Наукоемкий сектор российской промышленности: проблемы развития в условиях высокой инфляции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОТРАСЛИ И МЕЖОТРАСЛЕВЫЕ КОМПЛЕКСЫ
И.Э. Фролов
НАУКОЕМКИЙ СЕКТОР РОССИЙСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ: ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ ВЫСОКОЙ ИНФЛЯЦИИ
В статье рассматривается формирование рынков наукоемкой продукции. Сформулированы критерии выявления российского наукоемкого сектора по данным промышленной статистики и оценен его масштаб. Выдвинута гипотеза, объясняющая экономическую основу лидирующего развития наукоемких отраслей в современной экономике. Показана адаптация некоторых зарубежных и российских высокотехнологичных, наукоемких отраслей к условиям современной экономики. Описаны проблемы исследования наукоемкого сектора промышленности РФ в условиях высокой инфляции.
Длительный системный кризис всех сфер общественного воспроизводства (воспроизводство человека как такового, социальной сферы и политической системы власти и управления, Вооруженных сил и системы безопасности и охраны правопорядка, реального сектора экономики и кредитно-финансовой системы, внешнеэкономических и внешнеполитических отношений, науки и образования, системы здравоохранения и реакреации) на этапе перехода к рыночному типу общественных отношений обусловил неустойчивость финансово-экономической системы и резкий спад производства. Приоритетное развитие отечественных сырьевых отраслей, ставших к настоящему времени базовыми для экономики, неспособно кардинально улучшить положение России на мировых рынках из-за высокой конкуренции и насыщенности этих рынков, а также высокой капиталоемкости этих отраслей. Некоторое оживление хозяйства в 1999—2000 гг., произошедшее в результате краха сложившихся финансовых квазирынков, паразитировавших на реальном секторе экономики, и приближение валютного курса рубля к его реальной величине, учитывающее разницу уровней общественной производительности труда и структуры экспортно-импортных операций в России и в развитых странах, не может быть устойчивым, так как сдерживается слабым развитием внутреннего рынка. Задача преодоления нынешнего системного финансово-экономического кризиса состоит не только в переходе к этапу устойчивого экономического развития, но и в изменении качества экономического роста.
Следовательно, выход экономики РФ из современного кризисного состояния должен быть очень длительным и в любом случае основываться на приоритетном развитии группы отраслей, способных быть «точками роста» российской экономики. Исследование российской экономики должно быть направлено на разработку обоснованной государственной политики, использующей преимущества мирового разделения труда, способствующей экономической интеграции страны и нахождению адекватной для России экономической ниши на мировых рынках.
Анализ современного развития мировой экономики показывает, что сложилась устойчивая общемировая тенденция опережающего роста в структуре обрабатывающей промышленности наукоемких отраслей, производящих наукоемкую, конкурентоспособную на мировом рынке продукцию. Так, с 1980 по 1995 г. объемы продаж обрабатывающей промышленности основных индустриальных стран в сопоставимых ценах выросли на 50%, тогда как наукоемкого, высокотехнологичного
сектора — на 137%-. Соответственно его доля увеличилась с 7,6 до 12% в структуре обрабатывающей промышленности. По экспертным оценкам, за 1996−1999 гг. в США и некоторых странах Западной Европы 15−25% прироста ВВП происходило за счет бурного роста наукоемкого, высокотехнологичного сектора2.
Для понимания экономического механизма, формирующего наукоемкий сектор промышленности и обеспечивающий его более быстрый рост по сравнению с другими отраслями, необходимо хотя бы конспективно рассмотреть теоретические основания проблемы возникновения наукоемких производств и узловые моменты развития высокотехнологичных отраслей, ставших лидерами за последнюю треть XX в.
В большинстве исследований наукоемких производств и отраслей явно или неявно присутствует представление о наличии функциональной связи между затратами на развитие современной науки и результатами выпуска продукции [3−6].
Процессы объективации3 научных знаний в сфере материального воспроизводства экономических субъектов приводят:
— к углублению разделения труда в области переработки природных ресурсов-
— к производству более совершенных средств производства-
— к созданию все более качественной продукции-
— к развитию производственной и непроизводственной инфраструктур-
— к усложнению структуры самих организаций (фирм) и связей между ними.
Все это в конечном итоге повышает общественную производительность труда и
создает все более развитую структуру общественного субъекта, т. е. все более сложное производство и потребление, что объективно повышает затраты на науку и образование. В научных исследованиях процесс опережающего в целом роста затрат на науку и образование в структуре расходов на материальное производство был зафиксирован в понятии наукоемкости выпускаемой продукции.
В прикладных исследованиях для упрощения вместо понятия наукоемкости производства используется показатель наукоемкости отраслей народного хозяйства. В общем виде продукция какого-либо производства или отрасли называется Е-емкой (трудоемкой, ресурсоемкой, наукоемкой и т. д.), если доля затрат на фактор Е его стоимости выше, чем средняя доля затрат в стоимости продукции других отраслей (производств) народного хозяйства.
Экономическое содержание понятия наукоемкости, его связь с понятием научнотехнического прогресса во многом можно объяснить с позиций трудовой теории стоимости и теории прибавочной стоимости. С этих позиций научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) как некоторый относительно законченный и целостный момент4 производства появляются реально в 20-х годах XX в.
1 Оценка производилась по 68 странам, исключая государства третьего мира, по данным источника [1]. К наукоемким, высокотехнологичным отраслям по данным этого источника отнесены аэрокосмическая индустрия, производство техники, связанной с передачей и переработкой информации (электронной, компьютерной техники и матобеспечения, средств связи и телевещания и пр.), а также с выпуском лекарств и медицинской техники.
2 Здесь большую роль сыграло также и изменение методологии статистических расчетов ВВП. Так, приобретения информационной техники и технологий (Information Technology) с 1996 г. стали приписываться к инвестициям, а в наукоемкий, высокотехнологичный сектор стали включать рост интернет-торговли, хотя это является смешением различных фаз общественного воспроизводства и ведет к повторному счету [2].
3 В общем виде объективация есть фиксация структуры. В реальности структура всегда является инвариантом некоторого изменения. Фиксация инварианта может происходить как на материальном уровне фиксации формы действия в материальной форме предмета, обеспечивающего это действие (например, молоток и пр.), так и на реляционном уровне фиксации формы организационных или иных отношений в общественных нормах, правилах, установлениях (правила работы бюрократической организации, юридические отношения, права собственности и пр.) [7]. Научные знания объективируются чаще всего в некоторых технических устройствах и технологических процессах. Так, результаты ряда исследований в области квантовой механики в 20-е годы XX в. были использованы при создании в 50-е годы оптических квантовых генераторов (мазеров и лазеров), а уже их применение позволило разработать и успешно использовать в промышленности новый вид сварки — лазерный.
4 Под моментом здесь понимается объективная основа некоторого аспекта, которая еще не объективировалась, т. е. не может быть выделена в виде стадии или фазы какого-либо процесса.
Теоретическая схема выглядит следующим образом. Известно, что в ходе НИР ученые объективируют взаимосвязи между известными свойствами объектов. В этом аспекте научно-исследовательская работа есть поиск, установление и исследование нормативно заданных свойств нового типа объектов. Перед началом НИР заказчик должен иметь прогноз свойств некоторого типа объектов (например, для самолета — скорости, высоты полета и т. д.), который создается некоторой исследовательской организацией, чаще всего обособленной от разработчика. Далее исследователи строят некоторую модель нового типа с требуемыми тактико-техническими характеристиками (ТТХ). Затем проектная организация разрабатывает аванпроект нового объекта с некоторыми нормативно задаваемыми свойствами. В процессе взаимодействия разработчика и заказчика объективируется новая структура воспроизводства субъекта с некоторыми новыми потребностями, которая должна «убедить» общество (покупателя) в том, что именно этот продукт ему нужен. Иначе говоря, обязательным условием начала НИР (поскольку финансирование работ идет из внешних источников) является общепризнанная общественная значимость отраслей прикладных наук со стороны лиц, принимающих решения (ЛПР). После этого реализуется НИР, которая показывает возможность создания нового продукта при существующем уровне технологии.
При устойчиво сформированной потребности заказчика (потребителя) в создании нового продукта открываются опытно-конструкторские работы (ОКР). В развитой системе ОКР их периодическое возобновление приводит к объективации коллективов разработчиков (их отделению от серийного производства), т. е. созданию специализированных проектных организаций и конструкторских бюро.
Результатом ОКР для заказчика являются:
— фиксация новой структуры отношений с организацией разработчика-
— новый образец продукции с определенными ТТХ-
— установление цены, включающей в себя общественно-признанные затраты на создание нового образца, который должен будет производиться серийно-
— цена нового образца должна соответствовать «ожиданиям» ЛПР и «отражать» затраты на создание техники с лучшими по сравнению с существующими ТТХ.
Для разработчиков и производителей позитивным результатом являются: расширенное воспроизводство коллективов НИИ и КБ, участвующих в НИОКР- подготовка серийного производства и как следствие изменение конструкторской, технической, экспериментальной и технологической базы НИИ и КБ и заводов — изготовителей серийной продукции.
Последовательное расширенное воспроизводство научных, проектных и конструкторских коллективов, а также расширение их конструкторской, технической и экспериментальной базы требуют все больших как абсолютных расходов на их содержание, так и удельных затрат на одного работника.
Соответственно затраты на производство новых (и воспроизводство существующих) научных знаний, обусловленных общественными потребностями, их материализация в общественном производстве имеют тенденцию к увеличению, что и выражается в непрерывном росте наукоемкости общественного производства и увеличении других затрат на воспроизводство все более развитого субъекта (соответственно увеличение сфер образования, здравоохранения, реакреакции и управления).
Вплоть до 50-х годов сфера деятельности и масштабы НИОКР как в ведущих зарубежных странах, так и в СССР были тесно связаны с государственным финансированием и, более того, в основном развивались в военной сфере. Положение в них стало меняться с началом развертывания так называемой эпохи научнотехнической революции, когда достаточно развился и укрепил свои позиции новый
общественный субъект производства, структура воспроизводства которого необходимо включает в себя НИОКР как этап подготовки нового производства. Это позволило резко сократить время разработки новых образцов техники, кроме того, появился и достаточно расширился новый субъект инновационного потребления, который в свою очередь для своего воспроизводства требует все новых и новых видов товаров с высокими потребительскими качествами, соответствующими передовому уровню развития техники и технологии, что создало устойчиво расширяющийся платежеспособный спрос на результаты НИОКР. В СССР сформировался другой тип воспроизводства: приоритеты развития отраслей народного хозяйства определялись сложным взаимодействием административных структур (ведомств) в процессе распределения разного типа материальных, трудовых, финансовых и технологических ресурсов. Причем на результаты этого взаимодействия и окончательное определение приоритетов влияли и специфическая (идеологическая) форма интересов высшего политического руководства советского государства и его стремление не отстать от военного и научно-технического прогресса зарубежных индустриально развитых стран. Планово-директивная экономика советского типа хозяйствования обусловливала, с одной стороны, возможность концентрации всех видов ресурсов на решении высокоприоритетных народнохозяйственных задач, а с другой — обеспечивала сильную технологическую автономность высокотехнологичных отраслей и слабое развитие внешнеэкономических связей, что в целом тормозило научно-технический прогресс и развитие прогрессивных экономических форм управления. Следовательно, отсутствовал и обученный персонал, способный работать в рыночных условиях. Изучение советского типа хозяйствования представляет собой отдельное направление исследований, которое выходит за рамки данной статьи. Следует отметить, что особый тип воспроизводства во многом определял не только специфические черты экономики СССР, но и облик пока еще не сформировавшейся российской рыночной экономики [8].
Международный опыт формирования наукоемких, высокотехнологичных рынков. «Ядром» первого этапа НТР и появления первой успешной коммерциализированной наукоемкой отрасли исторически стала электронная отрасль США. В декабре 1947 г. в лабораториях фирмы «Эй-Ти-Ти» (AT& amp-T) впервые для усиления электрического тока был использован кремниевый полупроводник. Это изобретение позволило заменить вакуумные трубки в первых ЭВМ небольшими и относительно дешевыми полупроводниками, а затем и интегральными схемами.
Принципиальную роль в будущем буме сыграл расположенный близ города Пало-Альто (шт. Калифорния) один из самых престижных университетов США — Стэн-фордский. Почетное звание отца технопарка, получившего впоследствии название «Силиконовой долины» (Silicon Valley), принадлежит выдающемуся электротехнику из Стэнфорда профессору Ф. Терману. В 30-е годы он читал здесь курс радиоэлектроники и побуждал своих студентов или работать в местных компаниях, или основывать собственный бизнес, а не уезжать на Восточное побережье. Инновации Стэн-фордского университета стали основой будущей специализации долины [9].
В 1950 г. при университете был основан так называемый «Индастриал парк» (Industrial Park), позже переименованный в «Рисеч парк» (Research Park).
Создатели технопарка воспользовались территориальной близостью к базе ВВС США в Пало-Альто. Во время второй мировой войны Калифорния стала важнейшим районом развития оборонной промышленности США: предприятия долины получили военные заказы на 40 млн долл. При университете был основан «Стэнфорд рисеч ин-ститьют» (Stanford Research Institute), сначала работавший на «оборонку». К работе в Стэнфорде, развивавшем электронную промышленность, стали привлекать ведущих
ученых мира. После войны эта тенденция сохранилась, а старт программ Национального агентства по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА) в 1958 г. увеличил портфель госзаказов. В 50-е годы электротехнические компании, такие, как «Дженерал электрик ко.» (General Electric Co.), «Вестингхауз электрик ко.» (Westinghouse Electric Co.) и «Форд филко ко.» (Ford Philco Co.), разместили свои производства в Пало-Альто и соседних с ним городках. В Сан-Хосе, самом большом городе долины, компания «Ай-Би-Эм» (IBM) создала крупный исследовательский центр. Вслед за гигантами появились небольшие компании.
В 1957 г. А. Рок, работник инвестиционной фирмы на Уолл-стрит, откликнулся на письмо Ю. Клейнера, инженера из компании «Шокли семикондактор лаборото-риз» (Shokley Semiconductor Laboratories) в Пало-Альто, искавшего с группой коллег фирму, которая заинтересовалась бы идеей производства нового кремниевого транзистора. Корпоративные инвесторы не решались принять участие в финансировании проекта, так как ранее не приходилось создавать специальную фирму под новую идею, да еще и финансировать теоретический проект. А. Рок встретился с Ш. Фэрчайлдом, изобретателем, имевшим опыт создания новых технологичных компаний. Он и предоставил необходимые 1,5 млн долл. Так была основана «Фэрчайлд семикондакторз» (Fairchild Semiconductors) — фактический прародитель всех полупроводниковых компаний Силиконовой долины. После этого А. Рок участвовал в работе таких компаний, как «Интел» (Intel) и «Эйппл компьютер» (Apple Computer). К началу 70-х годов в долине существовало 15 фирм, производивших полупроводники. В 1971 г. миниатюризация полупроводниковых плат привела к созданию на фирме «Интел» микропроцессора 4004, способного производить миллионы операций в секунду. С тех пор объем информации, обрабатываемой процессорами, удваивался каждые 2 года, и компьютеры стали проникать в повседневную жизнь, особенно после того, как в 1976 г. фирма «Эйппл компьютер» собрала первый в мире персональный компьютер5 В США сформировался критически необходимый платежеспособный спрос, и «компьютерная революция» началась [9, 10].
Таким образом, примерно за 20−25 лет в Силиконовой долине возник прообраз современных технопарков. На территории в несколько квадратных километров возникла новая форма связи науки и производства. В 70-е годы массовые инвестиции в инновационные проекты стали коммерчески выгодными. Возникла и укрепилась новая форма движения капитала, получившая наименование венчурного капи-тала6 (Venture Capital).
Несомненный успех венчурного бизнеса в 60−70-е годы и его динамичное развитие вызвали к нему значительный интерес со стороны инвесторов и обусловили необходимость его организационного оформления и создания соответствующей инфраструктуры, т. е. становления нового типа взаимосвязей как на рынке прямых инвестиций, так и в высокотехнологичных отраслях в целом. В 1973 г. была образована Национальная ассоциация венчурного капитала (National Venture Capital Association — NVCA), лоббирующая интересы венчурных капиталистов и развивающихся компаний.
5 Тогда же редактор журнала «Микроэлектроник Ньюс» (Microelectronic News) Дон Хофлер впервые назвал долину Силиконовой.
6 Венчурный бизнес является в настоящее время сегментом рынка прямых инвестиций в акционерный капитал, однако значение его трудно переоценить, так как рисковый капитал — практически единственный источник финансовой поддержки малых инновационных предприятий на самых ранних стадиях существования — от идеи до выхода и закрепления их продукции на рынке. Так, самый первый венчурный фонд, образованный в США в 1961 г., инвестировав в новое производство всего 3 млн долл., через несколько лет вернул инвесторам около 90 млн долл. [11].
7 В настоящее время ассоциация объединяет 330 организаций, управляющих венчурным капиталом порядка 70 млрд долл. Аффилированная структура ассоциации — «Американские предприниматели для экономического роста» (American Entrepreneurs for Economic Growth-AEEG) — это общенациональная организация, включающая около 10 тыс. развивающихся предприятий, на которых работают более 1 млн. американцев [11].
Характерная черта венчурного бизнеса США, во многом определившего динамику и устойчивость его развития как в 60-е годы, так и в настоящее время — ориентация на вложение средств в инновационные предприятия, реализующие пере-
8
довые технологии в различных промышленных отраслях.
На рубеже 80-х годов возникла проблема нехватки инвестиций. Первые венчурные фирмы существовали благодаря военным заказам, когда же счет компаний пошел на сотни, государственных закупок на всех не стало хватать. Внутренний рынок высокотехнологичных товаров был развит еще недостаточно. Ректор Стэн-фордского университета пытался решить финансовые проблемы компаний, сдавая им участки земли технопарка в аренду на 99 лет по льготным ставкам. Тем не менее компании были вынуждены привлекать заемные капиталы. Сначала на смену госбюджету пришел банковский капитал Восточного побережья США. Вскоре, однако, стало ясно, что обычные коммерческие и инвестиционные банки не готовы идти на масштабные рискованные операции и их заменили специализированные компании, которые стали получать прибыль не только от кредитов, но и от роста курса акций «рисковых» компаний. Такие фирмы получили наименование венчурных инвестиционных компаний. Руководством компаний были выведены «формулы успеха»: brain capital + venture capital (интеллектуальный капитал + венчурный капитал), а также high tech — high life-high risk (передовые технологии — высокий уровень жизни — высокий риск). Специализированные инвестиционные компании стали развиваться в различных организационных формах. Специализированные фонды (так называемые фонды прямого инвестирования в акционерный капитал -private equity fund) ориентируются на приобретение пакетов акций быстро развивающихся компаний. Фонды выкупа (buyout fund) финансируют приобретение (либо сами выкупают) контрольного пакета акций, позволяющего осуществлять полный контроль над использованием активов компании и ее деловыми операциями. Мезонинные фонды (mezzanine fund) специализируются на инвестиционном финансировании компаний непосредственно перед выходом на фондовый рынок. В настоящее время суммарный капитал фондов прямого инвестирования в США в 4−5 раз превышает капитал венчурных фондов.
Первым значительным успехом венчурного капитала стало размещение в 1980 г. акций компании «Эйппл компьютер». Венчурные компании «Морган стенлей» (Morgan Stanley) и «Хэмбрешт энд квист» (Hambrecht & amp- Quist) гарантировали размещение 4,6 млн. акций фирмы по цене 22 долл. за каждую. В день размещения все бумаги были раскуплены на бирже через несколько минут после начала торгов, а
9
основатели компании за рекордно короткое время стали миллионерами.
Согласно исследованию, проведенному американской корпорацией «Профит дайнемикс инк.» (Profit Dynamics Inc.), в среднем каждая венчурная компания финансирует в год 7 проектов, инвестируя 18,4 млн долл. В год 13% представителей данного бизнеса тратят не менее 50 млн долл. Если принять за 100% все инвестиции венчурных компаний, то 22% вложений окажутся суммами, превышающими 5 млн долл., 22% - 3−5 млн долл., а 46% - 1−3 млн долл. [9].
При 20−30-процентном венчурном финансировании проектов Силиконовой долины новые предприятия давали фактический доход 200−300% годовых, 10−20%
8 Сейчас наибольший интерес инвесторов и венчурных капиталистов вызывают компании, специализирующиеся на интернет-технологиях, в частности, на электронной торговле. Следующие позиции в перечне приоритетов занимают телекоммуникационная техника и технологии, биотехнологии, медицина и здравоохранение, потребительские товары и услуги [11].
9 В 1995 г. 15 лет спустя компания «Нэтскейп» (Netscape), разрабатывающая программное обеспечение для Интернета, разместила на бирже 5 млн. акций. По итогам первого дня биржевых торгов рыночная капитализация Netscape, проработавшая немногим более года, перешла рубеж в 2 млрд долл. Капитализация компаний «Амазон инк.» (AmazonInc.) и «Яху инк.» (YahooInc.) составляла на середину 1999 г. 15 млрд долл. 9].
разорялись, оставшиеся имели норму прибыли 40%, что существенно превышало среднегодовую норму рентабельности по обрабатывающей промышленности. Такая норма рентабельности притягивала сюда все больше инвестиций.
Таким образом, в настоящее время действует как бы двухэтапная схема инвестирования перспективной компании: на начальных этапах и в период укрепления на рынке ее поддерживает венчурный капитал, затем включается капитал фондов прямого инвестирования. Благодаря постоянному притоку венчурного капитала и компьютерному буму начала 90-х годов за последние 8 лет в Силиконовой долине создано более 200 тыс. рабочих мест. До 40% стоимости экспорта Калифорнии приходится на продукцию компьютерной индустрии, а совокупный ежегодный доход 4 тыс. компьютерных компаний равен 200 млрд долл.
Аналогичные тенденции наблюдаются и в других странах так называемого «золотого миллиарда». Так, в Баварии (ФРГ) и ее столице Мюнхене в сфере высоких технологий функционирует более 4 тыс. фирм. Здесь работает почти треть всех служащих, занятых в компьютерной промышленности Германии. Большинство транснациональных компаний в сфере разработки программного обеспечения и компьютерной техники расположили свои штаб-квартиры в Мюнхене или его окрестностях10 [12].
Однако в 90-е годы в наукоемких отраслях США возникла новая проблема -дефицит квалифицированных инженеров и рабочих11. Собственными силами справиться с этой проблемой США не смогут. Во-первых, число выпускников вузов с дипломом первого класса непрерывно сокращается, во-вторых, все венчурные капиталисты жалуются на то, что местные инженеры обходятся им слишком дорого12. Кроме того, чтобы заинтересовать сотрудника в работе кампании, ее владелец вынужден резервировать для него определенную долю в капитале фирмы (stock options), на что инвесторы тратят до 30−40% уставного капитала компании. Бывают случаи, когда рядовые сотрудники фирм становятся миллионерами за счет стремительного роста курсов принадлежащих им акций. Следовательно, наемный персонал при определенных условиях также может стать владельцем капитала, что сокращает в целом прибыльность венчурного бизнеса.
С дефицитом кадров американские фирмы пытаются бороться, приглашая специалистов из-за рубежа. Но импорт высоквалифицированного персонала проблемы не решает: в США действует квота для иммигрантов, работающих в области высоких технологий, — не более 65 тыс. чел. в год. Аналогичные проблемы возникают и в других индустриально развитых странах. Следовательно, чтобы поддерживать темпы роста в высокотехнологичной наукоемкой индустрии, странам с таким типом промышленности приходится эксплуатировать интеллектуальный и технологический потенциалы других менее развитых стран, в которых меньшая стоимость научного труда. Иначе говоря, компании США, Западной Европы и Японии переводят часть своих исследовательских лабораторий в другие страны15. Эта тенденция ярко прояв-
10 Причинами стали удачное географическое положение Мюнхена и квалифицированный персонал. Роль местного Стэнфорда исполнил Мюнхенский технический университет. Привлечь в баварскую столицу высококлассных специалистов из других стран легко еще и потому, что Мюнхен издавна славится как город с большими возможностями для проведения культурного досуга.
11 По данным Американской ассоциации по информационной технике и технологиям (1ТАА), дефицит кадров в американской компьютерной индустрии в 1998 г. составлял около 350 тыс. чел. (по сравнению с 190 тыс. в 1997 г.). Отдел по технической и технологической политике при Департаменте торговли США считает, что к 2005 г. дефицит человеческих ресурсов в этой отрасли превысит 1 млн. чел. [13].
12 Выпускник Стэнфорда с дипломом доктора философии — PH. П. (т.е. кандидата наук) в области технических наук сегодня не будет работать меньше чем за 85 тыс. долл. в год [13]. Среднегодовая зарплата персонала, работающего в высокотехнологичном секторе промышленности США в 1998 г., по данным аналитиков NASDAQ и Американской электронной ассоциации (АЕА), состав-ила 57,7 тыс. долл., тогда как рядовые работники обычных промышленных фирм в среднем имеют около 30 тыс. долл. в год [14].
13 Аналогично в 70−80-е годы за пределы США, а также ряда других индустриально развитых стран было выведено «экологически грязное» производство низших переделов.
ляется во всех развивающихся странах с хорошей системой образования, в том числе и в России [15].
В перспективе за странами «золотого миллиарда» останется стратегическое планирование и менеджмент производства большей части средне- и высокотехнологичной продукции, тем более что здесь находятся инвесторы и потребители такой продукции.
Кроме того, в середине 80-х годов для венчурных компаний стало очевидно, что не работать с политической властью им просто невозможно. Когда в США были отменены налоговые льготы для новых предприятий, активность вложений резко снизилась. Выход венчурные капиталисты нашли в ходе избирательной кампании кандидата в президенты США от демократов Б. Клинтона. Помощники Клинтона организовали несколько «обедов» с участием менеджеров и директоров компаний Силиконовой долины, где присутствовали и представители венчурных компаний. Хотя новый президент выполнил не все свои обещания, новые компании часть прежних налоговых льгот все-таки получили.
Таким образом, из вышесказанного следует, что в США, вопреки широко распространенному мнению, именно государством затрачены огромные усилия на распространение научных знаний и технологий из государственных учреждений и прежде всего Минобороны — в частный сектор. В США созданы разнообразные банки технологий, проектов, которые являются одной из основ внутреннего рынка наукоемкой продукции. В результате к 90-м годам в американском бизнесе создана особая инновационная культура и соответствующие механизмы передачи технологий и научных разработок в промышленное производство. В наибольших масштабах именно в США развивается венчурный, рисковый капитал.
В развитии других наукоемких отраслей (в том числе и в РФ), например космической (см. [3, 15−19]), обычно выделяют три фазы. В первой фазе новую технику и технологию осваивают новаторы, составляющие около 3% общего числа предприятий. Во второй фазе технология уже перестает быть новой, так как ею овладевают 30% общего числа и, наконец, в третьей фазе она находит всеобщее применение14.
В рамках темы статьи более интересным является то, что именно в 50−60-х годах, как в СССР, так в индустриально развитых странах стало общепринятым государственное финансирование лишь некоторых, наиболее перспективных направлений НИОКР, а не всех направлений развития науки одновременно. Это вызвано резким увеличением затрат на разработки, повлекшим объективные ограничения масштабов финансирования фундаментальных и прикладных исследований. В 70-е годы вложения в наукоемкие производства (рынок космической связи, компьютерная техника) впервые стали рентабельными, т. е. некоторые рынки наукоемкой продукции коммерциализировались. Специфической чертой наукоемких рынков стала связь между темпами их роста и скоростью обновления номенклатуры продукции. Темпы роста тем выше, чем быстрее обновление15.
Стоит отметить, что технологическая гонка, в которую крупнейший производитель микропроцессоров «Интел» вовлек буквально весь мир, начинает угрожать самой корпорации. Известно, что в первые месяцы «жизни» процессора компания
14 Европа к началу 1998 г. прошла первую стадию освоения технологий электронного рынка: около 3% населения подключено к Интернету по сравнению с 10% в Японии и 12% в США. В России насчитывается пока около 600 тыс. пользователей Интернета, что составляет менее половины про-цента населения, т. е. точка перелома еще впереди и при сложившихся темпах роста будет преодолена через 2−3 года [19].
15 Это объясняет поистине взрывное развитие глобальной сети Интернет. Так, известна технологическая закономерность: (феномен Мура — основателя компании «Интел»), которая заключается в том, что мощность компьютера удваивается каждые 18 мес. Вместе с тем развитие информационных сетей имеет свою закономерность (закон Меткалфа — изобретателя сетевого стандарта Шегпе1): полезность сети для общества пропорциональна квадрату числа пользователей. Второй фактор — упрощение и удешевление доступа в Интернет. По данным некоторых исследований, около четверти пользователей сети Интернет уже используют ее и для электронной коммерции в том или ином виде [19, 20].
реализует его гораздо дороже себестоимости, компенсируя убытки от продажи дешевых старых моделей. Ускорение падения цен ведет к уменьшению промежутка времени, в течение которого каждый новый процессор приносит прибыль. В то же время «Интел» вынуждена постоянно увеличивать ассигнования на разработку новых моделей. Вместе с тем, стремясь подстегнуть спрос, «Интел» вынуждена все быстрее снижать цены на новые модели процессоров16.
Похоже, в последнее время выполнению сложившейся закономерности стали мешать спросовые ограничения: уже сейчас младшие модели процессоров полностью удовлетворяют нужды офисного компьютера, а неимоверное быстродействие оказывается нужным, возможно, лишь в трехмерных компьютерных играх. Однако останавливаться «Интел» нельзя: сегодняшние инвестиции сделаны в надежде на завтрашние еще большие прибыли, между тем рынок, несмотря на впечатляющую рекламную кампанию, столь быстро развиваться не может.
Очевидно, что в конечном итоге «пирамиды», построенные на непрерывном росте курсовой стоимости акций высокотехнологичных компаний, рухнут и мил-
17
лионы вкладчиков разорятся.
Отметим также, что в настоящее время число рентабельных наукоемких отраслей несколько увеличилось. Сведения, опубликованные в журнале «Файнэйшел таймс» (Financial Times) о первых 50 компаниях мира, имеющих рентабельность свыше 15% к инвестированному капиталу, показывают, что они в основном производят именно те виды продукции, которые соответствуют основным направлениям НТП, составляющим главное содержание пятой волны по теории Кондратьева. Можно отметить и такую особенность, что большинство продукции, производимой крупнейшими фирмами мира, предназначено для удовлетворения потребностей широких слоев населения. Отсюда и высокие показатели рентабельности названных фирм (как известно, в среднем в мировой экономике считается нормальным уровень рентабельности к инвестированному капиталу в размере 7−8%) [17].
Нельзя не заметить также, что в приведенный перечень не была включена ни одна фирма, занимающаяся добычей полезных ископаемых. Это и понятно: доля затрат на НИОКР в этих фирмах сравнительно невелика. Например, у крупнейших нефтяных компаний доля затрат на научные исследования относительно объема продаж не достигает и 1%.
Опрос, проведенный среди фирм-продуцентов, показал, что к коммерческому успеху обычно приводят расходы на научные исследования в следующих отраслях: связь, производство потребительских товаров, химия, финансы, страхование и кредит, фармацевтическая промышленность и медицинские услуги, информатика и электронно-вычислительная техника, энергетика и коммунальное хозяйство, различные отрасли обрабатывающей промышленности, производство и переработка металлов и других базовых материалов, автомобилестроение. В пользу названных направлений исследований высказались от 75 до 93% опрошенных фирм. Но далеко не всегда вложенные средства приносят ожидаемую отдачу. Немало случаев, когда расходы на науку оборачиваются убытками. Рентабельность вложений в НИОКР существенно различается. Для «Интел» она составила 100%, для «Ай-Би-Эм» — 30−40%.
Признаки и критерии оценки наукоемких рынков. Подводя некоторые итоги, стоит заметить, что к категории наукоемкой продукции в настоящее время принято
16 Так, если выпущенный на рынок в феврале 1998 г. процессор РвпИит II с тактовой частотой 333 МГц до августа подешевел в 2,28 раза, то новинка февраля 1999 г. — Рєпґїит III с тактовой частотой 500 МГц — уже сейчас стоит в 2,77 раза дешевле, чем в момент выпуска. Если тенденцию переломить не удастся, «Интел» может расстаться с титулом одной из самых прибыльных компаний мира [21].
17 Первые признаки этого уже проявились в снижениях курса акций высокотехнологичных компаний в апре-ле-мае 2000 г.
относить такую, при производстве которой доля затрат на науку в общей сумме издержек или сумме продаж составляет не менее 3,5−4,5%. Но при этом следует иметь в виду, что, во-первых, состав затрат на НИОКР неодинаков в различных странах- во-вторых, также различается по странам и пороговый процент затрат, который используется для отнесения продукции к категории наукоемкой. Поэтому важен и обратный показатель — наукоотдача, под которым понимается отношение объема продаж новой высокотехнологичной продукции на наукоемком рынке к расходам на отраслевые НИОКР за какой-либо период (год).
Соответственно под критерием эффективности наукоотдачи здесь следует понимать относительный рост продаж новой (с точки зрения очередного качественно отличного от предыдущего поколения технических изделий) высокотехнологичной продукции с высокими потребительскими качествами на рынке по сравнению с ростом всего наукоемкого рынка (включая устаревшую продукцию, разработанную ранее, но еще продаваемую на рынке).
Таким образом, качество роста наукоемкого рынка заключается в том, что он должен увеличиваться в основном за счет продаж товаров с высокими потребительскими качествами, соответствующими уровню передовой техники и техноло-гии18, а также увеличения доли населения, ориентированной на потребление высокотехнологичной продукции.
Следует также зафиксировать, что наукоемкие рынки — это рынки продукции пятого и более высоких технологических укладов.
Таким образом, специфическими признаками становления и формирования наукоемких отраслей и наукоемкого сектора промышленности индустриально развитых стран в целом являются:
— новый тип воспроизводства общественного субъекта со специфичными потребностями в инновационном производстве и в потреблении высокотехнологичной продукции-
— общественная значимость ряда отраслей прикладных наук, признанная ЛПР-
— возможность создания при существующем уровне технологии нового продукта или разработки новой технологии для этого в короткие сроки-
— первоначальное применение, освоение и использование в них результатов научно-технического прогресса-
— обладание правом на использование и передачу результатов перспективных разработок, которые впоследствии применяются в других отраслях экономики-
— существование уникальных коллективов, способных создавать конкурентоспособную на мировом рынке технику-
— высокая доля высококвалифицированного промышленно-производственного персонала и инженерно-технических работников в общей численности занятых в отрасли-
— длительный цикл (5−15 лет) разработки и выпуска базовой продукции-
— высокая доля экспериментального и опытного производств в общих объемах выпуска продукции-
— преимущественное использование передовых технологий для выпуска конечной продукции-
— высокие удельные затраты на НИОКР-
18 Передовая техника — соответствующая лучшим (базовым) по потребительским качествам мировым образцам в данном классе продукции или превосходящая их по некоторым технико-экономическим параметрам, а передовая технология — новая производственная технология, использованная для ее выпуска.
В соответствии со сложившейся практикой перевода англоязычный термин High Technology должен в основном переводиться как передовая техника и в некоторых случаях в зависимости от контекста — как передовая (высокая) технология.
— формирование специфического ценообразования, включающего в издержки производства новых серийных образцов общественно-признанные затраты на воспроизводство самого разработчика и косвенно — системы управления инновационными проектами, сферы образования и переподготовки высококвалифицированных кадров, а также системы реакреации высокооплачиваемого персонала-
— ключевая роль государственного финансирования и всей системы поддержки инновационного производства на начальном этапе формирования наукоемкого сектора.
Из вышеизложенного следует, что рост наукоемких рынков в рамках процесса глобализации мировой экономики происходит за счет перераспределения финансовых, материальных и трудовых ресурсов с других рынков. Поэтому фирмы, работающие в высокотехнологичном секторе, с одной стороны, используют преимущества этого процесса, а с другой — их деятельность сама его ускоряет.
Общепринятого экономического механизма, объясняющего движение капитала в определенную группу отраслей, в которых эффективно использование результатов научно-технического прогресса, нет. Обычно применяются стандартные объяснения:
— высокая рентабельность подобных производств, связанная с высокой отраслевой производительностью труда, делает их привлекательными для инвесторов-
— фирмы-разработчики используют свое монопольное положение и через ценовой механизм перераспределяют стоимость, «эксплуатируя» экономических субъектов, функционирующих на других рынках.
Однако, по мнению автора, методологическая схема, использующая для объяснения ускоренного развития наукоемких производств высокую производительность труда в отраслях высоких переделов, фиксирует во многом статистический феномен завышения «стоимости, добавленной обработкой» (V alue Added) на одного занятого в отраслях-лидерах, за счет качественно иной структуры затрат на квалифицированный персонал и амортизацию научного оборудования и высокотехнологичной оснастки, а также неполного учета стоимости труда рабочих, занятых в отраслях низших переделов- занижения темпов инфляции в высокотехнологичных отраслях, которая происходит в результате неточного учета повышения цен на наукоемкую продукцию при быстром изменении качества товаров и услуг.
Использование в качестве объясняющей схемы монопольного положения фирм-разработчиков возможно лишь при определенных условиях, так как она не учитывает отраслевых (технологических) различий производственного потребления. Таким образом, эти объясняющие схемы — лишь фиксация вторичных эффектов, так как в рамках стандартных моделей мировой финансово-кредитной системы и равновесных рынков неясно, почему все же именно эти высокотехнологичные отрасли стали приоритетными (отраслями-лидерами).
Гипотеза, объясняющая объективную основу лидирующего развития наукоемких отраслей в современной экономике. Автор исходит из того, что представление о механизме выравнивания нормы прибыли между отраслями в условиях развитого рыночного хозяйства на современном этапе развития мировой экономики необходимо скорректировать, учитывая специфический механизм ценообразования на наукоемкую, инновационную продукцию.
Представление о новом механизме исходит из того, что при определении цены неявно предполагается средний уровень издержек на производство той или иной продукции. Однако это правильно, если не учитывать отраслевые (технологические) различия как производственного, так и личного потребления. Иначе говоря, стандарты потребления в разных отраслях народного хозяйства неодинаковы. Они зависят от уровня образования, производственной культуры, способов реакреации (восстановления способности персонала к труду) и т. д. В момент найма рабочей силы ее стоимость
уже предопределена рынком и в среднем мало зависит от личности конкретного наемного работника. Для наукоемких производств существенно по сравнению с другими отраслями повышены расходы непосредственно на проведение НИОКР и оплату высококвалифицированного персонала и косвенно — на систему образования и «индустрии отдыха и досуга». Эти расходы общественно признаны потребителями и статистически отражены в повышении относительной величины добавленной стоимости в структуре стоимости продукции и, следовательно, определяют статистический феномен высокой отраслевой производительности труда в форме выработки на одного занятого. Несомненно, что производительность труда в наукоемких отраслях в целом выше, чем в отраслях низших переделов, однако статистика завышает ее реальную величину. Определение реальной величины производительности труда в наукоемких отраслях требует отдельного исследования.
Вторичный эффект вышеописанного феномена состоит в том, что образование новых технических укладов (ТУ) позволяет за счет стоимостного механизма перераспределять часть вновь созданной стоимости и обеспечивать локальное повышение нормы прибыли у отдельных частных производителей. Следовательно, в эти новые ТУ устремляется свободный капитал в кредитной и (или) финансовой форме. Это приводит к повышению капитализации компаний, следовательно, расширяется новый рынок и создается некоторый новый тип потребления и соответственно новый рынок. Постоянное образование все новых рынков ведет к возникновению нового специфического механизма, обеспечивающего постоянно воспроизводимое перераспределение части вновь созданной стоимости из производств, базирующихся на старых ТУ.
Таким образом, гипотеза, объясняющая эффект «перераспределения и присвоения части вновь созданной стоимости», состоит в следующем: при прочих равных условиях (одинаковой нормы прибавочной стоимости, технического строения капитала, численности занятых в производстве) на конечных звеньях технологической цепочки (пятый уклад и выше) по сравнению с низшими переделами в высокотехнологичных производствах происходит концентрация перераспределяемой стоимости и ее превращение в денежную форму (прибыль) за счет различных стандартов как производственного, так и личного потребления (т.е. образа жизни производственных рабочих, ИТР и т. д.).
Очевидно, что расширенное воспроизводство наукоемких рынков ограничено расширенным воспроизводством рынков, с которых происходит присвоение перераспределяемой стоимости.
Методический комментарий к оценке расходов на отраслевые НИОКР и выделению наукоемкого сектора российской промышленности. Для выделения собственно наукоемкого сектора российской промышленности требуется оценить расходы на отраслевые НИОКР и объемы выпуска исследуемых отраслей и сравнить оценки с критерием наукоемкости.
Зафиксируем, что под показателем наукоемкости продукции отраслей народного хозяйства в статье понимается отношение затрат на отраслевые научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы к соответствующим объемам выпуска продукции этой отрасли. Соответственно под наукоемкими понимаются те отрасли, в которых показатель наукоемкости превышает в 1,2−1,5 раза среднемировой уровень по обрабатывающей промышленности индустриально развитых стран, т. е. 3,5−4,5%.
Основными проблемами при построении методики определения расходов на отраслевые НИОКР и отраслевой наукоемкости были:
— отрывочность и неполнота информации о величине расходов на НИОКР за исследуемый период по работам: Минобороны Р Ф и других силовых ведомств- обо-
ронной направленности, проходящим по статьям расходов департаментов Минэкономики и Миннауки (с 2000 г. по бюджетам 5 оборонных агентств и Российского авиационно-космического агентства (Росавиакосмоса), а в советский период — по 9 оборонным министерствам) — Минатома- о собственных затратах организаций на исследования и разработки-
— неполная совместимость методик расчета величины расходов на НИОКР Минфина, Минобороны и других силовых ведомств, аналитических центров Лиги оборонных предприятий и Счетной палаты РФ. Кроме того, для улучшения отчетности Минфин включает в расходы по номиналу объемы выпуска квазиденежных инструментов (типа казначейских обязательств), которые должны учитываться с дисконтом, а также включает в отчет данные нескольких месяцев следующего года, что противоречит методологическим принципам.
Исходными данными для расчетов послужили: данные Центра исследований и статистики науки (ЦИСН) при Миннауки и РАН или данные Госкомстата России [21−23], скорректированные на более точные величины военных НИОКР [24] и затрат на науку бюджетов территорий [25]- доклады Счетной палаты РФ о ходе выполнения российских бюджетов в 1996—1998 гг., а также данные Лиги оборонных предприятий (см., например, [26, 27]).
Сводные данные приведены в табл. 1.
Данные, приведенные в табл. 1 и 3, достаточно полно с финансовой точки зрения иллюстрируют процессы распада советской системы поддержки науки и механизма освоения результатов НИОКР в сфере материального производства. Так, в 1999 г., несмотря на некоторое реальное увеличение расходов на науку, они в сопоставимых ценах составили всего 18,3% от уровня 1991 г. (или 8,4% от наивысшего за исследуемый период 1989 г.). Интересно отметить также степень милитаризации российской науки: в период перестройки наиболее милитаризированным оказался 1988 г., а в послереформенное время — 1993 г. В 1994—1999 гг. существовала тенденция постепенного повышения доли гражданских НИОКР в общих расходах на науку, которая прервалась в 2000 г., когда впервые за годы псевдорыноч-ных реформ в абсолютных цифрах вырастут затраты на военные НИОКР. Прогнозные оценки на 2000 г. рассчитывались при условии как минимум 95% реального (с учетом инфляции) выполнения федерального бюджета. Сильные расхождения агрегированных показателей между официальными данными Госкомстата и оценками ЦИСН (см. табл. 3) из-за особенностей национальной статистики, различных темпов инфляции по отраслям народного хозяйства и несистемности ряда сведений по некоторым видам НИОКР приводят к тому, что надежность итоговых показателей, характеризующих масштабы и направленность затрат на науку, удовлетворительна для советского периода только в 1988—1990 гг., а для российского — в 19 961 999 гг. Наиболее ненадежны данные за 1991 и 1992 гг.
После восстановления полных данных о расходах на НИОКР была решена задача распределения полученных объемов финансирования на наукоемкие отрасли (табл. 2).
Итоговые данные о финансировании НИОКР в СССР и РФ и наукоемкости ВВП с учетом военных разработок и внебюджетных фондов приведены в табл. 3.
Для сопоставления места России в мире: доля затрат на исследования и разработки в ВВП составляет в Швеции 3,3%, Японии и Швейцарии — по 2,7, США и ФРГ — по 2,2% [31]. Кроме того, системы финансирования науки в каждой стране свои. Различаются и доли бюджетного финансирования. Так, в США эта доля в общих затратах на исследования и разработки составляет 38,7%, во Франции — 47,5, Германии — 40,1, Японии — 21,4, Канаде — 28% [31]. В РФ этот показатель колеблется на уровне 50−60%.
Существенное отставание РФ особенно очевидно, если сравнивать объемы финансирования науки в абсолютном выражении. В США из всех источников еже-
годно тратится на эти цели 183 млрд долл., причем 70 — из бюджета, в ФРГ — соответственно 40 и 16, в Японии — 83 и 18, в России же — 8,4 и 5,7 млрд долл. [31].
Исходя из полученных оценок, можно сформировать собственно наукоемкий сектор российской промышленности. По итогам распределения расходов на НИОКР в выделенных подотраслях машиностроения и химической промышленности и в соответствии с признаками наукоемких отраслей в наукоемкий сектор промышленности России автором включены: отрасли оборонного комплекса, такие, как авиационная, ракетно-космическая и электронная, промышленность средств связи и радиопромышленность, промышленности вооружения, боеприпасов и спецхимии, атомное судостроение, а также атомный комплекс, химико-фармацевтическая отрасль, производство химических волокон и нитей, выпуск композитов, научное приборостроение, производство сложного медицинского оборудования.
Рассмотрим эти производства подробнее.
Под аэрокосмическим комплексом (АРКК) традиционно понимается статистическая совокупность двух ведущих отраслей оборонно-промышленного комплекса (ОПК): авиационной и ракетно-космической.
Русскоязычный термин образован путем прямого перевода англоязычного наименования статистической совокупности — авиаракетно-космической промышленности -АРКП (Aerospace industry). В Соединенных Штатах эта производственная база формировалась на основе авиационной и радиоэлектронной отраслей промышленности, а основным заказчиком военной авиационной, ракетной и ракетно-космической техники являются ВВС. Соответственно единый заказчик, единые стандарты, сходная технологическая база сформировали относительно целостную производственную совокупность, легко выделяемую в статистике. Поэтому фирмы, выпускающие авиационную, ракетную и космическую технику, часто называют аэрокосмическими, а их совокупность — аэрокосмической промышленностью. По мере развития производств, обеспечивающих выпуск новых видов техники, и повышения их удельного веса в АРКП, образования специализированных отделений аэрокосмических фирм в статистике стало возможным выделение отдельно производства ракетной и космической техники. С 1972 г. в стандартной отраслевой классификации обрабатывающей промышленности США произошло разделение АРКП на авиационную (АП) и ракетно-космическую промышленность (РКП). Структура подотраслей РКП аналогична классификации данных статистических группировок в авиационной промышленности. Однако с точки зрения технологии производства, кооперационных связей аэрокосмических фирм и возможности статистического выделения выпуск авиационной, ракетной и космической техники остался сосредоточенным в относительно целостной производственной совокупности. Поэтому для США, а также экономик стран ЕС19 правомерно употребление термина «аэрокосмическая промышленность».
Употребление термина «комплекс» вместо понятия «промышленность» для экономики РФ более корректно, так как исторически авиационная и ракетная отрасли в СССР развивались относительно независимо друг от друга. Результатом этого является автономность технологических цепочек, обеспечивающих финальные производства авиационной, ракетной и космической техники, большее количество дублирующих производств, выпускающих относительно однородную с точки зрения организации технологических процессов продукцию, избыточность производственных мощностей предприятий, выпускающих комплектующие и т. д.
19 Для стран ЕС в АРКП статистически трудно выделить АП и РКП. Это отражает фрагментарность функционирования в настоящее время этих отраслей в страновом аспекте, что не позволяет говорить отдельно о развитой ракетно-космической промышленности в ФРГ, Великобритании и т. д.
Таблица 1
Таблица 2
Коэффициенты распределения финансовых потоков, идущих на НИОКР, по отраслям народного хозяйства
НИОКР Отрасли вне обрабатывающей промышленности Обрабатывающая промышленность Машиностроение и металлообработка Химическая и нефтехимическая промышленность Прочие отрасли обрабатывающей промышленно сти
По гражданским программам Согласно бюджетным приоритетам Миннауки и Минэкономики Кроме РАН, вузов и отраслей народного хозяйства, не входящих в эту промышленность 0,35 из всех гражданских НИОКР, приходящихся на обрабатывающую промышленность 0,15 из всех гражданских НИОКР, приходящихся на обрабатываю-щую про-мышлен-ность 0,5 из всех гражданских НИОКР, приходящихся на обрабатывающую промышленность
Военные и оборонные Не учитываются 1,0 0,90 0,05 0,05
Из собственных средств Не учитываются Пропорционально величине расходов в заводском секторе соответствующих отраслей
Из иностранных источников 0,8 0,2 Не учитываются Не учитываются Не учитываются
Таблица 3
Расходы на НИОКР (млрд. руб.) и оценка наукоемкости (%) ВВП РФ (СССР) в 1985—2000 гг.
1985 г. 1986 г. 1987 г. 1988 г. 1989 г. 1990 г. 1991 г. 1992 г.
ВВП СССР 777 798,6 826 880 939 1026 2259 —
ВВП РФ — - - - - 644,2 1398,5 19 005,5
НИОКР, всего (Г оскомстат) 28,6 29,5 32,8 37,8 43,6 — - 173,4
НИОКР, всего (ЦИСН) — 21,2 23,1 26,2 31,6 34,6 — 140,6
НИОКР, всего (скоректиро-ванные) 21,25 23,15 27,2 31,0 34,4 37,7 44 195
Дефлятор ВВП (1990=1) 0,78 0,79 0,80 0,81 0,83 1,0 2,3 36,57
НИОКР в ценах 1990 г. 27,24 29,30 34,00 38,27 41,45 37,7 19,13 5,3
Наукоемкость ВВП, % 2,73 2,9 3,29 3,52 3,66 3,67 1,95 1,03
1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г.
ВВП РФ 171 519,5 610 745,2 1 540 492,8 2 145 655,5 2 478 600,0 2696,4 4545,5 6500*
НИОКР, всего (Г оскомстат) 1519,1 5349,0 12 981,0 20 870,4 25 582,5 26,6 — -
НИОКР, всего (ЦИСН) 1317,2 5146,1 12 149,5 19 393,9 24 449,7 25,0821 43,6 —
НИОКР, всего 1585,0 6000,0 13 600,0 20 250,0 25 300,0 26,05 43,6 65*
Дефлятор ВВП (1990=1) 362,04 1484,38 4156,25 5818,75 6662,47 7,6152 12,436 16,7*
НИОКР в ценах 1990 г. 4,4 4,0 3,3 3,5 3,8 3,4 3,5 3,9
Наукоемкость ВВП, % * Экспертная оценка. 0,92 0,98 0,88 0,94 1,02 0,97 0,96 1,00
Источники: [21−23, 28,29].
Объединение авиационной и ракетно-космической отраслей под эгидой Росавиакосмоса, начавшееся в 1999 г., процессы реструктуризации, протекающие в промышленности РФ, могут при благоприятных условиях заставить выжившие фирмы технологически интегрировать передовые производственные технологии, ликвидировав избыточные устаревшие производства. В долгосрочной перспективе это
сформирует новую целостную производственную совокупность, которую по праву
С- «» «20
можно будет назвать российской аэрокосмической промышленностью.
Тогда, под авиационной промышленностью понимается совокупность предприятий (фирм) и научно-исследовательских учреждений (НИУ) и проектноконструкторских организаций по разработке, производству, ремонту и модернизации авиационных комплексов военного и гражданского назначения, а также наземного оборудования авиационных систем. Профильная промежуточная и конечная продукция АП (коды 3 531 000−3 531 300, 3 533 000−3 533 470), согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности продукции и услуг (ОКДП), включается в статистическую отрасль «Производство воздушных и космических летательных аппаратов» (код 353).
К концу 80-х годов СССР в авиационном производстве, прежде всего военном, занимал одно из ведущих мест в мире, производя свыше 25% мирового выпуска авиационной техники и до 40% военной авиационной техники. Непосредственно в отрасли было занято свыше 1,5 млн. чел. В 1990 г. в СССР было выпущено около 500 самолетов, из них — свыше 450 для Минобороны, и 215 вертолетов, из них — 122 для Минобороны. Военный заказ составлял свыше 65% объема продукции авиапрома и свыше 70% объема финансирования НИОКР. После распада СССР в России оказалось сосредоточено свыше 85% предприятий и организаций авиапрома. Период с 1992 по 1997 г. характеризовался резким спадом производства авиационной техники в России, что было вызвано, помимо общего спада промышленного производства, сокращением военного заказа на поставки авиационной техники более чем в 10 раз, снижением, а с 1994 г. — прекращением бюджетного финансирования закупок гражданской авиатехники, существенным уменьшением платежеспособного спроса российских авиационных компаний, сокращением их пассажирооборота за этот период почти в 3 раза. Общий объем продукции авиационной отрасли составил в 1997 г. около 20% к 1991 г. в сопоставимых ценах, доля военной продукции сократилась до 22−23% от ее общего объема. С 1998 г. в основном за счет экспортных поставок начался рост продукции. В 1998—1999 гг. общий объем продукции вырос на 43,3%. Производство гражданской авиационной техники к уровню 1998 г. составило 130%. В 1999 г. на экспорт поставлен 1 самолет (Ту-204) и 45 вертолетов [30].
Ракетно-космическая промышленность — совокупность предприятий (фирм), научно-исследовательских учреждений и проектно-конструкторских организаций по разработке, производству, ремонту и модернизации ракетных комплексов, наземного оборудования космических систем (КС) и образцов ракетно-космической техники (РКТ) военного и гражданского назначения. Профильная промежуточная и конечная продукция РКП (коды 3 532 000−3 532 119, 3 533 180, 3 533 560, 2 927 266−2 927 270, 2 927 331), согласно ОКДП, включается в статистические отрасли «Производство воздушных и космических летательных аппаратов» (код 353) и «Производство специальных машин и оборудования для различных отраслей экономики» (код 292). Условно РКП можно разделить на космический сектор, выпускающий космическую продукцию, и ракетный сектор, производящий боевые ракетные комплексы. На 1 января 1999 г. в РКП насчитывалось 101 предприятие со штатной численностью 305 тыс. чел. [33].
Радиоэлектронный комплекс (РЭК) включает в себя: электронную промышленность, в том числе производство ЭВМ- промышленность средств связи и радиопромышленность- научное приборостроение.
20 Исторически понятие «отрасль промышленности» как совокупность предприятий и организаций включает такие черты, как [32, с. 110−112]: выполнение ими принципиально одинаковых функций в системе общественного воспроизводства экономических субъектов- устойчивый выпуск предприятиями в основном профилирующей продукции, выделяемой по назначению финальных изделий, которая в конечном итоге дает название отрасли- характер и устойчивость технологических связей производств, входящих в отрасль.
Соответственно радиоэлектронный комплекс — совокупность предприятий (фирм), НИУ и проектно-конструкторских организаций по разработке, производству, ремонту и модернизации оборудования и аппаратуры для радио, телевидения и связи, ЭВМ, научного оборудования и приборов. Профильная промежуточная и конечная продукция РЭК (коды 2 813 240−2 813 300, 2 813 330−2 813 360, 3 315 000, 3 020 000, 3 134 000, 3 200 000−3 230 000, 3 312 500−3 315 000), согласно ОКДП, включается в статистические отрасли «Производство готовых строительных металлических изделий, цистерн, резервуаров и паровых котлов (код 281) (с вида продукции «Ускорители заряженных частиц прямого действия», до «Оборудования для физических исследований» и «Радиационные диагностические приборы и установки»), «Производство электронновычислительной техники, ее детали и принадлежности» (код 302), «Производство проводов и кабелей изолированные» (код 313), «Производство оборудования и аппаратуры для радио, телевидения» (коды 320−323), «Производство медицинских приборов и инструментов- приборов для измерений, поверки, испытаний, навигации и прочих целей, кроме оптических инструментов» (код 331).
В 1999 г. уровень производства изделий электронной техники составил 143% к 1998 г. Это произошло за счет увеличения выпуска интегральных схем, электровакуумных приборов, резисторов и коммутационных изделий, а также оживления производства гражданской продукции в потребляющих отраслях и роста экспортных поставок [30].
Химическая промышленность (ХП) — совокупность предприятий (фирм), НИУ и проектно-конструкторских организаций по разработке и производству продукции химического синтеза, полимерных смол, материалов и пластмассовых изделий, производство стекла и изделий из стекла и керамики. Профильная промежуточная и конечная продукция наукоемких производств ХП (коды 2 421 900, 2 423 000, 2 424 000, 2 429 000, 243, 2521, 2522, 2617−2619 и 2692), согласно ОКДП, включается в статистические отрасли «Производство химических продуктов прочих» (код 242), «Производство волокон и нитей химических» (код 243), «Производство полимерных смол, материалов и пластмассовых изделий» (код 252), «Производство стекла и изделий из стекла» (код 261) и «Производство неметаллических минеральных продуктов, не включенных в другие группировки» (код 269).
Из описания промышленной статистики видно, что выпуск фармацевтических препаратов относится к химической промышленности, а производство сложного медицинского оборудования включается в приборостроение. Возросли изготовление и поставка медучреждениям России широкой гаммы медицинской техники, оборудования, приборов и инструментария, производящихся на предприятиях ОПК. В целом выпуск медицинской техники составил 119,7% к 1998 г.
Таким образом, только часть ХП может быть отнесена к наукоемкому сектору.
Атомная промышленность (АТП) — совокупность предприятий (фирм), НИУ и проектно-конструкторских организаций по добыче радиоактивных руд, производство радиоактивных веществ, разработке, производству, ремонту, модернизации и утилизации ядерных реакторов, радиационных установок для народного хозяйства и оборудования атомных электростанций, а также приобретение и утилизация ядерного оружия.
Исторически сложилось так, что в состав Минатома Р Ф входит подразделение, обеспечивающее управление российскими атомными электростанциями (АЭС). Соответственно в валовый объем продукции атомной отрасли статистика включает и стоимость вырабатываемой на АЭС электроэнергии. Хотя производство электроэнергии на АЭС статистически включается в топливно-энергетический комплекс, эксплуатация технических систем по своему экономическому содержанию являет-
ся потреблением конечной продукции АТП. Поэтому статистическое объединение продукции атомной промышленности и продукции АЭС в единую совокупность правомерно именовать как атомный комплекс (АТК). Профильная промежуточная и конечная продукция АТК (коды 12, 233, 2 813 310−2 813 320, 2 813 360, 4 010 416), согласно ОКДП, включается в статистические отрасли «Добыча радиоактивных руд» (код 12), «Производство радиоактивных веществ, топливных элементов и источников ионизирующего излучения разного назначения» (код 233), «Производство готовых строительных металлических изделий, цистерн, резервуаров и паровых котлов (код 281) (виды продукции «Термоядерные и плазменные установки», «Ядерные реакторы и оборудование атомных электростанций» и «Радиационные источники») и «Производство электроэнергии тепловыми, газотурбинными, дизельными, приливными, атомными и гидроэлектростанциями» (код 401). Стоит заметить, что продукция предприятий по разработке, производству, ремонту, модернизации и утилизации ядерных боеприпасов, согласно Единому классификатору предметов снабжения Вооруженных сил РФ, относятся к «Группе 11».
Расчеты по [34, 35] показали, что валовой объем производства АТК в текущих ценах в 1998 г. составил около 36 млрд руб. Прирост продукции за 1999 г. составил более 20% [36].
Из вышеизложенного следует, что атомный комплекс в отличие от АРКК, РЭК, химической промышленности объединяет производства как добывающей, так и обрабатывающей промышленности, а также производство и распределение электроэнергии.
Суммирование объемов продаж по отдельным видам продукции, попавшим под определение наукоемкой, дает «чистый» объем наукоемкого сектора. Предприятия и организации наукоемкого сектора выпускают также непрофильную продукцию, что увеличивает реальный объем продаж выделенной совокупности.
Таким образом, наукоемкий сектор российской промышленности представляет собой совокупность предприятий (фирм), НИУ и проектно-конструкторских организаций по разработке, производству, ремонту и модернизации продукции производств вышеупомянутых кодов ОКДП, т. е. отвечающих критериям наукоемкой продукции.
Показатель наукоемкости, выделенного сектора, оказался существенно выше, чем обычно предполагалось [5, 6, 15, 17, 21−23]. Изменение показателя наукоемко-сти в 90-е годы показаны на рис. 1, из которого видно, что падение показателя «на-укоемкости» происходило неравномерно: в 1993—1994 гг. наблюдался даже некоторый рост. Это связано как с инфляционным финансированием научных исследований до известного изменения денежно-кредитной политики ЦБ РФ и Минфина с весны 1995 г., так и с резким падением производства. Из графика наукоемкости химической промышленности наглядно видно, что она как отрасль в целом в 90-е годы не попадает в наукоемкий сектор промышленности.
Заметим, что в рамках исследования наукоемкого сектора российской промышленности требуется в более широком аспекте рассмотреть и инфляционные отношения, и инфляционный механизм, которые, по сути, производят саморегуляцию отношений между системой хозяйственного воспроизводства человека и системой его экономического воспроизводства [37]. Должны быть исследованы формы выражения отношений между суженным воспроизводством а) старой производительности труда, б) финансовых ресурсов, в) властных отношений и соответственно расширенным воспроизводством новой производительности труда, будущих финансовых ресурсов и государственных институтов, участвующих в производственных процессах наукоемкого сектора. Кроме того, в рамках этого направления
должны быть исследованы формы инфляционного перераспределения финансовых ресурсов между отраслями, такими, как [38]:
— изменение финансовых пропорций воспроизводства в связи со сдвигами в системе относительных цен в рамках инфляционного процесса-
— превращение в основной доход части вложенного капитала, извлекаемого из текущего хозяйственного оборота (холдинговый доход) —
— обесценивание в результате инфляции финансовых потоков между экономическими субъектами, что означает соответствующий выигрыш для плательщика и проигрыш — для получателя соответствующих финансовых ресурсов-
— образование инфляционного налога (сениоража), присваиваемого главным образом государством-
— обесценивание задолженности экономических субъектов, означающее налог на кредиторов, предоставляющее должникам дополнительные финансовые ресурсы.
Дополнительно необходимо построить непротиворечивую модель, объясняющую различные темпы инфляционных процессов в разных отраслях народного хозяйства, а также выполнить расчет единого дефлятора группы отраслей, формиру-
21
ющих наукоемкий сектор.
%
Рис. 1. Наукоемкость ВВП и некоторых отраслей промышленности РФ в 1991—2000 гг. :
------ Обрабатывающая промышленность -А- Машиностроение
-X- Химическая промышленность -¦- Наукоемкий сектор
-•- Авиаракетно-космический комплекс
Предварительно можно сформулировать следующие особенности развития наукоемких рынков в условиях инфляции.
1. Низкие темпы инфляции (до 9% годовых) при определенных условиях могут даже стимулировать инновационное производство, которое в свою очередь при быстрой смене номенклатуры продукции способствует повышению общей массы
21 В рамках статьи расчеты объемов отгруженной продукции приведены в соответствии с дефлятором ВВП, хотя более корректным было бы использование дефлятора по МСК. Однако это невозможно, пока не будет создана модель, согласующая различные темпы инфляции в разных отраслях народного хозяйства.
цен, воспринимаемой обществом достаточно спокойно и обоснованно — товары-то качественно лучше- тогда в цену при развитом инновационном потреблении можно заложить и повышенную заработную плату, «обосновав» ее высокой стоимостью используемого высококвалифицируемого персонала- недостаточный учет в статистике роста цен на инновационную продукцию дает возможность показать высокие, «статистически обоснованные» темпы роста производительности труда в наукоемких, высокотехнологичных отраслях, что служит одним из оснований для принятия решений при инвестировании.
2. Средние и высокие темпы инфляции, напротив, ухудшают условия функционирования и даже разрушают наукоемкие рынки в силу длительного цикла (5−15 лет) разработки и выпуска базовой продукции.
Из рис. 1 видно, что продукция машиностроения находится на границе по критерию наукоемкости, однако она уже не удовлетворяет другим критериям, т. е. в целом машиностроительный комплекс также перестал входить в наукоемкий, высокотехнологичный сектор промышленности. Наиболее высоконаукоемким стал (ранее был радиоэлектронный) аэрокосмический комплекс — 12−14%, но это достигается за счет резкого падения объемов выпуска профильной продукции22.
Млрд. руб.
Рис. 2. Динамика валовых объемов промышленной продукции в РФ в 1991—2000 гг., в ценах 1990 г. :
~Машиностроение- _и_Наукоемкий сектор- «Авиаракетно-космический комплекс
Динамика объемов наукоемкого сектора российской промышленности во многом коррелирует с известными темпами падения или роста выпуска обороннопромышленного комплекса [30], а расхождение объясняется за счет роста продукции атомного комплекса и наукоемкой части химической промышленности. За 19 911 998 гг. объемы выпуска наукоемкой продукции уменьшились в 10 раз (рис. 2), составив в 1998 г., по оценке автора, около 120 млрд руб. в текущих ценах. Соответственно продукция ОПК составила около 72 млрд руб., а АРКК — 42 млрд руб. В целях упро-
22 Данные по наукоемкости отраслей наукоемкого сектора носят предварительный характер из-за неточности оценок расходов на НИОКР собственных средств предприятий.
щения балансировки данных в постоянных ценах все показатели дефлированы по индексу цен ВВП.
Стабилизация выпуска и рост наукоемкой продукции в 1999—2000 гг., по мнению автора, пока носит неустойчивый характер. Слабое развитие внутреннего российского рынка, в конечном итоге, может привести к подрыву процесса восстановления производства и переходу к инвестиционной фазе экономического роста.
В заключение можно отметить, что резкое сокращение объемов производства в по-слереформенный период и неустойчивая стабилизация выпуска наукоемкой продукции за последние 2 года свидетельствуют об отсутствии сложившегося рыночного механизма воспроизводства высокотехнологичного наукоемкого сектора российской промышленности. Фактически только те организации российских наукоемких отраслей, которые стали работать на внешние рынки, сумели адаптироваться к новой экономико-финансовой реальности.
В рамках выдвинутой гипотезы в дальнейшем следует всесторонне рассмотреть результаты воздействия инфляционных процессов на наукоемкое производство. Общие вопросы воздействия инфляции на реальный сектор экономики раскрыты в работе [38], однако специфика и механизм ее воздействия на производство изделий с длительным жизненным циклом и высокими затратами на разработку новых типов техники исследованы пока недостаточно.
Дальнейшее развитие исследований наукоемкого сектора российской промышленности потребует также создания дополнительного научного аппарата, объясняющего сам механизм эффекта «перераспределения и присвоения части вновь созданной стоимости». Этот механизм в первом приближении можно назвать механизмом присвоения технологической и интеллектуальной ренты.
Предварительные результаты исследования показывают, что призывы ряда политиков, опирающихся на факт опережающего роста высокотехнологичного, наукоемкого сектора в обрабатывающей промышленности ведущих зарубежных индустриально развитых стран, к приоритетному развитию наукоемких отраслей в России не учитывают того, что промышленности этих стран уже полностью включены в мировой рынок, в общественное разделение труда. Следовательно, концепции постиндустриального и информационного обществ, которые опираются в основном на страновую статистику, недостаточно корректно фиксируют новые результаты процессов глобализации мировой экономики. В частности, для вычисления наукоемкости зарубежных рынков затраты на НИОКР в лидер-отраслях США (а также ряда стран Западной Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона) должны относиться не только к внутренним рынкам профилирующей продукции, но и к той части внешних рынков, которая контролируется транснациональными корпорациями этих стран. Тогда становится ясным, что эффективность высокотехнологичных производств в развитых странах во многом обеспечивается перераспределением и присвоением части созданной стоимости в отраслях низших переделов и что они не смогут функционировать без либерализации системы международных экономических отношений. Вследствие этого доходы среднего класса в странах так называемого «золотого миллиарда» обусловлены сложившимся механизмом перераспределения и присвоения части вновь созданной стоимости и во многом зависят от стандартов потребления в странах так называемого третьего мира, т. е. экономической периферии, куда уже почти переместилась и российская экономика.
Следует заметить, что современный механизм, обеспечивающий бурный рост наукоемкого сектора промышленности ведущих зарубежных индустриально развитых стран, в ближайшем будущем столкнется с недостатком ресурсов для саморазвития. В результате неизбежны не только крах современной формы рискового ка-
питала и начало финансового, а затем и затяжного экономического кризиса, выход из которого потребует новых форм организации бизнеса.
Для описания структуры народного хозяйства РФ и стран СНГ к хорошо разработанному макроэкономическому и отраслевому анализу, апробированным методикам исследования межотраслевого баланса и бюджетных отношений требуется дополнительно исследовать соотношения между материальной и технологической структурами и отраслевой структурой экономики. Это позволит более адекватно представить состояние российского хозяйства и процесс его адаптации к мировой экономике, более точно оценить перспективы технико-экономического развития РФ.
Следует также исследовать проблему оптимизации деятельности компаний, работающих в отраслях низших переделов, которые для компенсации эффекта перераспределения и присвоения вновь созданной стоимости могут организовать межотраслевые объединения, построенные по принципу вертикально-технологически интегрированных холдингов. Подобные холдинги позволят через внутрикорпоративное регулирование оптимизировать товарные и финансовые потоки и избежать перераспределения и присвоения части созданной стоимости организациями отраслей высоких переделов.
Литература
1. WEFA/ICF Global Industry Service. Eddystone, PA: Spring, 1997.
2. Гиперболоид инженера Рубина // Эксперт (Москва). 1999. № 43.
3. Анчишкин А. И. Наука, техника, экономика. М.: Экономика, 1986.
4. Путь в XXI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики. М.: Экономика, 1999.
5. Лахтин Г., Павленко Ю. Показатель отраслевой наукоемкости //Вопросы экономики. 1984. № 2.
6. Наукоемкость и наукоотдача // НГ-наука. 1999. № 2.
7. Фролов И. Э. Иерархическая структура экономико-финансовой реальности: переход от феномена инфляции к ее сущности // Альманах Центра общественных наук. М.: МГУ. 1999. № 12.
8. Яременко Ю. В. Теория и методология исследования многоуровневой экономики // Избранные труды в трех книгах. Кн. 1. М.: Наука, 1997.
9. Торговцы будущим // Эксперт. 1999. № 23.
10. Что выше: технология, риск или прибыль? // Финансовая Россия. 1999. № 32.
11. Венчурный бизнес в США //Рынок ценных бумаг. 1999. № 18.
12. Силиконовая Германия // Эксперт. 1999. № 23.
13. Экспорт чистого разума // Коммерсантъ-Деньги. 1999. № 13.
14. Высокооплачиваемый high-tech //Эксперт. 2000. № 20.
15. На кого работают наши ученые? //НГ-наука. 1999. № 3.
16. Военно-космические силы. Космонавтика и Вооруженные силы. СПб, 1998.
17. Цена научно-технического прогресса //НГ-наука. 1999. № 3.
18. Алферов А. В. и др. Формирование рынка космической продукции как сегмента высокотехнологичных рынков //Проблемы прогнозирования. 1999. № 2.
19. Купля-продажа в сети Интернет //Московская правда. 1999. № 11.
20. Процессоры дешевеют // Эксперт. 1999. № 32.
21. Наука в СССР в 1990 году. М.: Наука, 1991.
22. Наука в Российской Федерации в 1993 году. М.: Госкомстат, 1995.
23. Наука в РФ в 1998 году М.: ЦИСН, 1999.
24. Глубоков Е. С., Маслюков Ю. Д. Планирование и финансирование военной промышленности СССР // Советская военная мощь от Сталина до Горбачева. М.: Военный парад, 1999.
25. Македонский С. Н. Государственные финансы в механизме макроэкономического регулирования: основные изменения в налогово-бюджетной системе и реконструкция бюджетных показателей России в 1980—1997 гг.: Дисс. … канд. экон. наук. М.: ИНПРАН, 1999.
26. Системный кризис «оборонки"//Независимое военное обозрение, 1998. № 2.
27. Кризис оборонки углубляется //Независимое военное обозрение, 2000. № 16.
28. Российский статистический ежегодник, 1999. М.: Госкомстат Р Ф, 2000.
29. Социально-экономическое положение России, 1999 год. М.: Госкомстат Р Ф, 2000.
30. Материалы сервера «Телеинформационная сеть ВПК» (http: //www. ts. vpk. ru).
31. На бюджет надейся, а про рынок не забывай // Экономика и жизнь (партнер). 1999. № 2.
32. Рябушкин Т. В., Симчера В. М. Очерки международной статистики. Методология и организация. М.: Наука, 1981.
33. Новости космической отрасли //Новости космонавтики. 1998. № 23/24.
34. Жирный атом //Коммерсантъ-Деньги. 1999. № 16.
35. Атомщики хотят жить, как «Газпром"//Эксперт. 1999. № 3.
36. «Человек года» -атомный министр //Индустрия-Инженерная газета. 2000. № 2.
37. Фролов И. Э. Иерархическая структура экономико-финансовой реальности: переход от феномена инфляции к ее сущности. Ломоносовские чтения. М.: МГУ им. Ломоносова М. В., 1999.
38. Белоусов Д. М. Механизм инфляции в современной экономике России (финансово-воспроизводственный аспект): Дисс. … канд. экон. наук. М.: ИНП РАН, 1998.
Финансирование НИОКР в РФ (СССР) в 1985—2000 гг., текущие цены, млрд. руб.
Таблица 1
1985 г. 1986 г. 1987 г. 1988 г. 1989 г. 1990 г. 1991 г. 1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. *
Ассигнования
на науку по линии гражданских ведомств** 7,5 7,7 8,6 9,4 9,6 10,6 20 103,16 848,9 2791,5 5473,0 11 565 15 257,5 11,158 11,635 15,927
в том числе обор. НИОКР/НИОКР 3 2*** 3 3*** 3 5*** 5,3*** 4 6*** 4 5*** * * * 5 7, 31,36 418,5 1122,2 2260,4 2506,3 1750,5 1,821 1,708 3***
НИОКР по ФКП 3,021**** 2 591**** 2 710****
на военные НИОКР 9,8 11,1 13,9 14,5 15,3 15,1 * * *, 4 6, 74,7 711,7 * * * 5 2 8 3900*** 6474,5 11 574,5 10,8 ' 8,4 24***
по целевым бюджетным и внебюджетным 3,3 3,6 3,8 5,7 8,5 12 14,85 35,14 67,4 133,5 497 3325,5 1243 2,371 4,174 4,363***
фондам поддержки науки
на прочие НИОКР оборонного и двойного 3,35 3,45 3,7 5,5 4,8 4,7 7,4 41,36 445,5 1286,2 2555,4 2833,3 2290,5 2,571 2,708 4 8***
назначения
на военные и оборонные НИОКР, всего 13,15 14,55 17,6 20,0 20,1 19,8 23,8 121,3 1170,6 3156,7 6621,4 11 672,3 13 990 14,442 11,108 28,4
на гражданские НИОКР, всего 7,6 8,0 8,9 9,8 13,5 17,0 27,7 102,2 484,4 1757,3 3543,6 10 019,7 14 625 13,658 15,692 20,0
Итого: ассигнования на НИОКР, всего 20,75 22,55 26,5 29,8 33,6 36,8 515*** 223,5 1655 4914 10 165 21 692,0 28 615 28,1 27,8 48 4***
Гражданские/военные 0,578 0,550 0,506 0,490 0,672 0,859 1,164 0,843 0,414 0,557 0,535 0,858 1,045 0,946 1,413 0,704
Расходы
на науку по линии гражданских ведомств 7,5 7,7 8,6 9,4 9,6 10,6 17,0 108 943 3115 5061,8 7323,9 7928,4 7,966 14,087 15,63
в том числе обор. /НИОКР 25*** 400*** * * * 0 0 0 2000*** 920,7 1157,6 0,704 14*** 2 5***
НИОКР по ФКП 1,4*** 2,745 3***
на военные НИОКР 9,8 11,1 13,9 14,5 15,3 15,1 * * *, 5 2, * * * 0 7 370*** * * * 0 0 7 3800*** 4890 4273,2 2,03 6,37 21 1***
по целевым бюджетным и внебюджетным 3,3 3,6 3,8 5,7 8,5 12 13*** 5*** 40 45 529,2 1366,1 4409,4 3,661 3,8*** 4,87***
фондам поддержки науки
Прочие НИОКР оборонного и двойного 3,35 3,45 3,7 5,5 4,8 4,7 5,4*** 32 432 1150 2393 1600,7 2141,6 1,481 2,5 4,4***
назначения
на военные и оборонные НИОКР, всего 13,15 14,55 17,6 20,0 20,1 19,8 17,9 2 0 802 2850 6193 6490,7 6414,8 3,511 8,87 25,5
на гражданские НИОКР, всего 7,6 8,0 8,9 9,8 13,5 17,0 24,8 88 583 2160 3432 7359,3 10 696,2 11,913 18,73 20,5
Расходы на НИОКР, всего 20,75 22,55 26,5 29,8 33,6 36,8 42,7 9 О 1385 5000 9625 13 850 17 111 15,424 27,6 46,0
Расходы/ассигнования 1,0 1,0 1,0 1,0 1,0 1,0 0,829 0,850 0,837 1,018 0,947 0,638 0,598 0,549 0,993 0,950
из собственных средств организаций 0,5 0,6 0,7 1,2 0,8 0,9 * * *, 3 5*** 150*** 750*** 3415 5314 6381 8,026 * * *, 5 2, * * *, 5 14,
из иностранных источников — - - - - - - - 50*** 250*** 560 1086 1808 2,6 3 5*** * * * 4
Итого: расходы на НИОКР 21,25 23,15 27,2 31,0 34,4 37,7 44 195 1585 6000 13 600 20 250 25 300 26,05 43,6 65***
* Прогнозные оценки и плановые значения.
** Ассигнования в 1992—2000 гг. приведены по разделу федерального бюджета «Фундаментальные исследования и содействие НТП».
*** Экспертная оценка.
**** Данные включены в раздел «Фундаментальные исследования и содействие НТП».
Источники: [21−30].
Некоторые пояснения к табл. 1. Ассигнования на НИОКР по «Федеральной космической программе» (ФКП) в 1992—1997 гг. включены в раздел «Фундаментальные исследования и содействие НТП», а с 1998 г. были выделены в бюджете отдельной строкой.
В графу «Военные НИОКР» включены ассигнования на НИОКР по заказам Минобороны Р Ф по официальным бюджетам РФ.
В графе «Из фондов поддержки науки» приведены объемы финансирования целевых централизованных и внебюджетных фондов поддержки науки на НИОКР. Поскольку по этим значениям источники дают разные данные и соответственно их величины наименее точны, то по этой графе проводилась балансировка значений столбцов таблицы.
В графу «Прочие НИОКР оборонного назначения» включаются ассигнования на НИОКР оборонного и двойного назначения, а также добавлены затраты на науку, проводимые по заказу Минатома, КГБ и МВД СССР (не более 5% их бюджета, см. [24]) в 1985—1991 гг. и соответствующие расходы Минатома (до 10% раздела «Военная программа Минатома»), ФСБ, МВД, СВР, ФАПСИ, МЧС (не более 1−1,5% их бюджета) в 1992—2000 гг. В 1992—1999 гг. НИОКР оборонного и двойного назначения совпадают с графой «в том числе на оборонные НИОКР» [23].
Все данные сбалансированы на величину кассового исполнения бюджетов каждого года на 1 января следующего года. Иначе говоря, к результатам предварительного выполнения финансового года N прибавляется та часть расходов бюджета предыдущего года по соответствующим статьям, которые финансировалась уже после 1 января года N-1, и вычитается разность между данными предварительного и окончательного исполнения бюджета N, которая будет прибавлена к значению следующего года N+1.
Уравнения для оценки итогового значения расходов на науку в РФ:
ИРН = РИЦ + РН + (Р^-1) + Рр (1Г-1)) — (Рр (м) + Рр ^)) + РН, (1)
ИРН = РИ + РИ (N-1) + РИ + РИ — РИ + рнвб, (2)
ш ТР 1 ИТП ТР ^ 1 М1 ФКП О ТР
ири = ри + ри (N-1) + ри + рнвб + рн, (3)
*11 В 1 МО В О В С
ири = иррР + ирн + рНо+рН, (4)
где ИРИ — итоговые значения расходов на науку в РФ- ИР ГР — итоговые значения расходов на гражданскую науку- ИРВ — итоговые значения расходов на НИОКР оборонного и двойного назначения- рр — итоговые значения расходов на науку в РФ по данным ЦИСИ- Р^р — расходы на науку местным бюджетам по разделу «Фундаментальные исследования и содействие НТП» [25]- РВШ — расходы на космические НИОКР- Р^ - расходы на науку из собственных средств организаций [23, 28, 29]- РИ — расходы на науку из иностранных источников [23, 28]- Рр — значения расходов на науку по бюджетам других силовых ведомств (экспертная оценка) — РНгп — расходы на науку по разделу «Фундаментальные исследования и содействие НТП» [23, 28, 29]- Рр — расходы на оборонные НИОКР по разделу «Фундаментальные исследования и содействие НТП» [23, 30]- РМо — расходы на военные НИОКР по бюджету МО РФ- РИВБ — расходы на оборонные НИОКР по централизованной части внебюджетных фондов (экспертная оценка) — РВВ — расходы на гражданскую науку по внебюджетным фондам- А РГИ?, N-1 — разность между данными предварительного и окончательного исполнения бюджета года N-1 по разделу «Фундаментальные исследования и содействие НТП" — А РВ^) — разность между данными предварительного и окончательного исполнения бюджета года N по разделу «Фундаментальные исследования и содействие НТП" — А Рр (м-1 — разность между данными предварительного и окончательного исполнения бюджета года N-1 по разделу «Расходы на военные НИОКР» (МО РФ) — А РНрМ^- разность между данными предварительного и окончательного исполнения бюджета года N по разделу «Расходы на военные НИОКР» (МО РФ).
В качестве примера можно взять 1998 г. Тогда значения расходов на науку в РФ будут равны ((1)-(4)) (млн. руб., итог округлен до целых чисел):
26 050 = 25 082,1 +507 +(2287+0) — (2193+0) +367,
11 913 = 5172 + 2287 +507 + 1400 — 704 + 3251,
3511 = 2030 + 0 + 704 + 410 + 367,
26 050 = 11 913 + 3511 + 8026 + 2600.
С 1999 г. абсолютные значения корректировок бюджетных показателей резко снизились ввиду практически полного выполнения бюджета.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой