Назначение и производство судебных экспертиз до возбуждения уголовных дел: миф или реальность?

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

-ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
НАЗНАЧЕНИЕ И ПРОИЗВОДСТВО СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?
© А. С. Александрова
В статье анализируются актуальные проблемы зако-нолательной регламентации возможности назначения и произволства сулебных экспертиз в сталии возбужления уголовного лела, лаются рекоменлаиии по совершенствованию лействуюшего уголовно-процессуального законо-лательства и правоприменительной практики.
Ключевые слова: уголовно-процессуальное законодательство, стадия возбуждения уголовного дела, назначение и производство судебных экспертиз.
С введением нового уголовно-процессуального законодательства многие ученые и практики стали заявлять, что законодатель, изменив своё годами устоявшееся мнение, наконец-то допустил возможность Самарской гуманитарной назначения и производства судебных экспертиз до
академии возбуждения уголовных дел. В обоснование своей по-
зиции они ссылаются на ч. 4 ст. 146 УПК РФ, в которой, в частности, указано, что к постановлению следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела, незамедлительно направляемому прокурору, «прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), — соответствующие протоколы и постановления. Прокурор, получив постановление, незамедлительно даёт согласие на возбуждение уголовного дела либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела или о возвращении материалов для дополнительной проверки».
Опираясь на это законодательное «новшество», Ф. Багаутдинов, например, поясняет: «Если по УПК
Александрова Анна Сергеевна
аспирант кафедры уголовного права и процесса
РСФСР до возбуждения уголовного дела можно было провести единственное следственное действие — осмотр места происшествия, то сегодня, кроме осмотра, УПК РФ, можно полагать, разрешил производство освидетельствования и назначение судебной экспертизы» [ 1, с. 28]. Е. В. Селина, в свою очередь, отмечает, что «УПК 2001 года, хотя прямо и не разрешил производство экспертизы до возбуяедения уголовного дела, как это сделано с осмотром места происшествия, но косвенно показал возможность проведения до возбуждения дела судебных экспертиз и освидетельствования… Но и в такой форме, как представляется, разрешение производства до возбуждения дела этих действий состоялось» [2, с. 126]. Аналогичной точки зрения придерживаются А. П. Рыжаков [3, с. 372−374], А. П. Коротков, А. В. Тимофеев [4, с. 315−316] и многие другие авторы. Однако не все ученые и практики разделяют их мнение. Некоторые из них на основе анализа новых уголовно-процессуальных норм высказали обоснованные претензии в адрес законодателя, который вместо решения рассматриваемого вопроса по существу создал новые проблемы, реально запрещающие декларативно провозглашенную им самим возможность назначения судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела [5]. В результате препятствия для оперативного включения экспертных результатов в исходную информационно-поисковую базу, в единый комплекс средств и методов раскрытия преступлений «по горячим следам» не устранены и существуют до сих пор. На этом фоне принципиально важная дискуссия по данному вопросу, восходящая к 1962 году, когда Б. М. Комаринец высказал обоснованное мнение о необходимости производства в строго определенных случаях криминалистических экспертиз на месте происшествия параллельно с его осмотром [6, с. 23−27], обрела в связи с низким качеством законодательной техники второе дыхание, рельефно выпятив всю противоречивость занятой законодателем позиции. У истоков этой многолетней дискуссии стояли сторонники двух диаметрально противоположных точек зрения. Представители первой, исходя из объективных реальностей прокурорско-следствен-ной и судебно-экспертной практики, последовательно отстаивали и отстаивают необходимость законодательного признания возможности назначения и производства судебных экспертиз до возбуждения уголовных дел [7]. Представители второй — категорически против этого возражали и возражают [8, с. 92−93]. При этом основные доводы и тех, и других достойно освещались на страницах специальной литературы [9], в связи с чем необходимость в их очередном изложении, на наш взгляд, отсутствует.
В чём же спорность, двойственность занятой законодателем позиции и как она влияет на правоприменительную практику? С одной стороны, из смысла ч. 4 ст. 146 УПК РФ следует, что возможность назначения судебных экспертиз до возбуждения уголовных дел им разрешена, а с другой — её реальность в законодательном порядке не обеспечена. Есть ещё третий аспект проблемы, отмеченный Д. А. Сорокотягиной и И.
Н. Сорокотягиным. Его суть сводится к тому, что в указанной статье УПК «о судебной экспертизе сказано, что она только „назначается“, но не производится» [10, с. 137].
Чтобы критика в адрес законодателя не была голословной, приведу интересные аргументы Г. Э. Бахтадзе, который обратил внимание на следующие обстоятельства:
& gt- из трёх следственных действий, перечисленных в анализируемой статье УПК, только возможность осмотра места происшествия в стадии возбуждения уголовного дела чётко, реально и однозначно закреплена в законодательном порядке. В ч. 2 ст. 176 УПК РФ прямо отмечено, что «в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведён до возбуждения уголовного дела». Однако с
порядком производства судебных экспертиз такой ясности нет-
& gt- в соответствии с ч. 5 ст. 57 УПК РФ эксперт за дачу заведомо ложного заключения должен нести уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ. Правда, эта статья УК распространяется только на случаи, когда заведомо ложное заключение дано экспертом в суде либо при производстве предварительного расследования, которого на стадии возбуждения уголовного дела ещё нет. Более того, согласно п. 5 ч. 1 ст. 204 УПК РФ в заключении эксперта должны быть указаны сведения о том, что он предупреждён об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Причём, это предупреждение происходит в момент предъявления ему постановления о назначении экспертизы, после которого он и становится экспертом в процессуальном смысле. Однако новый УПК допускает разрыв во времени между вынесением постановления о назначении экспертизы и возбуждением уголовного дела, то есть получением на это согласия. В этой связи юридическое значение вынесенного постановления вызывает определенные сомнения. Фактически оно представляет собой всего лишь проект процессуального решения о назначении экспертизы-
& gt- вопрос о возмещении затрат, связанных с производством судебных экспертиз в начальной стадии уголовного судопроизводства, в законодательном порядке не урегулирован. В противном случае ст. 131 УПК РФ не включала бы в круг процессуальных издержек только расходы, связанные с производством по уголовному делу-
& gt- УПК РФ не содержит запрета на разглашение данных проверки сообщения о преступлении в начальной стадии уголовного судопроизводства, а требования ст. 161 названного Кодекса, регулирующие вопросы недопустимости разглашения данных предварительного расследования, не могут быть положены в основу взаимоотношений с экспертами при назначении судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела. При наличии такой законодательной базы следователи и дознаватели на этой стадии уголовного процесса не смогут на законных основаниях предупреждать экспертов об уголовной ответственности за разглашение оперативно значимых данных. П. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ предписывает им не разглашать именно данные предварительного расследования. Более того, диспозиция ст. 310 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного расследования, но не проверки сообщения о преступлении на начальной стадии уголовного судопроизводства. Ей вторит и ч. 6 ст. 57 УПК РФ-
& gt- в случае назначения и производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела эксперт не будет иметь законных оснований для ознакомления с относящимися к её предмету материалами проверки заявления или сообщения о преступлении. В п. 1 ч. 3 ст. 57 УПК РФ законодательно закреплено только право эксперта на ознакомление с материалами уголовного дела, которые имеют отношение к предмету судебной экспертизы-
& gt- в ч. 1 ст. 80 УПК РФ прямо сказано, что «заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами». Из этого следует, что законодатель даже не допускает возможности реального назначения и производства судебных экспертиз в начальной стадии уголовного судопроизводства, когда ни уголовного дела, ни производства по нему, ни лица, которое его ведёт, ещё нет-
& gt- новый УПК РФ не определяет порядок и условия преждевременного прекращения производства начатых судебных экспертиз в случае отказа прокурора от дачи
согласия на возбуждение уголовного дела-
& gt- из названия ст. 199 УПК РФ «Порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы» усматривается, что законодатель даже не допускает возможности назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела, то есть на основании материалов проверки сообщения о преступлении, которые ещё не обрели статуса материалов уголовного дела [ 11, с. 90−94].
Эти доводы Г. Э. Бахтадзе, заслуживающие, на наш взгляд, пристального внимания законодателя, хотелось бы дополнить следующими соображениями:
1) В ч. 1 ст. 282 УПК РФ, посвящённой допросу эксперта, указано, что «по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования (курсив наш. -А. А.), для разъяснения или дополнения данного им заключения». Акцентируя внимание на заключении эксперта, данном именно в ходе предварительного расследования, законодатель недвусмысленно сбрасывает со счетов возможность назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела.
2) О каком реальном назначении судебных экспертиз до возбуждения уголовных дел может идти речь, если, исходя из смысла требований ч. 4 ст. 146 УПК РФ, постановление о назначении судебной экспертизы в этой стадии уголовного судопроизводства незамедлительно, то есть немедленно, без задержек [12, с. 346] подлежит направлению не в экспертное учреждение или непосредственно эксперту для реализации, а прокурору, который должен дать свое согласие на возбуждение уголовного дела, а следовательно, и на реальное последующее направление этого постановления для непосредственного экспертного исполнения?
Получается, что Г. Э. Бахтадзе прав, когда отмечает, что вынесение постановления о назначении экспертизы и непосредственное её назначение представляют собой взаимосвязанные, но самостоятельные процессуальные действия, которые друг другу отнюдь нетождественны [13, с. 22−30]. Интересны и рассуждения В. И. Толмосова, который поясняет: «С теоретической точки зрения спорно — тождественны ли два процессуальных действия — вынесение следователем или дознавателем постановления о назначении экспертизы и собственно назначение экспертизы. Дело в том, что в случае отказа прокурора в даче согласия на возбуждение дела, весь комплекс процессуальных действий следователя или дознавателя, связанных с назначением и производством экспертизы, лишается юридического смысла, поскольку полученные в их результате сведения ав-томатически утрачивают свойство допустимости, хотя нарушений процессуального закона при их получении и не допущено» [14, с. 85]. Вполне понятно и недоумение
О. Зороастрова, который добавляет, что «в ч. 4 ст. 146 УПК в перечне материалов, предоставляемых прокурору для принятия решения о возбуждении уголовного дела, указано постановление о назначении экспертизы. Следовательно, постановление о назначении экспертизы можно вынести до возбуждения уголовного дела, а экспертизу провести нельзя. Такое положение парадоксально» [15, с. 31−32]. В этом контексте целесообразно привести словаИ.Б. Михайловской, которая со ссылкой нач. 4 ст. 146 УПК РФ правомерно заявляет, что правовая природа следственных действий, произведенных до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела, в значительной мере теряет свою определенность [16, с. 30]. Думается, что в этом плане назначение судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовных дел исключения не составляет. Не случайно С. П. Щерба, комментируя ст. 195 УПК РФ, указывает, что «экспертиза
назначается по возбуждённому уголовному делу» [17, с. 389].
Ясно, что за счет однозначной и последовательной позиции (даже отрицательной) по рассматриваемому вопросу законодатель мог бы снискать себе дополнительное уважение, обусловленное хотя бы единообразной правоприменительной практикой. Вместе с тем в настоящее время, по данным В. Исаенко, выявленным на основе анкетирования слушателей Института повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ, в республиках Адыгея, Башкортостан, Дагестан, Карелия, Северная Осетия-Алания, Татарстан, Тыва, в Астраханской, Волгоградской, Ивановской, Иркутской, Омской, Свердловской и в некоторых других областях заключения экспертов, полученные в ходе проверок сообщений о преступлениях, признаются судами допустимыми доказательствами. В республиках Алтай, Калмыкия, Марий-Эл, Мордовия, в Астраханской, Кемеровской, Кировской, Костромской, Курганской, Орловской, Пермской, Смоленской и в ряде других областей судьи так не считают. При этом если в 2002—2003 гг. суды 11 субъектов Российской Федерации стояли на позиции признания заключений отдельных видов судебных экспертиз, полученных при проверке сообщений о преступлениях, допустимыми доказательствами, то в настоящее время — они признаются в ка-честве таковых уже в 29 её субъектах [18, с. 5−8]. В свою очередь, по сведениям А. Н. Петрухиной, опросившей в 2002—2006 гг. 60 сотрудников правоохранительных органов Владимирской области, практические работники, как правило, «не назначают экспертизу до возбуяедения уголовного дела в связи с тем, что об этом нет специального указания в ст. … 195 УПК, и велика вероятность того, что полученные доказательства в дальнейшем будут признаны недопустимыми» [19, с. 105].
Таким образом, заданные законодателем загадки сильно лихорадят правоприменительную практику и практических работников, некоторые из которых ещё помнят прецедент, созданный Указом Президента Р Ф от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности». В п. 1 названного Указа буквально говорилось следующее: «При наличии достаточных данных о причастности лица к банде или иной организованной преступной группе, подозреваемой в совершении тяжких преступлений, по согласованию с прокурором до возбуждения уголовного дела могут быть проведены экспертизы (курсив наш. — А. А.), результаты которых рассматриваются в качестве доказательств по уголовным делам данной категории». Следовательно, законодатель понимал преимущества института назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела, необходимого для обеспечения действенной борьбы с бандитизмом, реально угрожавшим в то время устоям нашего государственного (конституционного) строя. Ведь не случайно уголовно-процессуальное законодательство некоторых стран СНГ пошло именно по этому пути. Так, УПК Узбекистана (1994 г.) и Казахстана (1998 г.) законодательно признают возможность реального производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела. В ч. 2 ст. 242 УПК Республики Казахстан, например, провозглашено: «В случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела» [20, с. 181]. В этой связи С. А. Саушкин резонно заключает, что Россия должна признать такой подход к производству экспертизы достойным внимания и внедрения в нашу правовую систему [21]. Благо, что первый шаг на этом пути законодателем, как справедливо замечают Б. М. Бишманов и Е. Р Российская, как бы уже сделан. При этом первый автор ссылается на ст. 146 УПК РФ [22, с. 49], а вто-
рой — на ст. 178 «Осмотр трупа. Эксгумация», из которой явствует, что «следователь производит осмотр трупа на месте его обнаружения с участием судебно-медицинского эксперта (но не специалиста в области судебной медицины, как ранее указывалось в ст. 180 УПК РСФСР)» [23, с. 215]. Здесь же подчеркнем, что судебные экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела должны назначаться и проводиться только в строго определенных случаях, которые в обязательном порядке следует оговорить в Законе.
Таким образом, резюмируя сказанное, можно утверждать:
1. Исходя из анализа действующего уголовно-процессуального законодательства, назначение и производство судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела на сегодняшний день — миф, а не реальность.
2. Провозглашённая законодателем возможность назначения судебных экспертиз до возбуждения уголовных дел в законодательном порядке не обеспечена.
3. Законодательная база, функционирующая в настоящее время, реально не позволяет назначать и производить судебные экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела.
4. Законодательная техника, связанная с вопросом назначения и производства судебных экспертиз до возбуждения уголовных дел, нуждается в экстренном совершенствовании.
5. Пробелы в законодательном обеспечении возможности назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела в срочном порядке должны быть устранены.
6. Правоприменительная практика, относящаяся к назначению и производству судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела, требует пересмотра и приведения к единообразию.
7. В настоящее время заключения судебных экспертиз, полученные при проверках сообщений о преступлениях, из-за сбоев законодательной техники не отвечают требованиям допустимости и не подлежат признанию в качестве допустимых доказательств.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Багаутдинов, Ф. Возбуждение уголовного дела по УПК РФ // Законность. М., 2002. №
7.
2. Селина, Е. В. Применение специальных познаний в уголовном процессе. М.: Юрли-тинформ, 2002.
3. См.: Рыжаков, А. П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации от 22 ноября 2001 года. М.: НОРМА (Издат. группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002.
4. См.: Коротков А. П., Тимофеев А. В. Прокурорско-следственная практика применения УПК РФ: Комментарий. М.: Экзамен, 2005.
5. См., например: Орлов, Ю. Возможно ли производство судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела? // Законность. 2003. № 9. С. 20−21- Бахтадзе, Г. Э. Баллистика в борьбе с преступностью: (Теория и практика определения стороны и угла входа пули в тонкую преграду при выстрелах с неблизкой дистанции в условиях неочевидности): монография. Самара: Самар, гуманит. акад., 2005. С. 201−214- Петрухина, А. Н. Получение экспертного заключения до возбуждения уголовного дела // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального законодательства в современных условиях: матер, науч. -практич. конф., проводимой на про-курорско-следственном факультете Военного университета. М.: Юркнига, 2006. С. 104−106.
6. См.: Комаринец, Б. М. Криминалистическая экспертиза на месте происшествия // Во-
просы судебной экспертизы: тез. докл. науч. конф. ТНИКЛ и каф-ры уг права ТГУ, посвящ. 10-летию организации ТНИКЛ. Тбилиси: ТНИКЛ, 1962. С. 23−27.
7. См., например: Нагнойный, Я. П. О возможности назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза: Респ. межвед. сборник науч. и науч. -метод. работ. Киев: РИО МООП УССР, 1967. Вып. 4. С. 174−178- Быков, В. М. Проблемы применения технико-криминалистических средств и специальных познаний при расследовании преступлений // Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью: матер. науч. -практич. конф. 24−25 апреля 1997 г. Саратов. Саратов: юрид. ин-т МВД России, 1998. С. 3−8.
8. См., например: Водяницкий, В. П. Использование специальных судебно-медицинских познаний в стадии возбуждения уголовного дела // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Проблемы следственной тактики: межвуз. науч. сб. Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 1989. Вып. 7.
9. См., например: Галкин, В. М. Об экспертизе в стадии возбуждения уголовного дела // Труды Всесоюзного научно-исследовательского института судебных экспертиз. М.: ВНИИСЭ, 1973. Вып. 5. С. 130−146- Белкин, Р. С. 1) Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории — к практике. М.: Юрид. лит., 1988. С. 53−56- 2) Курс криминалистики: в 3 т. М.: Юристъ, 1997. Т. 3: Криминалистические средства, приёмы и рекомендации. С. 100−107- Бел-кин, А. Р. 1) Теория доказывания: науч. -метод. пособие. М.: НОРМА, 1999. С. 212−219-
2) Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: НОРМА, 2005. С. 308−316- Россин-ская, Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: НОРМА, 2006. С. 212−215.
10. СорокотягинаД. А., СорокотягинИ. Н. Судебная экспертиза: учебное пособие. Ростов н/Д: Феникс, 2006. С. 137.
11. Подробнее см.: Бахтадзе, Г. Э. Процессуальные проблемы назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовное право. М., 2006. № 5.
12. См.: Ожегов, С. И. Словарь русского языка: Около 57 000 слов / под ред. Н. Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986.
13. См. об этом: Бахтадзе, Г. Э. Спорные вопросы назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела // Теория и практика судебной медицины / Санкт-Петербургский гос. мед. ун-т им. акад. И. П. Павлова, Суд. -мед. ассоциация Северо-Запада России и Ленинградское обл. бюро суд. -мед. экспертизы. СПб.: Изд-во НИИХ СПбГУ, 2006.
14. Толмосов, В. И. Проблемы допустимости доказательств на досудебных стадиях российского уголовного процесса. Самара: Самар. гуманит. акад., 2003.
15. Зороастров, О. Несогласованность в порядке назначения и проведения судебно-медицинских экспертиз // Законность. 2007. № 2.
16. См.: Михайловская, И. Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М.: Велби: Проспект, 2006.
17. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. В. М. Лебедева — науч. ред. В. П. Божьев. М.: Спарк, 2002.
18. См.: Исаенко, В. Использование возможностей судебной экспертизы в обнаружении признаков преступления // Законность. 2007. № 2.
19. Петрухина, А. Н. Указ. соч. С. 105.
20. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Алматы, 2003.
21. См.: Саушкин, С. А. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2005. № 9.
22. См.: Бишманов, Б. М. Эксперт и специалист в уголовном процессе. М., 2003.
23. Россинская, Е. Р. Указ соч.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой