриализация- вертикальная интеграция- монополизм.
Коды классификатора JEL: К21, L44.
В современных условиях все хозяйствующие субъекты, государство и общество в целом, нуждаются в предвидении возможных путей развития. Однако Россия, исторически одна из первых стран, успешно применившая на практике прогнозно-плановый подход, длительный период постсоветского времени пренебрегала им. «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года», разработанная Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации (далее РФ), по сути, явилась первой попыткой реформированной страны сформулировать свои планы, наметить ориентиры развития. Реализация заявленного в ней инновационного сценария предполагает «выход России на уровень социально-экономического развития, характерного для развитых постиндустриальных стран, за счет повышения конкурентоспособности, структурной диверсификации и роста эффективности». По подсчетам Минэкономразвития, следуя ему, РФ увеличит свою долю в мировой экономике до 3,4% к 2020 г. Комплексная модернизация экономики позволит повысить темпы роста до 6,3% в г. в 2011—2015 гг. и до 6,9% в 2016—2020 гг. Сценарий инновационного развития будет сопровождаться структурными сдвигами, поддерживаемыми значительным повышением эффективности использования ресурсов. Доля инновационного сектора ВВП повысится с 10,5% (2006 г.) до 18,9% (2020 г.) при снижении доли нефтегазового сектора с 19,7% до 12,1%.
Однако это все в будущем. А сегодня Россия развивается как страна сверхкрупного и в основном сырьевого бизнеса (как наименее затратного и быстро приносящего прибыль). Ее экономика фактически разделена на два сектора: внешний (относительно благополучный, характеризующийся экспортно-сырьевой направленностью), и внутренний (сужающийся под давлением импорта, вследствие технологической и институциональной отсталости, не представляющий серьезной конкуренции зарубежным партнерам). Малый бизнес создает только около 17% ВВП и около 25% рабочих мест. При этом концентрация и монополизация российского рынка нарастают: если в 2000 г. 80% ВВП производили 1200 компаний, то в 2006 г. — только 500 [20, с. 31]. По данным исследования «Эксперт-РА», среди сверхкрупных российских компаний доминировали сырьевые, причем их доля в объеме производства в 2003—2005 гг. постоянно увеличивалась (см. табл. 1).
Таблица 1
Доля секторов экономики России в рейтингах 400 крупнейших компаний «Эксперт-РА», 2003−2005 гг. (в %)
2003 2004 2005
Сырьевые отрасли 48,1 48,9 49,3
Машиностроение 7,7 7,0 6,1
Электроэнергеника 8,4 6,8 5,9
Другие отрасли промышленности 9,5 7,7 4,8
Транспорт 10,8 9,1 8,4
Розничная и оптовая торговля 2,2 6,5 7,8
Банки 4,1 3,6 4,4
Связь 3,9 4,3 4,3
Другие отрасли 5,3 5,8 9,6
Таким образом, экономика страны все больше упрощается, опираясь на развитие экспортно-сырьевого направления. Инновационная активность, вступившая в свою понижательную фазу еще в конце 80-х гг. прошлого века, так и не изменила своих тенденций. Вследствие нарастания темпов глобальной конкуренции вырваться из сырьевой ловушки становится все сложнее, со всеми вытекающими для полуколониальной экономики последствиями.
Однако выход из создавшегося положения есть.
В этом аспекте конкурентная политика становится основополагающим фактором реализации концептуальных положений, ибо при достижении ее основной цели (особого порядка, где каждый участник рынка по© Савельева Л. В., 2009
АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ.
49
лучает возможность наилучшим образом использовать находящиеся в его распоряжении ресурсы [18, с. 54]) исчезают препятствия на пути активного развития инновационного процесса. В настоящее время необходимы мероприятия по сохранению, модернизации и обновлению научно-промышленного потенциала страны, а также активизации процессов инновационного направления, что предполагает переход к так называемой экономике опережающего развития. В современных условиях экономическая жизнь общества реагирует на наличие двух противоположных тенденций: с одной стороны, на развитие активного конкурентного соперничества, с другой — на рост влияния на рынок монополистического поведения отдельных групп фирм для достижения определенных целей. С позиции необходимости ускорения научно-технического прогресса в настоящий момент особое значение приобретают меры государственного регулирования, непосредственно связанные с современным устройством экономического пространства России. Их направленность можно свести, по крайней мере в теоретическом плане, к обеспечению некоего «оптимального» сочетания монопольно-регулирующих и конкурентных сил. Такое регулирование основывается на верной предпосылке, что доминирование как первого, так и второго будет иметь крайне отрицательные последствия. При чрезмерном преобладании монопольных сил олигополии испытывают недостаточное воздействие со стороны конкурентов и получают большие возможности, часто реализуемые для злоупотребления своим положением, игнорирования научно-технического прогресса, завышения уровня цен, давления на поставщиков и потребителей. Когда же в отраслях с данной структурой по разным причинам резко возрастает роль конкурентных сил (например, в период глубокого экономического кризиса), возникающая при этом конкуренция, особенно ценовая, может иметь разрушительный характер, ведя к падению производства и росту безработицы, что отрицательно сказывается на всей экономике [11, с. 12]. Таким образом, государственная деятельность в этом направлении основана на поддержании определенного баланса между конкурентными и монопольными силами и упрощенно может сводиться к деятельности в двух направлениях: к поддержке общественно значимой концентрации и обеспечению защиты конкуренции. На первый взгляд, заявленные позиции обладают достаточной противоречивостью, и являются диалектически противоположными. Однако в свете перехода к экономике развития они являются единственно возможным решением.
С точки зрения инновационного развития, в настоящее время крайне важно сформировать в российской экономике субъекта технологической модернизации. На наш взгляд, на данную роль подходят хозяйствующие субъекты, обладающие необходимыми ресурсами для осуществления организационной и финансовой поддержки инновационных проектов. Это позволяет рассматривать современные корпорации вертикально интегрированного типа как положительный фактор, способствующий ускорению научно-технического прогресса. Однако обязательным условием к этому является наличие ситуации, в которой они не избавлены полностью от необходимости конкурировать. Большое значение здесь имеет создание механизмов корректировки конкурентной политики, снижающих возможность достижения систематических распределительных преимуществ хозяйствующими субъектами в форме экономической ренты. Механизм поддержки общественно значимой концентрации — это система анализа и оценки концентрации на предмет достижения результата, полезность которого признана обществом и государством, т. е. следствием «разрешенного» монопольного положения должно являться совершенствование производства, стимулирование научно-технического прогресса и повышение конкурентоспособности товаров на мировом рынке, а также получением покупателями преимуществ (выгод), при этом оно не должно накладывать ограничений на третьих лиц, не являющихся крайне необходимыми для достижения этих целей, а также создавать для отдельных лиц возможности не допустить или устранить конкуренцию на соответствующем сегменте рынка. Данная сфера является подконтрольной Федеральной антимонопольной службе России и регламентирована так называемыми «правилами разумности» 135-Ф3, ст. 13. По предложению ФАС, Правительство Российской Федерации вправе определять случаи допустимости соглашений и согласованных действий соответствующим вышеперечисленным условиям. Существующая здесь дилемма соотнесения положительных и отрицательных экстерналий монополистических образований связана с тем, что практически любая монополистическая деятельность имеет в результате как негативный, так и благоприятный для общества эффект. Ограничение сферы реализации норм «взвешенного подхода», по сопоставлению в каждом случае положительных и отрицательных эффектов хозяйственной деятельности, связано со слишком высокими издержками правоприменения. Анализ влияния конкретной хозяйственной практики на конкуренцию требует значительных экспертных ресурсов, а его выводы всегда являются предположительными. Основываясь на этом, законодатель вынужден разграничивать сферы деятельности, которые исследуются в рамках «взвешенного» подхода, и те, к которым применяется закон по «букве». Однако, на наш взгляд, недостаточная ясность формулировки закона, многократно расширяет сферу его применения, а отсутствие достаточной прозрачности процедуры анализа деятельности позволяет говорить о необходимости ограничения «поля свободы» органов исполнительной власти как источника коррупции. Нельзя забывать, что крупные промышленники зачастую связаны с политической элитой, что влечет существенное влияние последней на решение дел, связанных с нарушением антимонопольного законодательства (в том числе злоупотребление правом) [21, с. 21].
Помимо этого, в настоящее время антимонопольное регулирование, по причине недостаточной мобильности и гибкости, не может своевременно и адекватно контролировать хозяйственную практику рыночных субъектов, полноценно реализовывая свое предназначение — защищать конкуренцию. Причины этого возможно кроются в истории развития антимонопольной политики, когда длительное время основными факторами оценки хозяйственной деятельности служили три фактора [16, с. 601]: легко выявляемый олигополистический сговор (хищническое ценообразование), входные ворота на рынок, однозначно расцениваемые как антиконкурентные и асоциальные явления, стремление к максимизации прибыли как единственная цель деятельности фирмы. Однако на сегодняшний день, опираясь на статистические данные, свидетельствующие, что лишь небольшая доля правонарушений (около 3% [14, с. 57]) связана с установлением цен, не соответствующих конкурентному уровню, большая же их часть связана с навязыванием контрагенту условий, невыгодных для него или не соответствующих основной теме договора. Современный закон по защите конкуренции запрещает тайные или явные соглашения об ограничении выпуска продукции и фиксации цен на уровне, выше конкурентного. Однако общность интересов участников часто диктует настолько очевидные действия, что никакого сговора и не требуется. В связи с этим возникают большие трудности с определением мер, которые предотвращали бы негативные последствия
ТЕRRА ECONOMICUS (Экономичeский вестник Ростовского государственного университета) ^ 2009 Том 7 № 3 (часть 3)
ТЕRRА ECONOMICUS (Экономичeский вестник Ростовского государственного университета) ^ 2009 Том 7 № 3 (часть 3)
50
Л.В. САВЕЛЬЕВА
монополизации, что отчасти связано с проблематичностью идентификации соответствующих шагов для того или иного случая [2, с. 24].
Барьеры входа — это ряд экономических, технологических, институциональных и других условий, которые определяют возможность главенствующих на рынке фирм устанавливать цены выше минимальных средних издержек производства путем препятствия потенциальным новичкам занять как производственную, так и сбытовую нишу. На наш взгляд, барьеры, порожденные «объективными характеристиками отраслевого рынка, связанными с технологией производства, характером предпочтений потребителей, динамикой спроса» [1, с. 49], могут как способствовать развитию конкуренции, так и служить фактором, ограничивающим ее. Например, вопрос о неконкурентном характере методов, применяемых монополиями для увеличения получения прибыли, как дифференциация продукции, ценовая дискриминация, экономия от масштаба, реклама, т. е. стандартного набора, именуемого барьерами для конкуренции, до настоящего времени остается открытым. Если ранее для увеличения прибылей у монополий существовала реальная возможность манипуляций с ценами, то сегодня для расширения рынков сбыта ей необходимо повышать качество продукции, разрабатывать и выпускать ее модификации, использовать рекламу, таким образом осуществляя дифференциацию продукции. Заинтересованность в определенном предлагаемом товаре покупателя, предпочитающего реальные или мнимые его преимущества, позволяет производителю как расширять рынок сбыта, так и завысить цену на этот товар. Таким образом, достигая конкурентного преимущества, производитель опирается лишь на удовлетворение вкусов и интересов покупателей, возникает неценовая конкуренция, обусловленная снижением значения фактора цены в определении уровня спроса и выводящая на первый план уникальность товара. Предпочтения потребителя, его, во многом умело сформированное путем рекламных трюков, мнение, добровольное желание платить более высокую (в определенных пределах) цену за данный продукт играют на настоящем этапе развития рынка огромную роль. Ведь если покупатель не поддержит предлагаемые группы товаров и услуг, то подобное поведение станет возможностью для других производителей войти на рынок и занять или расширить нишу сбыта на рынке. Следовательно, данные экономические «барьеры», достигнутые вышеописанным путем, не носят антиконкурентного характера, и являются результатом эффективного рыночного поведения, служащего качественному удовлетворению интересов потребителей. Таким образом, говорить об антиобщественном поведении монополизированных структур в данном аспекте неактуально.
Однако, на наш взгляд, существует и другой аспект данного действа. Представление о продуктовой дифференциации как «элементе рыночного поведения» [15, с. 123] справедливо лишь в краткосрочном периоде. Для монополии, укоренившейся на рынке, подобная тактика удобна и является необходимым условием для защиты своих интересов, т. е. получения сверхприбылей. Длительное сдерживание входа в отрасль новичков несомненно приведет к технологическому застою, так как отсутствие конкурентных тенденций ограничивает стимулы к развитию данных структур. Без государственного вмешательства ситуация будет угрожающей в отношении экономического развития и общественного благосостояния. Поэтому для сохранения возможности реальной и потенциальной конкуренции необходимо обеспечить наличие свободного доступа на рынок и выход из него.
Рассматривая последний фактор, нельзя не согласиться, что основной целью любой коммерческой фирмы является извлечение прибыли. Однако следует заметить, что большую роль в осуществлении деятельности хозяйствующим субъектом играет «человеческий» фактор, обозначенная им миссия фирмы (возможное стремление к улучшению общественного благосостояния). Помимо этого, опираясь на теоретическую платформу развития фирмы, можно предположить, что в хозяйственной практике фирмы не последнюю роль играет и стремление к минимизации транзакционных издержек.
Итак, подведем краткие итоги.
История развития современного рынка наглядно доказала, что невозможно опираясь только на рыночные механизмы, добиться эффективного функционирования экономики и ускорения научно-технического прогресса. Одной из главных системных проблем современной России является противоречие между необходимостью наличия в экономике центров концентрации крупных капиталов монополистического типа как единственно возможных субъектов крупномасштабной инновационной политики и отсутствием у них стимулов к реализации государственной политики развития. Это фундаментальное противоречие требует скорейшего решения. Речь идет о необходимости создания особой атмосферы рынка, способствующей формированию потребности у крупных промышленников к повышению технологического уровня производства в сферах, заявленных в концепции долгосрочного развития.
Государственное регулирование, основанное на анализе и контроле концентрации, в России совсем недавно стало обретать системный характер, и отношение к нему пока что неоднозначное, несмотря на то, что мировая практика показывает его определяющую роль в ускорении экономического роста. Конкурентную политику как фактор ускорения инновационного процесса следует рассматривать не только как наиболее распространенный метод борьбы с чрезмерной монополизацией, но и как средство стимулирования и перенаправления концентраций в инновационное русло. Развитие конкурентного рынка является сильнейшим стимулом к решению подобных проблем в долгосрочной перспективе. Совокупность всех механизмов антимонопольной политики, помимо защиты общества от отрицательных последствий деятельности монополий, ведет к организации «сильного» рынка, на котором соблюдаются «правила» игры, способствующие формированию условий для разработки и внедрения новшеств, повышающих конкурентные свойства конечных продуктов. Снижение входных барьеров на рынок, упорядочивание ценообразования, стимулирование спроса и предложения на основе конкуренции, борьба с теневым государственным вмешательством — залог быстрого интенсивного экономического роста, развития страны и в конечном итоге «восстановления Россией статуса мировой экономической державы» [11, с. 3].
ЛИТЕРАТУРА
1. Авдашева С. Б., Розанова Н. М. Теория организации отраслевых рынков. М.: ТЕИС, 1998.
2. Авдашева С., Шаститко А. Модернизация антимонопольной политики в России / Вопросы экономики. 2005. № 5.
АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ
51
3. Бирюков А. Развитие малого и среднего бизнеса — локомотив экономики (опыт Тайваня) // Вопросы экономики. 2004. № 9.
4. Винслав В. Федеральная промышленная политика: к определению приоритетов в контексте итогов и тенденций новейшей индустриальной эволюции страны // Российский экономический журнал. 2008. № 1−2.
5. Голиченко О. Г. Национальная инновационная система России: состояние и пути развития. М.: Наука, 2006.
6. Губанов С. «Неоиндустриализация плюс вертикальная интеграция (о формуле развития России) / Экономист.
2008. № 9.
7. Инновационный путь развития для новой России / Центр социально-экономических проблем федерализма ИЭ РАН / Отв. ред. В. П. Горегляд. М.: Наука, 2006.
8. Коалиции для будущего. Стратегия развития России: Коллектив экономистов «СИГМА» / Промышленник России, 2007.
9. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г., предложенная МЭРТ. Сентябрь, 2007.
10. Кузнецов Б. В. Влияние конкуренции и структуры рынков на развитие и поведение промышленных предприятий: эмпирический анализ (опрос Всемирного банка и ГУ-ВШЭ более 1000 предприятий обрабатывающей промышленности России, сентябрь 2005 — февраль 2006 гг.) // http: www. opec. ru/ analize_doc. asp? d_no=61 551.
11. Куликов В. О болевых точках социально-экономического развития России / Российский экономический журнал.
2009. № 1−2.
12. Нешитой А. Социально-экономические итоги 2000−2008 гг./ Экономист. 2009. № 2.
13. Никитин С. Экономический механизм НТП в рыночных условиях // Вопросы экономики. 1991. № 11.
14. От технопарка до наукограда // Промышленность Урала. 2000. № 4−5.
15. Отчет о состоянии конкуренции в 2008 г. // Офиц. сайт ФАС. Декабрь. 2008 г. // www. fas. ru
16. Сборник отчетных данных о работе антимонопольных органов по контролю соблюдения антимонопольного законодательства в 2007. Министерство Российской Федерации по антимонопольной политик и поддержке предпринимательства. М., 2008.
17. Словарь по экономике / Пер. с англ. Под ред. П. А. Ватника. СПб.: Экономическая школа, 1998.
18. Субботина Т. Россия на перепутье: два пути к международной конкурентоспособности // Вопросы экономики. 2006. № 2.
19. Уильямсон О. Экономические институты капитализма. Фирмы, рынки, «отношенческая» контракция. СПб.: Лен-издат, 1996. С. 601.
20. Шаститко А. Выплескивая воду, не забудьте про ребенка! // Вопросы экономики. 2003. № 4.
21. Шаститко А., Авдашева С. Ценные рассуждения // Российская газета. № 121. 2009. 3 июля.
22. Шаститко А., Авдашева С., Голованова С. Конкурентная политика в период кризиса // Вопросы экономики. 2009. № 3.
23. Экономика / под ред. Булатова // М.: Экономист, 2005.
24. Экономический доклад Общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Итоги 2006 г. и будущее экономики России: потенциал несырьевого сектора // Вопросы экономики. 2007. № 9.
25. Ясин Е., Юдаева К. Стратегия-2050: справится ли Россия с вызовами глобализации? / М.: ИД ГУ-ВСЭ, 2008.
26. CrandallR., Winston C. Does Antitrust Policy Improve Comsumer Welfare? Assesing the Evidence // Journal of Economic Perspectives. 2003. Vol. 17. № 4.
27. JoskovP. Transaction Cost Economics and Competition Polisy. Working Paper, MIT, 2000.
ТЕRRА ECONOMICUS (Экономичeский вестник Ростовского государственного университета) ^ 2009 Том 7 № 3 (часть 3)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой