Показатели артериальной ригидности у пациентов с гипертонической болезнью

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЛИТЕРАТУРА
1. Авдеев С. Н. Хроническая обструктивная болезнь легких как системное заболевание // Пульмонология. — 2007. -№ 2. — С. 104−112.
2. Баймаканова Г. Е. Обострение ХОБЛ: диагностическое и прогностическое значение биологических маркеров: Дис. … д-ра мед. наук. — М., 2012. — С. 75−105.
3. Кароли H.A., Орлова Е. Е., Маркова A.B. Коморбидность при хронической обструктивной болезни легких // Терапевтический архив. — 2008. — № 3. — С. 20−23.
4. Киняйкин М. Ф. Влияние гипоксемии и коморбидно-сти кардиоваскулярной патологии на качество жизни и некоторые клинико-функциональные показатели у больных с ХОБЛ // Пульмонология. — 2011. — № 4. — С. 54−57.
5. Климанов И. А. Механизмы формирования конденсата выдыхаемого воздуха и маркеры выдыхаемого воздуха при патологиях респираторного тракта // Пульмонология. — 2009. — № 2. — С. 113−119.
6. Павленко В. И. Хроническая обструктивная болезнь легких сочетанная с ишемической болезнью сердца: клинико-функциональные особенности течения, механизмы взаимоотягощения, диагностика прогнозирование и лечение: Дис.
… д-ра мед. наук. — Благовещенск, 2012. — С. 125−130.
7. Сидоренко Г. И., Зборовский Э. И., Левина Д. И. Поверхностно-активные свойства конденсата выдыхаемого воздуха (новый способ исследования функций легких) // Терапевтический архив. — 1980. — № 3. — С. 65−68.
8. Хышиктуев Б. С., Колесникова Л. И. Неинвазивная диагностика патологических состояний человека по выдыхаемому воздуху. — Иркутск, 1999. — С. 46−81.
9. Чучалин А. Г. Хронические обструктивные болезни легких и сопутствующие заболевания // Пульмонология. — 2008.
— № 2. — С. 5−15.
10. Global Initiative for Chronic Obstructive Lung Disease (COLD). Global strategy for diagnosis, management, and prevention of chronic obstructive pulmonary disease. NHLDI/ WHO. Updated 2008.
11. Agusti A.G.N., Noguera A., Sauleda J., et al. Systemic effects of chronic obstructive pulmonary disease // Eur. Respir. J. — 2003.
— Vol. 21. — P. 347−360.
12. Dweik R.A., Amman A. Exhaled breath analysis: the new frontier in medical testing // J. Breath Res. — 2008. — № 2. — P. 167−172.
REFERENCES
1. Avdeev S.N. Chronic obstructive pulmonary disease as a systemic disease // Pulmonologya. — 2007. — № 2. — P. 104−112. (in Russian)
2. Baymakanova G.E. Exacerbation of COPD: diagnostic and prognostic value of biological markers: '-ttesis DSc. — Moscow, 2012. — P. 75−105. (in Russian)
3. Caroli N. A, Orlova E. E, Markova A.V. Comorbidity in patients with chronic obstructive pulmonary disease // Therapeuticheskiy arkhiv. — 2008. — № 3. — P. 20−23. (in Russian)
4. Kinyaykin M.F. Effect of hypoxemia and comorbidity cardiovascular pathology on quality of life and some clinical and functional parameters in patients with COPD // Pulmonologya. -2011. — № 4. — P. 54−57. (in Russian)
5. Klimanov I.A. Mechanisms of formation of exhaled breath condensate and exhaled breath markers in pathologies of the respiratory tract // Pulmonologya. — 2009. — № 2. — P. 113−119. (in Russian)
6. Pavlenko V.I. Chronic obstructive pulmonary disease combined with coronary heart disease: clinical and functional characteristics of the course, diagnosis and prediction of treatment:
'-ttesis DSc. — Blagoveshchensk, 2012. — P. 125−130. (in Russian)
7. Sidorenko G.I., Zborowski E.I., Levina D.I. Surface-active properties of exhaled breath condensate (a new way to study the functions of the lungs) // '-tterapeuticheskiy arkhiv. — 1980. — № 3.
— P. 65−68. (in Russian)
8. Hyshiktuev B.S., Kolesnikova L.I. Noninvasive diagnosis of pathological conditions on human exhaled air. — Irkutsk, 1999. -P. 46−81. (in Russian)
9. Chuchalin A.G. Chronic obstructive pulmonary disease and comorbidities // Pulmonologya. — 2008. — № 2. — P. 5−15. (in Russian)
10. Global Initiative for Chronic Obstructive Lung Disease (COLD). Global strategy for diagnosis, management, and prevention of chronic obstructive pulmonary disease. NHLDI/ WHO. Updated 2008.
11. Agusti A.G.N., Noguera A., Sauleda J., et al. Systemic effects of chronic obstructive pulmonary disease // Eur. Respir. J. — 2003.
— Vol. 21. — P. 347−360.
12. Dweik R.A., Amman A. Exhaled breath analysis: the new frontier in medical testing // J. Breath Res. — 2008. — № 2. — P. 167−172.
Информация об авторах:
Лаврушина Оксана Симоно — аспирант кафедры пропедевтики внутренних болезней- Горбунов Владимир Владимирович -д.м.н., профессор, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней ГБОУ ВПО ЧГМА- 672 006 Чита, ул. Горбунова, 11, НУЗ «Дорожная клиническая больница на ст. Чита 2 ОАО РЖД" — тел. 8(3022) 24−37−48, e-mail: gorbunovw2008@mail. ru- Лукьянов Сергей Анатольевич — ассистент кафедры пропедевтики внутренних болезней ЧГМА, к.м.н.- Маккавеева Евгения Сергеевна — врач функциональной диагностики.
Information About the Authors:
Lavrushina Oksana — post-graduate student of Department of internal medicine propaedeutics- Gorbunov Vladimir Vladimirovich — MD, PhD, DSc, Professor, Head of the Department of internal medicine propaedeutics, 672 006, Russia, Chita, Gorbunova str., 11, Road Clinical Hospital Chita-2 Russian Railways, tel. (3022) 243 748, e-mail: gorbunovw2008@mail. ru- Sergey Lukyanov — MD, PhD, assistant of the Department of internal medicine propaedeutics Chita State Medical Academy- Makkaveeva Eugene — doctor of functional diagnostics.
© зимницкая о.в., петрова м.м., каскаева д.с. — 2015 удк 616. 12−008. 334−06:616. 12−008. 331. 1
ПОКАЗАТЕЛИ АРТЕРИАЛЬНОЙ РИГИДНОСТИ У ПАЦИЕНТОВ С ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ
Ольга Викторовна Зимницкая, Марина Михайловна Петрова, Дарья Сергеевна Каскаева (Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого, ректор — д.м.н., профессор И. П. Артюхов, кафедра поликлинической терапии, семейной медицины и здорового образа жизни с курсом последипломного образования, зав. — д.м.н., проф. М.М. Петрова)
Резюме. С целью установления связи показателей артериальной ригидности у пациентов с гипертонической болезнью с показателями электрокардиографии, биохимического анализа крови, липидного спектра обследовано 27 пациентов с гипертонической болезнью. Использованы методы непрямой артериографии, электрокардиографии и лабораторный метод. Зарегистрирована умеренная положительная корреляция между скоростью распространения пульсовой волны (СРПВ) и высотой зубца Я в аУЬ у женщин, между СРПВ и показателями центральной и
44
периферической гемодинамики у мужчин. Установлено, что СРПВ и индекс аугментации являются независимыми показателями артериальной ригидности. У большинства пациентов с гипертонической болезнью II-III стадии отмечается повышенная артериальная ригидность. Требуется дальнейшее изучение взаимосвязи СРПВ с высотой зубца R в различных отведениях.
Ключевые слова: артериальная ригидность, гипертоническая болезнь, скорость распространения пульсовой
-
альное давление.
INDICES OF ARTERIAL STIFFNESS IN PATIENTS WITH ESSENTIAL HYPERTENSION
O.V. Zimnitskaya, M.M. Petrova, D.S. Kaskaeva (Krasnoyarsk State Medical University named after Prof. V.F. Voino-Yasenetsky, Russia)
Summary. We examined 27 hypertensive patients for the purpose of establishing a relationship of arterial stiffness indicators in patients with essential hypertension with indicators of electrocardiography, biochemical blood analysis with determination of lipid profile. Methods of indirect arteriography, electrocardiography and laboratory method were used. Are registered moderate positive correlation between the pulse wave velocity (PWV) and the height of the R-wave in aVL in women, between PWV and indicators of Central and peripheral hemodynamics in men. Are founded that PWV and the augmentation index are independent parameters of arterial stiffness.ere is increased arterial stiffness in most of patients with EH II-III stage. In the future is required study of the relation between PWV and height of the R-wave in different leads.
Key words: arterial stiffness, essential hypertension, pulse wave velocity, augmentation index, central pulse blood pressure, central systolic blood pressure.
Распространенность артериальной гипертензии в России составляет около 40% взрослого населения, у 90−95% причиной повышенного АД является гипертоническая болезнь (ГБ), и только у 5−10% - вторичная гипертензия [7]. Тяжелыми последствиями ГБ являются инфаркт миокарда, инсульт, тяжелая сердечная недостаточность, расслаивающая аневризма аорты, нефро-склероз, хроническая почечная недостаточность [5]. Во многом именно состояние сосудистой стенки определяет развитие ГБ. Податливость сосудов — способность изменять объем сосуда в ответ на изменение давления в сосуде [1]. Противоположным этому свойству является артериальная ригидность (жесткость). Артериальная ригидность (АР) — нарушение эластичности стенки сосуда. Повышение А Р свидетельствует о поражении сосудистой стенки [1,3]. По Европейским рекомендациям 2013 года повышенная АР является признаком поражения органов-мишеней [6]. Показатели А Р делятся на прямые и непрямые. Прямым показателем АР является скорость распространения пульсовой волны (СПРВ). Непрямыми показателями АР являются центральное систолическое артериальное давлением и индекс аугментации [3]. По рекомендациям Европейского общества кардиологов за 2013 год в норме СРПВ должна быть меньше 10 м/с [6]. Центральное систолическое артериальное давление (цСАД) — систолическое давление в аорте. В норме центральное САД ниже, чем
-
стичность центральных артерий, что приводит к повышению цСАД и снижению различий между центральным и периферическим САД [3,4]. Индекс аугментации (ИА) — непрямой показатель АР, определяемый как разница между вторым (Р2) и первым (PI) систолическими пиками, выраженная в процентах по отношению к центральному пульсовому артериальному давлению
Выделяют брахиальный ИА и аортальный ИА. Брахиальный И А (Aix brachial) — индекс аугментации в плечевой артерии. Аортальный И А (ИАао, Aix aortic) -ИА в аорте. Центральное артериальное пульсовое давление (цПАД) — это пульсовое артериальное давление в аорте [3].
Цель работы: изучение показателей артериальной ригидности у пациентов с гипертонической болезнью II-III стадии и установление связи с показателями электрокардиографии и лабораторными показателями.
Материалы и методы
-
расте от 44 до 71 года. Из обследования были исключены пациенты с бронхиальной астмой, сахарным диабетом, онкологическими заболеваниями, заболеваниями почек, эндокринной патологией. Всеми обследуемыми было
подписано добровольное информированное согласие на
-
чена вторичная артериальная гипертензия на основании анамнеза, физикального осмотра, проведения измерения АД на верхних и нижних конечностях, УЗИ почек и надпочечников, дуплексное сканирование с цветным доплеровским картированием сосудов почек.
Среди обследуемых было 14 (51,9%) мужчин и 13 (48,1%) женщин. Более половины обследуемых (63%) имели ИБС, 37% перенесли острый инфаркт миокарда, 22,2% - прошли эндопротезирование коронарных артерий, 7,4% пациентам было проведено аортокоронарное шунтирование, 14,8% обследуемых имели острое нарушение мозгового кровообращения в анамнезе. На момент обследования пациенты были некурящие: 48,1% не курили никогда, 51,9% пациентов бросили курить до начала обследования. Пациенты прошли обследование, включающее в себя сбор жалоб, анамнеза, объективный осмотр, ЭКГ, эхокардиографию, биохимический анализ крови. Все пациенты были разделены на 2 группы: пациенты с ГБ II стадии (29,6%) и пациенты с ГБ III стадии (70,4%).
Средний возраст обследованных пациентов с ГБ II стадии составил 58,5 [54,00- 62,75] лет, в группе пациентов с ГБ III стадии — 61 [57- 64]. Стаж Г Б в группе пациентов с ГБ II составил 10 [5- 15] лет, в группе с ГБ III — 12
Всем пациентам была проведена непрямая артерио-графия с использованием артериографа ТешюСИшс (рис. 1) с программным обеспечением TensioMed
Рис. 1. Артериограф TensioClinic.
45
(Венгрия). Артериограф является осциллометрическим прибором, принцип действия которого основан на су-прасистолическом методе регистрации сфигмограмм. Анализ пульсовой волны выполняли с помощью компьютерной программы ТешюМесГ
С помощью арте-Таблица 1 риографа были из-Оценка СРПВ [2] мерены САД, ДАД и
ПАД на плечевой артерии, цСАД, цПАД, ИА на плечевой артерии (А1х Ьг, ИА брах.) и в аорте (А1х ао, ИАао). Оценка
Значение СПРВ, м/с Оценка
& lt-7 Оптимальная
7−10 Нормальная
10−12 Повышенная
& gt- 12 Патологическая
СРПВ проводилась с учетом данных Е.В. Клинковой
Статистическая обработка данных проводилась с использованием SPSS 17 с помощью методов непараметрической статистики. Количественные данные представлены как медиана с указанием 25-го и 75-го квартилей (Me [25−75]). Проведено сравнение двух независимых групп пациентов (пациенты с ГБ II и с ГБ III стадии) по непараметрическому критерию Манна-Уитни. Корреляционный анализ проводился с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмена. Статистически значимыми считались различия при р& lt-0,05.
Результаты и обсуждение
Показатели центральной и периферической гемодинамики, показатели артериальной ригидности
(СРПВ, ИА) у пациентов с ГБ II стадии и пациентов с
-
Таблица 2
Сравнение двух независимых групп по критерию Манна-Уитни
ром наблюдали 2403 пациентов с артериальной гипер-тензией на протяжении около 5 лет, было установлено, что цСАД в большей степени влияет на риск развития сердечно-сосудистых осложнений, чем уровень САД на плечевой артерии [8].
Оценка СРПВ проводилась с учетом данных Е. В. Клинковой (табл. 1). На рисунке 2 показано процентное соотношение пациентов с ГБ II стадии с нормальной, повышенной и патологической СРПВ. На рисунке 3 показано соотношение пациентов с ГБ III стадии с нормальной, повышенной и патологической СРПВ. Повышенная и патологическая СРПВ свидетельствует о повышенной АР. Повышенная А Р отмечалась у 62,5% пациентов с ГБ II и у 73,7% пациентов с ГБ III.
Проведено сравнение двух независимых групп пациентов (пациенты с ГБ II и с ГБ III стадиями) по непараметрическому критерию Манна-Уитни. Статистически
Таблица 3
Корреляционный анализ показателей АР и показателей центральной и периферической гемодинамики у мужчин (п=14)
Параметр СРПВ ИА брахиальный ИАао
г Р г Р г Р
ИА брахиальный 0,490 0,075 1,000 0,000 1,000 0,000
ИАао 0,490 0,075 1,000 0,000 1,000 0,000
пПАД 0,553 0,040 0,751 0,002 0,751 0,002
ЦПАД 0,626 0,017 0,881 0,000 0,881 0,000
пСАД 0,648 0,012 0,754 0,002 0,754 0,002
цСАД 0,644 0,013 0,829 0,000 0,829 0,000
Примечание. Выделены значимые корреляции (г).
Параметр Г Б II стадии (п=8) ГБ III стадии (п=19) Р
СРПВ, м/с 11,35 [7,79- 12,24] 11,25 [9,88- 12,71] 0,524
ИАао, % 29,43 [20,39- 40,26] 39,24 [32,69- 44,12] 0,056
ИА брахиальный, % -7,40 [-28,73- 18,14] 15,74 [0,30- 27,24] 0,056
пПАД, мм рт. ст. 48,50 [40, 25- 58,75] 57, 00 [48,00- 65,00] 0,202
цПАД, мм рт. ст. 47,59 [34,28- 65,16] 61,45 [48,43- 70,15] 0,111
пСАД, мм рт. ст. 124,00 [114,75−148,75] 145,00 [125,00−155,00] 0,137
цСАД, мм рт. ст. 117, 09 [108, 37- 155,29] 147,04 [128,10−162,75] 0,071
ям ЕОК пульсовое артериальное давление на плечевой артерии (периферическое ПАД), равное 60 мм рт. ст. и более, является признаком бессимптомного поражения органов-мишеней. В группе пациентов с ГБ II стадии повышенное периферическое ПАД наблюдалось у 12,5% пациентов, в группе пациентов с ГБ III стадии — у 36,8% пациентов.
-
значимыми считались различия при р& lt-0,05. Не установлено значимых корреляций между группой пациентов с ГБ II стадии и группой пациентов с ГБ III стадии.
Проведен корреляционный анализ показателей АР (СРПВ, ИАао, ИА брахиальный) с данными центральной и периферической гемодинамики (табл. 3, 4), показателями ЭКГ и биохимического анализа крови с учетом липидного спектра (табл. 5, 6) у мужчин и женщин.
Между ИАао и ИА брахиальным выявлена функциональная связь. Не установлено значимой корреляции между СРПВ и ИАао, между СРПВ и ИА брахиальным. Значит, СРПВ и ИА (аортальный и брахиальный) являются независимыми показателями артериальной ригидности.
Рис. 2. Процентное соотношение пациентов с ГБ II с нормальной, повышенной и патологической СРПВ.
Рис. 3. Процентное соотношение пациентов с ГБ III с нормальной, повышенной и патологической СРПВ.
У мужчин выявлена умеренная положительная корреляция между СРПВ и показателями центральной (цПАД, цСАД) и периферической (пПАД, пСАД) гемодинамики. У женщин не установлено значимой корреляции между СРПВ и показателями центральной и периферической гемодинамики. У мужчин выявлена силь-
46
Таблица 4
Корреляционный анализ показателей АР и показателей центральной и периферической гемодинамики у женщин (п=13)
Параметр СРПВ ИА брахиальный ИАао
г Р г Р г Р
ИА брахиальный -0,297 0,325 1,000 0,000 1,000 0,000
ИАао -0,297 0,325 1,000 0,000 1,000 0,000
пПАД 0,055 0,859 -0,236 0,437 -0,236 0,437
ЦПАД 0,126 0,681 -0,071 0,817 -0,071 0,817
пСАД 0,330 0,271 -0,154 0,616 -0,154 0,616
цСАД 0,346 0,247 -0,082 0,789 -0,082 0,789
Примечание. Выделены значимые корреляции (г).
ная положительная корреляция между ИАао и показателями центральной (цПАД, цСАД) и периферической гемодинамики (пПАД, пСАД) — между ИА брахиальным и показателями центральной и периферической гемодинамики. Таким образом, у мужчин по ПАД и САД на плечевой артерии можно судить о повышении ИАао и ИА брахиального. У женщин не установлено значимой корреляции между ИАао и показателями центральной и периферической гемодинамики, между ИА брахиальным и показателями центральной и периферической гемодинамики.
У женщин выявлена умеренная положительная корреляция между СРПВ и высотой зубца Я в отведении аУЬ. Чем выше зубец Я в отведении, а VI, тем выше СРПВ у женщин. У женщин не установлено значимой корреляции между СРПВ и высотой зубца Б. в отведениях, а VII и аУЕ У мужчин не выявлено значимой корреляции между СРПВ и высотой зубца Б. в усиленных отведениях от конечностей (а VI, аVII, аУБ). У женщин выявлена умеренная положительная корреляция между СРПВ и коэффициентом атерогенности. Корреляции
Таблица 5
Корреляционный анализ показателей АР и показателей ЭКГ, лабораторных показателей у мужчин (п=14)
Параметр СРПВ ИА брахиальный ИАао
г Р г Р г Р
Высота R в aVL 0,179 0,867 0,516 0,059 0,516 0,059
Высота R в aVR -0,162 0,580 0,246 0,397 0,246 0,397
Высота R в aVF -0,049 0,867 -0,157 0,593 -0,157 0,593
Общий белок -0,302 0,316 -0,209 0,494 -0,209 0,494
Мочевина 0,165 0,590 0,022 0,943 0,022 0,943
Креатинин 0,309 0,304 -0,059 0,849 -0,059 0,849
АЛТ 0,264 0,383 -0,217 0,476 -0,217 0,476
ACT -0,363 0,223 0,000 1 0,000 1
ОХС 0,468 0,091 0,240 0,409 0,240 0,409
ХСЛПНП 0,299 0,299 0,238 0,413 0,238 0,413
ХСЛПВП 0,180 0,537 -0,029 0,923 -0,029 0,923
ТГ 0,402 0,154 -0,108 0,714 -0,108 0,714
Коэффициент атерогенности 0,231 0,427 0,103 0,725 0,103 0,725
СРПВ с остальными показателями липидного спектра у
-
мых корреляций между СРПВ и показателями липидного спектра. У мужчин и женщин не выявлено значимой корреляции между показателями АР (СРПВ, ИАао, ИА брахиальный) и показателями биохимического анализа крови.
Таким образом, у большинства пациентов с гипертонической болезнью II-III стадии отмечается повышенная артериальная ригидность. Отсутствие корреляции между скоростью распространения пульсовой волны и индексом аугментации свидетельствует о том, что
СРПВ и индекс аугментации являются независимыми
-
явлена сильная положительная корреляция показате-
Таблица 6
Корреляционный анализ показателей АР и показателей ЭКГ, лабораторных показателей у женщин (п= 13)
Параметр СРПВ ИА брахиальный ИАао
г Р г Р г Р
Высота R в aVL 0,678* 0,011 -0,266 0,381 -0,266 0,381
Высота R в aVR -0,057 0,853 -0,285 0,345 -0,285 0,345
Высота R в aVF -0,524 0,066 0,169 0,580 0,169 0,580
Общий белок 0,319 0,289 -0,225 0,459 -0,225 0,459
Мочевина 0,223 0,464 0,069 0,823 0,069 0,823
Креатинин 0,88 0,775 -0,163 0,596 -0,163 0,596
АЛТ 0,247 0,415 -0,165 0,590 -0,165 0,590
ACT 0,324 0,280 -0,038 0,901 -0,038 0,901
ОХС -0,104 0,734 0,038 0,901 0,038 0,901
ХСЛПНП 0,016 0,957 0,137 0,655 0,137 0,655
ХСЛПВП -0,357 0,231 0,396 0,181 0,396 0,181
ТГ 0,223 0,464 -0,462 0,112 -0,462 0,112
Коэффициент атерогенности 0,555 0,049 -0,335 0,263 -0,335 0,263
Примечание. Выделены значимые корреляции (г).
лей центральной и периферической гемодинамики с ИА (брахиальным и аортальным) и умеренная положительная корреляция показателей центральной и периферической гемодинамики с СРПВ. У женщин выявлена умеренная положительная корреляция между СРПВ и коэффициентом атерогенности и между СРПВ и высотой зубца зубца Я в, а VI,. Этот интересный факт требует дальнейшего изучения взаимосвязи СРПВ с высотой зубца Я в различных отведениях.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Прозрачность исследования. Исследование не имело спонсорской поддержки. Исследователи несут полную ответственность за предоставление окончательной версии рукописи в печать.
Декларация о финансовых и иных взаимодействиях. Все авторы принимали участие в разработке концепции и дизайна исследования и в написании рукописи.
Окончательная версия рукописи была одобрена всеми
-
ние.
Работа поступила в редакцию: 14. 02. 2015 г.
ЛИТЕРАТУРА
1. Егоркина Н. В., Горбунов В. М., Абирова Э. С. Влияние различных групп антигипертензивных препаратов на показатели артериальной ригидности у пациентов с артериальной гипертонией // Рациональная фармакотерапия в кардио-
2. Клинкова Е. В., Оттева Э. Н., Гарбузова О. Г. и др. Оценка параметров артериальной ригидности у больных подагрой и артериальной гипертензией // Научно-практическая ревма-
3. Кобалава Ж. Д., Котовская Ю. В. Артериальная гипертония в XXI веке: достижения, проблемы, перспективы. — М.: Бионика Медиа, 2013. — 272 с.
4. Милягин В. А., Комиссаров В. Б. Современные методы определения жесткости сосудов // Артериальная гипертен-
5. Патофизиология сердечно-сосудистой системы / Под ред. Л. Лилли. — Пер. с англ. — 3-е изд., испр. и перераб. — М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2010. — 672 с.
6. Рекомендации по лечению артериальной гипертонии ESH/ESC 2013 // Российский кардиологический журнал. -2014. — № 1. — С. 7−94.
7. Чазова И. Е., Ощепкова Е. В., Жернакова Ю. В. Клинические рекомендации Диагностика и лечение артериальной гипертонии // Кардиологический вестник. — 2015. — Т. 10. № 1. — С. 3−30.
8. Roman M.J., Devereux R.B., Kizer J.R., et al. Central pressure more strongly relates vascular disease and outcomes than brachial pressure: the Strong Heart Study // Hypertension. — 2007. — Vol. 50. № 1. — P. 197−203.
47
REFERENCES
1. Egorkina N.V., Gorbunov V.M., Abirova E.S. '-tte influence of different groups of antihypertensive drugs on indices of arterial stiffness in patients with arterial hypertension // Ratsional'-naya farmakoterapiya v kardiologii. — 2009. — Vol. 5. № 5. — P. 67−72 (in Russian)
2. Klinkova E.V., Otteva E.N., Garbuzova O.G., et al. Estimation of arterial stiffness parameters in patients with gout and hypertension // Nauchno-prakticheskaya revmatologiya. -2010. — № 6. — P. 40−45 (in Russian)
3. Kobalava Zh.D., Kotovskaya Yu. V. Arterial hypertension in the XXI century: achievements, problems, prospects. — Moscow: Bionika Media, 2013. — 272 p. (in Russian)
4. Milyagin V.A., Komissarov V.B. Modern methods for determining vascular stiffness // Arterial'-naya gipertenziya. -
2010. — Vol. 16. № 2. — P. 134−143 (in Russian)
5. Pathophysiology of heart disease / Ed. Leonard S. Lilly- translation from English. — the third edition corrected and revised.
— M.: BINOM. Knowledge laboratory, 2010. — 672 p.
6. Guidelines for the management of arterial hypertension ESH/ ESC 2013 // Rossiyskiy kardiologicheskiy zhurnal. — 2014. — № 1.
— P. 7−94.
7. Chazova I.E., Oshchepkova E. V., Zhernakova Yu. V. Clinical guidelines Diagnosis and treatment of arterial hypertension // Kardiologicheskiy vestnik. — 2015. — Vol. 10. № 1. — P. 3−30 (in Russian)
8. Roman M.J., Devereux R.B., Kizer J.R., et al. Central pressure more strongly relates vascular disease and outcomes than brachial pressure: the Strong Heart Study // Hypertension. — 2007. — Vol. 50. № 1. — P. 197−203.
Информация об авторах:
Зимницкая Ольга Викторовна — аспирант кафедры поликлинической терапии, семейной медицины и ЗОЖ с курсом последипломного образования, e-mail: zvezda_5786@mail. ru- Петрова Марина Михайловна — проректор по научной работе, заведующий кафедрой поликлинической терапии, семейной медицины и ЗОЖ с курсом последипломного образования, д.м.н., профессор, 660 022 г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, 1- Каскаева Дарья Сергеевна — руководитель отделения общей врачебной практики, к.м.н., доцент кафедры поликлинической терапии, семейной медицины и ЗОЖ с курсом
последипломного образования.
Information About the Authors:
Zimnitskaya Olga V. — postgraduate student of the Department of polyclinic therapy and family medicine and healthy lifestyle with a course of postgraduate education, e-mail: zvezda_5786@mail. ru- Petrova Marina M. — Vice-Rector on scientific work, head of the Department of polyclinic therapy and family medicine and healthy lifestyle with a course of postgraduate education, MD, PhD, DSc, Professor, 660 022, Russia, Krasnoyarsk, P. Zheleznyaka str., 1- Kaskaeva Daria S. — head of the Department of General practice, MD, PhD, associate Professor in the Department of outpatient therapy, family medicine and healthy lifestyle with a course
of postgraduate education.
© трофименко и.н., алейникова с.м., пономарева о.а., миронова и.в. — 2015 удк 616. 24−036. 12−02:616. 233−092
КЛИНИКО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ ОБСТРУКТИВНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ЛЕГКИХ С БРОНХИАЛЬНОЙ ГИПЕРРЕАКТИВНОСТЬЮ
Ирина Николаевна Трофименко1, Софья Михайловна Алейникова Оксана Анатольевна Пономарева2, Ирина Витальевна Миронова2 ('-Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования, ректор — д.м.н., проф. В. В. Шпрах, кафедра клинической аллергологии и пульмонологии, зав. — д.м.н., проф. Б.А. Черняк- -Негосударственное учреждение здравоохранения «Дорожная клиническая больница на ст. Иркутск-пассажирский» ОАО «РЖД», гл. врач — к.м.н. Е.А. Семенигцева)
Резюме. Целью исследования явилось сравнительное изучение клинико-функциональных особенностей у больных ХОБЛ в зависимости от уровня бронхиальной реактивности. У 139 амбулаторных больных ХОБЛ средней степени тяжести проанализированы показатели клинико-функционального статуса. Пациенты стратифицированы на 2 группы: 1-я группа (п=95) — положительный тест (ПД7П& lt-0,47 мг), 2-я группа (п=44) — отрицательный тест (ПД7П& gt-0,47 мг). Респираторные симптомы больных 1-й группы характеризовались большей степенью выраженности. Выявлена взаимосвязь степени одышки с уровнем бронхиальной реактивности: OR=9,6 (2,1−10,2). Частота обострений в группе больных с БГР была в 1,5 раза выше. При этом, показатели ОФВ, были сопоставимы в обеих группах больных. Таким образом, БГР является фактором, существенно модифицирующим течение ХОБЛ и повышающим степень ее тяжести.
Ключевые слова: хроническая обструктивная болезнь легких, бронхиальная гиперреактивность, одышка.
CLINICAL AND FUNCTIONAL FEATURES IN CHRONIC OBSTRUCTIVE PULMONARY DISEASE PATIENTS
WITH BRONCHIAL HYPERRESPONSIVENESS
I.N. Trofimenko1, S.M. Aleinikova2, O.A. Ponomareva2, I.V. Mironova2 (Irkutsk State Medical Academy of Continuing Education- 2Non-governmental Institution of Healthcare «Railroad Clinical Hospital at Irkutsk-Passazhirskiy Station of & quot-RZhD"- JSC», Russia)
Summary,e aim of the study was to compare clinical-functional features in COPD depending on bronchial hyperresponsiveness level. Clinical-functional status at 139 moderate severe COPD patients were analyzed depending on the result of methacholine challenge. By results of the methacholine challenge patients were divided into two groups: the 1-st positive test (PD20& lt-0,471 mg) and the 2-nd negative (PD20& gt-0,471). Bronchial hyperresponsiveness was revealed at 95 of 139 (68,3%) patients. Tbe intensity of respiratory symptoms was higher in the 1-st group patients. Bronchial hyperresponsiveness contributes to formation of severe dyspnea in COPD (OR=9,6 (2,1−10,2).e frequency of COPD exacerbation in patients with BHR was 1,5 times higher. However no significant differences were found for FEVrus, COPD with bronchial hyperresponsiveness promotes more severe current of disease.
Key words: chronic obstructive pulmonary disease, bronchial hyperresponsiveness, dyspnea.
48

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой