Арабо-персидские источники по истории общественно-правовых взаимоотношений в Волжской Болгарии домонгольского периода

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2014. № 1(35)
УДК 34(091) (470. 41)
АРАБО-ПЕРСИДСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННО-ПРАВОВЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В ВОЛЖСКОЙ БОЛГАРИИ ДОМОНГОЛЬСКОГО ПЕРИОДА
© Ф. Ш. Хузин, А.Р. Мухамадеев
В статье анализируются сведения средневековых арабо-персидских авторов, касающиеся общественно-правовых взаимоотношений в Волжской Болгарии. Указанные источники позволяют выявить семейно-брачные, наследственные, земельные, налоговые, торговые и прочие отношения, а также систему преступлений и наказаний, судопроизводства в булгарском обществе.
Ключевые слова: Волжская Болгария, Хазарский каганат, правовые отношения, обычаи, источники истории права, арабо-персидские источники.
В последние десятилетия заметно активизировались исследования истории Волжской Бул-гарии домонгольского времени — одного из развитых средневековых государств Восточной Европы. Об этом свидетельствуют большое количество публикаций, прежде всего монографических трудов, посвященных отдельным проблемам истории и культуры домонгольских болгар [1- 2- 3- 4- 5- 6 и др.]. Событием в булгароведе-нии стал выход в 2006 г. второго тома «Истории татар с древнейших времен», где нашли отражение результаты многолетних исследований в области экономики (сельского хозяйства, ремесла и торговли), градостроительства, вооружения и военного дела, общественных отношений, международных связей, духовной культуры населения [7]. На этом фоне наглядно ощущается отсутствие работ, посвященных изучению правовой системы и судопроизводства в Волжской Болгарии. Причиной тому является слабая источниковедческая база, не позволяющая с должной полнотой реконструировать систему уголовно-правовых отношений в болгарском обществе Х — начала XIII вв. Однако, на наш взгляд, тщательное изучение письменных памятников различного происхождения дает некоторую возможность выявить интересные и немаловажные детали, факты, способствующие решению поставленных нами задач.
Понятие «источники права» следует отличать от понятия «источники истории права». В отличие от первых, под источниками истории права подразумеваются те исторические свидетельства, из которых почерпаются данные или сведения о состоянии государства и права в ту или иную историческую эпоху. Это — источники для научно -го изучения истории права. Несмотря на разный объем и разброс информации по интересующему нас вопросу, а также некоторую косвенность части из них, источники по истории обществен-
но-правовых взаимоотношений Волжской Болгарии можно подразделить на несколько категорий. Наиболее интересными, ценными и относительно подробными среди них являются сведения средневековых арабо-персидских авторов.
Ценные сведения о государственно-правовых взаимоотношениях в Волжской Болгарии рубежа 1Х-Х — начала Х вв. содержит энциклопедическое сочинение Ибн Русте (Абу-Али Ахмад ибн Омар ибн Русте) под названием «Книга драгоценных сокровищ». В этом труде знаменитого арабского географа наряду со сведениями о хазарах, буртасах, русах, славянах и мадьярах, собранными им при устной беседе с побывавшими на Волге восточными купцами и путешественниками, имеются интересные подробности и о жизни волжских болгар [8].
Разногласия о времени написания сочинения Ибн Русте, некоторое время существовавшие в историографии, были разрешены в пользу его издателя Д. А. Хвольсона, полагавшего, вопреки мнению его оппонента А. Я. Гаркави [9: 261], что оно было создано раньше, чем «Записки» Ибн Фадлана, скорее даже до 913−914 годов [8: 3−8]. Академик И. Ю. Крачковский считал временем составления многотомного труда Ибн Русте период между 903−913 годами [10: 212]. Эта точка зрения, поддержанная российскими и зарубежными востоковедами, окончательно утвердилась в науке.
Ибн Русте оставил ценные сведения о языческих обрядах волжских болгар, об их взаимоотношениях с соседними народами (хазарами, ру-сами, буртасами), торговой пошлине с купеческих судов, податях и налогах, торговых операциях (меновая торговля) и т. д., которые в ряде случаев существенно отличаются от более поздних сообщений Ибн Фадлана. Он описывает статус и положение кагана в Хазарии, право возлагать на своих богатых подданных обязанность
поставлять в его войско всадников в соответствии с их имущественным положением, упоминает о его праве распоряжаться податями, определенной частью военной добычи и пр.
Одним из основных источников по истории общественно-правовых взаимоотношений Волжской Болгарии является отчет посольства багдадского халифа ал-Муктадира, составленный его секретарем Ибн Фадланом (Ахмад ибн ал-Аббас ибн Рашид ибн Хаммад ибн Фадлан). В своем отчете о поездке на Среднюю Волгу Ибн Фадлан описал нравы, обычаи и быт волжских болгар, хазар, гузов, русов и других народов Поволжья, Приуралья и Средней Азии. Лично побывавший в Волжской Болгарии в 921−922 годах, и наблюдавший за образом жизни булгар, он оставил неоценимые сведения о нормах обычного права, применяемых среди них. Например, его свидетельства о нормах семейно-брачного, наследственного права, системе преступлений и наказаний, принципах и формах налогообложения, торговли (меновая и немая торговля) и таможенных пошлин зачастую становятся единственными историческими источниками по истории общественно-правовых взаимоотношений Волжской Болгарии. Кроме того, сообщения Ибн Фадлана дают общее представление о политическом строе, общественно-политических отношениях внутри государства, полномочиях и степени власти правителя, положении женщин в обществе и т. д. Записки Ибн Фадлана дают не только больше сведений, чем сообщения других авторов, но и позволяют делать исследователям определенные выводы. Так, А. П. Ковалевский, скрупулезно изучив сообщения арабского посла, сделал вывод о наличии у волжских болгар частной собственности и т. д. [11: 28].
Много внимания Ибн Фадлан уделяет и правовым нормам, обычаям хазар, в частности, способам и пределам правления кагана и его «заместителей» — каган-бека, кундур-кагана, джавшы-гыра, об их взаимоотношениях с подданными. Из его сведений можно получить представление о судебной власти и принципах судопроизводства в государстве, о некоторых видах преступлений (в частности, воинских) и наказаниях за них и т. д. Сведения по хазарам мы также можем отнести к прямым источникам по истории общественно-правовых взаимоотношений волжских болгар, т. к. последние состояли с хазарами в отношениях сюзеренитета-вассалитета, т. е. находились под их властью, в их правовом поле.
В «Книге путей и государств» ал-Истахри (Абу-Исхак ал-Фариси ал-Истахри), писавшего по некоторым сведениям в 930−933 гг., и Ибн Хаукаля (Абу-л-Касим Мухаммад ибн Хаукаль
ан-Насиби), впоследствии дополнившего его новыми наблюдениями, содержатся сведения о торговых взаимоотношениях и интересах булгар-ской знати и купцов. Авторы показывает их попытку наладить и сохранить за собой право монополии в прямых торговых операциях с мордовскими племенами и отвадить предприимчивых конкурентов (в частности, арабов) от непосредственных торговых сношений с ними. У ал-Истахри имеется также сообщение о наложении дунайскими болгарами дани на пограничные области Византийской империи [7: 745−752]. О товарах и специфике торговых отношений с мордовскими племенами упоминает в своей «Книге видов стран» арабский географ Абу-Зайд Ахмед ибн Сахл ал-Балхи (ум. в 934 г.) [8: 193, 219, 276].
Сведения, касающиеся языческих верований, обычаев и нравов волжских болгар, можно встретить у ал-Ма'-суди (Абу-л-Хасан Али ибн Хусейн ал-Ма'-суди), писавшего в 947−956 гг. В его произведении «Золотые копи и россыпи самоцветов», известном также под названием «Золотые луга», кроме обширных сведений о русах, славянах, хазарах, гузах и пр., содержатся данные об общественно-правовых взаимоотношениях, торговых связях болгар, в том числе и дунайских («бурджане») [7: 710−713]. Для нас особенно ценны его сообщения о преступлениях и наказаниях, существовавших в языческой Дунайской Болгарии (военные преступления, наказания рабов), некоторых формах налогообложения, наследственных взаимоотношениях. Вместе с тем неправильно думать о дунайских болгарах Х в. как язычниках — в это время их основная масса была уже православными христианами. Как указывал Гаркави, неверно также включение «бурд-жан» в число народов, воюющих с хазарами, как это делает ал-Масуди.
О наличии в Хазарском каганате своих законов и судей, осуществляющих правосудие исходя из религиозных особенностей населения (мусульманских, еврейских, христианских и языческих), говорит в своей «Книге лучшего разделения в познании климатов» ал-Мукаддаси (Шем-седдин Абу Абдаллах Мухаммед ибн Ахмед ал-Мукаддаси), писавший в 985−986 годах [9: 282]. Если волжские болгары во времена ал-Масуди (ум. в 956 г.), хотя и во многом формально, но все еще оставались в сфере государственно-правового влияния каганата, то ко времени написания книги ал-Мукаддаси князь Святослав и печенеги практически уничтожили единое Хазарское государство. Об этом пишет и сам ал-Мукаддаси: «Затем слышал я, что племя…, которое зовется Русь, нашествовало на них и овладе-
ло их страною» [9: 282]. Ал-Мукаддаси не говорит о верховенстве у хазар мусульманских законов, хотя политическая обстановка в стране способствовала именно этому, т.к. после похода Святослава беззащитную территорию Хазарии начали опустошать гузы. Кагану пришлось обращаться за помощью в Хорезм, который обещал помощь ему лишь в случае официального принятия ислама. Интересны сообщения автора о порядке разрешения судебных дел у русов: «Когда их царь решает дело между двумя тяжущимися и оба они недовольны решением, то царь говорит: решайте дело мечами вашими! И чей меч острее, тот и выигрывает» [9: 283]. Точно такие же сведения о торговых интересах булгар и наложении дани дунайскими болгарами византийских областей сообщает Ибн Хаукаль в своей вышеупомянутой «Книге путей и государств».
В известиях арабского географа XI столетия Абу Обейд Абдаллах ал-Бекри (ум. в 1094 г.), жившего в Испании, кроме общих данных о волжских болгарах содержится информация о нормах права дунайских болгар, хазар и буртас. Никогда не покидавший Испанию ал-Бекри пользовался многочисленными источниками, существовавшими в то время. Все же, по мнению ученых, самую капитальную часть его известий составляют неизвестные до сих пор записки Ибрагима ибн Йакуба Израильтянина [12: V]. Относительно языческих дунайских болгар ал-Бекри сообщает об их правителе, порядке управления и осуществления им правосудия, а также последствиях мирных отношений с Византией (даннические отношения). Он упоминает о принципах подсудности судей Хазарского каганата и наличии у буртас стад скота и обширных пашен как собственности, замечает некоторые особенности норм их семейно-брачного права. Ал-Бекри, кстати, сведения о «бурджанах» — дунайских болгарах заимствовал, с сокращениями и некоторыми изменениями, у ал-Ма'-суди. У него также имеются данные о структуре и принципах (верховенство исламских законов и судей над другими формами судопроизводств и т. д.) судебной системы Хазарского каганата [12: 146−147].
Бесстрашный путешественник, богатый торговец и миссионер ал-Гарнати (Абу Хамид Му-хаммад ибн Абдрахим ал-Гарнати ал-Андалуси), посетивший Волжскую Булгарию дважды, в 1135—1136 и 1150 годах, В своих трудах «Ясное изложение некоторых чудес Магриба» и «Подарок умам и выборка диковинок» он дает обширные сведения о Волжской Болгарии и ее населении. Несмотря на то, что ал-Гарнати посетил страну уже в мусульманский период ее развития, он пишет о торговых взаимоотношениях, формах
и правилах торговли с народами Севера, сформированных еще в доисламской Булгарии (немая торговля), т. е. на основе обычного права. Сообщается и о наказаниях за уголовные преступления по обычному праву [13: 32−34, 37, 58]. Вместе с тем ал-Гарнати упоминает и об элементах исламского права у булгар, например, сообщается о наличии в их стране мусульманских судей, о факте уплаты буртасами хараджа и т. д.
Важные, а в некотрых случаях и совершенно оригинальные сведения по истории торговли Поволжья и Приуралья домонгольского времени, в т. ч. об особенностях, принципах и способах торговых взаимоотношений волжских болгар с северными народами вису и йура, имеются сведения у Абу Райхана ал-Бируни (973−1048 гг.), ал-Марвази (1120−1121 гг.), ал-Идриси (ок. 1100 -ок. 1165 гг.), Йакута ал-Хамави (1179−1229 гг.), а также у более поздних авторов Закарийа Казвини (1203−1283 гг.), Ибн Баттуты (XIV в.), аль-Омари (XIV в.), Мубарак-шаха (ум. после 1206 г.) и др.
К персидским источникам относится анонимная среднеазиатская география Х в. — сочинение «Худуд ал-алам» («Границы мира») анонимного автора, созданное в 982−983 гг. В нем содержатся сведения о торговле, товарах и имуществе волжских болгар («владельцы палаток и шатров», «достояние их — меха куницы» и пр.), подчеркивается, что в городах Булгар и Сувар все жители — мусульмане и все они «борцы за веру» [14: 38].
В сочинении Абу Саида ибн Мухаммада ал-Гардизи (XI в.) описываются торговые сношения (меновая торговля) волжских болгар с хазарами, особенности податных отношений в части предметов налогообложения, сообщается, например, что «когда какой-либо муж берет жену, царь от каждого берет по лошади"[14: 32] и др. Он о мехах куницы говорит не только как об имуществе, но и как средстве платежа, обмена. Текст Гарди-зи содержит сведения о языческих семейно-брачных отношениях мадьяр. Также имеются ряд деталей наследственного права русов, отличающихся от известий других авторов [14: 83] и т. д.
Таким образом, мы можем констатировать, что арабо-персидские источники являются одними из основных источников по изучению истории волжских болгар домонгольского периода, в т. ч. их общественно-правовых взаимоотношений. Самыми подробными и вызывающими интерес из них можно назвать сведения Ибн Русте, Ибн Фадлана и ал-Гарнати.
1. Казаков Е. П. Культура ранней Волжской Болгарии: этапы этнокультурной истории. — М.: Наука, 1992. — 335 с.
2. Измайлов И. Л. Вооружение и военное дело Волжской Булгарии Х — начала XIII вв. — Казань- Магадан, 1997. — 212 с.
3. Хузин Ф. Ш. Булгарский город в Х — начале XIII вв. — Казань: Изд-во «Мастер-Лайн», 2001. — 480 с.
4. Гагин И. А. Волжская Булгария: очерки истории средневековой дипломатии (Х — первая треть XIII вв.). — Рязань, 2004. — 236 с.
5. Давлетшин Г. М. Очерки по истории духовной культуры предков татарского народа. — Казань: Тат. кн. изд-во, 2004. — 431 с.
6. Руденко К. А. Волжская Булгария в XI — начале XIII вв.: поселения и материальная культура. -Казань: РИЦ «Школа», 2007. — 244 с.
7. История татар с древнейших времен в семи томах. Т. II. Волжская Булгария и Великая степь. -Казань: Изд-во «РухИЛ», 2006. — 960 с.
8. Хвольсон Д. А. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадъярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда бен Омара Ибн-Даста, неизвестного доселе арабского писателя начала Х века, по рукописи
Британского музея. — СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1869. — 200 с.
9. Гаркави А. Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII века до конца Х века по Р.Х.). — СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1870. — 308 с.
10. Крачковский И. Ю. Арабская географическая литература / Избр. соч. Т. IV. — М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1957. — 920 с.
11. Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921−922 гг. Статьи, переводы и комментарии. — Харьков: Изд-во Харьков. гос. ун-та, 1956. — 348 с.
12. Куник А. Розен В. Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. Часть 1. — СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1878. — 192 с.
13. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную Европу и Центральную Европу (1131−1153 гг.) / Публикация О. Г. Большакова, А. Л. Монгайта. — М.: Наука, 1971. — 135 с.
14. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Том II. Булгары, мадьяры, народы Севера, печенеги, русы, славяне. — М.: Наука, 1967. — 213 с.
ARAB-PERSIAN SOURCES ON THE HISTORY OF SOCIAL AND LEGAL RELATIONS IN VOLGA BULGARIA OF THE PRE-MONGOL PERIOD
F. Sh. Khuzin, A.R. Mukhamadiev
The article analyzes the information of medieval Arab-Persian authors concerning social-legal relations in Volga Bulgaria. These sources allow to identify family and marriage, inheritance, land, tax, trade and other relations, as well as the system of crimes, penalties, and legal proceedings in Bulgar society.
Key words: Volga Bulgaria, Khazar kaganat, legal relations, customs, sources of law history, Arab-Persian sources.
1. Kazakov E.P. Kul'-tura rannej Volzhskoj Bolgarii: e'-tapy e'-tnokul'-turnoj istorii. — M.: Nauka, 1992. -335 s. (In Russian)
2. Izmajlov I.L. Vooruzhenie i voennoe delo Volzhskoj Bulgarii X — nachala XIII vv. — Kazan'-- Magadan, 1997. — 212 s. (In Russian)
3. Xuzin F. Sh. Bulgarskij gorod v X — nachale XIII vv.
— Kazan'-: Izd-vo «Master-Lajn», 2001. — 480 s. (In Russian)
4. Gagin I.A. Volzhskaya Bulgariya: ocherki istorii srednevekovoj diplomatii (X — pervaya tret'- XIII vv.).
— Ryazan'-, 2004. — 236 s. (In Russian)
5. Davletshin G.M. Ocherki po istorii duxovnoj kul'-tury predkov tatarskogo naroda. — Kazan'-: Tat. kn. izd-vo, 2004. — 431 s. (In Russian)
6. Rudenko K.A. Volzhskaya Bulgariya v XI — nachale XIII vv.: poseleniya i material'-naya kul'-tura. — Kazan'-: RIC «Shkola», 2007. — 244 s. (In Russian)
7. Istoriya tatar s drevnejshix vremen v semi tomax. T. II. Volzhskaya Bulgariya i Velikaya step'-. — Kazan'-: Izd-vo «RuxIL», 2006. — 960 s. (In Russian)
8. Xvol'-son D.A. Izvestiya o xozarax, burtasax, bolga-rax, mad& quot-yarax, slavyanax i russax Abu-Ali Axmeda ben Omara Ibn-Dasta, neizvestnogo dosele arabskogo pisatelya nachala X veka, po rukopisi Britanskogo muzeya. — SPb.: Tip. Imperatorskoj Akademii nauk, 1869. — 200 s. (In Russian)
9. Garkavi A. Ya. Skazaniya musul'-manskix pisatelej o slavyanax i russkix (s poloviny VII veka do konca X veka po R.X.). — SPb.: Tip. Imperatorskoj Akademii nauk, 1870. — 308 s. (In Russian)
10. Krachkovskij I. Yu. Arabskaya geograficheskaya literatura / Izbr. soch. T. IV. — M.- L.: Izd-vo AN SSSR, 1957. — 920 c. (In Russian)
11. Kovalevskij A.P. Kniga Axmeda ibn-Fadlana o ego puteshestvii na Volgu v 921−922 gg. Stat'-i, perevody i kommentarii. — Xar'-kov: Izd-vo Xar'-kov. gos. un-ta, 1956. — 348 s. (In Russian)
12. Kunik A. Rozen V. Izvestiya al-Bekri i drugix avtorov o Rusi i slavyanax. Chast'- 1. — SPb.: Tip. Imperatorskoj Akademii nauk, 1878. — 192 s. (In Russian)
13. Puteshestvie Abu Xamida al-Garnati v Vostochnuyu 14. Zaxoder B.N. Kaspijskij svod svedenij o Vostochnoj
Evropu i Central'-nuyu Evropu (1131−1153 gg.) / Evrope. Tom II. Bulgary, mad'-yary, narody Severa,
Publikaciya O.G. Bol'-shakova, A.L. Mongajta. — M.: pechenegi, rusy, slavyane. — M.: Nauka, 1967. — 213
Nauka, 1971. — 135 s. (In Russian) s. (In Russian)
Хузин Фаяз Шарипович — член-корреспондент АН РТ, доктор исторических наук, заведующий отделом средневековой археологии Института археологии АН РТ.
420 012, Казань, ул. Бутлерова, 30. E-mail: khuzinfayaz@mail. ru.
Khuzin Fayaz Sharipovich — Doctor of History, Tatarstan Academy of Sciences (TAS) Corresponding Member, the Institute of Archaeology TAS.
30 Butlerov Str., Kazan, 420 012, Russia. E-mail: khuzinfayaz@mail. ru.
Мухамадеев Алмаз Раисович — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани А Н РТ.
420 014, Казань, Кремль, подъезд 5. E-mail: almazrm42@mail. ru.
Mukhamadеev Almaz Raisovich — PhD in History, Senior Researcher, the Institute of History named after Sch. Marjani, Tatarstan Academy of Sciences.
Porch 5, Kremlin, Kazan, 420 014, Russia. E-mail: almazrm42@mail. ru.
Поступила в редакцию 28. 02. 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой