Назад в будущее.
Экономическое благо: ценность, полезность, стоимость

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 330. 1
Чернявский Александр Дмитриевич
НОУ ВПО «Нижегородский институт менеджмента и бизнеса»
Россия, Нижний Новгород1 Кандидат физико-математических наук, доцент E-Mail: tutornn09@rambler. ru
Назад в будущее. Экономическое благо: ценность, полезность, стоимость
Аннотация: Актуальность пересмотра основополагающих категорий экономической науки, представленной преимущественно мейнстримом — экономической теорией, назрела давно. Российская экономическая наука преимущественно компилировавшая, да и то зачастую на свой российский лад, теоретические работы по экономической теории в перестроечный период, нуждается в пересмотре понятий базовых категорий. Одной из таких категорий является экономическое благо и его характеристики: ценность, полезность, стоимость.
Автор проводит критический сравнительный анализ современных подходов к определению этих понятий в экономической теории путем сравнения их с достаточно забытым, прежде всего по идеологическим мотивам, «политэкономическим».
Проведенное рассмотрение показывает, что игнорирование научной методологии при рассмотрении понятия экономического блага ведет к описательной схоластике. Как пример, проведено сравнение подходов К. Маркса и «буржуазного Маркса» Бем-Баверка.
Проведенный анализ, включая ряд работ российских последователей, показал необходимость включения в рассмотрение в рамках теоретических исследований диалектических законов, что позволит преодолеть уже очевидные просчеты в теоретических построениях экономической науки.
Ключевые слова: Экономическая теория- политическая экономия- экономическое благо- ценность- полезность- стоимость.
Идентификационный номер статьи в журнале 92EVN214
1 603 062, Россия, Нижний Новгород, ул. Горная, д. 13.
Обращаясь к экономическому благу, основополагающему понятию экономики, растиражированному на протяжении столетий, хотелось бы заострить внимание читателя на необходимости переосмысления сформировавшихся за время перестройки стереотипов под влиянием экономической теории, «экономикса» и множества их российских приверженцев в силу удобности и «общепринятости» такой позиции.
По словам Петера Г руневегена сегодня можно говорить о значительном компромиссе в теоретических построениях экономической теории и политэкономии: «Оба термина:
„политическая экономия“ и „экономическая наука“ дожили до кануна XXI в. За прошедшее время смысл, вкладываемый них, существенно изменился. … В своем прерывистом развитии экономическая наука, или политическая экономия, никогда не отказывались полностью от прежних взглядов, и наследие старой доктрины неразрывно переплетено с позднейшими научными достижениями» [3,с. 685].
Эту мягкую формулировку продолжим иным посылом: «Прежде чем объединяться, и
для того, чтобы объединяться, мы должны сначала решительно и определенно
размежеваться» [12,с. 358].
Приведем понятие экономического блага, данное Сорокиным Т. А. — «это
теоретические выражения (абстракции) общественных отношений производства» [22]. В данном определении экономическое благо — всего лишь абстрактная форма «общественных отношений производства», т. е. абстракция, отражаемая в нашем сознании. В этом определении опущены два важных момента:
• это должна быть не просто абстрактная форма, а «общественно значимая», и в силу этого объективная, т. е. подчеркивается ее абстрактность и конкретность-
• это должен быть не просто продукт какого-то производства, а именно товарного производства.
Благо также, например, предлагается представить как единство материального (предмет), и идеального (потребность). Это единство проявляется, по мнению Сорокина Т. А., на основе субъективной оценки полезности блага. Однако для рыночного, т. е. товарного производства, экономическое благо — товар, представляется дуализмом стоимости: меновой стоимости, соответствующей конкретному предмету — товару, и потребительной стоимости, соответствующей полезности этого блага.
Этот пример еще одно напоминание, что метафизичность экономической теории привела к забвению диалектики марксизма, которая, пожалуй, будет поострее «бритвы Оккамы» для проникновения в суть категории экономического блага.
Следует отметить непоследовательность экономистов в использовании категории блага. Рассмотрим это на примере того, как происходит «категоризация данного понятия» «одним из первых ученых, сделавших переворот в рассмотрении благ» [22] К. Менгером. Он рассуждает: «Становится ли, и при каких условиях, вещь для меня полезной, становится ли, и при каких условиях, она благом, становится ли, и при каких условиях, благом хозяйственным… — все это так же не зависит от моей воли, как закон химии от воли химика-практика.» [19,с. 63].
Позволим процитировать еще раз Сорокина Т. А., поскольку его высказывания можно считать типично бытующими в экономической теории: «Это положение в настоящее время является аксиоматическим в экономической теории. … Что касается предельно абстрактного понятия „благо“, то оно вполне достоверно устанавливается даже одним фактом того, что к благам относится все, что обладает полезностью, т. е. практически любой объект попадающий в поле внимания человека» [22]. Столь пространный экскурс в эту работу сделан с
единственной целью — показать, что типичным является определение категории «экономическое благо» через другое понятие «полезность».
Посмотрим, как поступал, определяя «благо» Бем-Баверк, названный Й. Шумпетером «буржуазным Марксом». В работе «Основы ценности хозяйственных благ» он пишет:
«В этом смысле я скажу относительно данного материального блага, что представляет для меня ценность, когда я констатирую, мое материальное благополучие находится в тесной зависимости от него, что обладание им означает для меня удовлетворение потребности, доставляет мне наслаждение, удовольствие или избавляет меня от страдания, которое я должен был бы испытать, если бы не обладал этим материальным благом» [1,с. 7].
«Низшая форма отношения к человеческому благополучию — простая полезность — свойственна всем без исключения материальным благам, высшая же форма — ценность — только некоторым из них» [1,с. 21].
«При этом необходимо, однако же, помнить, что вопрос о том, способно ли данное благо быть только полезным для человека, или же оно составляет вместе с тем и условие человеческого благополучия, — этот вопрос решается исключительно количественными отношениями» [1,с. 23−24].
«От всех переходящих одна в другую групп производительных средств более отдаленного порядка зависит одна и та же выгода, в смысле благополучия, именно предельная польза их заключительного продукта» [1,с. 87].
Здесь следует указать, что О. Бем-Баверк производит определение ценности блага через полезность и далее, через внешние формы полезности этого блага.
Механистический подход к определению блага приводит к тому, что в экономической теории наряде с понятием блага (goods) — вещественные предметы, вносящие позитивный вклад в экономическое благосостояние, появляется понятие и антиблаг (bads) — товара или продукта, обладающего отрицательной полезностью для потребителя [21,с. 37, а207]. Хотя очевидно, что если рассматривать продукты питания человека как благо, то при чрезмерном их употреблении они могут перейти в соответствии с таким определением в разряд антиблаг, хотя их физическая форма, состав, качество и остались неизменными. Это демонстрирует необоснованность такого механистического разделения.
Определение категории «экономическое благо» через его «полезность» методологически неверно и по следующим причинам.
Во-первых, при таком сравнении происходит подмена одной категории совершенно иной. Так Каган М. С. прямо заявляет «неправомерно считать ценностью пользу (полезность) ибо это категория праксиологическая, а не аксиологическая: польза есть позитивное значение одного объекта для другого объекта, и потому она … научно обосновывается и научно опровергается, ., а носительницей ценности она становится только тогда, когда ее принятие соотносится с человеком не как объектом — организмом, а как с субъектом религиозной, политической, обрядовой, эстетической деятельности» [9,С. 76].
Отметим, что категория «благо» также является аксиологической категорией. Однако следуя историзму в развитии понятий, отметим, что «понятие благо постепенно утрачивает своё значение и с середины XKe. вытесняется понятием ценность» [25].
При сопоставлении «с пользой ценность оказывается не практическим, а символическим отношением: потому что ценность феномен специфически культурный, неизвестный жизни животных, тогда как польза характеризует биологический уровень бытия в такой же мере, как и социокультурный» [9,с. 77].
Уместно отметить, что с позиций категорийности экономических определений К. Маркс не использует термин полезность, а указывает, что под полезностью понимается потребительская стоимость: «Полезность вещи делает ее потребительной
стоимостью"[16.с. 44] И это делает его логическую конструкцию завершенной: продукт в рыночной экономике (товар) имеет абстрактную категорию стоимость, которая проявляется в товаре в двух различных формах: внешней — меновая стоимость, и внутренней -потребительская стоимость, которая опять же имеет как субъективный, так и объективный смысл. Потребительская стоимость есть субъективная, поскольку она определяется в процессе потребления блага конкретным индивидуумом, и она в то же время объективна, поскольку товар обладает стоимостью и для того круга людей, которые считают его полезным для себя.
Вторая же методологическая ошибка как у К. Менгера, так и О. Бем-Баверка желание через перечисление, как им кажется, всеобще очевидных свойств полезности пробиться к сердцевине понятия — ценности, которая уже имеет статус категории, запечатленной, как абстрактный слепок блага (ценности) в мышлении человека, так и имеющая внешнюю (общественную по Марксу) форму, которая реализуется во множестве проявляемых вовне сторон носителя ценности. При этом, как отмечает Каган М. С. фактичен носитель ценности, а сущность ценностей состоит в их значимости, а не в их фактичности.
С позиции научной методологии, как отмечает И. Лакатос: „Когда наивное расширение понятий намного обгоняет теорию и производит большой хаос контрпримеров: наши наивные понятия ослабляются, но теоретические понятия не заменяют их“ [11,с. 173].
Говоря о терминах, которые сопутствуют развитию понятия блага, сошлемся на высказывание А. В. Душина, которое можно рассматривать в контексте существующей терминологии: „В англоязычной литературе (как собственно и в немецкой) существуют два понятия cost и value (в немецкой kost и wert (werth)) со схожими значениями, одно используется в значении более близком к российскому „стоимость, издержки“, второе -ценность“. Большинство работ за рубежом посвящено именно проблеме value (закон ценности, трудовая теория ценности). Щекотливость положения заключается в том, что в отечественной литературе весьма широко распространено понятие стоимость, как раз в отношении предмета, описываемого в оригинальной литературе как value, в то время как ценность выступает отдельным понятием"[8]. Однако в конце этой работы А. В. Душин делает заявление, которое никак не вытекает из содержания всего предшествующего материала: » … ценность проявляется в отношениях по поводу материальных благ". Будет уместно отметить, что, например, услуга рассматривается К. Марксом как редуцированная форма материального блага. И ценность услуги ввиду ее нематериальной формы не подвергается сомнению.
Автор считает уместным привести высказывание из работы Маркса и Энегельса «Немецкая идеология» именно касающееся терминологии: «Буржуа может без труда доказать, исходя из своего языка, тождество меркантильных и индивидуальных, или даже общечеловеческих, отношений, ибо самый этот язык есть продукт буржуазии, и поэтому как в действительности, так и в языке отношения купли-продажи сделались основой всех других отношений. Например, propriete — собственность и свойство- property — собственность и своеобразие- „eigen“ — в меркантильном и в индивидуальном смысле- valeur, value, Wert- commerce, Verkehr- echange, exchange, Austausch и т. д. Все эти слова обозначают как коммерческие отношения, так и свойства и взаимоотношения индивидов как таковых. В остальных современных языках дело обстоит совершенно так же. Если святой Макс всерьёз намерен эксплуатировать эту двусмысленность, то ему будет не трудно сделать ряд новых блестящих экономических открытий, хотя он ни аза не знает в политической экономии» [14,с. 219].
И далее в «Теории прибавочной стоимости» Маркс отмечает: «…слова «value, valeur» выражают свойство, принадлежащее вещам. И действительно, они первоначально выражают не что иное, как потребительную стоимость вещей для человека, такие их свойства, которые делают их полезными или приятными для человека и т. д. По самому существу дела слова «value, valeur, Wert» этимологически не могут иметь другого происхождения. Потребительная стоимость выражает природное отношение между вещами и людьми, фактически — бытие вещей для человека. Меновая стоимость представляет собой значение, привитое к слову Wert (= потребительная стоимость) позднее, в результате общественного развития, создавшего меновую стоимость. Это есть общественное бытие вещи.. Санскритское Wer означает «покрывать, защищать», отсюда — «уважать, почитать» и «любить, ценить». Производное от этого слова прилагательное Wertas означает «превосходный, почтенный" — готское wairth, древневерхненемецкое wert, англосаксонское weorth, vordh, wurth, английское worth, worthy, голландское waard, waardig, немецкое wert, литовское wertas («почтенный, ценный, дорогой, ценимый»). … «Санскритское Wertis, латинское virtus, готское wairthi, немецкое Wert. Der Wert вещи есть на деле ее собственная virtus, тогда как ее меновая стоимость совершенно независима от вещных свойств данной вещи» [15,с. 307].
Подчеркивая абстрактность понятия «стоимость» Маркс в I томе «Капитала» замечает: «В прямую противоположность чувственно грубой предметности товарных тел, в стоимость не входит ни одного атома вещества природы"[16,с. 56].
Здесь необходимо указать на целесообразность использования, прежде всего, законов диалектики, которые по утверждению Ф. Энгельса в «Диалектике природы» «. сводятся к следующим трем законам: Закон перехода количества в качество и обратно. Закон взаимного проникновения противоположностей. Закон отрицания отрицания» [17,с. 384].
С позиции анализа нашей категории «экономическое благо» мы можем оперировать мерами количества и качества. Так Маркс, определяя благо через потребительную стоимость, показывает качественную определённость «экономического блага» — товара. Однако для дальнейшего анализа переходит к меновой стоимости, лежащей, по его словам, на поверхности. Меновая стоимость как мера количества служит отправной точкой для второго перехода от количества безразличного к качеству к их единству, которое выступает в новой абстрактной категории — стоимости, являющей то общее, что содержат все «экономические блага» — товары.
По поводу необходимости учета различия между понятиями ценность и стоимость А. В. Орлов замечает: «Ценность характеризует блага со стороны их полезных свойств, и в этом отношении она субъективна. Но эта субъективность основывается на объективном начале — на общественной оценке блага — результата, которая складывается из множества причин и факторов. Она выражает не столько индивидуальное, сколько общественное отношение к благу результату, обладающему определенной полезностью. … Стоимость как основополагающие затраты по созданию блага — полезности выражает количественную меру общественно — непосредственных затрат на его производство.. поэтому игнорирование или недоучет этого обстоятельства способно привести к потере экономического смысла и неверным выводам. Однако факт подмены одного термина другим в отечественной экономической литературе наблюдается сплошь и рядом» [20].
Примером механистического подхода к рассматриваемым категориям может служить попытка Стерликова Ф. Ф. и его адептов: П. Ф. Стерликова и М. Ф. Гуськовой предложить собственный вариант трактовки новой теории ценности экономического блага «как интегратор трудовой теории стоимости и теории предельной полезности [5,6,7,23,24].
Не утруждая себя сколь-либо аргументированным доказательством, эти авторы заявляют: «Обобщив наиболее известные точки зрения, можно констатировать определенную математическую зависимость интересующих нас категорий: Ценость блага =
Полезность блага/Стоимость блага» [24].
Авторы так увлечены этой новой теорией на основе указанного соотношения, что даже не утруждают себя описанием возможного метода вычисления по этой формуле, т. е. как мы должны измерить величины полезности и стоимости блага, дабы найти результирующую ценность блага как результат их деления.
Стерликов Ф. Ф. и его адепты так увлечены собственной сконструированной зависимостью, что восклицают: «Рассмотренная концепция ценности блага позволяет ставить вопрос о наличии самостоятельных экономических связей, выражаемых законом ценности. Закон ценности благ объединяет искусственно разъединенные … законы — закон полезности и закон ценности. Такое объединение соответствует современному периоду развития
экономической мысли… Теперь можно исследовать эти законы и категории в рамках
экономической теории, анализируя теорию стоимости и теорию полезности в отдельности и синтезируя их в теорию ценности» [24].
Здесь автор присоединяется к высказанной М. Богдановым точке зрения: «Кроме этого, и самое главное, — не существует общего измерителя для исчисления стоимости и потребительной стоимости» [2]. Заметим, что полезность представляется как потребительная стоимость. Отсутствие общего измерителя делает показатель «ценности блага» по Стерликову Ф. Ф. непонятно в чем измеряемым.
Напомним, что стоимость товара представляет абстракцию, проявляемую в двух формах: меновой стоимости и потребительной стоимости. При этом по замечанию Маркса в первом томе «Капитала»: «. меновая стоимость и потребительная стоимость сами по себе величины несоизмеримые» [16,с. 551], поскольку объективно существующий товар с присвоенной ему меновой стоимостью противостоит субъективному желанию индивида удовлетворить свои потребности за счет полезности товара — его потребительной стоимости.
Хотя предлагаемое вышеуказанными авторами «магическое» соотношение недалеко ушло от, например, куда более известных «кривых безразличия». Любой здраво рассуждающий человек согласится, что поставленный вопрос об эквивалентности (заменяемости) пары валенок десятью парами пляжных тапочек некорректен без учета места, времени и обстоятельств, т. е. без учета психологических и социальных факторов, определяющих выбор индивида.
Как аргумент в «правильности» предложенной формулы расчета ценности блага, М. Ф. Гуськова в своей работе [4] приводит цитату из учебника «Экономическая теория»: «Экономическая ценность — это единство экономической полезности блага и экономических затрат на его производство» [26,с. 150]
Конечно, прилагательное «экономическая» при обсуждении товарного производства скорее всего излишне. Однако, здесь мы имеем дело с утверждением, что обе характеристики рассматриваются в их единстве, а не как частное от деления одной на другую. При этом заметим, что по замечанию Ф. Энгельса: «экономическая стоимость — категория свойственная товарному производству и исчезает вместе с ним. точно также как она не существовала до него» [18,с. 440].
Можно допустить, что указанных выше авторов «синтетической теории ценности» сподвигла к этому мысль, высказанная Ф. Энгельсом в работе «Наброски к критике политической экономии»: «Стоимость есть отношение издержек производства к полезности.
… Если издержки производства двух вещей одинаковы, то полезность будет решающим моментом в определении их сравнительной стоимости» [13,с. 552−553].
Однако термин «отношение» двух понятий следует понимать как их «взаимоотношение», а отнюдь не как чисто механистическое частное от деления.
Для капиталистического (товарного) производства, как замечает Ф. Энгельс: «Издержки производства, которые с самого начала извращаются конкуренцией, должны играть роль самой стоимости- такую же роль должна играть чисто субъективная полезность, ибо никакой иной полезности теперь быть не может. … В основе различия между реальной стоимостью и меновой стоимостью лежит тот именно факт, что стоимость вещи отлична от так называемого эквивалента, даваемого за нее в торговле, т. е. что этот эквивалент не является эквивалентом. Это так называемый эквивалент есть цена вещи.» [13,с. 553].
Формулировка Маркса в части соотношения стоимость — меновая стоимость -потребительная стоимость товара в первом томе «Капитала» является более последовательной: «Когда мы. говорили: товар есть потребительная стоимость и меновая стоимость, то, строго говоря, это было неверно. Товар есть потребительная стоимость, или предмет потребления, и «стоимость». Он обнаруживает эту свою двойственную природу, когда его стоимость получает собственную, отличную от его натуральной, форму проявления, а именно форму меновой стоимости, причем товар, рассматриваемый изолированно, никогда не обладает этой формой, но обладает ею всегда лишь в стоимостном отношении, или в меновом отношении, к другому, неоднородному с ним товару» [23,с. 70].
Т. е. стоимость как абстрактная форма при оценке товара обязательно разделена на меновую стоимость и потребительную стоимость. Результат товарно-денежного обмена на рынке выражается именно в цене товара. И именно за счет конкуренции достигается равновесие цены продавца (меновая стоимость) и цены покупателя (потребительная стоимость). Конкуренция является «необходимым злом» товарного рынка для того, чтобы произведенные блага в форме товаров (продуктов) нашли своих потребителей.
Как мы видим из проведенного выше анализа, представители направления экономической науки, называемого экономическая теория, часто не используют для анализа «экономического блага» диалектических законов, что в значительной мере порождает методологические проблемы при построении теории независимо от того широко или нет используется математический аппарат при обосновании теоретических подходов. Отметим также, что применение математических моделей в значительной мере отодвигает на задний план проблемы методологии ввиду значительной сложности самого используемого математического аппарата, который как бы скрывает имевшиеся первоначально методологические проблемы.
Как исторический аргумент в необходимости более стройного и последовательного построения системы категорийных понятий в экономике напомним, что К. Маркс до создания своего «Капитала» в 1841 г. защитил докторскую диссертацию по философии: «Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура».
И, несмотря на последовавшие попытки критики его мировоззренческой позиции относительно характеристик экономического блага, как со стороны буржуазных экономистов, так и ряда российских экономистов перестроечной формации, его взгляды и результаты исследований вызывают все больший интерес в прошедшее, прежде всего, постперестроечное десятилетие в России.
При этом в собственно разгар перестройки в России, по словам С. Кара-Мурза «любой подход к анализу наследия Маркса вызывает болезненную реакцию той или иной части политического спектра» [10]. И сила модели капиталистического производства,
разработанной Марксом, по словам С. Кара-Мурза «в большей степени обусловлена ее высоким уровнем абстракции. Ее можно уподобить модели идеального цикла тепловой машина Карно, которая заложила основы целой новой картины мира. … Маркс сделал то же самое для экономики — описал идеальный цикл воспроизводства, сделал его прозрачным. Но есть разница. У Карно фундаментальные параметры цикла соизмеримы — они связаны простым математическим уравнением. В экономическом цикле параметры в реальности несоизмеримы, они приводятся в соизмеримую форму через абстракцию более высокого уровня. То есть вернуться к реальности из модели Маркса гораздо сложнее, чем из модели Карно, и этого «возврата» последователи Маркса удовлетворительно не разработали.».
ЛИТЕРАТУРА
1. Бем-Баверк Е. Основы ценности хозяйственных благ [Пер. с англ.]. М.: ДиректмедиаПаблшинг, 2008. 194с.
2. Богданов М. Стоимость или потребительная стоимость. Ц^:
http: //kommunika. ru/?p=2222. (дата обращения: 15. 03. 2014).
3. Груневеген П. «Политическая экономия» и «экономическая наука"//Экономическая теория [Под ред. Дж. Итуэла, М. Милгейта, П. Ньюмана]. [Пер. с англ.].М. ИНФРА-М, 2004.С. 680−687.
4. Гуськова М. Ф. К вопросу трактовок полезности и ценности в российской экономической науке в XIX в. //Экономические науки. 2006. № 8(21).С. 57−63.
5. Гуськова М. Ф. Потребительский и меновый аспекты блага (проблема
понятийного аппарата)//Экономические науки. 2008. № 2 (39).С. 279−281.
6. Гуськова М. Ф. Взаимосвязь Экономических теорий полезности и ценности:
Дисс… д-ра экон. наук. М., 2009. 256с.
7. Гуськова М. Ф. К вопросу трактовок полезности и ценности в российской экономической науке в XIX в. //Экономические науки. 2006. № 8(21).С. 57−63.
8. Душин А. В. Некоторые аспекты развития теории ценности//Журнал экономической теории. 2009. № 3.С. 218 — 221.
9. Каган М. С. Философская теория ценности. СПб: Т К Петрополис, 1997. 205с.
10. Кара-Мурза С. Научная картина мира, экономика и экология. URL:
http: //www. situation. ru/app/rs/books/ecec/ecec6. html. (дата обращения: 15. 03. 2014).
11. Лакатос И. Избранные произведения по философии и методологии науки / [Пер. с англ.]. М.: Академический Проект- Трикста, 2008. 475с.
12. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. М.: Политическая литература, 1967, Т.5. 550с.
13. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд., 1955, Т.1. 698с.
14. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд., 1955.Т.3. 630с.
15. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд., 1964, Т. 26-Ш. 674с.
16. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд., 1960, Т. 23. 907с.
17. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд., 1961, Т. 20. 828с.
18. Маркс К., Энгельс Ф. Письма о «Капитале».М., 1968. 744с.
19. Менгер К. Избранные работы [Пер. с англ.] М.: Издательский дом «Территория будущего», 2005. 496с.
20. Орлов А. В. О реальной стоимости и ценности. ЦКЬ: www/finanal. ru/ (дата обращения: 15. 03. 2014).
21. Словарь современной экономической теории Макмиллана. М. :ИНФРА-М, 2003. 608с.
22. Сорокин Т. А. Дуальность нематериальных благ с позиции концепции ноосферной экономики//Психология и экономика. 2010, Т. 3,№ 1.С. 92−102.
23. Стерликов Ф. Ф. Экономическая теория ценности блага как интегратор трудовой теории стоимости и теории предельной полезности//Вопросы экономики и права. 2012№ 8.С. 27−31.
24. Стерликов Ф. Ф., Стерликов П. Ф., Гуськова М. Ф. Экономическая теория ценности //Экономические науки. 2006. № 6(19).С. 27−40.
25. Философская энциклопедия, Благо. Ц^: http: //dic. academic. ru/dic. nsf/
enc_philosophy (дата обращения: 15. 08. 2013).
26. Экономическая теория: учебник/Под ред. акад. Видяпина В. И., Добрынина А. Н., Журавлевой Г. П., Тарасевича Л. С. -М. :ИНФРА — М, 2003. 714с.
Рецензент: Дергунов Виктор Алексеевич, д.э.н., профессор, НОУ ВПО
«Нижегородский институт менеджмента и бизнеса».
Aleksandr Chernyavsky
The Nizhniy Novgorod institute of management and business
Russia, Nizhniy Novgorod E-Mail: tutornn09@rambler. ru
Back to the future. The good: value, utility, cost
Abstract: The relevance of the revision of the basic categories of economic science, presented mainly mainstream economic theory, is long overdue. Russian economic science is mostly compile, and it often on the Russian manner, theoretical work in economic theory in the reorganization period, needs to be revised concepts basic categories. One of such categories is the good and its characteristics: the value, utility, cost.
The author conducts a critical comparative analysis of the modern approaches to the definition of these concepts in economic theory by comparing them with enough forgotten, primarily for ideological reasons, «political economic».
The initial review shows that ignoring scientific methodology when considering the concept of economic benefits leads to descriptive scholasticism. As an example, a comparison of approaches Marx and «bourgeois Marx» Bohm-Bawerk.
The analysis, including a number of works by Russian followers, showed the need to include consideration within the theoretical research of the dialectical laws, which will help overcome the already obvious flaws in the theoretical constructs of economic science.
Keywords: Economic theory- political economy- good- value- cost.
Identification number of article 92EVN214
REFERENCES
1. Bem-Baverk E. Osnovy cennosti hozjajstvennyh blag [Per. s angl.]. M.: Direktmedia Pablshing, 2008. 194s.
2. Bogdanov M. Stoimost'- ili potrebitel'-naja stoimost'-. URL: http: //kommunika. ru/?p=2222. (data obrashhenija: 15. 03. 2014).
3. Grunevegen P. «Politicheskaja jekonomija» i «jekonomicheskaja nauka"//
Jekonomicheskaja teorija [Pod red. Dzh. Itujela, M. Milgejta, P. N'-jumana]. [Per. s angl.]. M. INFRA-M, 2004. S. 680−687.
4. Gus'-kova M.F. K voprosu traktovok poleznosti i cennosti v rossijskoj
jekonomicheskoj nauke v HIH v. //Jekonomicheskie nauki. 2006. № 8(21). S. 57−63.
5. Gus'-kova M.F. Potrebitel'-skij i menovyj aspekty blaga (problema ponjatijnogo apparata)//Jekonomicheskie nauki. 2008. № 2 (39). S. 279−281.
6. Gus'-kova M.F. Vzaimosvjaz'- Jekonomicheskih teorij poleznosti i cennosti: Diss…
d-ra jekon. nauk. M., 2009. 256s.
7. Gus'-kova M.F. K voprosu traktovok poleznosti i cennosti v rossijskoj
jekonomicheskoj nauke v HIH v. //Jekonomicheskie nauki. 2006. № 8(21). S. 57−63.
8. Dushin A.V. Nekotorye aspekty razvitija teorii cennosti//Zhurnal jekonomicheskoj teorii. 2009. № 3. S. 218 — 221.
9. Kagan M.S. Filosofskaja teorija cennosti. SPb: TK Petropolis, 1997. 205s.
10. Kara-Murza S. Nauchnaja kartina mira, jekonomika i jekologija. URL:
http: //www. situation. ru/app/rs/books/ecec/ecec6. html. (data obrashhenija:
15. 08. 2014).
11. Lakatos I. Izbrannye proizvedenija po filosofii i metodologii nauki / [Per. s angl.]. M.: Akademicheskij Proekt- Triksta, 2008. 475s.
12. Lenin V.I. Polnoe sobranie sochinenij. Izd. 5-e. M.: Politicheskaja literatura, 1967, T.5. 550s.
13. Marks K., Jengel'-s F. Sochinenija, 2-e izd., 1955, T.1. 698s.
14. Marks K., Jengel'-s F. Sochinenija, 2-e izd., 1955. T.3. 630s.
15. Marks K., Jengel'-s F. Sochinenija, 2-e izd., 1964, T. 26-III. 674s.
16. Marks K., Jengel'-s F. Sochinenija, 2-e izd., 1960, T. 23. 907s.
17. Marks K., Jengel'-s F. Sochinenija, 2-e izd., 1961, T. 20. 828s.
18. Marks K., Jengel'-s F. Pis'-ma o «Kapitale». M., 1968. 744s.
19. Menger K. Izbrannye raboty [Per. s angl.] M.: Izdatel'-skij dom «Territorija
budushhego», 2005. 496s.
20. Orlov A.V. O real'-noj stoimosti i cennosti. URL: www/finanal. ru/ (data obrashhenija:
15. 03. 2014).
21. Slovar'- sovremennoj jekonomicheskoj teorii Makmillana. M. :INFRA-M, 2003. 608s.
22. Sorokin T.A. Dual'-nost'- nematerial'-nyh blag s pozicii koncepcii noosfernoj
jekonomiki//Psihologija i jekonomika. 2010, T. 3, № 1. S. 92−102.
23. Sterlikov F.F. Jekonomicheskaja teorija cennosti blaga kak integrator trudovoj teorii stoimosti i teorii predel'-noj poleznosti//Voprosy jekonomiki i prava. 2012. № 8. S. 27 -31.
24. Sterlikov F.F., Sterlikov P.F., Gus'-kova M.F. Jekonomicheskaja teorija cennosti. //Jekonomicheskie nauki. 2006. № 6(19). S. 27−40.
25. Filosofskaja jenciklopedija, Blago. URL: http: //dic. academic. ru/dic. nsf/
enc_philosophy (data obrashhenija: 15. 03. 2014).
26. Jekonomicheskaja teorija: uchebnik/Pod red. akad. Vidjapina V.I., Dobrynina A.N., Zhuravlevoj G.P., Tarasevicha L.S. -M. :INFRA — M, 2003. 714s

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой