Антропоним как отражение личности персонажа в романе А. Труайя «Семья Эглетьер»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

17G
УДК 811. 133.1 ББК 81. 2Фр
Л.Г. Ковалева
антропоним как отражение личности персонажа в романе а. труайя «семья эглетьер»
Статья затрагивает актуальные проблемы литературной ономастики. Целью исследования является анализ антропонимов (имен собственных) персонажей романа, что позволяет раскрыть связь имени персонажа как авторского замысла с его художественным образом. Выявлены также социо-культурные особенности именования.
Ключевые слова: ономастика- литературная ономастика- антропоним- имя собственное- текст
L.G. Kovaleva
ATHROPONYM AS A REFLECTION OF CHARACTER PERSONALITY IN H. TROYAT’S «LES EYGLETIERE»
The article touches upon an important problem of literary onomastics. The aim of the research is to reveal linkage between name of the character as author’s intention, on the one hand, and its artistic image on the other one, based on the analysis of the characters' anthroponyms in the novel. Moreover, it also covers socio-cultural peculiarities of naming in the roman.
Key words: onomastics- literary onomastics- anthroponym- proper name- text
За последние десятилетия развитие ономастики — науки о собственных именах, приобрело широкий размах во многих странах. Издано большое количество антропонимиче-ской литературы на разных языках. Aнтро-понимика делит с топонимикой первое место как на международных ономастических конгрессах, так и в специальных ономастических журналах, выходящих в нескольких странах: старейший из них — шведский «Namn och By-gd» (с 1913 г., Упсала), «Revue Internationale d’Onomastique» основан Aльбером Доза в 1947 г. в Париже, с 1985 г. называется «La Nouvelle Revue d’Onomastique», «Beitrage zur Namenforschung» (с 1949 г., Бонн, позже Хайдельберг), «Names» (с 1949 г., Беркли, позже Мэдисон), «Onoma» (с 1950 г., Лувэн), «On-omastica» (с 1955 г., Вроцлав — Краков — Варшава).
Во Франции также издают не только мощные библиографии по периодам литературы [Mulon, 1987], но и справочники по отдельным аспектам ономастики, в частности, по топонимике. Интерес к данной теме не угасает по сей день, что говорит об актуальности этой науки. Возрастает количество работ, посвященных различным аспектам ономастики,
как в России, так и за рубежом, назовем лишь некоторых авторов: Д. И. Ермолович (имена собственные и их перевод), А.В. Суперан-ская, В. А. Никонов, Ю. А. Карпенко (общая теория имени собственного), В. М. Калинкин (поэтика онима), Ю. А. Рылов (романская ан-тропонимия), Г. Ф. Ковалев (русская литературная ономастика), E. Nicole (французская литературная ономастика), M. -N. Gary-Prieur,
G. Kleiber, B. Bosredon, O. Guerin, E. Buchi, A. Wirth (лингвистическая семантика имен собственных) и др.
Литературная ономастика, как отдельная отрасль науки, постепенно развивается и расширяет свои горизонты.
Материалом данной статьи служит произведение известнейшего французского писателя, лауреата многочисленных премий и члена Французской академиии — Анри Труайя «Les Eygletiere» («Семья Эглетьер»), трилогия, написанная в 1965—1967 гг. По признанию критиков, это произведение является одним из наиболее читаемых произведений французской литературы.
Развитие литературной ономастики, как отдельного направления науки, все больше влечет за собой изучение антропонимическо-
го массива произведения, за которым кроется авторский замысел. В связи с этим, целью данной статьи является раскрытие идеи авторского замысла образов персонажей с помощью онимического пространства, комплексный анализ антропонимов романа «Семья Эглетьер» на некоторых примерах. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: выявить функциональные, социо-культурные, системные особенности имен собственных, их роли в создании литературных героев, мотивацию номинации. Проведенное исследование вносит вклад в разработку актуальных для современной литературной ономастики проблем текстообразующей роли имен собственных в художественной литературе, выявление особенностей употребления имен собственных, их мотивированности во французском произведении.
А. В. Суперанская относит изучение собственных имен в художественной литературе к числу наиболее актуальных вопросов в ономастике, поскольку они в ней несут определенную стилистическую нагрузку, являются неотъемлемыми элементами формы художественного произведения, одним из слагаемых стиля писателя, одним из средств, создающих художественное произведение и образ [Суперанская, 1973, с. 30].
Т. В. Бакастова справедливо отмечает взаимовлияние художественного текста и имени собственного, их двунаправленный характер. С одной стороны, обозначая единый денотат персонажа, имя собственное выполняет роль текстовой скрепы и наделено текстообразующей функцией. С другой стороны, имя собственное, по мере продвижения в тексте, формирует собственную семантическую структуру [Бакастова, 1984, с. 158].
В художественном произведении каждое имя, как и каждое слово, включено в многообразные связи с окружающим контекстом. Поскольку художественный текст есть функционально-замкнутая система эстетически организованных речевых средств, имя собственное обрастает в нем множеством смысловых связей, сложных ассоциаций и коннотаций, которые образуют его индивидуальнохудожественную семантику. О суггестивности как общем свойстве семантики имени собственного говорит И. О. Фонякова. Под этим
термином она понимает накопление разного рода коннотаций и семантических компонентов, идущих от ассоциации в тексте и за текстом [Фонякова, 1990, с. 32].
В работах Г. Ф. Ковалева — основателя воронежской ономастической школы — особое внимание уделяется «отношению писателя к имени», воссозданию ономастической лаборатории писателя, что позволяет лучше проникнуть в замысел автора [Ковалев, 2004, с. 40].
Пытаясь выяснить вопрос восприятия имени собственного, В. М. Калинкин выделяет такую аксиому: «всякое собственное имя в художественном произведении есть акт и результат не только тем или иным образом переживаемой автором действительности, но и воспринимаемой читателем авторской рефлексии» [Калинкин, 1999, с. 117].
В имя персонажа писатель вкладывает все, чтобы у читателя выстроился перед глазами нужный образ. И даже выдуманные, сконструированные имена воспринимаются как реальные.
Читатель незаметно для себя понимает все то, что автор долго вынашивал в своем сознании, пытаясь как можно ярче проникнуть в героя, а помогают ему сделать это антропонимы.
Писатель вкладывает в каждого литературного героя определенный образ, смысл и, уже исходя из этого, подбирает ему имя, которое соединяется воедино с образом персонажа, с самим персонажем. Прежде всего, писатель выбирает те имена, которые содержат внутри себя информацию:
1) лежащую на поверхности (говорящие имена, фамилии или целые антропонимиче-ские комплексы) —
2) «расшифровка» которых требует некоего интеллектуального размышления.
Однако в обоих случаях эта информация в имени автором подается специальным образом, так, чтобы она могла быть распознана читателем. В случаях, когда имя внутри себя не содержит дополнительной информации, писатель делает ставку на другие факторы: 1) ассоциативная связь имени с предметом, явлением или событием- 2) фразеологические обороты, устойчивые выражения с именем собственным (эмоциональная и стилистическая нагруженность имен собственных) —
3) социо-культурная обусловленность онима (культурно-исторические характеристики, заложенные в имени собственном, территория, социальная среда, духовный уровень, моральная оценка, черты характера, внешность, род деятельности именуемого), 4) популярность имени (статистические данные имени собственного, которые отражают антропоними-ческий реализм) и т. д. В дополнение ко всему, писатель искусно использует цветовую палитру для создания визуальной картины. Поэтому важно рассмотреть именования некоторых персонажей, исходя из этих структурных авторских предпочтений.
Представим окружение одного из членов семьи Эглетьер, старшего 20-летнего сына -Жан-Марка.
Jean-Marc (Жан-Марк) — старший сын. Как отмечает автор: Он — естественная утонченность, как и его отец (Труайя, 2002, с. 35). Филипп отмечает, что у Жан-Марка есть ум, хороший вкус, трудолюбие, и некоторая представительность. Он — глубокая натура, тяжело переживает свою любовь к мачехе, второй жене Филиппа, понимая, что это подло. Сам Жан-Марк сравнивает себя с Иудой.
По статистике, имя Жан-Марк является самым популярным во Франции в XX в. [Rapo-port, www]. Это имя святого апостола Марка, автора второго Евангелия. Сначала он носил имя Jean (Иоанн), затем за ним утвердилось второе имя Marc (Марк), вследствие его близкого соотношения с римским миром. Имя Jean (Жан) (др-евр. Johanan) означало (Яхве) Бог милует [Dauzat, 2001, р. 343]. Жан-Марк объединяет детей, он для них — безоговорочный авторитет, без него дети не могут быть одним целым. Важно, что имя Жан-Марк состоит из двух антропонимов: Jean и Marc, где Marc — из латинского Маркус — римское личное имя, возможно, из мартиус родившийся в марте — месяце, посвященном Марсу [Суперанская, 2004, с. 232]. Эта двойственность присуща и его характеру: из-за отца он учится на юридическом, хотя ему близка филология- отрицательно относится к Кароль, а затем в нее влюбляется- уважает отца за успех в карьере и презирает его за отношение к женщинам.
Устами брата автор передает игру слов, связанную с именем этого персонажа: Sais-tu comment j’appelle Jean-Marc, Madou? «J'en ai
Marc…» (Troyat, 1965, р. 157) -Маду, знаешь, как я называю Жан-Марка? «J'en ai Marc…» (перевод наш — Л.К.). Автор играет словами: Jean-Marc и J’en ai Marc, что слышится практически одинаково, А. Труайя имеет ввиду идиоматическое выражение: j’en ai marre
— мне надоело, осточертело, приелось, хуже горькой редьки.
Фразеологический словарь Я. И. Рецкера дает большое количество дефиниций с этим именем, что говорит о его явной популярности в народе. Четко прослеживается значение «искреннего, простого человека», например: Jean farine — просторечное Жан-простак, Jean Guetre — простой мужик [Рецкер, 1963, с. 579].
Valerie de Charneray (Валери (я) де Шарне-рэ) — девушка Жан-Марка лет 19. Как говорит Жан-Марк про нее: Une jeune fille de bonne famille enfin de notre monde… Elle est ravis-sante, elle a beaucoup de classe (Troyat, 1965, р. 60). Девушка из хорошей семьи … из нашего круга. Она восхитительна, в ней чувствуется порода (Труайя, 2002, с. 63). О ее статусе говорит даже ее фамилия: Il espera que son pere l’interrogerait sur elle. Il eut aime ci-ter son nom, negligemment: «Valerie de Charneray» (Troyat, 1965, р. 60). Жан-Марк надеялся, что отец станет о ней расспрашивать, и тогда он небрежно произнесет ее звонкое имя: «Валерия де Шарнере» (Труайя, 2002, с. 63). Она — активный, сильный человек, любит конный спорт, вечеринки, остра на язык, любит съязвить: Ее лицо сияло здоровьем и молодостью. Ни одного следа макияжа. Имя это от латинского Валериус — быть сильным, здоровым. Она действительно полна сил и энергии, очень живая — в этом и есть ее изюминка. Фамилия же Charneray происходит от названия местности, charme иногда произносится charne — дерево из семейства березовых, обладающее ценной твердой древесиной (латинское название carpinus — граб, белый бук) [Dauzat, 2001, р. 112], а также может происходит от старофранцузского прилагательного charnel — плотский, чувственный, скоромный [Там же. С. 113]. Эта обеспеченная девушка действительно привыкла ни в чем себе не отказывать, ее жизнь — вечный праздник. Скорее всего, по авторской задумке, ее фамилия от глагола decharner — срезать мясо, удалять мездру, истощать, причем по произношению
глагол как будто стоит в форме будущего времени I лица единственного числа dёcharnerai, сочетание ai в произношении практически идентично -ay (de Charneray). Писатель показывает, что ей хорошо удается своими иногда едкими высказываниями о человеке раскрыть его суть, обнажить его: Elle ёtait trёs moqueu-se. Un coup d'& amp-il impitoyable. Une langue poin-tue. Chaque fois qu’ils sortaient ensemble, elle langait des re'-flexions sarcastiques, a mi-voix, sur les gens qui les entouraient (Troyat, 1965, р. 63). Впрочем, она ведь насмешница, у нее безжалостный взгляд и острый язычок. Когда они отправлялись куда-нибудь по вечерам, она вполголоса ядовито вышучивала окружающих (Труайя, 2002, с. 66).
Французское прилагательное dёcharnё означает лишённый мяса (о кости), тощий, исхудавший, истощённый.
Писатель дополняет образ такой цветовой палитрой: Il ёvoqua VaMrie, blanche, blonde, prёcieuse, unpeu snob (Troyat, 1965, р. 60). Светловолосая, белокожая Валерия была жеманной и немного чопорной (Труайя, 2002, с. 63) — Elle fouettait son mollet droit avec sa cra-vache. Ses joues ёtaient ws'-s, ses yeux brillants (Troyat, 1965, р. 126). Хлыстиком она хлопала себя по ноге, щеки ее раскраснелись, глаза блестели (Труайя, 2002, с. 131). A иногда автор подключает и чувство обоняния: Elle lui tira un bout de langue rose. Son visage rayonnait de santё, de jeunesse. Pas un brin de maquillage sur cette peau dont la blancheur Є^пшіі Seu-les les Mvres semblaient av^es de fard. Encore Jean-Marc n’en ёtait-ilpas srn! Il se rappro-cha d’elle jusqu’a respirer son parfum, auquel se mёlait, a peine perceptible, une odeur de cheval chaud (Troyat, 1965, с. 128). Валерия показала ему кончик розового языка. Ее лицо сияло здоровьем, на ослепительно белой коже не было и намека на косметику. Разве что губы были чуть-чуть тронуты помадой, да и то Жан-Марк не был уверен в этом. Он подсел к ней поближе и вдохнул аромат ее духов, к которому примешивался чуть заметный запах конского пота (Труайя, 2002, с. 133).
Данное имя стоит на 21-м месте по популярности в XX в. Именно в примерный год рождения этой героини, а это 1946 г., имя начинает набирать популярность (16 человек с этим именем), а резкий скачок происходит в 1963 г. (8 397 человек с этим именем) [Rapo-
port, www]. Данные сайта основаны на статистике INSEE Национального института статистики и экономических исследований (Institut national de la statistique et des etudes economiques).
Mme de Charneray (мадам де Шарнере) -мать Валерии: Sur ces entrefaites arriva Mme de Charneray, une femme sёche, exubёrante, que Jean-Marc voyait toujours avec un frisson de crainte, tant VaMrie lui ressemblait. Dressёes cote a cote, elles avaient l’air de deux images de la mёme personne, extraites d’un livre scientifi-que sur les effets du vieillissement. En baisant la main de la mёre, Jean-Marc s’inclina, le cwur serrё, devant l’avenir de la fille (Troyat, 1965, р. 128). Потом появилась госпожа де Шарне-ре, сухопарая, чрезмерно говорливая женщина, при одном виде которой Жан-Марка бросало в дрожь — настолько Валерия походила на мать. Стоя рядом, они казались двумя фотографиями одного и того же человека, взятыми из научного труда о старении организма. Целуя руку матери, Жан-Марк со сжавшимся сердцем мысленно склонился перед будущим дочери (Труайя, 2002, с. 133−134). Напомним, прилагательное dёcharnё — лишённый мяса (о кости), тощий, исхудавший, истощённый.
Что касается матери, то здесь можно сказать, что фамилия полностью отражает ее внешность.
Allegra ^ллегра) — подруга Валерии, у которой будет происходить «сногсшибательная вечеринка»: Ily aura une soi^e formidable chez Allegra (Troyat, 1965, р. 128). Имя это происходит от латинского alacer, -cris — бодрый, радостный, веселый, затем перешло в alecrus. На французском alMgre — веселый, бодрый, живой. Это имя вполне отражает ее сущность.
Michel Gattigny (Мишель Гатиньи) — приятель Валерии, о нем она говорит Жан-Марку, чтобы заставить его ревновать: Jean-Marc ёvoqua le gros gargon noiraud, brutal, taci-turne, et ёclata de rire (Troyat, 1965, р. 127). Жан-Марк вспомнил толстого, угрюмого черноволосого парня, его грубые манеры и рассмеялся (Труайя, 2002, с. 132). Причем Валерия делает упор на то, что il danse comme un dieu (Troyat, 1965, р. 127). Танцует как бог (Труайя, 2002, с. 132).
Имя Michel происходит от древнееврейского mikha’el — кто как Бог [Dauzat, 1951,
р. 433]. Напомним, что автор сам указывает, что этот персонаж танцует «как Бог». Фамилия, скорее всего, происходит от Gatignol, что означало провансальское прозвище угрюмый, хрумый, грубый [Dauzat, 1951, р. 281]. Фамилия вполне соответствует этому персонажу.
Данное имя стоит на 3-м месте по популярности во Франции в XX в. В 1947 г. был пик популярности этого имени (32 588 человек с этим именем), а это и есть приблизительный год рождения (ему примерно 18−19) этого персонажа [Rapoport, www].
Didier Coppelin (Дидье Коппелан/ Коплен)
— самый близкий друг Жан-Марка, его однокурсник на юридическом факультете. Скромный, интеллигентный молодой человек: Le front haut, le regard clair derriere des lunettes d’ecaille, la voix sourde, voilee, on le devi-nait brule par de gravesproblemes. Meme quand il riait, le fond de ses yeux etait triste (Troyat, 1965, р. 76). У него был высокий лоб, светлые глаза за очками в черепаховой оправе, глуховатый, негромкий голос- он производил впечатление человека с серьезными запросами. Даже когда он смеялся, глаза его оставались грустными (Труайя, 2002, с. 80). Дидье увлекается литературой, его кумиром является Кафка. Общаясь с ним, Жан-Марк всегда чувствует, что обогащается внутренне. Более того, он хочет быть похожим на Дидье. По мнению А. В. Суперанской, Дидо из латинского — раздавать [Суперанская, 2004, с. 166], он действительно отдает всего себя их дружбе, и Жан-Марк всегда чувствует его поддержку и участие. А. Доза считает, что Didier это вариант имени Dizier, которое происходит от латинского Desiderius (французское desire — желанный) [Dauzat, 1951, р. 202]. Фамилия Cop-pelin имеет отношение к церкви, от фамилии Chapelain — капеллан — помощник приходского священника, существует большое количество разновидностей этой фамилии, например, Capelain — нормандская форма Chapelain [Tosti, wwwjtosti]. Эти слова имеют некую фонетическую схожесть, видимо, автор решил поменять некоторые буквы, тем самым, зашифровать фамилию. Подобные фамилии носили люди почтенные и достойные, благородного происхождения.
Имя Didier стоит на 43-м месте по популярности во Франции в XX в. По произведению, примерный год рождения — 1943 (Дидье ро-
весник Жан-Марку, 20 лет), в это время данное имя начинает набирать популярность (496 человек с этим именем), в 1945 г. — 707 человек, а пик популярности приходится на 1958 г.
— 13 725 человек [Rapoport, www].
Julien РгЄШ (Жюльен Прела (т) — друг Жан-Марка и Дидье. Жан-Марк знаком с Жюлье-ном еще с лицея. Жан-Марк думает о Жюлье-не так: Parfait pour aller au cimma, Julien, pour boire un verre, pour dёbiter des blagues en riant et en se tapant les cuisses, mais, dёs qu’il s’agis-sait de remuer des idёes, quel manque d’adresse et d’invention! (Troyat, 1965, р. 76). С Жюлье-ном хорошо сходить в кино, пропустить стаканчик, поболтать о пустяках, глядя, как он хохочет и хлопает себя по коленям, но там, где требуется пошевелить мозгами, ему так недостает живости и фантазии! (Труайя, 2002, с. 80). Когда Жюльену рассказали остроты из журнала, он занес их в свою записную книжку, il ne riait pas, il hennissait, il aboyait de joie. Jean-Marc en ёtait gёnё. Un brave type, mais volant, а basse altitude, dёcida-t-il une fois de plus avec une affectueuse sёvёritё (Troyat, 1965, р. 115). Он даже не смеялся, он ржал, он выл от восторга. Его непосредственность шокировала Жан-Марка. Славный малый, но уж больно низко летает, не в первый раз подумал он с дружеским осуждением (Труайя, 2002, с. 119). Именно Жюльену нравится самая банальная из подруг мачехи. Многие обстоятельства наводят Жан-Марка на мысль
о том, что заурядность Жюльена все больше раздражает его и ему надо порвать с ним.
Aвтор отмечает и социальный статус этого персонажа, он ниже, чем у остальных знакомых Жан-Марка. Отец Жюльена — подрядчик в строительной фирме. Из всех друзей Жан-Марка, Даниэль (его брат) любит именно его: Didier posait, а l’intellectuel songeur et antis-portif, tandis que Julien, lui, ёtait nature. Il ap-prёciait les calembours de Daniel, mёme quand ils n^taient pas de premiёre fratcheur (Troyat, 1965, р. 215). Дидье корчит из себя интеллектуала, а Жюльен держится просто и естественно. Ему нравятся каламбуры Даниэля, даже когда они не первой свежести (Труайя, 2002, с. 220).
Имя Julien происходит от латинского Julius, рожденный в июле месяце, имя это стало популярным благодаря Юлию Цезарю. Фамилия РгЄШ — говорящая, скорее всего, выдума-
на автором, p^lat (прелат) — титул, присваиваемый в католической и англиканской церкви лицам, занимающим высшие должности. Имя и фамилия этого персонажа достаточно высокие по статусу, а в реальности его статус намного ниже. Aвтор показывает контраст между именем, фамилией героя и его сущностью.
Имя Жюльен стоит на 27-м месте по популярности во Франции в XX в. Примерный год рождения — 1945 (Жюльен ровесник Жан-Марку, 20 лет), в 1946 г. имя начинает набирать популярность (420 человек). Можно отметить стабильную популярность этого имени с 1940 по 1965 гг. [Rapoport, www].
По авторскому замыслу два самых близких друга Жан-Марка носят фамилии, относящиеся к церкви, но один из них является положительным персонажем, а другой — отрицательным.
Hubertel (Юбертель) — приятель Жан-Марка, однокурсник: Ilavaitpassё l’aprёs-midi, а potasser son droit civil avec Hubertel, un cui-narade de FacuM qui, sans valoir Didier Cop-pelin, ёtait un bon coёquipier pour les ёtudes au forcing (Troyat, 1965, р. 177). Целый день Жан-Марк просидел над учебниками по гражданскому праву вместе со своим сокурсником- Юбертелю, конечно, было далеко до Дидье, но для зубрежки он оказался вполне подходящим напарником (Труайя, 2002, с. 181).
Имя Hubertel вариант Hubert, имеет германское происхождение, от Hugberht: Hug -ум, и berht — блестящий, великолепный [Dauzat, 2001, р. 333]. Даже этот «блестящий ум» не может сравниться с Дидье.
Имя стоит на 131-м месте по популярности в XX в., а в 1945—1946 гг. оно находилось в стабильно возрастающей популярности (900-
1 237 человек), это примерный год рождения данного персонажа [Rapoport, www].
Cwurloyau (Керлуайо) — преподаватель Жан-Марка и Дидье по практическим занятиям на юридическом факультете: Cwurloyau, pour le civil, jeune magistrat sec et distant, а la parole tranchante (Troyat, 1965, р. 75). Керлу-айо, молодой судья, высокомерный, сухой и резкий, вел семинар по гражданскому праву (Труайя, 2002, с. 80). Жан-Марк и Дидье сходятся в мнении о том, что Керлуайо — человек мыслящий (Там же). … le premier avait l^tofe d’un «maitre apenser (Troyat, 1965, р. 76). Фамилия эта составлена автором из двух фран-
цузских слов: с& amp-т — сердце и loyau — вокализованная форма от loyal — верный, преданный, т. е. искренний человек, с благородным сердцем, в данном случае преданный своему делу (этот персонаж — преподаватель).
Каждый антропоним тщательно продуман автором, каждый несет определенный смысл, создает персонаж, облачает в оболочку, читатель незаметно для себя представляет образ героя именно так, как этого хочет сам писатель.
Данные проведенного анализа этих имен показали, что в своем романе писатель далеко не случайно использовал имена или набирающие популярность, или находящиеся на пике популярности по статистическим данным, безусловно, писатель старался учитывать реальную ситуацию популярности имен во Франции и стремился как можно ближе и ярче показывать реальную жизнь. Можно сказать, что A. Труайя прекрасно использовал имена персонажей и как хронотопы социума, времени и этнического пространства.
Библиографический список
1. Бакастова, Т. В. Имя собственное в художественном тексте I Т. В. Бакастова II Русская ономастика: сб. науч. тр. — Одесса: ОГУ 1984.
2. Ермолович, Д. И. Имена собственные на стыке языков и культур I Д. И. Ермолович. — М.: Р. Валент, 2001.
3. Калинкин, В. М. Поэтика онима I В. М. Калинкин. -Донецк: Юго-Восток, 1999.
4. Карпенко, Ю. А. Специфика ономастики I JO.A. Карпенко II Русская ономастика: сб. науч. тр. — Одесса: ОГУ, 1984. — C. 3−16.
5. Ковалев, Г. Ф. Писатель. Имя. Текст I Г. Ф. Ковалев. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2004.
6. Никонов, В. А. Имя и общество I ВА. Никонов. -М.: Наука, 1974.
7. Рецкер, Я.И. Французско-русский фразеологический словарь I Я. И. Рецкер. — М.: Изд-во ин. и нац. словарей, 1963.
8. Рылов, Ю. А. Имена собственные в европейских языках. Романская и русская антропонимика: курс лекций по межкультурной коммуникации I ЮА. Рылов. — М.: ACT: Восток-Запад, 2006.
9. Суперанская, А. В. Общая теория имени собственного I A^. Суперанская. — М.: Наука, 1973.
10. Суперанская, А. В. Словарь личных имен I A^. Суперанская. — М.: Эксмо, 2004.
11. Фонякова, О. И. Имя собственное в художественном тексте I О. И. Фонякова. — Л.: ЛГУ, 1990.
12. Bosredon, B. Le Cluny, le Champollion: d’un emploi non prototypique de nom propre modifie I B. Bosre-
don, O. Guerin // Langue frangaise. — Juin 2005. -№ 146. — P. 9−22.
13. Buchi, E. De la description definie au nom propre de personne: sur un apport possible de l’anthropony-mie historique a la theorie du nom propre modifie / E. Buchi, A. Wirth // Langue frangaise. — Juin 2005. -№ 146. — P. 23−38.
14. Dauzat, A. Dictionnaire etymologique des noms de famine et prenoms de France / A. Dauzat. — Paris: La-rousse, 2001.
15. Mulon, M. L’onomastique francaise. Bibliographie des travaux publies de 1960 a 1985 / M. Mulon. — Paris, 1987.
16. Nicole, E. L’onomastique litteraire I E. Nicole II Poeti-que. — № 54. — avril. — Paris, 1993. — Р. 233−235.
17. Rapoport, S. L’Officiel des prenoms [Electronic resource]! S. RapoportI — 2009. — URL: www. meilleurs-prenoms. com.
18. Tosti, J. Dictionnaire des noms de famille de France et d’ailleurs [Electronic resource]I J. Tosti. — URL: www. jtosti. comIindexnoms. htm.
Список источников примеров
1. Труайя, А. Семья Эглетьер I A. Труайя- пер. Н. Столяровой. — М.: СЛОВО, 2002.
2. Troyat, H. Les Eygletiere I H. Troyat. — Paris: Flam-marion, 1965.
УДК 81−26 ББК 81. 07
Н.Г. Корнаухова
перевод vs. версия: виды манипуляции в художественном переводе
В современной теории перевода на смену традиционному представлению о переводчике как инструменте приходит представление о переводчике как личности, что поднимает вопрос о существовании воздействия со стороны переводчика на получателя перевода. В данной статье на примере таких явлений как «гоблинские» переводы и переводы студии «Кураж-Бамбей» предпринимается попытка дать классификацию видов переводческой манипуляции, исходя из положений диалогической концепции перевода Д. Робинсона.
Ключевые слова: киноперевод- манипуляция- личность переводчика- версия- виды манипуляции
N.G. Kornaukhova
TRANSLATION VS. VERSION: MANIPULATION TYPES IN LITERARY TRANSLATION
Whereas traditionally a translator/ interpreter was considered a machine rather than a human being, modern theory of translation regards him or her as a personality. This raises a problem of the translator/interpreter's influence on the receptor. The paper touches upon the issue of manipulation in translation and classification of manipulation types taking the dialogical conception of translation by D. Robinson as the theoretical foundation. The «goblin's translations» and the «Kuraj-Bambey» studio translation are to illustrate the main ideas.
Key words: film translation- manipulation- translator’s/ interpreter’s personality- version- types of manipulation
Многими теоретиками перевода в последнее время поднимается вопрос о роли переводчика и этической составляющей процесса перевода. На смену традиционному представлению о переводчике-инструменте приходит представление о переводчике-личности, что поднимает целый ряд вопросов о принципиальной множественности интерпретации текста оригинала, о комплексности процесса
принятия переводческого решения, о проблеме оценки перевода и о том, что можно считать переводом как таковым.
Современные концепции перевода значительно расширяют горизонты исследователя, предлагая новые толкования ключевых понятий переводоведения. Так, при выборе аспекта исследования и иллюстративного материала за основу были приняты позиции когнитив-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой