Антропологические представления о человеке как творца и производного культуры

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 008
РОМАХ О.В. ЛАПИНА Т.С.
АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЧЕЛОВЕКЕ КАК ТВОРЦА И ПРОИЗВОДНОГО КУЛЬТУРЫ
Лапина Т. С.- МГЮА
Ромах О. В. — ТГУ им. Г.Р. Державина
Аннотация: в статье анализируются задачи философской антропологии должной раскрыять, что значит для человека быть самим собой, иметь, сбываться и осуществляться. А поскольку человек в немалой мере осуществляется в культуре, постольку ее философско-антропологические основания представляют особый интерес.
Ключевые слова: человек, антропология, творчество человека, феномен человека
В качестве родовой формы сущего человек является предметом философской антропологии, которая учит о характере связей человека с космосом и созданным самими людьми миром цивилизации, о типичных качествах людей и детерминантах человеческой активности. Философскую антропологию по принципу дополнительности составляют, как известно, самые разнообразные философские учения о человеке, в том числе одно из направлений западной философии ХХ в. под одноименным названием «философская антропология». Учения о человеке разумном, (homo sapiens), о человеке экономическом (homo economics), о человеке деятельном, (homo faber), о человеке играющем, (homo ludens), о человеке диком, (homo ferns), о человеке -, понимающем бытии" и т. д. возникали как части различных философских концепций. В них выражается понимание личности в качестве и разумного существа, и деятеля, и творца, и потребителя, как восприемника, так и создателя культуры.
Философская антропология должна раскрывать, что значит для человека быть самим собой, иметь, сбываться и осуществляться. А поскольку человек в немалой мере осуществляется в культуре, постольку ее философско-антропологические основания представляют особый интерес.
Основатель философской антропологии — Макс Шелер вообще считает, будто бы именно эта дисциплина должна заниматься изучением культуры, и осмысление последней представляется этому философу постижением человеком своей сущности. Последователь М. Шелера в современной отечественной культурологии — Л. А. Черная расценивает философско-антропологичес-кий подход к культуре как самый правильный, полагая, что его основы были заложены Шелером. С точки зрения Л. А. Черной, «единственной целью» культуры выступает «постижение человеком своей сущности — Абсолюта"1, «объектом изучения культурологии является человек, а предметом — система связей и отношений, формируемая вокруг того или иного решения проблемы человека"2. Думается, что позиция Черной представляет собой некоторую абсолютизацию антропологического начала культуры и, значит, недооценку ее других начал: аксиологического, онтологического, гносеологического, социально-философского. При рассматриваемом понимании игнорируется то, что общество тоже в определенных аспектах изучается культурологией, а предметом последней является культура., … Культура — понятие сугубо антропологическое … «3, — замечает Черная. Однако понятие культура несомненно является и обществоведческим, социально-философским.
Тогда, когда Л. А. Черная пишет, будто «культура и есть самопознание человечества"4, она выдвигает несколько суженное понимание культуры, ибо ее функции и назначение гораздо шире. Но содержится крупное рациональное зерно в положении о том, что «именно проблема человека и служит объединяющим все и всяческие культуры центром"5. Резонно, что философско-антропологический подход к культуре представляется, по мысли Черной,, наиболее перспективным именно в силу своей глобальности., дающей культурологии будущего шанс
объяснить развитие мировой культуры как единого общечеловеческого целого"1. Действительно,
1 Черная Л. А. Культурология: основы теории. — М., 2003. С. 160.
2 Там же. С. 9.
3 Там же. С. 10.
4 Там же. С. 164.
5 Там же. С. 162.
1 Черная Л. А. Культурология: основы теории. — М., 2003. С. 160.
реально проводимое в тех или иных масштабах подлинное окультуривание всегда предстает решением в чем-то проблем человека.
Существенная увязанность понятия «культура» с «феноменом человека"2, ярко отразилась в философии культуры. И в советский, и постсоветский период в отечественной философской и культурологической литературе весьма распространено понимание обусловленности культуры необходимостью для людей гуманизации мира и целью непрестанного воссоздания человека как гуманного и творческого субъекта. В ряде трудов подчеркивается мысль, что в культуре люди выражают себя как созидательные, в том числе самосозидательные, существа. Так, В. М. Межуев выдвигает положения о культуре как «синониме человеческого развития"3. «Культура выражает, -подчеркивает он, — отнюдь не всякое единство человека с природой и обществом, а лишь подлинно человеческое, соответствующее существованию человека как универсальнопрактического существа"4. В. С. Барулин считает, что «культурной составляющей материальных, духовных и иных факторов человеческого бытия … является их своеобразная устремленность к человеку» и что «именно слитность человеческого бытия со всей, так сказать, человеческой ориентацией общества раскрывает нам действительное поле проявления культуры"5.
С позиций философской антропологии и социальной философии в трудах отечественных специалистов выявляется очеловеченность культуры, выражение в ней определенной меры развитости людей. Культура «характеризует меру овладения» человеком «различными способами человеческой деятельности в меру его собственного развития как субъекта деятельности, субъекта социально-исторического творчества, в процессе которого человек создает и самого себя», -пишет В.Ж. Келле1. Т. П. Малькова акцентирует то, что культура «имеет субъективный, т. е. исходящий от субъекта, источник происхождения, наполненный в то же время и объективным содержанием"2.
Да, говоря о культуре, мы имеем дело с миром, созданным человеком как общественным существом. При этом культура отвечает потребностям человека не только как социального, но и как природного, а также в ряде аспектов его жизни — индивидуализированного существа. Мысли о том, что, культура выражает глубину и неизмеримость человеческого бытия», что, в той мере, в какой неисчерпаем и разнолик человек, многогранна, многоаспектна и культура"3, развивает в своих работах П. С. Гуревич. По его мнению, «выявление специфики культуры невозможно без антрополо-гических констатаций … «4. Тем самым выражается значительность философско-антропологических оснований культуры. Нельзя не согласиться с подчеркиванием Э. А. Орловой необходимости усиления, антропологи-ческого начала при обобщенном изучении социальных и культурных процессов», невозможно не признать выявляемой этим автором теоретической потребности в исследовании культуры со стороны «личностных сдвигов», происходящих в ходе культурной динамики5. В духе признания неспоримой роли культуры в очеловечивании мира и в формировании личности высказывается и Л. П. Буева, считая, что философия культуры несомненно занимает весьма заметное, место в осмыслении роли культуры в становлении собственно человеческого бытия, социальных форм жизни и собственно «человеческого образа"1. Культура, подчеркивает Ф. Михайлов, знаменует «творение» людьми «своего мира и себя самих"2. Родовой потребности че- ловеческого индивида в другом и других, коммуникативности человека Л. Фейербах, М. Бахтин и современные отечественные философы (В. Библер, Ф. Михайлов и др.) придают значение одного из онтологическо-психологических оснований культуры. Человек для людей и люди для каждого человека оказываются, неким истоком бытия не только собственного,
2 Там же. С. 10.
3 Межуев В. М. Культура и история. — М., 1977. С. 131.
4 Там же. С. 101.
5 Барулин В. С. Социальная философия. Ч. 2: Учебник. — М., 1993. С. 118 -119.
1 Келле В. Ж. Наука как феномен культуры // Наука и культура. — М., 1984. С. 7.
2 Малькова Т. П. Культура как система … С. 26.
3 Гуревич П. С. Философия культуры … С. 18.
4 Там же. С. 34 — 35.
5 Орлова Э. А. Методологические основания исследования культурной динамики // Динамика культуры. Теоретико-методологические аспекты. Сб. ст. — М.: ИФАН, 1989. С. 7.
1 Философия, культура и образование (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1999. № 3. С. 14. Выступление Л. П. Буевой.
2 Михайлов Ф. П. Онтология культуры // Постижение культуры: Концепции. Диалоги. Дискуссии: Ежегодник / Рос. Акад. Наук- Рос. Ин-т культурологии. — М.: 1996. — Вып. 5 — 6. С. 41.
но и всего иного"3. Это, в частности означает, что вне социальных и межиндивидуальных отношений люди не воспроизводят самих себя, не постигают и не творят сущее.
Из современных авторов особенно выразительно о человеческой, душе» культуры пишет Г. П. Выжлецов, полагая что, определяемая изнутри высшими духовными ценностями, культура выводит на первый план человека как самоценный субъект. Культура как подлинно человеческая мера всех вещей сегодня может быть только внутренней основой цивилизации, и этому нет разумной альтернативы"4. Таким образом, признается, что человек занимает центральное место в ценностном содержании культуры. А. Н. Чумаков, фактически, признает человека как такового основанием культуры. Он пишет: «Человек … является главным мерилом культуры, ибо он и начало ее, и результат, и основной источник активности культурных преобразований, и цель культуры, и средство ее функционирования"5.
Как видим, ряд отечественных авторов единодушен в понимании складывания культуры как общественного процесса самосозидания человека. Резонно заключить, что во многом благодаря трудам отечественных
философов (живших в прошлом, а также современных) хорошо разработанные в них положения о культуре как очеловеченном мире и основе самосозидания людей стали классическими в мировой философии культуры.
Из вышеизложенного явствует, что в ряду оснований окультуривания общества многие философы считают находящимися те качества человека, которые позволяют ему играть созидательную роль, идею его самоценности, необходимость непрестанной гуманизации среды человеческого проживания, а также признание за культурой личностно-формирующей функции. И поскольку речь идет о детерминантах очеловечивания мира, постольку вопрос о философско-антропологических основаниях культуры составляет часть проблемы человека как родового существа, но вокруг того, признавать или не признавать родовую природу человека ввиду непрестанно происходящего развития людей (в качестве, на наш взгляд, производителей, потребителей и социальных субъектов) сложилась проблемная ситуация.
Представители философской антропологии — М. Шелер и А. Гелен — большое внимание уделяют выведению культуры из человека. Согласно Шелеру, каждое проявление человеческой жизни представляет собой единство витальных и духовных начал. Дух определяет сущность человека, это сфера идеального (а не реального) и на духе основывается культура. Но и инстинктивновитальные порывы могут сублимироваться в культуру, то есть культура, считал Шелер, базируется на органично присущих человеку началах. А. Гелен выдвигает положение о биоантропологической предопре-деленности культуры. Человек, полагал Гелен, является, недостаточным» существом, ибо он биологически неспециализирован, т. е. не приспособлен к жизни в природной среде. Поэтому человек экзистенциально вынужден действовать. Он открыт миру, но и мир открыт перед ним. Человек избрал путь приспособления окружающего к себе и, действуя, он создает реальности, которые являются постоянно развивающимися мирами культур. Возможности духовной и нравственной деятельности содержатся, согласно Гелену, в биологических предпосылках, и они актуализируются в культуре. Последняя поэтому не может быть, отмыслена» от природы человека.
Таким образом, М. Шелер в виде духовного начала и А. Гелен в виде специфической биологической организации фактически признают родовую природу человека и выводят из нее культуру. В то же время основатели философской антропологии рассматривали человека как вечно открытую, проблему» и считали, будто человек никогда не застывает ни в каком обобщенном образе.
В философско-антропологических работах современных отечественных исследователей обычно признаются родовые качества людей и их родовая природа, а также иногда предлагаются варианты понимания сущности человека. П. П. Апрышко и А. Г. Мысливченко отмечают, что разработка проблемы человека в советский период смогла начаться лишь в 60-е годы ХХ века., Структурно организованная совокупность конкретных социальных и биологических качеств человека стала обозначаться понятием его природы в отличие от более узкого понятия — его
3 Постижение культуры: Концепции. Диалоги. Дискуссии: Ежегодник / Рос. Акад. Наук- Рос. Ин-т культурологиии. — М., 1996. — Вып. 5 — 6. С. 4.
4 Выжлецов Г. П. Аксиология культуры … С. 69.
5 Чумаков А. Н. Метафизика глобализации … С. 138.
сущности … «'-. Представления различных авторов о родовой человеческой природе и сущности отличаются значительным многообразием. В философии, рождаются все новые и новые образы человека"2. Люди начинают казаться непостижимыми перед самими собой. Но, вместе с тем, нельзя отрицать определенности человека как такового.
В благородном и тонком труде постижения человека философии принадлежит ведущая роль. Известно, что различные философы по-разному понимают человека, однако многие из них все же признают обладание человеком постоянно проявляющимися и в этом смысле — родовыми -качествами. Через полагание постоянных качеств и происходило признание родовой природы человека, хотя само это словосочетание применялось мало кем из философов. Затруднения в связи с безапелляционными утверждением о наличии у людей родовой природы обусловлены таким существенным моментом, как непрестанно происходящее развитие человека. Представляется, однако, что наблюдаемая изменчивость человека — не столько повод для сомнения в существовании его родовой природы, сколько база для выдвижения весьма сильного аргумента в пользу наличия такой природы. Думается, что сама пластичность человеческой натуры находится в ряду родовых качеств людей. Однако такая пластичность, пока человек остается человеком, распространяется на единичные и особенные качества людей как на модификации их родовых черт, общие же, родовые их черты постоянны с того времени, как сформировался современный человек.
Человеческая природа, сколько бы ее ни характеризовали, всегда загадочна и неисчерпаема. Наиболее глубок тот философский подход к человеку, согласно которому прогрессирующее развитие личности и человечества представляет собой лишь возможность, реализация которой зависит от характера практического отношения человека к миру и самому себе, от того, насколько оно окультурено. «Сущностные силы совокупного человечества противостоят личности как бы извне и должны быть усвоены ею, — обоснованно пишет Т. В. Кузнецова. — Это предполагает особый механизм превращения общего в индивидуальное, функция которого состоит в том, чтобы внести человеческое (в смысле родовое, общечеловеческое) в каждого человека. Таким механизмом является культура … «'-. То есть культура и родовая природа людей взаимно обусловливают друг друга. Лишь антропоморфно-ценностно преобразуя мир на основе творчества и общественного производства, а также социально-гуманитарной деятельности, и лишь нравственно возвышаясь, люди воспризводят самих себя и в общем и целом развиваются в прогрессирующем направлении., Культура, — подчеркивает Г. П. Выжлецов, — в сущностном ее смысле — это высшая степень облагороженности, одухотворенности и очеловеченности природных и социальных условий жизни и человеческих отношений, освоенная живущими и переданная последующим поколениям"1. В человеческую природу входит, в частности, воспроизведение людьми самих себя прежде всего благодаря освоению, наследованию и обогащению ими культуры. В социальных и духовных качествах родовая природа человека должна воспроизводиться в каждом из людей, ибо человеческий индивид запрограммирован только биологически. Необходимость постоянного воспроизведения обусловливает непрестанное развитие человеком культуры в ответ на вызовы времени, с одной стороны, и овладение накопленным культуроносным достоянием каждым новым человеческим поколением, с другой стороны. Это тот главный смысл, в котором человек составляет основание культуры.
Выявление родовых качеств людей необходимо уже постольку, поскольку культура призвана гуманизировать мир, это значит — она должна составлять среду формирования родовых качеств в человеческих индивидах и социально-духовное средство объективации таких качеств в их деятельности и поведении. Человек — это существо природное (при этом телесно живое, но не имеющее собственной ниши в природе), общественное (при этом и социальное, т. е. неразрывно связанное с жизнедеятельностью определенных социальных общностей и групп, идентифицирующее себя с ними и в той или иной мере усваивающее опыт и нормы социализованности, и индивидуализированное — носитель как Я, так и Мы), коммуникативное, психологическое, разумное и целеполагающее, деятельное (трудовое) и в принципе творческое, но
1 Апрышко П. П., Мысливченко А. Г. Философская антропология // Русская философия: Словарь. — М., 1995. С. 556.
2 Гуревич П. С. Философская антропология … С. 34.
1 Кузнецова Т. В. Философская теория культуры: этапы развития // Философские науки. 2003. № 7. С. 45
— 46.
1 Выжлецов Г. П. Аксиология культуры.. С. 65.
при этом как самосозидательное, так и саморазрушительное. Он — создатель цивилизации и субъект культуры, одновременно реципиент (объект) и субъект общественных отношений. На культуре не может во всю силу не сказываться также то, что человеческий индивид обладает в принципе духовным миром и душевностью, что он рефлексивен, переживает происходящее и на основе социально-экзистенциального опыта выносит заключения о должном, выводит идеалы. Люди в состоянии оценивать мир — окружающее, происходящее и происходившее как предметно и социально, так и эстетически.
Кроме того, человек — существо поведенческое, то есть он совершает поступки, и, желая того или нет, встает в определенные отношения к другим участникам общественной жизни, обычно занимает ту или иную социальную и нравственную позицию, а все это и есть поведение. Поэтому имеется как культурогенная деятельность, так и культуроносное поведение, хотя в принципе и поведение и деятельность могут носить антикультурный, варварский характер, представлять собой бескультурье и вандализм. (Заметим, что в синтезе поведение и деятельность людей составляют то, что можно назвать человеческой активностью). Соответственно такие образования как предписания, аккумулирующие культурносный опыт при их определенном содержании, регулируют по преимуществу либо деятельность, либо поведение участников общественных отношений, либо и то, и другое одновременно.
Родовая природа человека составляет предпосылку активности людей с тех пор, как он сформировался в качестве достаточно определенного явления сущего. Сама человеческая природа представляет собой в общем виде результат антропосоциогенеза, о котором еще не известно, закончился ли он. Но конкретное наполнение родовых качеств человеческого индивида исторически меняется и развивается. Культура одновременно и обусловливает это развитие, и является его результатом. Философско-антропологические основания культуры это то, что коренится в самом человеке. Важнейшие родовые качества людей: биологичность,
созидательность, духовность (включая разумность и душевность), социальность и индивидуализированность составляют основания культуры.
Наличие в духовной сфере человеческой субъективности того, что К. Х. Момджян называет, объективной нормой» и, объективной целью», имея в виду самосохранение и саморазвитие людей, обусловлено качественной определенностью человека как рода сущего. Это во многом определяет наличие культуры как достояния любого выживающего, тем более прогрессирующего общества, хотя различен уровень культуры в каждом из обществ. Родовой природой людей и человеческого общества обусловлены также инвариантные качества культуры при всем различии культур от эпохи к эпохе, от народа к народу, от страны к стране. Можно вынести в число ее инвариантных качеств созидательность, ценностность, одухотворенность, человеко- и обществоугодность, проблематичность и проблемность,, родовитость», программность и регулятивность, благодатное примирение в ее созданиях таких противоположных начал, как общественное и природное, социальное и личностно-индивидуальное, телесное и духовное, унаследованное и вновь сотворенное. Через пробы и ошибки в ходе культурного строительства конкретные формы гармонизации отношений между указанными противоположными началами исторически оттачиваются и меняются в ответ на вызовы времени.
Условием гуманизации мира является возделанность создаваемой людьми предметности по человеческим меркам. Культура формирует разумные духовные и социальные запросы индивидов, что же касается их материальных (прежде всего витальных) запросов, то культурой в определенных пределах обусловливаются нравственно и эстетически приемлемые формы и способы их удовлетворения, она облагораживает их. Благодаря ей, кроме того, материальные потребности людей разнообразятся и становятся более утонченными. Как обоснованно пишет Ю. В. Ларин, —, … вне и помимо культуры человек невозможен не только как социальное, но даже и как биологическое, живое существо"1. Конечно, культура и цивилизация знаменуют выход человека за пределы природы, создание надприродного, надбиологического мира. Но как это ни парадоксально звучит, создание надбиологической среды нужно людям и для того, чтобы существовать биологически, а не только надприродно-социально.
В необычном разнообразии проявлений культуры отражается богатство человеческой натуры. Но при всей неисчерпаемости и разноликости этой натуры сущность человека, как и любая (даже самая многоаспектная) сущность, ограничена специфической определенностью. В чем она заключается? Широко известно положение К. Маркса: «Сущность человека не есть абстракт,
1 Ларин Б. В. Пролегомены к культурологии. — Тюмень, 2002. С. 128.
присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений"1. Отдадим должное тому, что в этом определении улавливается социальность (общественность) человека в противоположность по преимуществу антропологически-природному представлению о нем, содержащемуся в трудах французских материалистов XVIII в. и Л. Фейрбаха. Марксистское понимание сущности человека ни в коем случае нельзя игнорировать, не пристало и отбрасывать. Оно — открытие своего времени и как таковое прочно вошло в содержание философской антропологии. На наш взгляд, можно предложить его дополнить, ибо в марксистском понимании сущность человека полностью социологизируется и в рассматриваемом определении не отражены и иного типа постоянные качества человеческой натуры. Во времена жизнедеятельности основоположников марксизма генетики еще не существовало, что сильно затрудняло понимание необходимости включения и биологичности в сущность человека. Нельзя не включать в нее и психологичность, ибо любые отношения человеческих индивидов с миром опосредуются и сопровождаются переживаниями (включая ожидания), чувствами, раздумьями, устремлениями.
На наш взгляд, в условиях современности охарактеризовать искомую сущность позволяет категория «человеческое достоинство». Человеческое достоинство — это целокупность обязательных физических, биологических, социальных (коммуникативных и т. п.), духовных и психологических качеств, потеряв которые, люди перестали бы представлять человека как род и специфический вид бытия. Достоинство — не только и не столько нравственная, сколько онтологическая и социально-антропологическая категория. Дела человеческие, потребности людей, регуляторы их активности и общественные отношения в совокупности выражают сущность человека как многогранного и единого в противоречивости существа: творящего и сотворенного, постоянно развивающегося и относительно определенного, телесного и одухотворенного, активного и созерцающего, производящего и потребляющего, свободного и связанного, коллективного и индивидуализированного, трудового и досугового, серьезного и играющего, чувственно-взволнованного и холодно-рассудительного, общительного и относительно замкнутого и т. д. Вызывает согласие рациональное зерно, заключенное в понимании человеческого достоинства, выдвинутом правоведом М. И. Ковалевым, который пишет, что «постоянство человеческой сущности и есть его (человека — Т.Л.) достоинство"1. Постоянство человеческой сущности — это удачно найденная часть содержания понятия, человеческое достоинство».
Без существенных качеств человек перестает быть таковым и становится, может быть, зомби, может быть, химерой. При зомбировании люди теряют человеческое достоинство, они превращаются в ничего не помнящие автоматы, которыми оперируют господствующие над ними субъекты. Достоинство очень сильно ущемляется во время пыток, из-под которых, если человек и выходит живым, то чаще всего со сломленной волей. Достоинство во многом теряется людьми, если их жизнь протекает в условиях тоталитарных и авторитарных режимов (в стране, коллективе, семье), при которых личность лишается возможности иметь собственное мнение и придерживаться убеждений, не совпадающих с установками властвующих лиц и структур. Человеческое достоинство в индивиде, превращенном в, винтик» какой-либо социальной системы, почти уничтожается. Ну, и конечно, при отсутствии средств к существованию нет никаких оснований говорить о полноте сохранения достоинства индивида.
Наличие человеческого достоинства позволяет идентифицировать личность, которая есть индивидуализированное проявление человеческого достоинства, и составляет одно из философско-антропологических оснований правовой культуры, ибо статьи о государственной защите человеческого достоинства имеются в конституциях всех цивилизованных стран. Целокупность родовых качеств людей, образующая человеческое достоинство, и составляет родовую природу человека. Таким образом, среди оснований культуры имеется антропологическая константа, ибо, несмотря на непрестанно происходящее развитие людей, человек как род сущего обладает качественно определенностью. Преемственность в сфере культуры была бы невозможна, не имей культура антропологической константы среди своих оснований. При этом наполнение сущностных общих качеств людей исторически конкретно.
1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд 2-е. Т. 3. С. 3.
1 Ковалев М. И. Г енетика человека и его права (юридические, социальные и медицинские проблемы) // Государство и право. 1994. № 1. С. 22.
Соответственно вышеназванным родовым качествам людей выделяются культура производства и культура потребления, культура труда и культура досуга, деловая и игровая культуры, телеснофизическая и духовная культуры, репродуктивная и продуцирующая культуры, культуры общения и личностной автономии и др. Думается, что из родовых качеств вычитываются области и сферы окультуривания, виды, подвиды и относительно общие формы конкретных проявлений культуры -хотя и не все, но многие. Так, человек, как известно, долго физиологически, духовно и социально взрослеет, при этом обязательно находясь в условиях социальной макро и микро среды и под воздействием взрослых представителей общества. Долгое взросление, а также социальность некоторых путей его взросления порождают культуры воспитания, образования и обучения подрастающего поколения, влекут появление педиатрии в качестве отрасли медицины. Очевидно, что детские питание, одежда, книги, спорт, развлечения — обязательные объекты специфического окультуривания в достаточно цивилизованном обществе.
Важнейшей областью окультуривания, пока недооцененной в качестве таковой в культурологической литературе, является труд, его условия, трудовые отношения. Как известно, на протяжении последних веков в цивилизованных странах проводилось и продолжает проводиться заметное окультуривание труда и трудовых отношений. Сокращался рабочий день, законодательно были введены выходные дни, обеденный перерыв, право на оплачиваемый отпуск, совершенствовалась охрана труда и сокращался производственный травматизм. В связи с разработкой и совершенствованием социального права наемный работник получил возможность при необходимости отстаивать свои права через суд, т. е. цивилизованно стали решаться некоторые трудовые споры. В свое время (тоже законодательно) были введены премиальные выплаты, выходные пособия. Проблема безработицы пока еще во всем мире в целом неразрешима, однако введены некоторые социальные формы избавления от нее хотя бы части рабочей силы: во многих странах созданы службы трудовой занятости и биржи труда, части лиц, потерявших работу, предоставляется возможность переквалифицироваться, для чего создаются специальные учебные курсы- на государственном уровне поощряются предприниматели, обеспечивающие новые рабочие места, и т. д. Совершенно очевидно, что одним из оснований подобного окультуривания являются потребности личности наемного работника, при этом многообразные ее потребности: биологические, психические, социальные, эстетические. Проблем в деле
дальнейшего усовершенствования условий труда еще масса, они продолжают ставиться и решаться, при этом обязательно в числе прочего на базе дальнейшего изучения человека — его возрастных, психофизиологических, социальных и иных особенностей.
Какие-то виды и подвиды культуры определяются одновременно родовыми качествами людей и человеческого общества. Так, художественная культура обусловлена родовой потребностью людей в созерцании, создании и освоении прекрасного, образном самовыражении и объективированном выявлении в художественно-образной форме отношения к миру. Изменяя мир, человек изменяет его и по законам красоты, и это происходит в условиях общественного и домашнего (бытового) производства. Антропологические корни художественной культуры весьма крепки. Тысячелетия человеческой истории доказывают, что жизнь людей не протекает без того, чтобы они не внимали прекрасному, созерцая и создавая его. Известно, что великолепные чувственные ощущения: восприятие гармоничных форм, чарующие звуки, бесподобные
расцветки, приятные вкусовые раздражения, дивные ароматы, чудесные тактильные восприятия тепла, свежести, ласкающей кожу прохлады и т. п. — составляют один из источников человеческой жизненности. Соответственно внешняя эстетизация присуща почти всем проявлениям культуры: люди стремятся возводить красивые здания, перекидывать поражающие строгой гармонией мосты, художественно в виде дизайна оформлять условия материального производства, ставить завораживающие взгляд узорчато-ажурные ограды, создавать прекрасную мебель и посуду, шить ласкающую взор одежду. Художественное убранство жилищ и офисов, изысканное украшение трапез, отлично разбитые и ухоженные парки, радужность многоцветья клумб, эстетическое оформление упаковок, книжной продукции, витрин, обрядов, торжественных событий и церемоний и т. д. — все это прочно вошло в плоть культуры несмотря на внешний характер. Внешне выраженная эстетизация покоится на постижении гармонии ее создателями и наблюдателями, на усвоении ими правил художественной декоративности, тогда как совсем вне которых человек чувствует себя не только не уютно, но и подчас тревожно, даже несколько болезненно.
Искусство возникает, в частности, из заинтересованности человека в видении себя со стороны, в образном самовидении и самооценке. Людям издревле было свойственно художественно
репрезентировать главное в их жизни и художественно демонстрировать заветные устремления. Художник бывает озабочен проблемами общественной и частной жизни людей, он болеет ими. Волнующие художественные образы могут создаваться на материале переживания их творцом своей эпохи и других эпох. Динамика человеческих судеб может раскрываться в художественных работах в связи с судьбами общества. Художник как бы открывает для реципиента те стороны общественных отношений, где имеется важный социальный аспект, заостряет внимание на животрепещущих проблемах века и вечных человеческих проблемах. Творец в сфере искусства в яркой, образной форме передает устремления и упования человеческих индивидов. Выдающийся художник иногда прослеживает связь общественной жизни с тончайшими душевными движениями ее современников. Через свои произведения он передает на рассмотрение людям строй души, помыслы, духовное достояние типичных представителей человеческого рода. Произведения искусства способствуют формированию отклика людей как на значительные черты и события времени, так и на жизнь «маленьких людей».
Художник обладает свои ракурсом видения насущных проблем, по-своему осмысляет и преломляет общественный идеал общества и человека, бьется над вопросами о путях разрешения духовно-нравственных и политических коллизий, о перепетиях духовного формирования личности, он окрашивает материал в тона своих настроений, освещает его живым отношением своей индивидуальности. Поэтому в подлинном произведении искусства развитой реципиент воспринимает и личность его создателя. В то же время произведение искусства обращено к каждому воспринимающему его человеку как бы в отдельности. Оно, говорит» с ним, и при его постижении получается встреча человека с человеком, всегда, как таковая, манящая. Если к тому же творение чарует художественностью, то в результате оно душевно держит нас при себе незримыми нитями.
Или, например, различные профессиональные культуры, вычитывают-ся» из того социального обстоятельства, что большинство взрослых человеческих индивидов современного цивилизованного общества определяется в качестве специалистов (операторов, бухгалтеров, юристов, преподавателей, врачей, техников, инженеров, журналистов, артистов и т. д.), и они находят спрос либо на рынке труда, либо среди представителей так называемых свободных профессий., Сила индивида как субъекта истории, — справедливо полагает А. В. Грибакин, -определяется прежде всего его квалификацией, реализация которой предполагает общественную востребованность"1. Культура во многом создается и поддерживается квалифицированными специалистами, людьми, умеющими создавать ценности на профессиональной основе. Нет, конечно, такой родовой черты человека как профессиональная специализация. Но участие в общественном производстве является родовой чертой людей. Подготовка специалистов ведется путем обучения и образования, а также самообразования. Она, понятно, является ответом не только на личные склонности и запросы людей, но и на потребности общественного производства
— материального и духовного.
Весьма плодотворно выведение культуры из деятельностного характера образа жизни людей. Оно специфически осуществлялось, как упоминалось выше, М. Шелером и А. Геленом. Что касается отечественных исседователей, то, надо заметить, деятельностный подход к рассмотрению личности и образа ее жизни прочно утвердился в отечественной психологии и философии в трудах Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, В. В. Давыдова, Л. П. Буевой, В. И. Полищука, А. Н. Чумакова, Ю. В. Сычева, О. В. Ромах, Т. В. Казаровой и др. Осуществление человеком многобразной продуктивной деятельности и то, что люди в процессе деятельности встают в разные виды отношения к сущему (природе, обществу в целом, социальным общностям, коллективам, самим себе), лежит в основании различных видов и подвидов культуры. Принцип активности, который, по верному выражению Т. В. Казаровой, является «модусом человеческого бытия"2, генерирует культуру, если, добавим мы, активность субъекта в основных тенденциях антропо- и обществофильна. Деятельностный принцип развития и самореализации личности заставляет при исследовании родовой природы человека обратить особое внимание на результаты его активности. Те из результатов, которые выражаются в непосредственном создании ценностей или участии в их создании (вместе, например, с членами производственного коллектива, общественного объединения, общественного движения), а также в освоении ценностей, принимают
1 Грибакин А. В. Введение в философию права: Конспект лекций. — Екатеринбург, 1999. С. 34.
2 Казарова Т. В. Структура человеческой жизнедеятельности и исторический тип культуры. Автореф. докт. фил. — М., 1999. С. 17.
культуроносный характер. Культура не складывается вне активности людей, хотя культурогенна лишь часть человеческой активности, та ее часть, благодаря которой вносится вклад в очеловечивание мира.
Человек непрестанно должен воспроизводить себя, при этом в немалом по-новому в каждую общественно-историческую эпоху. Значит, люди то и дело ощутимо обновляют средства формирования условий своего существования, что периодически придает новый облик особенным модификациям культуры. Но самые крупные, родовые формы культуры: производство, труд, подъем на ноги детей, образование, воспитание, досуг, межчеловеческие коммуникации и т. д. -все же в чем-то существенном не могут не «вычитываться», по выражению П. С. Гуревича,, из человеческой натуры»., С сотворения» людьми, считает Н. И. Киященко, «неведомых природному миру способов использования и потребления природных продук-тов» началась, подлинно самостоятельная и независимая жизнь человека"1. Формирование культуры и человека есть, выходит, процесс одновременный. Ведь человеческая натура, в свою очередь,, вычитывается» из культуры, ибо человеческая природа, если не говорить о биологичности людей, не может быть первичной предпосылкой формирования культуры: с социальной стороны человек генетически не запрограммирован. Родовая человеческая природа, если иметь в виду такие признаки людей как общественность, созидательность, разумность, сама формируется в ходе создания родовых форм культуры. Как подчеркивает С. Н. Жаров, «человек есть творец, и лишь в силу этого обстоятельства — творение культуры. Здесь есть не только научная, но и этическая проблема: что самоценно — человек или культура? — продолжает указанный автор. — Иногда говорят о самоценности культуры, но это справедливо лишь в том смысле, что вне культуры человек не может осуществить себя в качестве человека. Но в конечном счете ценность культуры есть производное от самоценности человека"1. Можно з

Статистика по статье
  • 84
    читатели
  • 26
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • ЧЕЛОВЕК,
  • АНТРОПОЛОГИЯ,
  • ТВОРЧЕСТВО ЧЕЛОВЕКА,
  • ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА

Аннотация
научной статьи
по культуре и культурологии, автор научной работы & mdash- Ромах О. В., Лапина Т. С.

в статье анализируются задачи философской антропологии должной раскрыять, что значит для человека быть самим собой, иметь, сбываться и осуществляться. А поскольку человек в немалой мере осуществляется в культуре, постольку ее философско-антропологические основания представляют особый интерес.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой